Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Издательство

    Магазин

    Кино

    Журнал

    Амнуэль

    Мастерская

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    Меридиан 1-3

    Меридиан 4

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Издательство фантастики 'Фантаверсум'

Рейтинг@Mail.ru




Генри Тамон и Николь Федона-Нуар

Леонид Шифман

Генри Тамон и Николь Федона-Нуар

     В тот день у меня все летело из рук. А началось с того, что приглашение на Конгресс детективов я уронила дважды. Сначала – когда прочитала адрес отправителя, а второй раз – когда убедилась, что адресат – это мы с Генри. После этого я держала письмо двумя руками, как Синюю птицу, и не расставалась с ним до самого вечера, а на ночь положила под подушку.
    
     Во-первых, это было неожиданным, как второй ребенок. Во-вторых, огромная честь для нас – мы (я уж точно!) и помыслить не могли о таком приглашении. Сердце задергалось и забило в литавры, но рутинная мысль о совместном проекте с «Дюссо Системс» подействовала на него в качестве валерьянки. Ясное дело, Генри только ухмыльнется.
    
     Но я ошиблась. Генри разделил мой энтузиазм. Он сказал, что с «Дюссо» можно договориться, в крайнем случае я отправлюсь на Конгресс одна. Оставалась простая формальность – представить нашу визитную карточку. Но на ее сочинение времени точно не было, и мне пришла на ум спасительная идея.
    
     Пару месяцев назад Генри дал интервью Лоре Блэкпул из какой-то штатной или заштатной газетенки. Чтобы добиться интервью, мадам Блэкпул пришлось не менее месяца обрывать наш телефон. Генри согласился, лишь когда она заявила, что иначе опубликует статью о Генри. «Из двух зол выбирают меньшее! Представляю, какую статью она напишет», - пояснил он свое решение.
    
     Так вот, я предложила включить выдержки из этого интервью в нашу визитную карточку! Итак…
    
    
    Л.Б.: Мистер Тамон, с чего все началось? Как вы, опытный программист, владелец консалтинговой фирмы занялись таким неблагодарным делом, как частный сыск?
    
    
    Г.Т.: То, о чем вы говорите, не началось и, смею вас уверить, никогда не начнется. Это не в моих планах и не в моих привычках. Никакого частного сыска, никаких параноиков и рогоносцев! Это не мой профиль. Я хочу сказать об этом прямо и без обиняков, иначе завтра здесь выстроится очередь обманутых или обманувшихся супругов. Мы этим не занимаемся! Действительность же такова. Несколько лет назад я оказал помощь бывшему однокашнику в его семейном деле. Ситуация не имела логического решения, точнее, решений было много. Следовало просто выбрать наиболее подходящее для моего друга. При этом выбор осуществил он сам, мы лишь помогли ему разобраться в самом себе. По большому счету, ему нужен был психоаналитик, а не детектив.
    
    
    Л.Б.: Ключевое слово «аналитик»?
    
    
    Г.Т.: Вот именно. Ну а потом он рекомендовал нас своему родственнику, служившему в полиции. Полиция сочла возможным пригласить нас в качестве консультантов. Потихоньку заработало, как говорят голландцы, тихое радио. Все остальные дела сами нашли нас.
    
    
    Л.Б.: Что вы имеете в виду?
    
    
    Г.Т.: У моей сотрудницы Николь Федона удивительный дар. Она вечно оказывается в самой гуще событий…
    
    
    Л.Б.: Расскажите подробней о совместной работе с полицией.
    
    
    Г.Т.: Тут нечего особо рассказывать. Конечно, мы часто выходим за рамки обычных консультаций и помогаем полиции в ситуациях, в которых действовать рутинным образом не с руки, а деятельность полиции слишком регламентирована.
    
    
    Л.Б.: Подробнее, пожалуйста.
    
    
    Г.Т.: Нет-нет, увольте, подробнее не имею права. Приведу лишь простой пример. Скажем, блеф. Может ли полиция позволить себе блефовать? А мы – запросто!
    
    
    Л.Б.: Кстати, о блефе? Это ваш любимый прием?
    
    
    Г.Т.: Нет, нет и нет. Как только он станет любимым – он перестанет работать! Нам не всегда удается оставаться в тени, да и наше участие в деле не является военной тайной. Какой толк от блефа, если противник знает, что это блеф? Единственный неизменный принцип, который я применяю всегда в жизни и в работе, это «Чудес не бывает».
    
    
    Л.Б.: В заключение вернемся к началу нашего разговора. Как в вас сочетается программист и детектив?
    
    
    Г.Т.: Я прежде всего аналитик. И как программист каждый день занимаюсь ловлей преступников. Конечно, я имею в виду «баги»… Вот тут у меня действительно есть любимый прием. Это провокация. Чтобы выявить и локализовать «баг» я создаю провокационный набор исходных данных, которым потчую программу. К счастью, «баги» не имеют интеллекта и всегда попадаются в расставленные сети. С людьми дело обстоит иногда сложнее. Так что, как видите, у детектива нет никаких проблем с программистом – у них просто разные объекты приложения умственных усилий.
    
    
     Генри счел нужным добавить кое-что от себя. Дальнейшее пишу под его диктовку.
    
    
     Миссис Николь Федона-Нуар склонна преувеличивать мою роль в достижении конечного успеха, поэтому считаю нужным добавить, что Николь не только навлекает на себя события, которым лучше бы не происходить вообще, но и прекрасно самостоятельно справляется с ними. В конце концов, моя помощь лишь минимальна и скорее просто придает ей уверенности, чем оказывает влияние на реальный ход событий. Одним словом, плацебо, то есть, либидо. Нет, все-таки плацебо.



Единые правила безопасности труда на водолазных работах | справка 095 у Таганская (Кольцевая)