Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Издательство

    Магазин

    Кино

    Журнал

    Амнуэль

    Мастерская

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    Меридиан 1-3

    Меридиан 4

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Издательство фантастики 'Фантаверсум'

Рейтинг@Mail.ru




Макс и Оксана. Знакомство

Сергей Волконский

Макс и Оксана. Знакомство

     В офисе Бака как всегда была полночь. Полумрак комнаты освещали только многочисленные экраны интерфейсов, висящие в самых неожиданных местах. От их мерцания по стенам ползали пьяные тени. За окном перемигивался домами спящий город. Что-то тихо шуршало – похоже на улице накрапывал дождь. Терпко пахло акацией.
     Вот так зайдешь, и не поверишь, что сейчас канун Нового года, и на улице завывает метель.
     Бак - кругленький и лысый, как мячик, толстячок - весело прыгнул навстречу, стоило мне показаться на пороге. Одно движение пальцами – экраны почернели и испуганно сбились в кучу в углу офиса. Под потолком вспыхнул мягкий свет. У стены обнаружился столик и два мягких кресла.
     Я вошел. Вслед за мной в комнату незаметно скользнула Оксана. Юркнув к подоконнику, она прижалась лбом к стеклу и начала провожать пальцем стекающие с другой стороны капли. Бак ее мало интересовал.
     Шеф кивнул Оксане, всучил мне вялую ручку для рукопожатия и упал в кресло. Раздался протяжный вздох. Судя по нему, шеф, как Атлант, держал на своих мягких плечах весь мир.
     - Коньячку? – деловито спросил шеф, изучая графин на свету. Осмотр, видимо, удовлетворил: не дожидаясь ответа, Бак чпокнул притертой крышкой и налил себе на два пальца. Понюхал, выпил, довольно крякнул. – Так что, Макс? C дороги капельку?
     Я отрицательно покачал головой. Последние года три я почти не пил. Не то чтобы алкоголь вызывало отвращение – иногда я мог выпить бокал-другой вина. Но каждый раз перед глазами вставало испуганное лицо того мужика, груда искореженного металла и окровавленная Натали на дороге. Да, расследование показало, что виноват был не водитель – засбоил автопилот, но запах перегара от покачивающейся фигуры на фоне разбитых машин и мертвой жены будет преследовать меня всю оставшуюся жизнь.
     - Бак, если ты по Альфе Ориона, то… - начал я, пристраиваясь в кресле напротив.
     Шеф поперхнулся коньяком и сдавленно хихикнул.
     - Да брось ты, Макс. Будто ты меня не знаешь. Вот, я тебе пару анонимок для коллекции подобрал.
     Бак дернул из воздуха файл и перекинул мне.
     Перед глазами повисла моя месячной давности фотография - похоже, с камеры наблюдения. Сухощавый, черноволосый (черт, с заметной проседью) человек, склонился над документами. Судя по нижеследующему тексту анонимки, как раз сует свой длинный нос в дела начальника колонии.
     Я взглядом пролистал текст, цитируя вполголоса отдельные фразы: «некомпетентность», «превысил полномочия», «нарушил протокол за номером 142 БИС 14, параграф 3», «действовал вопреки должностной инструкции», «выводы сомнительны», «поведение помощника старшего инспектора не соответствует»…
     Оксана, внимательно слушавшая мое бормотание, оторвалась вдруг от подоконника и исчезла. Сразу же из-за спины протянулась ее рука и выхватила документ. Я не успел и глазом моргнуть – с помощниками вообще бесполезно соревноваться в скорости реакции.
     Через мгновение Оксана снова сидела на облюбованном месте – подоконнике, болтала ногами и заливисто смеялась, штудируя анонимку. Она их собирает, на самом деле, не я.
     Бак сдвинул брови и покосился на Оксану.
     Интересно, подумалось мне почему-то, а правда, что у Бака помощник – бульдог? Он всегда находится в режиме невидимки, так что его никто не видел. Но слухи ходят.
     Шеф достал очередной документ, на этот раз скрепленный печатью Министерства безопасности внешних миров, и постучал по нему пальцем.
     - Вот! Вот что к начальству пошло. Отчет об отлично проделанной работе, которую, без всяких прикрас, кроме тебя никто бы не сделал.
