Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Издательство

    Магазин

    Кино

    Журнал

    Амнуэль

    Мастерская

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    Меридиан 1-3

    Меридиан 4

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Издательство фантастики 'Фантаверсум'

Рейтинг@Mail.ru




Хозяин старого дома (вне конкурса)

Мэриэл Адамс

Хозяин старого дома (вне конкурса)

    Далеко не все мои расследования заслуживают того, чтобы о них рассказывать подробно. Работа есть работа. Но некоторые дела не только остались в моей памяти, но и вошли в мою жизнь, иногда опытом для ума, иногда практикой для сердца. Такой была и эта история. Собственно, это первое дело, о котором я решилась рассказать, надеясь, что события эти достаточно увлекательны, чтобы отвлечь читателя от моей литературной неопытности.
    Джим Стонер появился в моей конторе очень рано. Как правило, в это время я еще не начинаю работать. Но в этот день я была на месте даже раньше Ари (Ари – это мой секретарь). Бывают в жизни дни, когда все происходит не так, как обычно. Это был именно такой день.
    Моими клиентами часто были те, кто знал меня еще по адвокатской практике. Это были люди, так или иначе, мне знакомые. Вы поймете меня, если я скажу, что несколько смутилась, увидев человека, входившего в мой кабинет. Прежде всего, он принадлежал, к другому поколению. На вид Стонеру было лет семьдесят. Одет он был так, как, наверное, одевались пару десятков лет тому назад люди со средним достатком. Он слегка прихрамывал, но чувствовалось, что это не привычная хромота подагрика, а скорее результат недавней травмы. Вообще он производил впечатление человека еще достаточно крепкого и жизнелюбивого.
    Входя, Стонер задержался у двери, словно то, что он увидел, не соответствовало его ожиданиям. Мне пришлось проявить инициативу.
     – Проходите, пожалуйста, вот здесь вам будет удобно, – я подождала, пока посетитель устроится в кресле, – что привело вас ко мне? Я готова сделать все, что в моих силах, чтобы помочь вам.
    Мне не нравилось, как я начала свой разговор с возможным клиентом, но что поделать, он был для меня совершеннейшей загадкой. Пауза затянулась, я уже собиралась сказать еще что-нибудь, чтобы подбодрить пожилого человека, но тут он, наконец, заговорил
     – Возможно, мое дело покажется вам не столь интересным, но я просто не знаю, куда мне еще обратиться. Дело в том, что в моем доме происходят очень странные вещи. Человек я весьма пожилой, да что там лукавить, старый. При этом я совсем одинок. Год назад умерла моя сестра, единственный близкий, человек. Я вдовец. Жену похоронил, скоро уж будет десять лет с того черного дня. Другой себе не искал, стар я для этих проблем, да и разве отыщется еще на свете такая, как была моя Джудит. Жаль, что Господь не дал нам детей. Ну да на все воля Его. У сестры, правда, есть дочь, значит, племянница моя, но она живет где-то очень далеко, только раз ее за всю жизнь и видел, еще, когда сестра в гости с ней приезжала, да ей тогда не больше года было. Замужем она за человеком хорошим, так говорила сестра. Ну да что, у молодых своя жизнь! Ну, заморочился я по-стариковски. А надо бы о деле.
     – Никогда не знаешь, какие факты окажутся важными... – проговорила я, чтобы поддержать разговор.
     – Так вот, домик у меня небольшой, но есть второй этаж. На первом у меня только маленькая прихожая да кухня, а спальня, библиотека да и все прочие удобства на втором этаже. Купили мы этот домик давно, еще молодыми были, тогда лестницы не были помехой. Это теперь моим старым ногам работа... Несколько дней назад сидел я вечером в библиотеке, это моя любимая комната. Сидел, значит, я там, да задремал, видать. Вдруг слышу: ходит кто-то внизу. Кто бы это мог быть? – спросил я себя, да стал потихоньку спускаться, ну чтобы посмотреть. А внизу никого. И дверь на засов закрыта... Ну, думаю, верно, приснилось что-то в дреме-то. Подождал секунду-другую, на всякий случай, тихо... Точно приснилось. Я бы про это и забыл вскоре, но через два дня история повторилась. Да и после этого я вряд ли решился бы беспокоить вас... Но вчера утром я едва не сломал себе шею на лестнице. Опять услышал эти странные звуки, заторопился, а тут еще... одна из ступенек подвела. Дом-то ведь старый. Видать в этом месте дерево уж никудышнее. Как я еще за перила уцепился. Ушибся сильно, а так ничего. Так вот в этот-то раз точно кто-то был в моем доме. Видел я, как дверь за ним захлопнулась, да и засов был отодвинут. Ну, скажите, кому понадобилось что-то в доме старика? Денег у меня в доме нет, драгоценностей каких-нибудь никогда не было. Нет в моем доме ничего ценного, это я точно знаю. Может, зря вас своими глупыми жалобами донимаю, да только что-то страшит меня. Может, найдете время разобраться и с этой загадкой?
    
     * * *
    
    Такое дело и такой клиент появились в моей практике впервые. Посудите сами, никакого преступления еще нет. Да и будет ли оно? Я задумалась, а мой посетитель, по-видимому, понял эту невольную паузу по-своему.
     – Я, конечно, человек небогатый. Но деньги у меня есть. Я заплачу, сколько скажете. Я спрашивал, сколько берут за услуги детективы. Так вот, я обязательно заплачу, даже не сомневайтесь...
     – Не волнуйтесь, я совсем не о том задумалась. Видите ли, как бы это лучше объяснить? Ведь расследовать пока собственно нечего, поскольку почти ничего не произошло. Как я понимаю, вы хотели бы выяснить, кто побывал несколько раз в вашем доме, скажем так, не представившись хозяину?
     – Да, и что ему было нужно?
     – Хорошо, могу я посмотреть ваш дом?
     – Конечно! Я ведь понимаю.
     – Тогда, если это вас устроит, я наведаюсь к вам часов в шесть вечера, хорошо?
     – Да, да. Спасибо вам, что не отказались, я вас буду ждать. Я ведь тут совсем рядом живу, два квартала пройти.
     – Я вызову вам такси, Ари!
     – Нет, нет, что вы! Я же сказал, что это совсем рядом, мне полезно ходить пешком.
     – Ну, как хотите. До вечера.
     – До свидания, госпожа Адамс. Еще раз спасибо, жду вас вечером.
    
