Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Издательство

    Магазин

    Кино

    Журнал

    Амнуэль

    Мастерская

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    Меридиан 1-3

    Меридиан 4

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Издательство фантастики 'Фантаверсум'

Рейтинг@Mail.ru




Аристарх  Злобин

Закон Мерабяна

    Солнце, еще багровое, пузырем выползало из черной кромки горизонта. Небо быстро светлело, но над землей все еще оставалась легкая, подернутая ночным холодком завеса дремы. Где-то вдали робко затянула утреннюю трель какая-то ранняя пичуга.
     Мали лежал с открытыми глазами, окна веранды были распахнуты, и прозрачный тюль занавесок раскачивался в такт ветерка.
     К далекой пичуге подключились еще одна, и вскоре птичий звон разлился над просыпающимся миром.
     В доме, где еще сохранялась относительная тишина, тихо пропиликал будильник - это для Анны. Она собиралась рано утром съездить в город, а Мали пообещал ее подбросить - значит, следует подниматься.
     Бросив взгляд на чистое небо с разливающейся лазурью, он вздохнул и скинул ноги с кровати.
     Прохладный душ, легкое чистое белье и горячий завтрак - что еще надо, чтобы почувствовать себя хорошо.
     От завтрака оторвал зуммер видеовызова. Промокнув губы салфеткой, Мали пультом включил экран. Возникло озабоченное лицо Мерабяна, бессменного директора Службы, под руководством которого Мали проработал около десяти лет.
     - Здравствуй, Деан, - сказал Мерабян, пожевав губами.
     Мали удивился - его никто, даже Анна, не называл по имени уже лет пятнадцать.
     - Здравствуй, Артур, - вспомнил Мали имя Мерабяна.
     - Деан, произошли события особой важности. Прошу тебя подъехать сегодня в офис, - с какой-то мольбой в голосе проговорил Мерабян.
     - Артур, эту превшую всем тему мы поднимали неоднократно. Служба не смогла ничего сделать. Зачем вновь ворошит старое? - резко отметил Мали. Воспоминания, которые оказались разбуженными нежданным звонком, вскрыли старые рубцы.
     - Мне осталось два года, и я постараюсь провести их с любимым человеком.
     - Я знаю, Деан, - сказал Мерабян, - Но... твое присутствие сегодня просто необходимо!.. Я тебя очень прошу приехать!..
     Изображение погасло, не ожидая ответа Мали.
     Вот так! Вот так разрушается легкое равновесие, которое выстраиваешь своими руками, пока одним прекрасным утром щупальце из прошлого начинает свой танец, чтобы закрутить в водовороте и утащить на дно воспоминаний...
     - Мали, милый, завтрак стынет! - окликнул голос Анны.
    
     ***
    
     Машина свернула с проспекта на небольшую улочку, ведущую к блеклому зданию Службы, въехала на стоянку и встала рядом с красным фургончиком выездной бригады поиска.
     Сколько на таком наколесил Мали? Надо обязательно заскочить к ребятам, поговорить.
     Его никто не встретил.
     Он вошел в вестибюль, посмотрел на выключенный глаз сканера охраны, и прошел к лифтам, благо хоть лифты работали – у Службы наступили не лучшие деньки.
     Кабинет Мерабяна находился на четырнадцатом этаже, вид на город с этой высоты замечательный. В кабинете, вокруг подковообразного стола расположились Карл, Рудик Петров и сам господин директор.
     Мали прошел к воздушным креслам и, усевшись, буркнул:
     - Зачем позвали?
     - Угощайся, - указал Мерабян на столик с напитками и фруктами.
     Мали ничего не ответил и Артур понял:
     - Деан, мы скорбим о тех, кто погиб. Поверь, для нас, для тех, кто может решить эту задачу смерти, гибель любого человека - действительно тяжелая утрата!.. Закон жесток для всех! Он не знает ни рангов, ни различий! Но надо действовать, Деан! Есть варианты! Математики во главе с Карлом рассчитали модель, способную противостоять Закону.
     Мали продолжать молчать. Математики на то и математики, чтобы рассчитывать. У Карла целый отдел, чтобы считать. А что толку? Закон Мерабяна забрал всех, кто был на пути к его разгадке. Кто там следующий? Кто там возглавляет группы поиска? Или сам Карл? А может уважаемый директор? Служба исчерпала себя. А потому какой смысл искать в небе журавлей, может стоит ценить то, что имеешь?
     - Деан, ты слушаешь? - вернул к действительности возглас директора Службы.
     Мерабян внимательно смотрел на Мали, затем кивнул в сторону Карла и сказал:
     - Карл рассчитал временной пробой в зоне Индонезийского треугольника с выходом в мир Земля-3. Ты знаком с миром Земля-3?
     Мали кивнул.
     - Так вот, на Земле-3 родился человек - наши математики просчитали его модель, - он идеально подходит под условия задачки!
     Батюшки, да господин директор пребывает в приподнятом настроении - неужели действительно накопали что-то серьезное?!
     - Деан, в мире Земля-3 этого человека зовут Деан Мали.
     Тут Мали стало душно.
     - Сканер показал, что Деан Мали из Земли-3 - твой реальный двойник. После окончания школы Деан Мали, житель Земли-3, поступил не на факультет территориального контроля, а на архитектурный - у него выявились достаточно серьезные способности к многомерному проектированию.
     Мали облизал губы.
     - Вы спятили! - прошептал он. Картина вырисовывалась страшная: в Мир Земля-3 отправиться экспедиция, чтобы взять анализ ДНК у двойника Мали.
     - Вы окончательно спятили! - повторил Мали.
     - Деан, у нас нет выбора, - сказал Рудольф, - ты должен понять нас. Вспомни: погибло уже семь наших работников. А сколько людей по всей планете? Нам надо остановить эту статистику!
     Мали поднялся и сказал:
     - Я пойду, пожалуй...
    