     - Да ладно тебе, - смутился я.
     - Кха! Не «да ладно», а так и есть, - сердито перебил Бак. – За анонимки тебе, конечно, очередной устный выговор впаяли, но за само дело премию и благодарность с занесением. Нет, Макс - такой как ты у меня один. Сам знаешь, хвалить не люблю, но… Вот скажи, как ты вообще дошел до того, что взрыв на базе был делом рук «Outspace workflow»? Тут, конечно, все описано, но как вообще идея пришла, ведь все очевидно указывало на конкурентов?
     - Нууу. Не люблю очевидностей. Очевидные дела только в бытовухе бывают, и то не всегда. Далеко не всегда… А на Орионе все улики так и вопили – «Макс, мы подстроены»!
     Бак щелчком отправил файл в электронное небытие, откинулся на кресле и закурил длинную, женскую сигарету.
     - Ты всегда был головой, Макс. Еще когда в академии учились, я тогда уже говорил: «Наш Макс – умница. Настоящим профи будет».
     Учились мы действительно вместе. И я, действительно, был – нет, не самым умным, а самым въедливым. Оценки соответствующие – меньше девяносто пяти не припомню. Зато Бак был самым хитрым и пронырливым. Без мыла не только залезет куда по пословице надо, но и соответствующим образом свой подвиг оформит и начальству доложит. Потому он и стал начальником, а я его подчиненным.
     Впрочем, мне его место и даром не надо было, хоть и предлагали. И Бак это знал. Как и то, что я никогда его не подсижу. Это знание позволяло нам оставаться, если и не друзьями, то довольно близкими приятелями. Хм… Да, лет десять как назад, я с удивлением понял, что Бак Шварц, его странные привычки, подловатость, хитрость и вялые, влажные руки уже не раздражают меня как прежде. И что он достаточно умен и интересен как собеседник. И что мы друг другу не мешаем в работе. Что главное. Пожалуй, можно назвать его и другом.
     - Вечер воспоминаний предлагаю перенести на более другое, сиречь удобное время, - сказал я. – Судя по количеству комплиментов, ты хочешь подсунуть мне эпических размеров свинью. Говори уж, что там.
     Бак с пониманием хмыкнул и перед моими глазами открылся новый документ.
     Проксима Одина…
     Я с удивлением поднял брови – надо же, только скандинавских богов нам тут не хватало.
     Итак. Угум-с. Терраформируемая планета. Поселение. Случаи саботажа… Убийство… Аналитическая система не может прийти к выводу. Напряжение между людьми и «людьми минус».
     - Что еще за «люди минус»? – я ткнул пальцем в документ.
     - Кхм. Как бы тебе сказать… - замялся Бак. – В общем, почитай сам. Я Оксане скинул все, что у нас есть. Только учти – высшая степень секретности! Если хоть что-то просочится вовне, меня с дерьмом съедят. Про тебя я вообще молчу.
     Я посмотрел на Оксану. Та кивнула мне – мол, вся информация есть - и показала язык шефу.
     - Колись, Бак уже. Хотя бы в двух словах. И, главное, почему Центральное бюро этим не занимается?
     Бак нервно почесал лысину. Заскучавшая было Оксана радостно всплеснула руками и перешла в режим невидимки. Дальше мне пришлось крепко сжать зубы, чтобы не рассмеяться.
     Полупрозрачная Оксана внимательно осмотрела лысину Бака и укоризненно цокнула языком. Достала откуда-то банку с яркой надписью «спирт», отхлебнула глоток и подула на лысину. Аккуратно потерла фланелькой. Начищенный «склад ума» Бака послал мне веселый солнечный зайчик.
     - Если в двух словах, Макс… Хе. Ну, дело пованивает, конечно. Некая «Асгард, Инк» под неофициальной, но вполне весомой санкцией правительства, создает расу полу-, или недо-, или черт его знает каких там людей и с их помощью терраформирует планету. «Люди минус» при этом практически находятся в рабстве
     - Насколько я помню, подобные генетические эксперименты запретили уже лет как с сотню. Не говоря уже о рабстве.
     - Разумеется, – задумчиво протянул Бак. – Но, как ты знаешь, в любом законе, в любой формулировке можно найти лазейку. Маленькую такую лазеечку, из которой можно сделать большое дело. Для того законы и принимают… Видимо, какие-то лазейки наши викинги нашли.