    Я слышала, как Стонер попрощался с Ари, и как захлопнулась входная дверь. Уже протянув руку к телефону, я услышала звуки, заставившие меня вскочить с места и броситься на улицу вслед своему недавнему посетителю...
    Старик лежал на тротуаре. Автомобиль, сбивший его, уже скрылся за поворотом, но я успела заметить, что это был темно-синий фургон, вроде тех, что перевозят почту.
    Да, дело оказалось не таким уж простым. У меня еще не появилось никаких версий, но было совершенно ясно, что между странными событиями, о которых поведал мне клиент, и тем, что случилось только что, есть какая-то связь.
    Ари, оказавшийся тут же, как всегда вовремя, сообщил мне, что уже вызвал врача и позвонил в полицию.
    К счастью, Джим Стонер был жив и быстро пришел в себя. Как я сказала, Ари уже позаботился о враче, машина которого вскоре подъехала к тому месту, где мы стояли. После предварительного осмотра доктор и мой секретарь перенесли пострадавшего в помещение нашей конторы. Похоже, на сей раз Стонеру крупно повезло. Он получил несколько неприятных ушибов, скорее всего, у него было сотрясение мозга, но его жизни эти травмы не угрожали. Несколько дней в больнице, и он сможет спокойно вернуться к себе домой.
     – Как же это вы так неосторожно? Пропустили бы машину, прежде чем переходить. Тут ведь и движения особого нет, улица тихая, – доктор укоризненно посмотрел на старика.
     – Да не было никакой машины, не знаю, откуда она и взялась...
     – Вы хотите сказать, что, когда вы начали переходить на другую сторону улицы, вы осмотрелись и не видели никакой машины? – вмешалась я в разговор.
     – Ну да! Хорошо, что я успел отскочить, а то не говорил бы сейчас с вами...
     – Да, тогда у вас был бы собеседник посерьезнее, – грустно пошутил доктор.
    
    Когда я увидела входящего комиссара Катлера, моим первым чувством было удивление. По сути дела, пока происшествие не выходило за рамки дорожно-транспортного. При чем же здесь криминальный отдел?
     – Доброе утро, комиссар, неужели этот вызов показался вам таким серьезным, что вы не решились передать предварительный осмотр места происшествия никому из своих подчиненных?
     – Эпизод, конечно, не назовешь редким или загадочным. К сожалению, подобные неприятности случаются с людьми еще слишком часто, но тут ведь есть одно обстоятельство...
     – Обстоятельство?
     – Да, даже два.
     – Ну, об одном из них я, пожалуй, могу догадаться. Не уверена, что вы легко припомните, когда было на этой улице что-нибудь, нуждающееся во вмешательстве полиции...
     – А тот факт, что именно на этой улице находится офис моего знакомого детектива? Не удивлюсь, если пострадавший окажется вашим клиентом. Я прав?
     – Как всегда.
     – Как вы себя чувствуете? – Катлер подошел к полулежащему в большом мягком кресле Джиму Стонеру.
     – Спасибо, комиссар, не могу сказать, что чувствую себя прекрасно, но все же лучше, чем мог бы, после всего, что случилось.
     – Вы не заметили, какой это был автомобиль? Может, хотя бы цвет...
     – Темный! Он был темный! И, мне так кажется, большой, понимаете...
     – Автомобиль был темно-синего цвета, – мне необходимо было вмешаться в разговор, чтобы дать немного успокоиться Стонеру. Чувствовалось, что он очень напуган, хотя держался он превосходно. Его состояние выдавал только взгляд, ну, и дрожащие руки.
     – Может, вы и номер разглядели, коллега?
     – Он был слишком далеко. Практически только мелькнул, скрывшись за поворотом. Но мне показалось, что это был почтовый фургон.
     – Почтовый? Очень может быть.
     – У вас есть какая-то информация?
     – Да, пожалуй, есть. Примерно полчаса назад был угнан почтовик, недалеко от вашей улицы. Водитель остановился на минутку, чтобы купить сигарет, и зашел в кафе, а машину в это время угнали, и что-то мне подсказывает, что ее очень скоро найдут. Кто же это мог так хотеть вашей смерти? – этот вопрос был уже обращен к пострадавшему.
     – Не знаю. Врагов у меня нет. Да и откуда им взяться?
     – Скажите, а у вас есть завещание? – я понимала некоторую бестактность своего вопроса, но надеялась, что меня поймут правильно.
     – Завещание мы написали еще при жизни моей жены. Джудит была образованной женщиной, она все понимала в делах, я привык во всем на нее полагаться... Да, собственно, что мне завещать? Разве что дом.
     – И кому же вы завещаете его?
    Старик вдруг задумался. Он выглядел совершенно растерянным, будто только сейчас осознал какую-то странность в событиях прошлого, неожиданно извлеченных сейчас из его памяти.
     – Когда мы подписывали у нотариуса бумаги, то я ведь не думал, что останусь вдовцом, – наконец, заговорил он, – все свое имущество я оставлял Джудит, а она, я думаю, мне…
     – Вы что же не знаете текста зтого завещания? – удивилась я, – но вас ведь должны были с ним ознакомить, хотя бы после смерти вашей жены.
     – Да, так оно и было, но... – чувствовалось, что какая-то мысль внезапно поразила Джима Стонера так, что он стал сомневаться, стоит ли ему сообщать нам остальную информацию.
     – Так что же вы хотели сказать? – не выдержал затянувшейся паузы Катлер.
     – Дело в том, что... Это я сейчас вспомнил, а тогда не обратил на это особого внимания... Да и не до того мне было. Конвертов-то было два! Один господин Шефнер открыл, а второй... Он мне сказал, что по распоряжению завещательницы, так он назвал мою Джудит, второй конверт можно будет вскрыть только после моей смерти. Но зачем? Странно.
    
     * * *
    
    Мой клиент пролежал в больнице значительно дольше, чем предполагал доктор, осмотревший его сразу после происшествия. И дело было не в сотрясении мозга, которого, к слову, у Стонера не было. В таком возрасте потрясения и переживания способны надолго выбить человека из колеи.
    Мы с Дэвидом навестили старика в клинике. Конечно, главная цель этого визита была связана с расследованием, но он так обрадовался нам, что я не решилась сразу заговорить о делах.
     – Как вы себя чувствуете? – задала я вопрос, такой естественный в этих обстоятельствах.
     – Спасибо, уже значительно лучше, – заверил нас Стонер, хотя вид его совсем не подтверждал эти слова.
    Однако он искренне улыбался, что было уже неплохо. Мы поговорили о погоде, о ценах и даже о телевизионной передаче, которую я ни разу не видела. Тут на высоте оказался Дэвид, впрочем, профессия репортера светской хроники обязывала его быть в курсе всех телевизионных проектов.
     – Возможно, вы уже скоро будете дома, – решила я, наконец, повернуть разговор в сторону, нужную для дела.
     – Доктор советует мне не спешить, но вы можете и без меня осмотреть дом, – удивительно точно понял мой вопрос Стонер, – все ключи у меня с собой.
    