     Машина Мали выскочила на проспект, пронеслась по скоростной полосе и остановилась напротив супермаркета, где уже ожидала Анна.
     - Представляешь, милый, кого я встретила? - воскликнула она, усевшись рядом с Мали, - ни за что не поверишь!..
     Но Мали не слушал, в ушах звенели последние слова Рудольфа. Рудика Петрова, начальника группы контроля. Ах, Рудик, Рудик, легко раскидываться словами о чужих смертях!..
     Когда они уже подъезжали к дому, Мали сказал:
     - Анна, я должен буду уехать на пару дней.
     Анна не ответила.
     Она плотно сжала губы, чуть прищурила глаза и молча смотрела вперед себя. Она всегда себя так ведет, когда обижается.
    
     ***
    
     Мали шел за маленьким юрким человечком, который вызвался быть их проводником к пробою, естественно, за хорошее вознаграждение.
     Узкие сколькие тропы сетью покрывали крутые горы, одна из них вела к сухонькому болотцу в местечке Бивар. Солнце палило нещадно, приходилось поминутно смахивать пот со лба и щек.
     Служба действительно переживала не лучшие дни: кто погиб, кто ушел – осталось лишь несколько человек. Кто-то из математиков, кто-то из контролеров, из группы поиска не осталось никого.
     За Мали, тяжело дыша, двигался Рудик, решивший лично проводить Деана в мир Земля-3. С Рудиком Деан когда-то начинал работать, тогда все казалось правильным: и глобальные поиски решения, и бурные обсуждения после.
     В другой раз Мали предпочел бы за честь идти в малоизведанный мир, но сейчас тяжелые предчувствия угнетали его.
     Перед уходом в пробой прощаться не принято, поэтому Мали поддавшись силе этих суеверий, просто нырнул в зыбкую струю пробоя. На секунду лицо и ладони охватила холодная маска чужого воздуха, и тут же Мали оказался в самом умиротворенном месте, из тех, в которых он бывал. Дышащее влагой озеро, хвойный запах небольшого лесочка. Атмосфера покоя и благодушия.
     Но идиллия длилась недолго.
     Что-то хлопнуло, а в ухо рявкнул голос Рудольфа: «Пригнись!».
     Деан мгновенно растянулся на земле, прислушиваясь.
     После хлопка наступила звенящая тишина, Мали затаил дыхание, но никаких звуков больше не было.
     «Отбой!», - сказал Рудик.
     И Мали, отплевываясь от земли и сосновых иголок, поднялся на ноги.
     «Что случилось?» - подумал он.
     «Похоже, что сработала хлопушка. Такие хлопушки брызгают паралитиком. Своеобразные капканы для диких животных и незваных гостей. - Ответил Рудик, - если будешь внимательным, больше не придется землю нюхать».
     «Тебя бы самого сюда, нюхач», - незлобно парировал Мали.
     «Ты же знаешь, пробой пропускает только одного человека…», - протянул было Рудик. А еще Деан знал, что медики забраковали Рудика – сердце невыдержить скачков по мирам.
     Мали двигался медленно, в его планы не входило быть увиденным посторонними людьми. Деану необходимо было идти по маршруту, разработанному группой поиска к дому, где проживает Мали-2.
     «Нам достаточно будет его волоса, - говорил Мерабян, - главное, чтобы это был именно его волос». А Мали усмехался, придумывая фразы, чтобы выпросить волос у двойника.
     Спустя час Мали вышел к небольшому городку, где проживал Мали-2.
     Мали шел, крутил головой по сторонам, стараясь отследить возможное появление опасностей, но при этом ощущал, что находится в неком полусонном состоянии, словно происходящее не с ним. Работая в группе поиска, он давно осознал, что есть миры, похожие на его мир, но принять на веру, что есть мир, где проживает такой же человек, как он сам, полностью идентичный, за небольшим генетическим исключением, он не мог. И пусть разум говорил, что этот мир не похож на его собственный, что здесь нет закона Мерабяна, что здесь все в порядке с генетикой и популяцией, он не мог не верить своим органам зрения, слуха, осязания: его окружал мир, очень похожий на тот, в котором он жил.
     «Мы изначально выбрали неверный путь, - говорил Карл, - мы искали решение вне человека. Здесь есть определенная ирония: спасти человечество, используя знания и энергию человека».
    
