Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Издательство

    Магазин

    Кино

    Журнал

    Амнуэль

    Мастерская

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    Меридиан 1-3

    Меридиан 4

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Издательство фантастики 'Фантаверсум'

Рейтинг@Mail.ru




Александра  Жмаева

Собачья жизнь

    -И все таки я прав, - снова начал разговор Жмурик.
     - С чего ты взял, - усомнился я и почесал за ухом.
     - А с того, что там нам точно повезет, как пить дать, повезет! –он с нетерпением встал и начал крутиться вокруг себя, пытаясь схватить свой хвост зубами.
     - Ты самонадеянный глупец, - заметил Профессор, - не понимаешь, что дворовых там не любят. Своя власть, свои порядки.
     - Трусы, – сделал вывод Жмурик, - тогда я один пойду.
     - Никуда ты не пойдешь, - решительно сказал я и встал, - мы все туда пойдем и проверим, правду ли ты говоришь.
     Тут впервые я почувствовал себя вожаком в стае. До сих пор никто мне не давал повода для этого.
     -Ладно, – согласился Профессор, - но только ненадолго, а то у меня свидание с одной овчаркой, она вчера приходила.
     -Это такая облезлая? Ты в своем уме? Да на ней блох больше чем на мне шерсти! – деланно испугался Моряк, который до этого не вступал в дискуссию.
     Я покосился на оскорбленного Профессора и решил полностью взять инициативу в свои руки:
     - Хорошо, Жмурик хватит пустой болтовни. Ты покажешь дорогу или нет?
     Он гордо выпрямился и побежал вперед, за ним я, а следом устремились Моряк и Профессор.
     Пока мы не достигли места назначения я вкратце поведаю вам предысторию. Итак, меня зовут Дружок, и я мечтаю о своей семье. Нет, не о детях и жене (потому что я собака), а о настоящей человеческой семье, которая будет обо мне заботиться. Я родился и вырос на улице, своих отца и мать я не знаю. Догадываюсь, что для милой семейки со своим домом, двумя детьми, вкусной едой и собачьей будкой я вполне подхожу по всем параметрам. Моряк – самый старый из нашей компании. Не знаю, откуда у него эта кличка, но сколько себя помню, все и всегда называли его так. Семьи у него нет, да и он отчаялся ее искать. Теперь он просто доживает свой век с нами, говоря, что мы его единственная желанная семья (врет, наверное). Профессор – собака из высших слоев общества. Он сбежал от своего хозяина и говорит, что у людей ничего хорошего не следует искать. Почему он бросил дом я не знаю. Профессор самый образованный среди нас всех и считает себя главным. И, наконец, Жмурик. Его назвали так, потому что в детстве он лишился одного глаза. Чрезвычайно юркий и чрезмерно болтливый. Жмурик узнал от соседского кота Филиппа, что через два квартала от нашего двора открылся новый магазин. Там, как говорил облезлый Филипп, еда валяется прямо на дороге. Но я слышал от того же самого Филиппа, что эта территория уже принадлежит другой собачьей своре, которую возглавляет Бешеный. Злющий тип, я вам скажу. Он со своими псами охраняет автостоянку, если это вам о чем-либо говорит. Теперь мы решили осмотреться по обстановке и поживиться за счет этого магазина. Может, там я найду свою семью?
     -Далеко еще?
     - Нет, уже пришли, - почему-то шепотом ответил Жмурик.
     Магазин был действительно огромный. Разноцветная реклама, толпы народа, бешеный ритм жизни – центр города. Мы пробрались на задний двор ближе к помойке. Чего тут только не было! Не зная с чего начать, я кинулся к самой большой куче отходов.
     -Ребята, да у нас тут гости! –перед нами стоял Бешеный и его дружки. Все пятеро явно были не в духе, так что на благополучный исход дела надеяться не приходилось.
     -А мы уже уходим,- тихо просипел Жмурик и попытался ускользнуть, но не вышло - Бешеный оскалился, - ну, если вы настаиваете, то мы, конечно, останемся.
     Я поджал под себя хвост и стал давить на жалость:
     -Простите нас, пожалуйста.
     -Ты у меня прощения просишь, - они переглянулись между собой, - а знаешь ли ты, с кем разговариваешь?
     Тут я начал думать, что семьи у меня никогда не будет и, что я умру в нашем старом холодном подвале в гордом одиночестве.
