Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Издательство

    Магазин

    Кино

    Журнал

    Амнуэль

    Мастерская

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    Меридиан 1-3

    Меридиан 4

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Издательство фантастики 'Фантаверсум'

Рейтинг@Mail.ru




Санта  Малиновска

Рука дающая,рука берущая

     Перст судьбы хотя бы раз в жизни бывает направлен на каждого человека и тогда в его жизни происходят серьёзные перемены, которые могут быть необыкновенными, философскими, трагичными или комичными, но всегда переломными, кардинально меняющими жизнь. Человек многое самостоятельно определяет в своей жизни, но в ней бывают удивительные ключевые повороты, и уже ничего не зависит от силы воли. Как проявляется перст судьбы? «Божественные силы направляют – тем самым всю судьбу меняют…»

     Пост ДПС был прибыльным, т.к. находился в хорошем месте, на въезде в центральное кольцо города, и автомобили переходили с более высокой скорости на меньшую. Не все это соблюдали, и доблестные служители дорог пользовались данным нарушением. Васильев был «старейшим» на этом посту – он работал здесь дольше всех, знал многие автомобили и по именам их владельцев, постоянно проезжающих мимо, и считал этот пост «своим» по праву. Но как это порой бывает, его право на работу превратилось в источник постоянного левого дохода. Останавливая уже знакомые автомобили за нарушения, он часто даже не смотрел на сидящего, а подходя к открытому окошку, сразу протягивал руку в салон и, получив оттуда купюры, небрежным жестом разрешал автомашине следовать дальше. Он был хозяином этого места, и даже внешность его с годами приобрела характерные черты, присущие людям такого типа: толстый, вальяжный, с лицом, напоминавшим пухлый бумажник, передвигался лениво и вразвалочку. Молодые коллеги относились к нему с почтением, а он учил их «жить», приговаривая: «Васильич научит вас, как надо работать!» Все автомобилисты мирились с его «правом хозяина», т.к. хотели быстрее убраться подобру-поздорову и все выбирали самый лёгкий путь – расплатиться и уехать. Поборы процветали на всех дорогах, где-то больше, где-то меньше и реальность была такова, что кто-то со злобой, кто-то равнодушно, кто-то с грустью, но все воспринимали это, как норму жизни: плати и проезжай!
     Но однажды мимо поста Васильева пролетел шикарный автомобиль – длинный, похожий на сигару, от которого и на самом деле исходил аромат дорогих духов и дорогих сигар. Чёрного цвета, с затемнёнными стёклами, в первый раз он действительно не просто проехал, а именно пролетел на огромной скорости. Васильев удивлённо присвистнул, но, подобно хищнику, хорошо знающему повадки своей добычи, решил подождать, чувствуя, что видит «сигару» не последний раз. Так и вышло: несколько дней спустя, когда Васильев дежурил в ночную смену, он издали увидел несущуюся «сигару», на этот раз оказался проворнее и успел поднять свой «денежный жезл». Автомобиль замер перед ним – Васильев подошёл к окошку, которое открылось достаточно для того, чтобы разглядеть друг друга. В автомобиле сидела дама, лет 30, в роскошном меховом манто, под стать автомобилю, и курила дамскую сигару. На Васильева пахнуло ароматом роскоши и надменности. Её холодные тёмные глаза внимательно, но презрительно смотрели на виновника, помешавшего стремительной поездке. Васильев уже не раз сталкивался с подобными дамочками, которых он называл «сумочка с деньгами», и по опыту знал, что даже жёны крупных чиновников и банкиров предпочитают заплатить, чем навлекать на своих мужей лишние неприятности. Но эту даму он видел впервые, и, наклонившись к окошечку, довольно добродушно спросил: «Нарушаем?» Дама не ответила и продолжала смотреть на него. Её нестандартная реакция сбила Васильева с толку, и он сказал уже более строго, показав на прибор: «Превышение скорости на 30 км, а вы знаете, чем это грозит?» Дама продолжала молчать, лишь выпустила в окошечко дым от сигары. Васильев сталкивался с хамством ежедневно, он и сам был хамом, и видел это постоянно среди автовладельцев. Таким приёмом его не испугаешь и он уже жёстко прорычал: «Выходите из машины!» В ответ, внезапно, дама улыбнулась ему и протянула несколько стодолларовых купюр. Он как-то помедлил, прежде чем взять их, но стоило ему забрать у неё деньги, как окно моментально закрылось, и автомобиль стремительно сорвался с места.