     - Понятно. Хреново.
     - Угу. Но хреново даже не это, а то, что там убили человека. Подозревают как раз «людей минус». Аналитика, как видишь, не пришла к единому мнению – нужно спеца отправлять. А почему туда не шлют Центральное бюро - не знаю, честно скажу. Может, боятся, что от них утечка информации будет. Прецеденты ты помнишь. Или что дров наломают – как они работают, сам знаешь… В общем-то, не важно. Сегодня мне звонили с «Олимпа» и просили отправить не кого-нибудь, именно тебя. Видимо, ты обзавелся поклонниками среди небожителей. А я и не знал, таинственный ты наш.
     Я хмыкнул. Кажется, я догадываюсь, что это за мифический поклонник, но подобные козыри стоит хранить в рукаве до поры до времени. Даже от Бака… Особенно от Бака.
     Оксана, тем временем, не удовлетворившись полировкой лысины, пошла вразнос. Она достала из воздуха мелкие, черненькие семена и обильно осыпала ими голову шефа. Следом последовал водопад из повисшего в воздухе чайника с розовыми цветочками на пузатых боках. Небрежно испарив чайник щелчком пальцев, Оксана положила руки на лысину шефа и стала читать заклинание на латыни - уморительно замогильным голосом. От головы обильно повалил пар. Лысина украсилась шикарным ореолом из бьющих во все стороны молний. Запахло озоном.
     Оксана повысила голос так, что задребезжали окна, и лысина шефа украсилась буйной порослью из густых, черных волос. Шевелюра, как живая, все лезла и лезла за дрожащими от напряжения руками моего помощника. Наконец, Оксана произнесла «Аминь!» и картинно упала на пол без сил.
     На голове Бака красовалось шикарное «афро». Думаю, негры семидесятых годов прошлого столетия обзавидывались бы.
     Я даже снял очки, чтобы проверить, не выросли волосы на самом деле. Нет, реальность оказалась весьма прозаичной - на голове настоящего Бака красовалась все та же лысина. Заодно и кабинет без виртуального приукрашивания заметно потерял в привлекательности – свет потускнел, окно исчезло, а на полу обнаружились грязные подтеки от моей обуви и пара смятых бумажек.
     Как говорится – хочешь жить красиво, не снимай «розовые» очки.
     - Понятно, Бак. Когда корабль? – я поднялся, собираясь уйти. И так понятно, что дело придется брать. Все равно дома пусто и уныло без Натали. Никак перестроиться не могу.
     - Завтра. Сегодня как раз изучишь дело, ну и Новый Год отпразднуешь. А завтра в путь.
     - Мда. Быстро вы…
     Бак поднялся и снова всучил мне влажную лапку. Дружески обнял за плечи и проводил к двери.
     - Что делать, Макс. Работа такая. Кроме тебя некого послать. Ты – лучший инспектор в этом кефирном заведении.
     - Скажи лучше честно, - вздохнул я, – что больше нет дураков прыгать по Ямам туда – сюда.
     Бак широко улыбнулся.
     - И это тоже. Кстати, скажи Оксане, что я могу видеть помощников, несмотря на невидимый режим. Привилегия пятого уровня доступа, как бы.
     Оксана ойкнула, зарделась и рассыпалась на миллион ярких искорок. В ухо мне прошептали – «Твой Бак - дурак». Блин, дитя дитем.
     - И слышать тоже, - сердито добавил Бак. – Даже твоего помощника.
     - На твоем месте, я бы не был так уверен насчет Оксаны, - тихо и таинственно прошептал я. – Ты же знаешь, кто она!
     - Что?
     - Один-один, говорю. И передай привет своему помощнику-барбосу. Кстати, скажи ему, что не мешало бы прическу подправить, да когти подстричь, - я мотнул головой в дальний угол комнаты.
     - Ты его видишь? – растерялся Бак. Не часто это бывает.
     - А то! Два один, в мою пользу. Привет жене.
     Я хлопнул шефа по плечу и быстро выбежал за дверь, пока он не очухался от потрясений. Не стоит, пожалуй, говорить Баку, что помощника его я не видел и видеть не мог. Просто наугад показал в тот угол комнаты, куда шеф смотрел чаще всего. Пусть теперь помучается, погадает.
     Умение хорошо блефовать – тоже часть нашей работы.