Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Издательство

    Магазин

    Кино

    Журнал

    Амнуэль

    Мастерская

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    Меридиан 1-3

    Меридиан 4

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Издательство фантастики 'Фантаверсум'

Рейтинг@Mail.ru




Константин  Пимешков

Технология разведки

    
    
     Участковый Долотов вышел из отделения и зло сплюнул на мокрый асфальт. Моросил противный дождик. Настроение и так было хуже некуда, а тут еще начальник следственного отдела высмеял его при народе.
     «Где это видано, - говорит, - чтобы честные оперативники гонялись по району за галлюцинацией участкового? Ты что, Матвеич, нашел новый притон и от нас скрываешь? Для себя бережешь?»
     Обиделся участковый, повернулся и ушел. Мочи нет, как плюнуть хотелось, да неудобно как-то, в казенных стенах. Еле дотерпел до выхода. И всю дорогу, пока нес во рту горечь от неправедных насмешек, думал, как выловить того гигантского паука, что поселился в парке. Этим парком заканчивалась территория подведомственного Долотову района. На окраине неширокой лесополосы молодежь частенько устраивала посиделки. Мужики забредали сюда распить бутылочку. По утрам и вечерами на единственной асфальтированной дорожке не протолкнуться было от любителей бега. По редким кустикам бродили бомжи – собирали бутылки, и прочий хлам. Долотов давно приставил их к общественно-полезному делу. Боясь впасть в немилость, жители окрестных подвалов вместе с нужным им мусором уносили и ненужный. Санитары леса, мать их…
     Вот преступники всех мастей не особо жаловали лесополосу, потому как просматривалась она от дороги и до дальних кустов, росших вдоль высоченного бетонного забора. Над ним торчали трубы котельной, отапливающей их район, да еще и тот, который примыкал к ней с другой стороны. Котельная принадлежала Станкостроительному заводу имени Патона. Изготавливали там режущий инструмент и оснастку для станков. В обработке металлов Долотов разбирался плохо. В основном по рассказам школьного друга, проработавшего на этом заводе двадцать пять лет, и дослужившегося до мастера.
     Так вот, через дорогу, напротив лесополосы, стоял единственный на весь район круглосуточный магазин. Неделю назад под утро позвонила ему старая знакомая - Лида, продавщица. Рассказывала она какие-то страшные вещи. Будто залез в магазин гигантский паук. Не в дверь, а в окно, открытое по случаю теплой погоды. Пролез через решетку. Вскарабкался по ней под потолок и откусил провода от видеокамеры. Заметила его Лида уже на карнизе. Паук соскочил на прилавок, протянул длиннющие лапы и утащил с витрины две бутылки пива. После чего преспокойно просочился через решетку и исчез в темноте. На прилавке остались лежать несколько смятых купюр. Лида, баба крепкая, несколько лет назад отоварившая шваброй двух наркоманов, желавших добыть денег на дозу, перепугалась не на шутку. В то утро трясло ее так, что в телефоне слышался стук зубов.
     Долотов не поверил. А вчера, возвращаясь с ночного вызова к дебоширившему алкашу, увидел, как черный паук совершенно бесшумно выбирается из окна и перебегает дорогу. Оправившись от потрясения, бросился к дверям магазина. Если бы не армейская выучка, быть бы ему хладным трупом или инвалидом. Оказывается Лида, и сменщица ее Марина, отказались работать в одиночку. Наслушавшись перепуганных продавщиц, хозяин временно нанял пару охранников. Очумелый от вида паука молодой парень успел пару раз выстрелить в открывающуюся дверь из травматического пистолета. Увидев направленный на него ствол, Долотов прянул назад. Одна пуля прошуршала перед втянутым животом, вторая пробила хлипкую фанеру и легко ударила участкового в грудь. Третья срикошетила от оконной решетки, когда Долотов пытался урезонить перепуганного охранника. Наконец, Марина узнала участкового, и парень положил пистолет на пол.
     Провода от камеры опять оказались перекушенными. Паук унес на сей раз три бутылки пива, оставив на прилавке, как и в прошлый раз, более чем щедрую плату. Опросив охранника и продавщицу, Долотов выяснил, что ростом паук был с хорошую собаку. Тело имел плоское, толщиной не более пятнадцати сантиметров. Это удалось выяснить, измерив расстояние между прутьями в решетке. Количество ног перепуганные свидетели не заметили. Ответы: «много» и «очень много» не помогли определить такую важную деталь облика преступного паука. Хотя, какой из него преступник, если оба раза плата, оставленная на прилавке, раза в два превышала стоимость унесенного товара. Количество же ног участковый решил считать: «более трех». И намного «более». Ухватив три бутылки тремя лапами (вспомнил-таки охранник), паук резво выбрался через окно и перебежал через дорогу в парк.
    
