Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Издательство

    Магазин

    Кино

    Журнал

    Амнуэль

    Мастерская

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    Меридиан 1-3

    Меридиан 4

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Издательство фантастики 'Фантаверсум'

Рейтинг@Mail.ru




Константин  Гафнер

Главное

    сестрёнке в память о солнечном детстве.
     искренне. нежно. навсегда.
    
    


    I
     В детстве я очень любил ловить кузнечиков. Не помню, что конкретно привлекало меня в этом занятии: то ли механическая песня хрупких насекомых, то ли причудливая форма задних лапок. Так или иначе, независимо от причин, босиком я носился по бабушкиному огороду со стеклянной литровой банкой в поисках таинственных музыкальных созданий. Ноги мои касались мягкого покрывала изумрудной травы, прогретого лучами августовского солнца, а где-то там высоко-высоко над головой плыли лёгкие, воздушные и безмятежные облака…
    
     II
     Теперь представьте меня пятнадцать лет спустя. Я с другом сижу в относительно небольшом полуподвальном помещений. Раньше здесь находилась дешёвая забегаловка, где часто выясняли отношения совсем непростые люди; сегодня на месте мрачного заведения модный бар, в котором новая интеллигенция плавит своё время за рубли. Мы сидим за круглым маленьким деревянным столом и пьём пиво.
    
     Встретились мы неслучайно. На моего друга, словно из дырявого мешка, валятся одна за другой острые как нож проблемы. Неделю назад от него ушла молодая жена, буквально через два дня на своей серебристой двенадцатой он умудрился попасть в аварию где-то в районе Комендантского проспекта, а вчера его уволили с работы за “неисполнение должностных обязанностей”. В общем, несладко живётся моему другу последнее время.
    
     Теперь представьте его несчастное выражение лица, которое мне довелось увидеть после всех вышеслучившихся событий. Нам даже толком не удалось поговорить об этом: я боялся сказать “что-то не то”, а он совсем не любил жалость. Молча, будто контуженные, мы пили пиво, а в перерывах наблюдали за посетителями шумного бара. Мой друг очень страдал, но всеми силами держался за стакан с пенным напитком как за последнюю исчезающую надежду. Меня это жутко огорчало.
    
     - Знаешь, - внезапно говорю ему я, - в детстве мы с сестрой очень любили ловить кузнечиков.
    
     - Чего? – в полном недоумении вылупился на меня мой друг.
    
     - В детстве мы с сестрой часто устраивали охоту на кузнечиков, - с улыбкой повторил я, - вооружившись стеклянными банками и собственным терпением. Цель такой забавы – собрать как можно больше насекомых для подтверждения титула собственной значимости. По всему огороду как сумасшедшие мы гонялись за “зелёными музыкантами” изо дня в день до тех пор, пока бабушка не звала нас обедать. С недовольными лицами нам приходилось отпускать пленников на свободу и идти в дом. После обеда мы собирали ягоды или наводили порядок в собственной комнате…
    
     - Ты к чему это? – перебил меня и без того уставший слушатель.
    
     - Так вот, кто побеждал в погоне за кузнечиками, я уже не помню. Так же как и не помню, чем привлекали нас эти загадочные прыгуны. Почему, например, мы не гонялись за божьими коровками или бабочками?! По мне, так куда более романтично,… но дело вовсе не в этом. Однажды моей сестре руками удалось поймать несчастного храбреца. Держа доказательство успеха в накрепко сжатых ладонях, она поспешила сообщить о своей удаче мне, выполняющему в высокой траве сверхважные поиски. Недолго думая, мы поспешили к бабушке, обрадованные собственной находчивостью. Бежали без оглядки вместе, наверное, с обезумевшим от страха трофеем.
    
     «Бааа! – протянула Катя, - а можно тебя кое о чём спросить... на желание?» – лукаво добавила моя сестра.
     «В каком смысле?» - удивилась бабушка.
     «У Кати в руках кузнечик. Мёртвый он или живой – неизвестно. Мы хотим, чтобы ты угадала!» - подхватил я.
     «А проигравший выполняет желание, так?» - уточнила правила бабушка.
     «Именно так, бабуля!» - чрезмерно наигранно подтвердила моя сестра.
    
     На самом деле, наш тайный уговор с Катей был чрезвычайно простым. В случае если бабушка говорит, что кузнечик мёртв, из открытых ладоней сестры тут же выпрыгнул бы схваченный пленник. Если же бабушка предположит, что “зелёный музыкант” жив, то Катя, предварительно накрепко сжав ладони, представила бы нашему взору картину полную драматизма и неподдельной скорби. Короче, в любом случае, бабушка была в безвыходном положении.
    
     «Ответить на вопрос жив кузнечик или нет, не так просто, как кажется на первый взгляд, ребята. Оказавшись в ситуации выбора, я очень надеюсь на ваше благоразумие, ведь судьба бедного насекомого напрямую зависит от ваших действий. В вашей жизни эта ситуация повторится не раз. Вы должны будете научиться выбирать между хорошим и плохим, добрым и злым, нравственным и безнравственным. Вы должны будете научиться нести ответственность за принятые решения и за то, что в итоге как результат получаете. По правде говоря, я не знаю, жив там кузнечик или нет, но уверена в том, что ответ на этот вопрос в ваших руках!» - подытожила бабушка.
    
     Мы с сестрой уж точно не ожидали такого ответа…
    
     - В ваших руках… – задумавшись о чём-то, еле слышно повторил мой друг.
    
     В глазах его вдруг появилась уверенность. Мне показалось, будто он что-то ищет внутри себя. Что-то очень важное и бесконечно личное.
    
     - Чёрт возьми, как же была права твоя бабушка! – отодвигая стакан с пивом в сторону, очень громко, почти срываясь на крик, выдал мой собеседник. Он грустно окинул взглядом барную стойку с неоновыми огнями, уставший будничный танцпол и соседний столик, за которым, обнявшись, сидели молодые влюблённые. Затем он посмотрел на меня каким-то совершенно другим взглядом и добавил: «пошли отсюда!»
    
     Когда мы вышли на улицу он неожиданно спросил:
     - А что было потом?
    
     - Если честно, не помню. Ответом бабушки мы были озадачены ещё долгое время. И, наверное, только сейчас я начал понимать смысл её слов…
     а кузнечик тот всё-таки удрал, зараза!