     ***
    
     Очнулся только около шероховатой как древесная кора двери. Это была дверь в собственный дом.
     Мали прижал ладонь к двери – соловьем заиграла трель замка и дверь распахнулась. Мали окунулся в запахи своего, но все же такого чужого дома: мягкий, не раздражающий запах сирени, легкий запах ванили, словно к приходу ожидаемого гостя решили порадовать домашней выпечкой, и еще другие, которые Мали было трудно выделить из общей массы домашних запахов.
     Из кухни вышла Анна с белоснежным полотенцем на руках.
     - А-а, Мали, проходи, - голос ее был мелодичным.
     Это была действительно Анна, его Анна. Словно расставшись утром, они вновь встретились уже здесь.
     Потрясенный увиденным Мали прошел на кухню. Если у Мали дома кухня представляла собой тенистую беседку, то здесь кухня была наполненной солнечным светом террасой.
     И здесь действительно что-то готовили – Мали почувствовал, как рот наполнился слюной.
     - Ты что-то сегодня рано, - сказала Анна, - Я еще не успела приготовить.
     Она беззаботно засмеялась – и губы Мали сами растянулись в улыбке. Эта Анна приняла его за другого Мали. Что же это и к лучшему. Будет время осмотреться и приготовиться к приходу хозяина.
     - Я немного отдохну, дорогая, – сказал Деан.
     Хозяйка понимающе улыбнулась.
     Мали вышел в коридор и снова удивился: несмотря на то, что он находился за тысячи километров от Земли, он чувствовал себя как дома.
     «Чувствую приближение беды, - прошептал Рудик, - не могу обнаружить вектор, но за нами явно наблюдают».
     «Что нам может угрожать?» – подумал Мали.
     И тут же мысль в ответ: «Ты не дома. Ты здесь чужой, очень похожий на твой, но все же чужой мир». И Мали пришлось с этим согласиться.
     Кабинет Мали не был похож на домашний, земной. Вместо старинного стола из красного дерева стоял стол-трансформер, способный принимать любую желаемую форму. Мали был противником современных удобств на рабочем месте.
     Мали Он подошел к окну и приподнял жалюзи – на улице было пусто.
     «За соседним домом расположились две машины со служебной связью. Еще три машины приближаются с разных сторон – прогнозируемое время прибытия: три минуты», - сказал Рудик, - «Могу зафиксировать разговор…».
     - Не надо, - вслух сказал Мали. Было ясно, что наступило время отхода. Он пересек кабинет, открыл дверь и, прислушавшись к звукам на кухне, тихо и быстро направился к двери.
     Но произошло то, что обычно случается в третьесортных сериалах – в дверях стоял Мали-двойник.
     Собственно их отличали лишь костюмы, в остальном – зеркальные отражения.
     Хозяин, широко улыбаясь, показывая тем самым полную доброжелательность, протянул руку и сказал:
     - Рад нашей встречи!
     - Весьма, - парировал Мали-гость, пытаясь оценить ситуацию, в которую попал, благо Рудик не зря ел свой хлеб: из кухни показалась Анна, входная дверь перекрыта Мали-хозяином, остается один путь – назад в кабинет, а затем через окно и на улицу.
     Улыбка Мали-хозяина казалась неестественной, наигранной, и гость, пятясь к двери кабинета, пролепетал:
     - Я сейчас. Сию минуту.
     Мали спиной вперед вернулся в кабинет, закрыл за собой дверь и бросился к окну. Ветер кинул в лицо теплые капли дождя.
     «Фиксирую связь Мали-2 и служебных машин», - сказал Рудик.
     За спиной задергали дверной ручкой. Это послужило сигналом – Мали прыгнул в окно. Он подбежал к ограде, легко перемахнул через нее и помчался по ведущей к окраине городка дороге. Он услышал, как кто-то крикнул вслед: «Мали, это не выход!», но он продолжал бежать.
     «Нас ведут по наводке», - сказал Рудик.
     Впереди показалась машина.
     «Операция по перехвату, - сказал Рудик другим голосом – видно транслировал служебный разговор преследователей, - Машина-2 и машина-4 – перехват объекта, остальные – периметр».
     Машина приближалась, сверху нависла еще одна – ее пассажиры, несколько мускулистых парней в комбинезонах-хамелеонах, выстрелили по Мали силовой сетью, пытаясь опутать Деана. И он вдруг понял, что если он сейчас ничего не сделает, он пропал. Эта мысль была последней – взревев, Мали метнулся в сторону, оборвав силовые нити. Преследователи оторопели, растерялись, но затем кинулись на Мали. Деан откинул от себя двоих, потом вдруг присел и сильно оттолкнувшись, бросился вверх. До машины было метров пять – их Мали преодолел мгновенно, не жалуясь на закон тяготения. Ухватившись за поручень, он вырвал дверь – пилот с ужасом смотрел на появившуюся фигуру в кабине и, попытавшись вытащить из кобуры пистолет, через секунду вылетел из машины.
     Спустя четверть часа машина, угнанная Мали, была обнаружена на берегу озера, но в кабине никого уже не оказалось.
    