     Васильев пересчитал купюры – он не ожидал такой щедрости, но как-то неспокойно было у него на душе. Вроде бы всё прошло, как обычно в таких случаях, да и улов был приличный, но что-то беспокоило и в автомобиле, и в её владелице. Закурив сигарету, он подумал: «Она, видать, не местная, недавно в Москве и не знает, кому сколько давать». Эта мысль его успокоила, т.к. он нашёл здравое объяснение своему беспокойству, и Васильев, оставив своего младшего напарника на посту, отправился в ближайший бар выпить хорошего кофейку с коньячком, приговаривая про себя: «Ничего, и у нас деньжата водятся, и мы можем себе кое-что позволить».
     Через неделю, в своё очередное ночное дежурство, он снова издалека заметил «сигару», которая не просто превышала скорость в разумных пределах, а неслась по дороге уверенно и нагло. Васильев поднял жезл – и через несколько минут уже отходил с пачкой стодолларовых купюр. Ситуация повторилась точь-в-точь, как и прошлый раз, но только дали ему в этот раз больше. Он был доволен исходом дела, но какое-то смутное сомнение шевелилось в его душе: «Может, проверка? Нет, достаточно было бы и одного раза, и ста баксов. Чего тогда она такая щедрая? Носится, наверное, по городу, как угорелая, вот и расплачивается. Может, она «под шафе» или под кайфом и не хочет, чтоб её останавливали». Найдя, как и в прошлый раз, разумное для себя объяснение, Васильев решил забыть о «сигаре». Но она появлялась вновь и вновь, и каждый раз он отходил от автомобиля с пачкой денег, которая всё увеличивалась. Васильев про себя решил следующее: либо незнакомка влюбилась в него, либо ей будут нужны от него какие-то услуги, и она заранее его прикармливает. Единственное, что его по-прежнему напрягало – её лицо, в котором он читал столько холода и презрения, что ему становилось не по себе, а ещё – её молчание – за всё время она не сказала ни слова, только протягивала деньги и всё. Он нашёл выход и из этого положения – перестал смотреть внутрь автомобиля, а, как и с другими водителями, не глядя, протягивал руку в окошко.
     Это был воскресный вечер, вновь ночная смена и Васильев пребывал в особенно хорошем настроении. Всё у него ладилось в жизни: с начальством делился, его хвалили, недавно приобрёл новый импортный автомобиль, а ещё, благодаря возросшему доходу и дорогим подаркам, на него стала благосклонно взирать секретарша из отдела – молоденькая и сексуальная. Всё ему нравилось, и он считал, что судьба его удалась. Отпустив напарника перекусить, Васильев стал энергично всматриваться в ночную дорогу. «Сигару» он заметил издали и обрадовался. Подняв жезл, он думал не об автомобиле и даме, сидящей внутри, а о том, как завтра поедет и купит на полученные деньги что-то миленькое, с бриллиантом, и тогда уж точно сексапильная девчонка будет его. Васильев подошёл к окошку «сигары» и не глядя, протянул руку за деньгами – но внезапно острая, жгучая боль пронзила его руку и стала заполнять всё его тело. Отдёрнув руку, последнее, что увидел Васильев, перед тем, как упасть на асфальт, были холодные глаза дамы и маленькая головка шипящей змеи, которая почему-то показалась ему огромной.
     Он лежал на дороге, умирая, а мимо проносились автомобили и ни один из них не остановился….
    
    
     Санта Малиновская