     -Что это тут у нас происходит, хм? Так! Хм, а ну-ка, брысь все немедленно! - передо мной стоял здоровенный старик с огромной белой, как снег, бородой.
     Как ни странно, Жмурик, Моряк и Профессор, воспользовавшись ситуацией, испарились, а Бешенный и его шайка, скалясь, начали пятиться назад. Старик нагнулся, чтобы подобрать камень, и, когда поднялся, никого кроме меня рядом не было.
     -Здравствуй, хм, - обратился он ко мне, - как ты поживаешь? Знаю – знаю – холодно! Хм! Ну, что пойдем домой? – сказал он, заворачивая меня в свою большую меховую шубу.
     Он нес мне довольно долго, пока он не вытряхнул перед дверью.
     -Вот, проходи, хм, не стесняйся!
     Это был небольшой одноэтажный с покосившимися стенами домик. Я зашел внутрь и сразу почувствовал терпкий, но приятный запах. Изумительный аромат источало все, что находилось в доме. Я принюхался: ель. Странный дед повесил шубу в сенях и зашел вслед за мной. Тут я разглядел его получше. Это был огромный старик с белоснежной бородой, как я уже говорил, которая закрывала его лицо наполовину и доходила до середины живота. Этот старик не был ни худым, ни толстым. Скорее он был атлетического телосложения . На нем были валенки с калошами, синие утепленные гамаши, синий свитер и синяя шуба, которой он меня нес. Я стоял в нерешительности посредине комнаты и не знал, что мне делать. Дело в том, что от уже известного корма для блох Филиппа я слышал о странных людях, которые отлавливают собак. Но этот старик не очень-то и похож на страшного маньяка.
     -Есть будешь, хм? – раздался голос из соседней комнаты, которая, по-видимому, оказалась кухней.
     Мм…, еда! Хотя, постойте, я ж только ел, но вдруг желудок скрутило от голода и жалобно заскулил.
     -Значит, будешь, хм, - сделал вывод старик, - через два дня Новый Год, и ты будешь моим подарком для одной маленькой девочки, хм.
     Я с надеждой посмотрел на него поверх кухонного стола.
     -Хм! Да не смотри ты на меня так! Дыру протрешь! – рассмеялся старик.
     Он насыпал мне собачьего корма. Никогда я еще так вкусно не ел! А теплое молоко мгновенно согрело и оживило мои замерзшие кости и, разомлев, я лениво облизывался, сидя перед пустой чашкой.
     -Ну? Как? То-то! Хм! Не зря ж столько стоят. Я только этим кормом, хм, и питаюсь! – громыхнул надо мной его голос.
     Я лег у его ног.
     -Знаешь ли ты, к кому попал, псина, хм? Ну откуда ты это можешь знать? Хм! Люди перестали верить в чудеса, хм. Обыденность жизни уничтожила эту веру полностью. Остается надежда только на детей. Хм, у меня все меньше и меньше работы. Посмотри, - он показал в угол комнаты, где лежал большой мешок с какими-то листками, - посмотри, хм. Это все письма, которые я получил в этом году. Раньше, лет 100 назад вся моя комната была завалена письмами со всех концов нашей славной Земли. Да – да, хм, не удивляйся так! У меня много имен, много лиц, но я единственный на всю планету добрый старик, который дарит людям праздник. Не помню, кто это про меня сказал, хм. А сейчас, что твориться в этом мире? У меня так мало работы, что большую часть года я от безделья не знаю чем себя занять. Как странно. Хм, мне уже начинает казаться, что ты меня понимаешь. Ладно, ты тут не причем. Хм, это все люди. Они стали жестче, чем раньше. Видимо век такой пошел. Давно – давно, когда я был еще молод и жил на Северном полюсе, мои помощники не сидели без дела, волшебство творилось вокруг! Хм, а сейчас? Нет! ТЫ только прочти письма современных детей:«Дедушка Мороз! Я хочу приставку PlayStation 2! А то старший брат не дает мне в нее играть » или «Подари мне джип LexusX5. И я буду послушной девочкой». Стыд и срам! Хм, другое время, другие ценности. Видишь и с Северного полюса мне пришлось уехать. Знаешь почему? Люди! Они выжили меня оттуда! Своих помощников я отпустил и остался один. Как перст, один! Хм, что же мне теперь делать? Ни котенка, ни ребенка. Да! А видел ли ты, как сейчас изображают меня? Здесь, в России, я появляюсь с какой-то внучкой – Снегурочкой. У меня даже дочки родной нет! Вот и ты скоро покинешь меня. Псина, тебе, конечно, все равно, но неужели я настолько ужасен, каким меня представляют дети? Я ведь совсем не такой. У меня ни нет посоха, ни нет огромного пуза. Я нормальный волшебник. Но, сейчас я не смогу ничего сотворить сверхъестественного, потому что для этого нужна очень сильная вера . Еще Питер Пен, между прочим мой хороший друг и помощник, говорил: «Волшебства без веры не существует». Вот так. Хм, устал? Ладно, спи, пожалуй. И я пойду.