     ***
    
     Небо было желтым, усеянное мириадами прорезов, напоминающих глаза человека. Они смотрели на Мали, и каждый взгляд был полон тоски и боли. А тихий шепот в голове доносил непонятные слова, словно обрывки фраз.
     Деан поднялся и побежал, но шепот преследовал его.
     Впереди из зеленого очень густого тумана начали прорастать темные готические стены, холодным блеском стали отозвались ворота, а вдали показала свой черный бок высоченная башня.
     Мали бросился к воротам и изо всех сил забарабанил по ним. Скрипнув, они открылись - в этом момент разошлись тучи, и яркий блин сиреневой луны осветил внутренний двор. На охапке соломы лежал человек, проткнутый вилами. Мали стоял, затаив дыхание. Лицо было ему знакомо. Это было его лицо! Это был он сам!
     В голове стоял звон, все вокруг начинало свой хоровод - Мали опустился на землю и закрыл глаза.
    
     ***
    
     Теплая вода омыла тело Мали, влажной губкой обласкала покрытое сеточкой морщин лицо, смыла грязь, пыль, усталость…
     Мали лежал и не верил себе, он не хотел пробуждаться, он боялся, что потерял нить между сном и явью.
     «Все хорошо, Деан, - донесся, словно из глубины голос Рудика, - ты выкарабкался, ты молодчина!».
     «Что это было, Рудик?» - Прошептал Мали.
     «Химическая мина, заначка, твой неприкосновенный запас, ты запустил мину, когда понял, что находишься под угрозой ликвидации».
     «Откуда во мне эта мина?» - Спросил Мали.
     «Деан, не спрашивай, это новые разработки Службы, я не могу рассказать тебе, лучше спроси об этом Мерабяна. Но помни, что именно мина помогла тебе отбиться от преследователей…»
     «И чуть не убила позже», - добавил Мали, вспоминая желтое небо.
     Мали открыл глаза. Небо было выцветшим, словно от знойного дня потеряло все краски. Мали лежал на берегу озера, а над противоположным берегом выискивали что-то два вертолета.
     «Нет времени на рефлексии, Деан, - сказал Рудик, - нужно выбираться из мира Мерабяна. Очень многие сейчас заинтересованы в тебе. Всетаки это было большой ошибкой: отправить сюда тебя одного…».
     «Не переживай, Рудик, из всех функционеров Службы только я подходил под задание», - ответил Мали.
     «Не льсти себе, Деан, - сказал Рудик, - Мерабян был просто обязан вынести этот вопрос на Совет безопасности, а он посчитал, что сделает это позже – типа победителей не судят».
     «Ладно, правдоруб, где тут ближайший пробой?».
     «Математики пока не дают ответ. Но необходимо спрятаться. Сейчас дам ориентиры для движения, постарайся не привлекать к себе внимания…».
     «Легко сказать…» - прошептал Мали.
     Местность была равнинной, плоской как столешница. Если преследователи оторвутся от своего берега, то в два счета отыщут беглеца. Так или примерно так думал Мали, продолжая движение вглубь равнины, оставляя озеро далеко позади.
    