     Получив порцию насмешек в следственном отделе, участковый решил взять расследование в свои руки. Первым делом пошел к ребятам из ОВО. Те, по знакомству, снабдили его пятью списанными микрокамерами. Модель старая, отработавшая два, а то и три ресурса. Ребята предупредили, что аккумуляторы больше недели не держат. Да и то, при самой экономичной записи. И блоки связи включать бесполезно. Дохлый аккумулятор помрет, не выдержит повышенного потребления. Долотов остался доволен. С этими камерами он имел дело еще в армии. Десять лет по контракту расставлял и снимал их вдоль финской границы.
     Перебрав доставшееся ему добро, выкинул ненужные блоки спутниковой связи и дистанционного управления. Поставил аккумуляторы заряжаться. Теперь следовало продумать, где установить камеры. Вспомнив армейский термин, Долотов усмехнулся и отправился на «рекогносцировку».
     Почти напротив магазина рос толстый клен, низкие ветви которого позволяли начать восхождение, не используя лестницу или веревку. Еще две камеры разместятся в магазине, фиксируя окно с двух направлений. Под козырьком крыши можно установить четвертую. Последняя вполне может постоять на балконе у Марины. Окна ее квартиры выходили на дорогу. Правда, почти двести метров до магазина, да в темноте… Ладно, может быть, что-то удастся зафиксировать.
     И тут до Долотова дошло, что оба раза паук приходил в ночь с пятницы на субботу. Значит, камеры выставлять надо не раньше среды. А то сядут аккумуляторы раньше времени. И предупредить продавщиц и охранников, чтобы не вздумали препятствовать чудищу. Неизвестно, может ядовитый, гад. Укусит, или еще какая пакость приключится.
    
     Как и предполагал Долотов, паук пришел в ночь на субботу. Перед полуночью на дереве, где стояла камера, что-то блеснуло. Затем участковый, занявший позицию на детской площадке метрах в ста от магазина, увидел слабую вспышку над входом. Черная тень метнулась через дорогу и исчезла в окне. Участковый, перебегая между редкими кустами, стал продвигаться ближе. Занял позицию напротив магазина и стал ждать ночного гостя. Табельный пистолет в руках. Руки не дрожат. Уши все слышат. Глаза привыкли к темноте. Все как в армии. Как в разведке!
     Из открытого окна послышался тихий всхлип. Быстрая тень метнулась через дорогу. Долотов поднял пистолет, взял упреждение… и ослеп. Не понимая еще, что произошло, он сделал три выстрела, поведя стволом по траектории движения цели. В глазах стояли красные круги, в ушах звучало эхо.
     Зрение постепенно возвращалось. Участковый увидел силуэт бегущего через дорогу охранника.
     - Вы в него попали! Он покатился. Потом вскочил и бросился вон туда, - парнишка показал за соседний куст пистолетом. – Но бутылку не бросил!
     Всё вокруг виделось, как сквозь кровавый туман. Чем это его так? Плюнул, что ли? Долотов провел ладонью по лицу. Ничего не почувствовав, посмотрел на руку. Чистая. Зрение медленно восстанавливалось.
     - Что с вами? Вам плохо? – охранник подошел ближе.
     - Ничего не понимаю. Он меня чем-то ослепил. Посмотри, на лице у меня ничего нет?
     - Нет. Плохо видно. Пойдемте на свет.
     У входа Долотов решил не задерживаться. Слабая энергосберегающая лампочка освещала только себя. Войдя в магазин, попросил у Лиды зеркало и тщательно осмотрел лицо. Ничего.
     - Что на этот раз взял?
     - Бутылку водки, - Лида всхлипнула. – Вот, оставил.
     На прилавке, как и в предыдущие два раза лежали смятые купюры. Провода штатной камеры наблюдения опять перекушены.
    