     Когда я проснулся, было уже утро. Я снова уловил аромат собачьего корма. Значит, это мне не приснилось, сделал я вывод.
     -Ну, а теперь помоги мне, хм, разобраться с подарками! – сказал старик, - хотя, что я несу! Ты же собака! Ты не сможешь, хм, мне помочь! Ладно, просто сиди и смотри.
     Он разбирал и упаковывал в цветные обертки различные по размеру и форме коробки, напевая под нос какую-то новогоднюю мелодию. Я бы с удовольствием сидел и дальше в тепле всю жизнь, но малая нужда заставила меня искать подходящее место.
     -Что это ты углы тут обнюхиваешь? А? Хм! Иди на улицу! – и с этими словами он вытряхнул меня на мороз.
     Когда я вернулся, он стоял возле двери и ждал.
     -Другое дело! Хм. А то, смотри у меня! На шапку пущу!
     Мы до самого вечера сидели перед его печкой, и он складывал большие коробки с разноцветной упаковкой в мешок. Несколько раз он выводил меня на улицу и снова принимался за подарки. Я не заметил, как уснул и проснулся только под утро. Солнце уже встало и, не собираясь меня жалеть, светило прямо в глаз. Я вскочил и огляделся. Старика не было, но чашка на полу, из которой он меня кормил, была наполнена собачьим кормом, а в миске, стоявшей рядом, была вода. Я вкусно позавтракал и стал обследовать жилище этого странного, но доброго старика. Всего было две комнаты и кухня. В первой комнате стояла печка, на которой он спал, диван и тумбочка. Рядом расположился мешок с письмами. Во второй комнате стоял диван, телевизор, книжные полки, елка и стол. Кухня была совсем маленькая. Плита, холодильник и один кухонный прилавок в ширину, стол, два стула с двух сторон в длину. Моя миска стояла в углу, рядом с плитой. Тут я почувствовал позывы организма и стал искать выход, но дед ушел и запер дверь. Что делать, вертелось у меня в голове. Я стал в надежде скрести входную дверь.
     -Хм, - раздалось над моей головой, - нужно уважать чужое жилище. – наставительно сказал старик и выпустил меня во двор.
     Никогда еще я так не радовался снегу. Я носился по двору, нарезал круги, валялся в сугробах и тявкал от удовольствия. Я резвился, поднимал снежные бури, хватал их зубами, прыгал, как заяц, из сугроба в сугроб. Солнце ласково улыбалось мне сверху. Казалось, что мне радуется весь мир. Размяв мышцы, я прибежал обратно к двери и залаял так громко, как только мог. Дверь распахнулась, и в нос ударил знакомый аромат ели. Я забежал внутрь и стал ластиться к своему новому хозяину.
     -Ну, шельма! Будет тебе! – он только пытался казаться строгим, но вскоре оттаял и, опустившись на стул, стал чесать мне за ухом, - ну, дружок! Хм! Уже завтра утром у тебя будет хозяйка, которая будет о тебе заботиться. Ну! Хм!
     На часах было уже 23:59, когда старик собрался в путь. На меня он надел новенький ошейник. В первый дом, куда мы попали жила девочка, которая просила на Новый Год собаку.
     - Прощай, Дружок! Вот и твоя мечта осуществилась. Теперь у тебя есть семья. Не забывай меня, старика, и я о тебе не забуду. Будь умницей. И слушайся свою новую хозяйку. Я буду, - его голос задрожал, - понимаешь, у меня давно не было таких друзей как ты. Хотя ты и собака и вряд ли поймешь о чем я, но твоя преданность… Я буду скучать, псина. – Он погладил меня по голове.
     Старик ушел через окно, а я, свернувшись калачиком под елкой, стал ждать. Я ведь всю жизнь об этом мечтал, подбадривал я себя. Но не помогало. Видимо за два последних дня я очень привязался к старику. Кошки скребли на сердце, хотелось выть и скулить как маленький щенок, но через мгновение я услышал детский смех.
    




доставка воды цена