    * * *
    
    Так что первый осмотр его дома мы провели с Дэвидом в отсутствие хозяина, но, разумеется, имея на это его разрешение и все необходимые ключи.
    Дом был, конечно, старый. Но при этом как снаружи, так и внутри он выглядел ухоженным и очень уютным. Такие дома привораживают своих хозяев. О них с грустью вспоминают, если приходится уехать надолго или насовсем.
    Мы поднялись на второй этаж по скрипучей деревянной лестнице. Внимательно осмотрели верхнюю ступеньку. Она была действительно сломана, впрочем, не настолько, чтобы нельзя было на нее становиться. Но пожилой человек, к тому же в спешке, вполне мог свалиться вниз и неизвестно, чем это могло бы ему грозить, ведь лестница была довольно крутая.
     – Как ты думаешь, – мой вопрос отвлек Дэвида от изучения этой злополучной ступеньки, – мог кто-нибудь специально устроить так, чтобы старик упал?
     – Я тоже подумал об этом. На сто процентов гарантии бы не дал, но очень может быть, хотя, если кто-то действительно хотел таким образом совершить убийство, то способ ненадежный и слишком рискованный для того, кто не живет в доме. Насколько мне известно, Стонер жил один. Помогала ему по хозяйству девушка, но она приходила по утрам, когда хозяин был дома. Ключей он ей не давал.
     – Откуда ты все это знаешь?
     – Ты никогда не станешь первоклассным детективом, если не научишься каждое утро просматривать газеты. Эти сведения газетчики раздобыли в полиции.
     – Зачем мне газеты? Разве у меня нет знакомого репортера? – усмехнулась я
    Мы прошлись по комнатам второго этажа. Две спальни, библиотека маленькая и удивительно уютная гостиная. Мебель везде стояла старая, с выцветшей обивкой, но все здесь было каким-то прижившимся, даже часы в библиотеке показывали раз и навсегда установившееся время, именно установившееся, а не остановившееся. Просто не верилось, что тут можно чего-то бояться. Но ведь кто-то покушался на старого и совершенно безобидного человека. Если не в этом доме, то уж там, на улице, возле нашей конторы совершенно точно был убийца. Зачем ему нужна была смерть Джима Стонера?
    Мы не нашли ничего, за что можно было бы ухватиться в этом расследовании, если его можно было так назвать. После бесполезной экскурсии по старому дому Дэвид заторопился в свою редакцию, а я отправилась в больницу, чтобы встретиться с клиентом и взять у него записку к господину Шефнеру, у которого я намеривалась получить очень важную информацию.
    
    
    Завещание
    
     – Нет, милая барышня. Конверт может быть открыт только при наличии условий, обозначенных завещателем, или, в исключительном случае, по решению суда. Что касается вскрытой части завещания, то с ней я могу вас познакомить, если господин Стонер выразил такое желание.
    Яков Шефнер открыл один из ящиков своего огромного письменного стола и достал толстую папку, в которой не без труда отыскал нужный документ.
    Собственно, этот документ меня интересовал очень мало, поскольку я догадывалась о его содержании, а раздобыть информацию, ради которой я и заявилась сюда, мне, скорее всего, не удастся.
     – Вот то, что я могу вам показать.
     – Спасибо,
    Я взяла бумагу, мучительно пытаясь придумать предлог, чтобы вернуться к разговору о таинственном конверте и надеясь таким образом раздобыть хоть какие-нибудь существенные факты. Машинально стала читать...
     – Черт возьми, вы именно этот документ зачитывали моему клиенту? В день оглашения завещания его жены?
     – А что заставляет вас в этом сомневаться? – в голосе адвоката чувствовалось вполне искреннее удивление.
     – Но мой клиент утверждает, что он владеет только старым домом. Кому же в таком случае принадлежат упомянутые здесь акции?
     – Никому в настоящий момент.
     – Но этого не может быть! При существовании единственного наследника в лице...
     – ...Что ж, мне придется вам объяснить, случай действительно очень редкий, но все абсолютно законно. Все ценные бумаги принадлежали Джудит Стонер, своему мужу она завещала только процент прибыли с этих акций, зачисляемый ежегодно на соответствующий счет в банке. Управление акциями было поручено нашей фирме. За последние годы процент доходности этих акций существенно вырос, что подтверждает мое мнение об усопшей, как об исключительно мудрой деловой женщине. Конечно, завещание можно было оспорить, но никто этого не сделал. Джим Стонер никогда ничего не смыслил в финансовых делах. На жизнь ему хватало, даже более того, при его весьма скромных запросах.
     – Кто, кроме вас и Стонера, знает о содержании этого завещания? – вопрос вырвался у меня еще до того, как сформировалась первая стоящая мысль.
     – Не думаю, что кто-то этим особо интересовался, хотя старик мог рассказать о завещании кому угодно. Точно могу утверждать лишь о сестре Стонера и моем секретаре. Они присутствовали при оглашении документа.
     – А почему присутствовала сестра Стонера?
     – Прочитайте внимательно, она там упомянута. – Шефнер указал на документ, который я держала в руке.
    Я просмотрела еще раз открытую часть завещания и действительно нашла там женское имя, на которое не обратила внимания раньше. Сестре мужа Джудит оставила очень неплохую сумму, но это, если не сравнивать со стоимостью ценных бумаг, которые оставались под управлением адвокатской фирмы до конца жизни моего клиента. Поскольку Шефнер получал за это управление некоторый процент от суммы дохода, то он был заинтересован, чтобы его клиент жил как можно дольше. Об этом я подумала вскользь, но тут же сама себе возразила, что утверждать это наверняка нельзя, пока мы не знаем содержание закрытой части завещания.
     – Но вы ведь знаете, кто упомянут и в той части завещания, которая не оглашена?
     – Разумеется, ведь я составлял этот документ. Надеюсь, вы не предложите мне нарушить тайну, доверенную мне клиентом?
     – Нет, я понимаю, что вы это сделаете только по решению суда, – вынуждена была признать я.
    
     * * *
    
    В моей голове стала вызревать первая версия случившихся событий, но мне явно не хватало информации. Да, Джудит Стонер была необыкновенной женщиной. Я не слишком разбираюсь в биржевых операциях, но вполне могу понять, что тот, кто десять лет назад вложил свои сбережения в акции «Экстроподиума», либо был на редкость прозорливым человеком, либо владел информацией, закрытой для большинства людей.
    Нужно только понять, что лет пятнадцать назад никто еще ничего не знал о Доме моды «Экстроподиум». На том месте, где сейчас находится офис и демонстрационный комплекс этой известной фирмы, располагался стандартный и отнюдь не процветающий магазин готовой одежды. Все началось с того, что дочь владельца этого самого магазина вышла замуж за молодого, но, как показало время, очень одаренного модельера. Свой медовый месяц они провели весьма необычно. С группой друзей-энтузиастов они придумали и просто за смешные деньги подготовили грандиозное, по меркам тихого провинциального города, рекламное шоу. Это почти дилетантское мероприятие стало началом традиции, превратившей ничем до этого не выделявшийся из прочих городок в самое притягательное место для тех, кто связал свою жизнь( хоть в какой-то мере) с миром моды. И было бы очень неплохо поинтересоваться, курсом акций, упомянутых в завещании.
    