     Долотов отсмотрел материал и теперь чесал в затылке. Та камера, что стояла на балконе, зафиксировала размазанное темное пятно. И только по пути к магазину. Камеры, установленные на улице вообще ничего не сохранили. До появления паука, картинка не менялась. Потом шли два-три белых кадра и полсотни черных. Далее из темноты медленно появлялась картинка, на которой участковый держится за лицо, или охранник поддерживает его под руку. Одна из камер, установленных в магазине, успела записать кадр, который ничего не объяснял. Из окна торчит черный стержень размером с карандаш. А вот штатная камера успела до отключения ухватить несколько интересных кадров. Дело в том, что сегодня ночью внутренняя дверь оказалась открыта не полностью. Слабое отражение в стекле и сохранил регистратор. Но четкого изображения все равно не было. Понятно, что надо обработать кадры программой видеокоррекции. Но кто может помочь? Участковый свернул проигрыватель и открыл базу жителей района. Кто-то имел выход на профессионалов. Но кто? Наизусть Долотов знал только тех, кто требовал отдельного присмотра: алкоголики, дебоширы, тунеядцы. А так же многодетные и неблагополучные семьи, одинокие мамаши… Тут, в основном, присмотра требовали дети. Просматривая базу, участковый представлял лица. За пятнадцать лет он почти всех запомнил в лицо. Вот! Потапов Вениамин Константинович, спортивный корреспондент областной газеты. В примечаниях написано: «лауреат губернаторской премии за лучший фоторепортаж». Сегодня суббота. Будем надеяться, что у корреспондента выходной. Тем более, газета выходит по пятницам.
    
     - Вот, смотрите! Вот здесь! Видите? Если мы уберем то, что за дверью, получится приемлемое изображение.
     С экрана пропали ящики, лежавшие за дверью. Исчезла и сама дверь. На зеленом фоне появился черный паук. Чечевицеобразное тело, усеянное какими-то бородавками. Огромные фасеточные глаза росли полушариями прямо из туловища. Долотов насчитал у паука девять ног! Мутант какой-то!
     - Вениамин Константинович, а можно так другие кадры очистить?
     - Иван Матвеевич, прошу вас, я Веня! Не могу! Не привык!
     Корреспондент был всего на пару лет младше участкового, но старался выглядеть этаким моложавым гламурным аристократом. Первое впечатление от совершенно дикого сочетания мягкой замшевой куртки цвета кофе с молоком и ядовито-зеленой футболки ошарашивало. При более близком знакомстве Потапов обезоруживал абсолютно правильным, каким-то академичным произношением и непритворной учтивостью. Оказалось, этот приятный в общении человек – тот, кого и искал Долотов. Он был не просто энтузиастом фотографии. Обрабатывал изображения профессионально быстро, с первого раза выбирая нужное решение.
     - Ладно, уговорил! Так можно остальные…
     - Сейчас сделаем! – прервал Долотова Веня.
     На других кадрах присутствовали все те же девять ног. Монстр! Понятно, что мутант, но откуда он мог взяться? Где наглотался отравы и какой? В их городе никогда не было химических производств. Чтобы кто-то работал с радиоактивными материалами, участковый не слышал.
     Прервал размышления Потапов:
     - Иван Матвеевич, можно я эти кадры опубликую? Нет, нет! Только с вашего разрешения и со ссылкой на вас. Если пожелаете, можно анонимно!
     - Подожди, Веня. Ты скинь их на флэшку, покажу в следственном отделе. Позвони мне вечерком. Пойми, я не имею права публиковать такое. Этот мутант панику подымет. А хуже паники – только революция.
     - А можно, я их главному редактору покажу?
     - Покажи. Но публиковать пока не надо! Я у тебя не стираю файлы и надеюсь на твою честность, - Долотов свято верил, что есть люди, которые могут держать язык за зубами. – Учти, я могу вашей газете очень сильно навредить. И это не шантаж. Я к тебе пришел сам. Но если ты подведешь меня, и в районе начнется паника…
     - Договорились, - Веня поднял руки. - Только вы обещайте их больше никому не давать. Оставьте нам право первой публикации.
     - Обещаю! Так и передай главному редактору.
    
