Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Издательство

    Магазин

    Кино

    Журнал

    Амнуэль

    Мастерская

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    Меридиан 1-3

    Меридиан 4

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Издательство фантастики 'Фантаверсум'

Рейтинг@Mail.ru




Иван  Ильин

На мосту

    Чувствам навстречу, жизни наперекор,
     Один взгляд на берег и в прошлое шаг,
     Вынесен мне времен приговор,
     Время – судья мне, оно же – мой враг…


    Теплая, обволакивающая ночь словно продолжалась в темной воде. Хотя, порой складывалось впечатление, что она начинается из этой таинственной глубины. Ветер, предчувствуя что-то магическое, удалился куда-то выше и не осмеливался нарушить создавшейся у моста тишины. Середину моста освещала почти полная луна. Словно фонарь в руках мастера-осветителя. Только середина выхвачена из плена темноты расплывчатым овалом бледного света.
     Вдалеке, выше по течению виднеется город. Огни следующего моста сливались в разноцветную радугу, переброшенную с одного берега на другой. Там, по освещенному проспекту мчатся машины, в которых спешат по своим делам люди. Успешные и не очень, умудренные опытом и молодые, ветреные, они мысленно уже проделали тот путь, что автомобилю еще предстоит завершить. Дорогу им указывают заботливые светофоры, дающие возможность успеть к своему адресату каждому спешащему. Сияющие вывески красивых ресторанов с замысловатыми названиями, модных магазинов с привлекательными манекенами стараются отвлечь на себя пару взглядов, не утомленных сиюминутными заботами. Временами им это удается, и авто хозяина плененных глаз плавно останавливается у отравленной ядовито-оранжевым светом рекламы.
     Но это далеко. Там жизнь, там люди, там нет одиночества. Здесь, на старом деревянном мосту, по которому уже несколько лет никто не ездил все по-другому. Время словно покинуло это место. Словно время в этой точке Вселенной остановилось. Вырванный из прошлого и заброшенный в будущее мост все еще жил, соединяя два берега.
     В эту ночь судьба привела сюда еще две совершенно разных судьбы. На правом берегу, кутаясь в потрепанный плащ, стоял немолодой мужчина. Волосы его были выбелены сединой, но глаза не выдавали в нем старика. Не по годам молодой взгляд пытался что-то разглядеть за лунным занавесом. Не решаясь ступить на мост, он стоял уже больше часа. Но, он знал, что там, на другом берегу его ждут. Ждут, когда он войдет в этот свет и позовет.
     Надо было идти. И он сделал этот шаг. Первый и самый тяжелый. Он отдался в сердце нестерпимой болью и вылился одинокой слезой. Каждый последующий шаг давался чуть легче. Через минуту Старик стоял в центре моста. Он сделал свой выбор.
     Партнер не заставил себя долго ждать. Видимо, он тоже стоял у моста давно, как и Старик, переживая разлуку с осуществившейся мечтой. Старик услышал его твердые, но все же медленные шаги. Еще мгновение и они увидели друг друга.
     Напротив Старика стоял молодой юноша, лет двадцати, с потухшими глазами и печальной улыбкой. Он протянул руку и сказал так, словно боялся спугнуть брошенный на землю лунный свет :
     - Здравствуй, Стоун, - другой рукой он привлек Старика в свои объятия.
     - Здравствуй, Стоун, - ответил ему Старик и заплакал.
     Они стояли обнявшись и плакали. Молодой плакал молча, изредка прогоняя горький ком в горле куда-то вниз. Старик утирал слезы рукавом плаща, но их было слишком много. Ночь, будто увидев эту картину, тоже пустила слезу ласковым, серебристым дождем. Поддерживая вздрагивающего Старика, юноша помог ему дойти до перил. Через некоторое время Старик взял себя в руки. Юноша молчал.
     Дождь тоже успокоился, дав сигнал к началу последнего разговора. Первым сказал Старик.
     - Ты сделал, все, что хотел ? – Старик смотрел в воду, словно разговаривал с рекой, с глубиной.
     - Я забыл, для чего мы это сделали, - юноша тоже смотрел вниз, - я потерял нить жизни. Ты ведь и сам это понимаешь. Я же пришел.
     - Да, ты пришел. Я не знаю, что мне делать, как мне реагировать. Расстроиться – обмануть себя, свое сердце. Я исчез из прошлого и остался без будущего, а ты не смог построить достойное прошлое для себя. Так зачем тебе будущее ?
     - Да, - сокрушенно выдохнул юноша, - ты прав, но … я же не могу … Ты ведь понимаешь, что … я не могу бросить эту жизнь в забвение. Ты бы смог ?
     - Мы соглашаемся друг с другом, но оба знаем, что придется сделать выбор. Может просто поделимся впечатлениями ? – Старик вытащил пачку сигарет, - Будешь ?
     - Нет, спасибо, - юноша улыбнулся.
     - Ты бросил, - Старик улыбнулся в ответ.
     - Ты издеваешься, Стоун-старший, - юноша снова печально замолчал.
     - Вам не удалось решить этот вопрос ? – спросил Старик, закуривая.
     - Нет, более того, мы расстались. Мы расстались, чтобы каждый из нас смог жить счастливо. Чтобы осуществить свои мечты, добиться в жизни успеха и духовного, и материального, - голос юноши задрожал, - она счастлива. Я рад за нее.
     - Давно ? И почему ?
     - Полтора года назад. Она сказала однажды, что мы расстались … потому что любили. Это смешно.