    Скромное наследство Джудит Стонер
    
    Я поняла, что мне нужно срочно поговорить с Дэвидом, он лучше меня разбирается в некоторых вещах, кроме того, мне сейчас были очень необходимы его вопросы. А в это время разыскать его можно только по телефону. Я набрала номер и мне довольно долго пришлось ждать, пока мой друг обратит внимание на свой мобильный. Наконец, я услышала его голос и шум, который превращал в совершенно идиотский мой первый вопрос, вырвавшийся до того, как я успела подумать:
     – Алло, Дэвид, ты где сейчас? У меня новости.
     – Я в машине, через час буду у тебя. А что за новости?
     – Вот приедешь, тогда и расскажу.
     – Ты хочешь, чтобы меня оштрафовали за превышение скорости?
     – Ну, вот, а говорят, что нетерпеливыми и любопытными бывают только женщины.
     – Уговорила. Буду минут через сорок.
     – Купи по дороге биржевой вестник
     – Неужели ты опять решила начать читать газеты?
     – Мне нужна информация, которую можно посмотреть именно там, но я надеюсь, что искать ее будешь ты.
     – Не надейся!
     – Посмотрим.
    Через полчаса в моем кабинете мы сделали еще одно замечательное открытие. Кстати, «Биржевой вестник» мы буквально вырывали друг у друга из рук после того, как я рассказала о тексте завещания.
     – Ничего себе, скромное наследство! Это же получается, что на сегодняшний день тот, кто унаследует акции Джудит, станет не просто богатым, а сказочно богатым, за такие деньги некоторые люди могут и убить...
     – Остается выяснить, кто эти некоторые люди. Думаю, что в пресловутом конверте есть имя и точные координаты того, кто нам нужен.
     – Я бы на твоем месте не преувеличивал значение этого конверта. Давай лучше полагаться на здравый смысл. Мы знаем, покойная госпожа Стонер была женщиной умной и практичной. Только очень серьезные причины могли заставить ее поступить таким образом. Понятно, что основной капитал она завещала тому, чье имя станет известно широкой публике только после кончины Джима Стонера...
     – Но это же значит, что она не хотела, чтобы ее муж узнал об этом человеке! Так, похоже, я знаю, что мне нужно делать. Наверняка это как-то связано с прошлым Джудит, с тем временем, когда она еще не была замужем за Джимом Стонером!
     – А почему ты считаешь, что эта тайна не могла появиться позднее. Джудит была достаточно независима, она вела очень активную жизнь. Если хочешь знать, мне не верится, что она могла быть так уж привязана к простаку Джиму.
     – Ничего ты не смыслишь в женской психологии! Если бы у нее был другой мужчина, она бы просто оставила своего, как ты говоришь, простака. А, если она этого не сделала, то ничего серьезного в ее личной жизни не происходило. Не стала бы она из-за какого-то мимолетного увлечения все это затевать.
     – Ну и кто же, по-твоему, этот таинственный наследник?
     – Есть у меня одно соображение, но нужно его проверить.
    
    * * *
    
    Мне не давала покоя мысль об акциях. Ведь Джудит, на первый взгляд вовсе не была связана с фирмой «Экстроподиум» Она не имела никакого отношения к этому бизнесу. Да, судя по всему, она была гениальным биржевым игроком, но именно поэтому я считала, что у нее должна была быть информация. Настоящие игроки используют интуицию, только тогда, когда она подкреплена надежными фактами. Но даже, если покупка этих акций была случайной удачей, у этого случая тоже должны быть причины. Нужно узнать все, что можно о прошлом этой незаурядной женщины, прежде всего, желательно узнать о времени, когда она еще не была женой Джима Стонера, я была уверена, что именно в том времени я и отыщу ответ на свой вопрос, но я понимала: здесь будет трудно обойтись без помощи полиции.
    
    
    
    
    
     * * *
    
    С комиссаром Катлером мне удалось встретиться только вечером: в управлении его не было, телефон его целый день не отвечал. Скорее всего, он скрывался от вездесущих, а вернее «везде нос сующих» журналистов.
    Когда я уже решила, что сегодня не удастся ничего вытащить из полиции, Эрик Катлер сам объявился в моей конторе. Понятно, что его интересовало дело Стонера, а вернее те факты, которые удалось раскопать мне. Я поведала ему о завещании, но и ему было, чем меня удивить.
     – Завтра мы ожидаем приезда племянницы господина Стонера. Этти Саротти, так она теперь зовется. Она была очень огорчена всем случившимся, когда я сегодня беседовал с ней по телефону. Живет она не так уж и далеко, в Стэрленде, но приехать к нам и навестить дядю в больнице сможет только завтра, так как сегодня у нее свои проблемы: ее дочь собирается замуж, и именно сегодня будущий жених намерен просить ее руки. Кстати, она вдова, уже пять лет.
     – Любопытно было бы взглянуть на всю эту компанию, – задумчиво проговорила я.
     – Вот именно, – энергично поддержал мою идею комиссар, – собственно, за этим я к вам и пришел. У нас нет официального повода вызвать в управление ее дочь, а тем более ее жениха, но вам, для того чтобы посетить эту семью, как я понимаю, нужен только их адрес. У меня нет никаких причин скрывать эту информацию, поскольку она не является секретной.
     – Что ж, ехать туда не больше часа. Если я потороплюсь, то вполне уложусь в рамки времени, удобного для визитов, и при этом застану, скорее всего, там всех, кто нас сейчас интересует.
     – Значит, договорились?
     – Разумеется, ведь наши интересы совпадают. Но я хотела бы вас еще попросить об одном одолжении.
     – С удовольствием почувствую себя полезным, – улыбнулся комиссар.
     – Видите ли, я считаю важным понять, почему Джудит Стонер оставила такое завещание, но для этого нужна информация обо всей ее жизни. Откуда она родом, например? Если из провинции, как я подозреваю, то, как давно и почему она появилась в Сент-Ривере? Как и на что она жила? Кто были ее родители? Ведь, по сути, у нас сейчас информация только о семье Стонера.
     – Я понимаю, – согласился со мной Эрик Катлер, – но ведь Джудит Стонер не может иметь отношения к тому делу об умышленном наезде, которое расследую я. Просто хочу сказать, что в моем распоряжении может оказаться далеко не вся информация. В полицейской картотеке вряд ли есть что-нибудь определенное. От потерпевшего мы можем узнать только то, что он сам знает, да и, если он еще захочет об этом рассказать. Во всяком случае, мне он сказал, что у его жены не было своей семьи. Когда он на ней женился, по его словам, она была совершенно одна на белом свете.
     – Но ведь можно хотя бы выяснить, где она родилась?
     – Это уже известно, она родом из Гринвера Д.
     – Это точно?!
     – Конечно, а что вас так удивило?
     – Но ведь «Экстроподиум» тоже начинался в Гринвере Д!
     – Может, это и объясняет происхождение ее интереса к их акциям.
     – Вполне возможно. Но пока посмотрим на вероятных наследников Стонера. Когда вернусь, где мне будет легче вас найти?
     – Я буду в управлении. Удачи вам.
    