     В отделении его сразу тормознул дежурный.
     - Долотов! А я тебя собирался искать! Быстро! К начальнику!
     В кабинете уже ждали.
     - Проходи, Иван Матвеич. Познакомься, это полковник Малиновский из ФСБ. Он хотел с тобой поговорить.
     Высокий мужчина приятной наружности улыбнулся Долотову. Поднявшись со стула, он подал руку.
     - Семен Игоревич.
     Рукопожатие оказалось твердым и каким-то располагающим. Вообще, в сером костюме полковник никак не походил на служащего госбезопасности. Скорее, его можно было принять за детского врача. Малиновский поблагодарил начальника за помощь и вновь повернулся к участковому.
     - Давайте прогуляемся, Иван Матвеевич. Я бы хотел поговорить о вашей службе в разведке.
     - Да какая там разведка. Я технарем был. Видеокамеры, тепловые радары, сигнальные системы. Контрабандисты, лесорубы…
     - Вот-вот! Контрабандисты, видеокамеры, - полковник притворил за собой дверь. – Пойдемте, расскажете, как выбирается место установки камеры.
     - Так есть же методики. Выбирается наиболее вероятное направление. Камеры располагаются с перекрытием…
     - Методики я знаю. Но ведь многое определяет личный опыт, знание местности…
     Обсуждая ничего не значащие вопросы, вышли из отделения. Долотов обнаружил, куда они идут, только оказавшись в парке. Так заворожили его мягкий голос и доверительный разговор. Полковник заметил, что участковый начал оглядываться и поспешил успокоить:
     - Не пугайтесь, Иван Матвеевич. Никто вас ни в чем обвинять не будет. Защищать людей – ваша работа. Хочу только предупредить. Вашего начальника я убедил, что мне нужна консультация по системам охраны. Вы, действительно, единственный специалист в городе, кто имеет опыт работы в лесных массивах. Так что не надо рассказывать никому о ночных приключениях и нашем разговоре. Да, у Потапова мы снимки изъяли и разъяснили, что никакого паука не было. В магазине все тоже… предупреждены.
     - А как вы узнали?
     - Это чуть позже. А пока попрошу вас рассказать, как вы выследили паука.
     Долотов подробно объяснил, почему расположил камеры именно так. Показал, где сидел в засаде. Упомянул, что строго-настрого наказал охраннику не стрелять. Малиновский тут же попросил пояснить, почему.
     - Так у него опыта нет. Отслужил год срочной. С тех пор боевого оружия в руках не держал. Попадет – не попадет... Лотерея. К тому же, его напарник неделю назад перенервничал, сорвался, чуть меня не пристрелил. Эти их пушки страшнее моей. Резина с ног сбивает. А там бетонные ступеньки. Вон, видите, - кивнул в сторону магазина, - полметра. Улететь с такой высоты на асфальт – точно что-нибудь сломаешь. Но это к делу не относится. Я боялся, что паук обозлится, укусит или… Провода он словно кусачками перекусывал.
     - Вот именно, что кусачками.
     - Как? Вы что, вывели монстра, который может работать инструментом?
     Полковник улыбнулся.
     - Если вы, опытный разведчик, не раскусили наше изделие, то это хорошо. А вот то, что вы смогли его выследить и даже подстрелить – это плохо.
     - Стоп, стоп, стоп! Как, изделие?
     - Это новая разработка. Секретная. Надеюсь, нам поможет ваш рассказ. Ведь то, что смогли вы, сможет и кто-то другой.
     - А…
     - Я понимаю, у вас есть вопросы.
     - Да-а… Чем же он меня ослепил? И камеры как…
     - Лазером. На одной из лап у него полупроводниковый лазер. Импульс – и камера слепнет на минуту. Человек, правда, восстанавливает зрение раньше. Но больше я не смогу вам ничего рассказать. Извините.
     - Да ничего, я понимаю.
     - Мы надеемся, Иван Матвеевич, что вы не будете разглашать то, что я вам сейчас рассказал. Это государственная тайна. Такие разработки за рубежом никто пока не ведет. Все уперлись в беспилотники и на наземную разведку не обращают внимания. Будто бы сверху все видно. Но, мне тоже не хочется, чтобы эта история всплыла. Поэтому обойдемся без подписки…
     - Да! Конечно! – Долотов подумал и спросил. – А зачем ему пиво? И водка?
     Полковник рассмеялся.
     - Это не ему! Это программисты наши! Лень самим до магазина бежать, вот и послали… гонца.