     - Нисколько. Это грустно, потому что так быть не должно. Ты не смог ее понять, не смог стать ее мечтой, ее успехом, ее жизнью. Я не виню тебя. Ты мог изменить себя, но никак не мог изменить ее чувство. А она влюблена. Она влюблена в свою мечту, и тебе с этим ничего не поделать. Зря мы все это затеяли.
     Старик стряхнул пепел в реку. Искры, благодаря отсутствию ветра, долго не гасли и словно хоровод маленьких звезд долго парили над черной водой. Они замолчали. Каждый из них обдумывал свою речь, а может, каждый из них думал о том, что бы он сделал, будь у него второй шанс. Но шанс уже пропал, словно искорка пепла над поверхностью ночного зеркала. Старик закурил вторую сигарету.
     - Быть может, все наладится со временем. Я ведь люблю ее, и чувство мое не остывает. Да, я очаровывал не одно девичье сердце и вполне искренне, но любовь моя ко всем этим девушкам это лишь клон, - юноша выпрямился и повернулся к старику, - а что думаешь об этом ты ? Что ты нашел хорошего в своем будущем ?
     - Я не хочу об этом говорить. К тому же ты понимаешь, что в нашей ситуации ты не должен спрашивать меня об этом.
     - Я понимаю, - ответил юноша, снова обращая свой взгляд в воду, - но не спросить я не мог.
     - Ты молод, поэтому и спрашиваешь. В молодости все хотят знать о себе больше, чем им положено. По себе знаю, - Старик усмехнулся.
     - Она жива ? – юноша сам испугался своего вопроса.
     - Нет, она умерла несколько лет назад. Зачем ты это спросил ? Ты думаешь, что я жалею о том, что пришел сюда ? Нет. Не жалею. Я горд своей жизнью, своими воспоминаниями. Хотя ошибок, которых я наделал за свою жизнь, можно было и избежать. Но что может человек, затеявший игру со временем. Вот главная моя ошибка. Я сам себя погубил. Родился не в то время, когда мог бы жить счастливо и богато. Любил. Любил всю жизнь, как проклятый навечно богом за любовь.
     - Любовью проклят за любовь. Ты романтичен и жесток. Мы говорим с тобой стихами, - юноша вдохнул полной грудью и хотел что-то сказать, но его перебил Старик.
     Слова, которые он сказал, вошли в сердце юноши раскаленным клинком. Они живительным пламенем согрели его холодную кровь, кровь мертвого старика, который связался с магией времени и восстал, чтобы отомстить себе за непростительную ошибку молодости.
     - Она ждет тебя, - Старик говорил, будто был ясновидцем, - и ты должен быть с ней. Не говори, что это невозможно. Ты не можешь знать, что будет дальше, потому что я тебе этого не скажу. А сейчас я могу сказать лишь одно. Она ждет тебя. Потому что любит, а ты дурак. Дурак был, когда надеялся и еще больше дурак, когда потерял надежду. И будешь последним глупцом, если оставишь ее одну. Она ждет тебя и ты должен быть с ней. Ты любишь ее, а это главная ценность, которую ты можешь сделать для человека, который любит тебя. У тебя еще целая жизнь впереди, и ты сможешь сделать ее счастливой. Не знаешь как ? Я тоже не знаю. Но это не причина для того, чтобы разрушать вашу любовь.
     - Послушай, - юноша взял Старика за руку, - но ведь нет взаимности …
     - Кто тебе это сказал ? – Старик освободил руку и показал на мост в огнях, - ты видишь тот мост. Он далеко, но если ты задашься целью, ты будешь там через несколько минут. Ты встанешь на середине моста, и будешь смотреть в эту сторону. Как думаешь ты увидишь меня ?
     - Нет, не увижу. Ночью не увижу. Но днем …
     - А днем меня здесь уже не будет. И ты это знаешь, - Старик посмотрел в глаза юноше, - она ждет тебя и ты должен идти.
     Юноша смотрел в глаза своего собеседника и чувствовал на себе еще чей-то пристальный взгляд. Ощущение было неприятное, но зов из темноты, от левого берега был сильным и желанным. Юноша хотел вернуться. Ему приказывал Старик. Его звал таинственный взгляд из ночных объятий.
     Он сделал один шаг от Старика, все еще держа его руку. Старик сделал шаг в сторону перил и снова освободил руку. Взгляд его был понятнее всех речей и слов. Слеза на щеке была больнее раны ножевой. Глаза их прощались и не могли проститься до тех пор, пока юноша не скрылся на берегу.
     Старик остался один. Уже не первый раз в жизни он испытывал это чувство. Несколько лет назад он уже оставался совершенно один в этом жестоком мире. Тогда он и нашел ту странную книгу, где какой-то исторический маг и известный обманщик рассказывал легенду о мостах меж прошлым и будущим. Годы ушли на поиски того единственного, мистического места для встречи со своим прошлым. Дважды Старик приходил на мост, и лишь третья попытка увенчалась успехом.
     Жизнь промелькнула перед глазами и вот сейчас он стоит у перил деревянного моста, в самой его середине, между прошлым молодого Стоуна и будущим Стоуна-Старшего. Внизу черное зеркало воды повторяло движения ночи. Снова начался дождь, словно провожая Старика.
    
    
     Они шли по мосту, держась за руки. Разноцветные фонари освещали проспект, по которому неслись сотни, тысячи жизней, не обремененных тяжкими воспоминаниями об ошибках молодости или тяготах будущей старости. Они шли по тому, мосту, с которого не виден мост между мирами. Они остановились на середине и, с трудом сдерживая свои желания, посмотрели туда, где будущее, предопределенное им Временем освобождало место для новой жизни, новой любви.
     Река в это время поглощала их несчастья и невзгоды. Они были счастливы и любимы.
     Они не могли видеть всплеска и не могли увидеть кругов на воде.
    
     КОНЕЦ.