    Этти Саротти
    
     Стэрленд принадлежит к числу тех небольших городков, которые невозможно назвать провинциальными. Когда встречаешься с людьми, живущими в них, создается впечатление, что здесь просто не знают о существовании других городов. Найти дом, где снимали квартиру Этти Саротти и ее дочь, мне удалось очень быстро.
    Я приехала как раз вовремя. Все были в сборе. Племянницей Джима Стонера оказалась очень симпатичная миниатюрная блондинка лет сорока. У нее были изумительные синие глаза, лишенные того холодка, который свойственен этому цвету. Ее вовсе не возмутило мое неожиданное вторжение, она, казалось, была даже рада новому человеку.
     – Меня зовут Мэриэл Адамс, – представилась я, – частный детектив, расследую обстоятельства покушения на вашего дядю.
     – О! Неужели дела так серьезны, что дядя обратился еще и к частному детективу? Ведь этим случаем занимается полиция? Полицейский комиссар сегодня говорил со мной по телефону.
     – Полиция занимается только тем, что произошло на дороге, но господин Стонер обратился ко мне по другому поводу. Машина сбила его как раз на той улице, где находится мой офис, буквально через несколько секунд после того, как он попрощался со мной.
     – Вот как?! Ой, извините, вы же с дороги, проходите. У нас тут небольшой ужин, может, составите нам компанию?
     – С удовольствием.
    За столом было еще двое: некрасивая полноватая девушка, совершенно не похожая на свою мать, и худой долговязый парень, к которому так и приклеивалось определение «проныра».
    Пока мы ели, разговор вертелся, в основном, вокруг предстоящей свадьбы.
    Вдруг зазвонил телефон. Этти сняла трубку. Она явно смутилась, и ее ответы были столь лаконичны и расплывчаты, что не оставляли сомнения в романтическом происхождении этого звонка. Когда она закончила свой короткий разговор, щеки ее слегка порозовели, ей было неудобно, но, тем не менее, приятно. Я вскользь подумала, что пять лет одиночества слишком много для такой привлекательной вдовы.
    Мы перешли в другую комнату и там, наконец, я смогла перейти к делу, ради которого приехала.
     – Скажите, госпожа Саротти, как часто вы бывали в Сент-Ривере?
     – Я вообще не уверена, что была там. Может, в детстве с мамой.
     – Значит, вы никогда не видели своего дядю?
     – Нет. Это, конечно, покажется вам странным, но все дело в моем отце. Он запретил маме встречаться с братом и его женой, почему, я не знаю. Сначала мне не говорили, так как я была маленькой, а потом папа умер... Да я об этом особо и не задумывалась. На похоронах моей мамы, она умерла совсем недавно, дяди не было, хотя перед смертью мама просила меня связаться с ним, если что. Я так и сделала. Правда, по телефону со мной говорила какая-то женщина, но ведь ему передали?
     – Думаю, что да. Понятно, что и ваша дочь в Сент-Ривер наведывается не часто?
     – Милена? Да, раньше она не бывала там, но Артур живет в столице, и теперь я думаю...
     – Значит, молодые будут жить не с вами?
     – Конечно, ведь у Артура там есть ресторан, а над рестораном большая и удобная квартира, – чувствовалось, что говорить все это ей нравилось.
    Я задала еще несколько вопросов, но ничего существенного не выяснила. Распрощавшись с гостеприимной хозяйкой, я поспешила на автобус, чтобы вовремя выехать в Сент-Ривер.
    В голове уже выстраивалась некая логическая цепочка, если не объясняющая почти все, то, несомненно, ясно указывающая на то, что я должна сделать следующим шагом.
    Комиссар ждал меня в полицейском управлении, хотя было уже поздно. Кроме нас с Катлером и дежурной бригады в здании никого не было. Я рассказала обо всем, и мы приступили к обсуждению дальнейших планов.
    
    Гринвер Д
    
    
     – Неплохо было бы выяснить, как обстоят дела у этого Артура. Где он был в те дни, о которых рассказывал старик и в тот день, когда Стонера сбила машина. Кстати, есть ли у него водительские права? – Этот вопрос был обращен уже ко мне.
     – У меня не было повода, чтобы спросить об этом...
     – Да, разумеется. В этом деле нужно соблюдать осторожность. А знали ли они об особенностях завещания Джудит? И могли ли узнать об акциях? Все это предстоит проверить, но сделать это будет нелегко.
     – Понимаете, комиссар, получается странная картина, если тот, кто сбил старика, знал о ценных бумагах, то зачем ему нужно было проникать в дом? Если это предполагаемый наследник, то что он там искал? Красть именные акции бессмысленно.
     – В дом он, быть может, проник, чтобы убить старика.
     – И что же ему помешало? Нет, не убедительно.
     – Может вы и правы, тогда сделаем так: я попрошу налоговиков собрать для меня всю информацию о женихе, а вы попробуйте выяснить что-нибудь о прошлом Джудит Стонер. Думаю, вам неплохо бы съездить в Гринвер Д, именно там, кажется, находится основное управление «Экстроподиума». Что-то мне подсказывает, что эту даму там должны помнить. У вас есть ее фотография?
     – Вы будто читаете мои мысли. Да, я сделала себе копию их свадебной фотографии.
     – В гринверской полиции меня неплохо знают, я там начинал свою службу. Я позвоню туда и попрошу помочь вам. Я мог бы послать туда инспектора, но там нужны именно вы, к тому же к делу о наезде прошлое покойной не имеет никакого отношения, во всяком случае, объяснить необходимость данной командировки моему начальству было бы непросто.
     – Я бы все равно туда поехала, зачем же нам мешать друг другу?
     – Да это я так, неудобно как-то, вы ведь не работаете в полиции.
     – Но я – детектив, а это дело становится все интереснее.
     – Что ж, удачи вам, сейчас позвоню в Гринвер Д.
    
    
     * * *
    
    В Гринвер Д я поехала следующим утром, на поезде. В дороге я могла подумать и подготовиться к предполагаемым встречам и разговорам. Но в голову лезли совершенно бесполезные мысли. Например, я думала о странном названии этого городка. Помню, как-то мне рассказывали, что сначала появилось поселение, которое основали Братья Гринверы, построившие там свои двенадцать домов и огромную ткацкую фабрику. Но когда стали развиваться железнодорожные линии, они прошли чуть в стороне. Станцию, ближайшую к этому теперь уже городку, назвали Гринвер Д, туда постепенно перебрались предприятия и большинство жителей. Почти опустевший с малоэтажными постройками, окруженными бурно разросшейся зеленью, по нынешним меркам, крошечный городок стали называть Старым Гринвером. Сейчас там есть несколько маленьких и уютных гостиниц для туристов, любителей провинциального быта и природных красот. Этот бизнес кормит очень немногочисленное население этого странного места. А Гринвер Д стал относительно большим городом, и сейчас его знают во всем мире как центр современной моды.
    На вокзале меня встречал симпатичный паренек в форме полицейского, который должен был внести необходимый официоз в мою неофициальную деятельность.
    Главный офис Дома Моды «Экстроподиум» занимал пятиэтажное здание в центре города. К этому зданию примыкали недавно выстроенные демонстрационный павильон и огромный магазин одежды. Весь комплекс смотрелся весьма солидно и служил великолепным свидетельством процветающего бизнеса.
    Первым, с кем мне удалось поговорить, был старший менеджер отдела по подбору кадров. Он был одним из тех, кто принимал активное участие в создании фирмы. Я показала ему фотографию:
     – Не встречался ли вам кто-нибудь из тех, кого вы видите на снимке?
     – Пожалуй, лицо этой дамы, – он указал на Джудит, – кого-то мне смутно напоминает, но вспомнить что-либо конкретное я не могу. Нет, мне очень жаль.
    Человек пять, из тех, с кем я здесь поговорила, в той или иной степени повторили эту же мысль. Это заставило меня кое-что предположить. Но, чтобы подтвердить, или опровергнуть мою неожиданную догадку, мне нужна была дополнительная информация. Добыть ее мог для меня только Дэвид. Я позвонила ему из местного управления полиции, куда мы пришли во второй половине дня вместе с тем детективом, который везде сопровождал меня.
     – Дэвид, мне срочно нужны сведения о тех, кто создавал фирму «Экстроподиум», желательно раздобыть их фотографии, – выпалила я, едва услышав знакомый голос и даже забыв о приветствиях.
     – Ты где? Я целый день тебя ищу. Почему не отвечает твой сотовый?
     – Я в Гринвере Д, потом я тебе все расскажу, но сейчас собери мне ту информацию, о которой прошу, это очень важно.
     – У тебя все важно.
     – Ну не ворчи. Сделаешь?
     – Когда я тебе мог в чем-нибудь отказать? Ладно, куда прислать материал?
     – В местное управление полиции, по факсу, запиши номер.
    