     Ближайший пробой оказался большой удачей – всего в ста километрах от места нахождения Мали. По крайней мере, Рудика очень обрадовало сие обстоятельство, но в силу особенностей своего характера, Мали не решился огорчать начальника группы контроля возможными проблемами и препятствиями.
     А препятствия начались, как только Мали вышел к автостраде, где бурным потоком проносились машины. Остановить одну из них было невозможным, а продолжать путь пешком – у Мали не хватало сил.
     Он стоял у одной из опоры автострады, ждал решения, а Рудик молчал, очевидно, выискивал возможные варианты спасения, как вдруг оно пришло само. Из потока выделилась блестящая капля машины, она спрыгнула с автострады и остановилась в метрах двадцати от Мали.
     Обескураженный увиденным, Мали стоял не двигаясь, пока из машины не показался человек, который помахал рукой, приглашая Мали занять место в машине.
     «Что делать, Рудик?» - только и спросил Мали.
     Рудик долго молчал, затем коротко бросил, что соглядатаев не обнаружил.
     И Мали решился - он направился к машине, чувствуя, как в такт шагам громко стучит его сердце. Когда до машины оставалось пару метров, Мали разглядел, что в машине, кроме водителя, никого больше нет. Это обстоятельство немного успокоило Мали.
     Он уверенно взялся за поручень и сел на сидение рядом с водителем. Машина тут же взмыла вверх, к автостраде.
     Водителем оказался мужчина в очках и надвинутой на глаза кепке. Он повернулся к Мали – у того вдруг екнуло сердце, - и одним движением снял кепку и очки.
     Это был Мали-2.
     - Не бойтесь, - сказал двойник, - я не причиню вам беспокойства.
     Деан молчал и сидел не двигаясь, несмотря на возгласы Рудика к быстрым действиям.
     - Я знаю для чего вы прибыли к нам. И я вам помогу, - сказал Мали-водитель и достал из нагрудного кармана пакетик, - здесь капля моей крови, - добавил он, - Я думаю, что это то, что вам нужно. Куда вас отвезти?
     - Почему вы мне помогаете? – Спросил Мали-гость.
     Мали-хозяин ответил не сразу, когда Деану показалось, что ответа уже и не будет:
     - Это правда, что в вашем мире люди живут до сорока лет?
     Мали-гость достал упаковку пилюль и показал и водителю:
     - Десять лет назад мы поняли, что нашим миром управляет Ее величество Химия. Она отмеряет нам срок, регулирует нашу жизнь со дня зачатия и до дня смерти. Я уже давно не видел стариков, потому что Химия не избирательна. Она забирает всех, не взирая на ранги и отличия. И мы не знаем, как остановить этот закон. Мы создали Службу, которая искала противодействие закону, но мы ничего не смогли найти. Все те вылазки по чужим мирам привели лишь к тому, что от Службы отвернулись многие, в том числе и я…
     Деан замолчал – горечь перехватило горло тугим обручем, не давая сказать ни слова.
     - У меня нет детей, и я знаю, что мне осталось не так много, но если же что-нибудь сделать в моих силах…
     - Я не знал, - сказал Мали-2, - я этого не знал…
     Впереди показались красные цепочки огней, сигнализирующие о закрытой для пролета зоне.
     - Здесь я вас высажу, - сказал водитель, - и спокойно идите к своему пробою, вас никто не тронет.
     Он помолчал, пока совершал посадку, а потом добавил:
     - И знайте, что меньше всего я не хотел бы, чтобы из-за меня умирали люди.
     Деан проводил взглядом улетающую машину и, сжимая в руке ценный пакетик, поспешил к пробою.