     Марта Критц
    
    Я пробежала глазами краткие сведения об истории создания фирмы. Там было много интересного, но не имеющего никакого отношения к нашему делу. А вот и сообщения о тех нескольких энтузиастах, которые семнадцать лет назад придумали, как маленький магазинчик дешевой одежды превратить в шикарный Дом Моды, предприятие, дающее прибыли, о которых не может мечтать ни одна другая фирма, занимающаяся подобным видом бизнеса.
    Просмотр этих материалов я начала с фотографий. Меня заинтересовал нынешний генеральный директор «Экстроподиума». Звали его Ронен Критц. Он постоянно жил в Гринвере Д, в статье говорилось, что он сирота. Его воспитала незамужняя тетка, которая посвятила ему всю свою жизнь, дала ему прекрасное воспитание и образование. Нет, ничего особенного в его биографии не было, а вот снимок, на котором он был запечатлен в момент какого-то светского мероприятия, привлек мое внимание. Ронен был довольно высокого роста (насколько об этом можно было судить по фотографии), худощав, лицо его было приятным, с притаившейся во взгляде улыбкой. Но главное, что бросилось мне в глаза, было его несомненное сходство с весьма заинтересовавшей меня дамой. Это было очень похоже на фамильное сходство, но, если судить по возрасту, этот молодой человек мог быть или младшим братом Джудит, или…
    
    
     * * *
    
     Когда я позвонила госпоже Критц, она, как ни странно, сразу согласилась встретиться со мной.
     Марта Критц поразила меня тем, что абсолютно не соответствовала стереотипу, закрепившемуся в сознании большинства людей относительно старых дев. Даже в свои, отнюдь не молодые, годы она выглядела потрясающе: небольшого роста, но фигура безупречна, минимум косметики, серые глаза выразительны, возраст практически не определяем, разве что взгляд отражает опыт прожитых лет и накопившуюся невеселую мудрость. Встретила она меня достаточно приветливо, без настороженности.
     – Проходите, милая, я решила, что все равно невозможно сейчас удержать это все в тайне, да и нужно ли? Джудит нет, а кому еще бояться этой правды?
     – Значит, Джудит была...
     – Моей младшей сестрой.
     – Младшей?
     – Да.
     – Мои комплименты вряд ли способны вас удивить, – воскликнула я.
    Госпожа Критц промолчала, но легкий румянец, появившийся на ее щеках, показал, что мое удивление доставило ей удовольствие.
     – Джудит была на целых восемь лет моложе меня. Мы рано остались без родителей. В семнадцать лет я стала для сестры и нянькой, и воспитателем. Она тогда училась в школе. У нас были очень скромные средства, оставшиеся после смерти бабушки, которая воспитывала нас до этого момента. Я устроилась работать в магазин одежды, тот самый, с которого началась история «Экстроподиума». Зарплата у меня была небольшая, но я могла заплатить за пансион Джудит и жить хоть и скромно, но не бедно. Кроме того, хозяин предоставлял мне за очень небольшую плату вполне сносную квартирку рядом с магазином, так что в какой-то мере я была еще и сторожем. Джудит приезжала на выходные и каникулы. Неплохое это было время. Но вот сестра подросла, и тут начались проблемы. Она стала очаровательной кокеткой, веселой, доброй, но легкомысленной и доверчивой. Едва достигнув восемнадцатилетнего возраста, она страстно влюбилась в молодого оболтуса, который оставил ей в память об их пылкой и вечной любви золотое колечко и малютку сына.
     – Значит, у Джудит был сын, когда она выходила замуж за Джима Стонера?
     – Сын-то у нее был, но об этом, насколько я понимаю, и сейчас никто не знает. Со Стонером сестра познакомилась, когда ездила в Сент-Ривер, чтобы попытаться найти работу. Работу она действительно нашла. Устроилась официанткой в ночной клуб, там ее и увидел Стонер. А ведь он романтик, этот неуклюжий и простоватый Джим. Он решил, что спасает бедную крошку от горькой доли, когда предложил ей стать его законной женой. Джудит ведь наврала ему столько, что сама запуталась в своем вранье. Она сказала, что одна на белом свете. Что воспитывалась в приюте и родителей своих не помнит. Как она могла рассказать о мальчике? Рони фактически стал моим сыном. Не знаю, были ли у моей сестры какие-нибудь материнские чувства, но я никогда не видела у нее в глазах ни нежности, ни тревоги, когда она изредка навещала нас. Да я была этому только рада. Для меня племянник с самого начала, с того самого момента, как я впервые взяла его на руки, стал смыслом и радостью всей моей жизни. Это лучший подарок, который могла сделать мне младшая сестра. Я благодарна была ей тогда и буду благодарна до конца своих дней. Оказалось, что у Джудит был еще и незаурядный талант. Она быстро разобралась в биржевых играх и спекуляциях и умела на этом неплохо заработать. У нее появились деньги, и она очень щедро помогала мне. Я смогла оставить работу и полностью посвятить себя нашему мальчику. Все, что было дальше, вы наверняка уже знаете. В газетах написано, что на старого Стонера кто-то покушался. Что имя этого убийцы можно узнать, если открыть второй конверт завещания моей сестры. Так вот, это ложный след. Я полагаю, что могу вам открыть тайну этого пресловутого конверта.
    
    
    По дороге в Сент-Ривер у меня было время поразмыслить. Я пыталась объективно разобраться с фактами, которые стали мне известны. Теперь я, можно сказать, знаю, кому были завещаны акции, составлявшие довольно приличное состояние. Конечно, преуспевающему Рони Критцу эти деньги вряд ли были нужны настолько, чтобы он был готов ради них пойти на убийство.
    Но с другой стороны, акции – это не только деньги. А если Критц хотел по какой-то причине добраться до контрольного пакета? Это мотив. Впрочем, нет, представить себе этого человека за рулем почтового фургона я никак не могла.
    На вокзале я неожиданно столкнулась с комиссаром Катлером. Пришлось заехать в полицейское управление. Комиссар выслушал меня и задумался.
     – Стонер женился на девушке из ночного клуба, поэтому муж его сестры запрещал своей жене поддерживать отношения с братом. Банальная история. У девушки был сын и, скорее всего, именно ему она завещала свои акции. Конечно, там могут быть упомянуты и наследники самого Стонера, но это уже не столь важно, поскольку ими мы и без того занимаемся вплотную. Что ж, нет смысла теперь запрашивать разрешение суда на вскрытие конверта. Так я понимаю, коллега?
     – Думаю, вы правы.
     – Мне тоже удалось кое-что выяснить. У Артура стопроцентное алиби на тот день, когда был совершен умышленный наезд, но вот что касается посещений старого дома, то картина здесь оказалась забавной. Мы показали его фотографию нескольким соседям Джима Стонера. Так вот, трое из них заявили, что видели этого молодого человека на своей улице. Когда я пригласил его в управление для беседы и предъявил ему показания свидетелей, он сразу признался. Он не дурак и сразу смекнул, что отрицание очевидного факта грозит ему куда большими неприятностями. Будущая невеста говорила ему о доме в Сент-Ривере, который должен перейти им с матерью по наследству, вот он и решил перед тем, как решиться на женитьбу, осмотреть потенциальное приданное. Первый-то раз он всю ночь прятался в какой-то кладовке, а во второй еле унес ноги. Если бы старик не свалился с лестницы, то непременно бы познакомился с будущим родственником. Пройдоха! Но не убийца.
     – А как он попадал в дом?
     – Через дверь, – усмехнулся Катлер, – он хотел основательно рассмотреть будущую собственность: насколько дом надежен, какой ремонт нужен, ну, понимаете. Он приходил, когда там была девушка, которая помогает старику по хозяйству, она ему открывала, но не следила за гостем, ни куда он направился, ни когда ушел.
    В это время у комиссара на столе зазвонил телефон. Сначала он просто слушал, затем коротко ответил, что выезжает, и положил трубку.
    
    Еще одно покушение
    
     – Да, к сожалению, коллега, у меня неприятная новость. – хмуро сказал Эрик Катлер. – Несколько минут назад в центр Бермана была в тяжелом состоянии доставлена Этти Саротти. Ее сбила машина на третьем шоссе, недалеко от ресторана «Биг роад». Похоже, она вышла из этого ресторана и собиралась ехать домой. Вряд ли она там была одна, но о происшествии заявил служащий автостоянки, куда делся спутник пострадавшей, если он был, пока неясно. Вы едете со мной?
     – Конечно, еду. Странное совпадение, вам не кажется?
     – Не думаю, что это совпадение, – возразил мне комиссар.
     – Вот и я не думаю. А что это была за машина, известно?
     – Такси.
    
    * * *
    
    Ресторан «Биг роад» был очень популярен среди людей, которые имели средний достаток и были среднего возраста. Здесь превосходно готовили, причем, учитывались интересы и тех, кто придерживается какой-либо диеты, и вегетарианцев и ценителей экзотических блюд, и просто любителей поесть. Музыка была живая и тоже довольно разнообразная. Опять же, программа составлялась таким образом, чтобы удовольствие получили, если не все, то большинство, при этом никто не испытывал раздражения. Как это достигалось? Это было, видимо, коммерческой тайной. Даже Дэвид не смог мне ответить на этот вопрос. Зал был оформлен несколько старомодно: тяжелые бархатные темно-зеленые портьеры на окнах, круглые столики, накрытые белыми льняными скатертями с неяркой вышивкой по краям, керамические кувшинчики и вазочки с цветами, – все это, тем не менее, создавало атмосферу, пусть и не домашнего, но все же уюта.
    Пока мы ехали к месту происшествия, я попыталась мысленно извлечь хоть что-то из уже известных мне фактов. Здание, первый этаж которого занимает ресторан, находится рядом с перекрестком, оно располагается вдоль третьего шоссе, с той стороны, где автостоянка и автобусная остановка. Комиссар сказал, что машина сбила Этти, выехав на тротуар, в таком месте, что нельзя было точно определить, шла ли она к стоянке, или хотела уехать автобусом. Надеюсь, что у нас будет возможность выяснить, как это было на самом деле, это может внести хоть какую-то определенность. У Этти не было своей машины, значит, если она направлялась к стоянке, то была с кем-то, кто привез ее в своем автомобиле. Если же она собиралась уехать автобусом, то, по крайней мере, из ресторана она могла выйти и одна, впрочем, это всего лишь вероятно, здесь слишком много есть вариантов развития событий. Мне пришлось отложить размышления до того момента, когда мы получим всю имеющуюся информацию.
    На месте происшествия нас ждал молодой инспектор дорожной службы. Эксперты уже заканчивали свою работу. Мы прошли в небольшое помещение при автостоянке, где и встретились с главным свидетелем Жоржем Кононом. Жорж держался молодцом, но чувствовалось, что ему это дается непросто.
     – Знаете, я до сих пор не могу прийти в себя, – взволнованно начал он рассказывать, едва Эрик Катлер назвал свое имя. – Это случилось прямо на моих глазах. Женщина шла по этой дорожке в сторону автобусной остановки. Я еще подумал, какая симпатичная.
     – Она что хотела перейти шоссе? – не дал ему разговориться комиссар.
     – Нет, она спросила нашего охранника, не знает ли он, когда будет автобус. А когда узнала, что ждать еще целых сорок минут, попросила его вызвать такси. Он вызвал. Ей бы лучше было подождать возле нас, а она решила постоять прямо у шоссе. Когда она увидела машину, то подошла очень близко к дороге. Вообще-то ситуация вполне привычная, но автомобиль вместо того, чтобы притормозить… Вы же видели там очень невысокий бортик тротуара и нет ограждения, вот он и наехал на нее почти не снижая скорости. Я думаю, что он это специально сделал.
     – Вы разглядели человека за рулем? – без всякой надежды на положительный ответ спросила я.
     – Что вы! Салон машины не был освещен, фары ярко вспыхнули, а вокруг уже было темно, время-то позднее.
     – Ну, вы сказали «он», вот я и подумала, – оправдала я свою наивность.
     – Да это я так, – смутился Жорж Конон, – ведь трудно себе представить, чтобы женщина такое сделала.
     – Всякое бывает, – задумчиво проговорил Катлер.
    Больше ничего важного мы здесь не узнали. Но мы понимали, что кое-что можно выяснить в ресторане, куда мы и отправились после короткого разговора с охранником автостоянки, который подтвердил рассказ Конона.
    Поскольку происшествие произошло за пределами «Биг роад», в ресторане все было как обычно. Посетителей было достаточно, но и свободный столик вполне можно было найти. По залу сновали официанты, на эстраде пианист играл что-то спокойное и мелодичное. К нам подошел метрдотель, пожилой невысокого роста чуть полноватый человек в безупречном черном вечернем костюме. У него было очень приятное лицо, но чувствовалось, что он или устал, или не совсем здоров.
     – Патрик Руже, – представился он.
     Комиссар показал ему свое служебное удостоверение и назвал мое имя, а также объяснил, что хочет задать несколько вопросов в связи с тем, что произошло рядом с рестораном. Вернее, он хотел бы узнать все, что удастся, о пострадавшей, возможно, кто-то обратил на нее внимание.
     – Сейчас меня подменит Янош, – сказал метрдотель и жестом подозвал одного из официантов, – нам лучше поговорить не здесь. Вот, пройдите сюда, – он открыл дверь в небольшой кабинет, – я через пару минут вернусь.
    Он действительно присоединился к нам очень быстро, мы даже не успели обменяться парой слов. Вслед за ним тот, кого он назвал Яношем, вкатил столик с тремя дымящимися чашками кофе, тарелкой с несколькими аппетитными бутербродами и вазочкой с печеньем. Я мысленно поблагодарила его за это, по достоинству оценив аромат хорошо сваренного кофе.
     – Я запомнил эту женщину, – заговорил Патрик Руже, не дожидаясь вопросов, – она пришла часов в семь, назвала свое имя и сказала, что для нее должен быть заказан столик.
     – Так и было? – уточнил комиссар.
     – Да, разумеется, – очевидно, она собиралась здесь встретиться со своим другом.
     – Это понятно, непонятно только, почему столик заказывала она. – проворчал Катлер, а я едва сдержала улыбку.
    Я понимала, что имя, даже если бы оно было не настоящее, дало бы нам дополнительную информацию о человеке, который пригласил Этти на это роковое свидание.
     – Нет, вы не правы, – возразил Руже, заказ, возможно, сделал и оплатил ее друг, но он не хотел, чтобы засветилось его имя, – обычно так поступают женатые мужчины, когда приходят к нам со своими подругами в тайне от жены.
     – Понятно. Ну, так состоялось свидание? Видел ли кто-нибудь этого таинственного поклонника? – спросил комиссар с плохо скрытым неодобрением этой обычной практики.
     – Нет, я точно знаю, что он не пришел. Она немного подождала, потом я заметил, что она пытается кому-то дозвониться по своему сотовому, но, похоже, там не отвечали.
     – Вы наблюдали за ней? – удивилась я.
     – Да, не то, чтобы наблюдал, но народу-то еще было мало, а на нее и смотреть было приятно. Потом, видно, он сам ей позвонил, она сразу встала и ушла, и не расстроенная, а скорее, взволнованная, так мне показалось. Ну, а после прибежал Жорж с автостоянки и рассказал, что женщину какой-то мерзавец задавил. У него на глазах, мол, все было. Он ведь от нас звонил и в полицию, и в неотложку. Его каморка закрыта была, а там оба телефона его, он от волнения все ключа найти не мог. Потом оказалось, что ключ-то он в руке держал.
     – Бывает, – только и сказал Эрик Катлер.
    Не так много мы выяснили, да и то, что выяснили, не слишком проясняло ситуацию. Если у покушения на Стонера был вполне понятный мотив, то в покушении на Этти мне не виделось никакого смысла.
    Отсюда мы поехали в центр Бермана. Мы встретились с главным врачом. Комиссар должен был обсудить с ним меры безопасности, поскольку не было никакой гарантии, что тот, кто хотел убить женщину там на шоссе, не постарается проникнуть в больницу, чтобы не дать ей выжить. Этти все еще находилась между жизнью и смертью, врачи старались спасти ее, но надежды почти не было. Была сделана уникальная операция, но результат никто не мог предсказать. Нас конечно, к ней не пустили. У ее постели постоянно находилась Милена, а в коридоре, ведущем в реанимационное отделение, мы неожиданно увидели Артура, будущего зятя Этти. Больше всего меня поразил тот факт, что его глаза были явно покрасневшими от слез.
    После посещения больницы мы решили, что лучше разъехаться по домам и отдохнуть. Катлер подбросил меня до дома по дороге в управлении, где ему еще нужно было пересесть со служебной машины на свою малолитражку.
    Этот день был такой длинный и тяжелый, что мне уже не хотелось даже думать, тем более, что с каждым фактом, который мы добывали в последние пару дней, все только еще больше запутывалось. Версии разлетались одна за другой. Мотив был только у Ронена Критца, если только допустить, что эти акции вдруг показались ему жизненно необходимыми. Вопрос еще – знал ли он об этом завещании? Марта, например, узнала о пресловутом втором конверте только из газет после происшествия со Стонером.
    Но все эти вопросы я отложила на завтра. Усталость вычистила мои мысли даже от минимума информации. Уже засыпая, я подумала о том, что неплохо бы все же поговорить с этим господином Критцем.
    
    
    * * *
    
    Как ни странно, с этой мыслью я и проснулась на следующий день. Поэтому, позвонив Ари, сразу отправилась в полицейское управление. Я знала, что в это время комиссар должен быть в своем кабинете.
    Раннее утро радовало хорошей погодой. Небо было чистым, но солнце еще не нагрело воздух и камни. Было приятно пройтись пешком, что я и сделала. По дороге зашла в свое любимое кафе и выпила обязательную для себя чашечку кофе. Кофе всегда благотворно воздействует на мое воображение и главное – на мою память. Я вдруг отчетливо вспомнила один момент своей поездки в Стэрленд, и это воспоминание несколько изменило мои планы.
    Комиссара я действительно застала на месте. Он выглядел уставшим, ему, видимо не удалось как следует выспаться.
     – Доброе утро, коллега, встретил он меня своим обычным приветствием, – надеюсь на ваши идеи, поскольку мои уже иссякли.
     – Было бы неправильно обмануть ваши надежды, – ответила я.
     – Ага, значит, идеи есть? – голос Эрика Катлера стал несколько бодрее, или мне показалось?
     – Да, не без этого, – усмехнулась я, – но сначала хотелось бы попросить вас помочь мне встретиться с Роненом Критцем…
     – Да, эта мысль и мне приходила в голову, нужно выяснить, знал ли он вообще о завещании своей матери, – прервал меня комиссар.
     – И это тоже, – согласилась я, – но думаю, что сначала мне нужно поговорить с Миленой Саротти.
     – Вы думаете, что ей что-то известно, кроме того, что она уже сказала полиции? Или вы ее подозреваете?
     – Подозревать ее, пожалуй, не в чем, но о поклоннике своей матери она может что-нибудь знать.
     – Да, это верно. Но она утверждает, что о свидании в этом ресторане не знала…
     – У меня появилась мысль о возможном мотиве покушения на Этти.
     – Что-то я сегодня не очень понимаю ход ваших мыслей.
     – Ну, у кого мог быть мотив?
     – Уж не думаете ли вы, что кавалер госпожи Саротти хотел ее убить из ревности? Или она ему наскучила, и он не видел другой возможности от нее избавиться?
     – Ну, комиссар, вам бы романы писать, – усмехнулась я.
     – Значит, у вас предположения вполне разумные? Так поделитесь с полицейским комиссаром, поскольку у него явный застой в мозгах.
     – Ну, пока это не мысли, во всяком случае, нет еще ничего конкретного. Если хотите, меня в эту сторону толкает интуиция.
     – Мне нравится, что ваша интуиция, наконец, тоже включилась в расследование этого ненормального дела, – улыбнулся комиссар.
     – Понимаете, ревность и усталость от длительных отношений не очень ложится на мое представление об Этти. Она не из тех женщин, которые цепляются за мужчин, да и на кокетку не очень похожа. Она нравится мужчинам спокойным и основательным.
     – Почему вы так решили?
     – Считайте это подсказкой именно моей интуиции, – ответила я, но подумала в этот момент о Кононе и Руже.
     – Что ж, Милену, скорее всего, можно сейчас найти в больнице. Я утром звонил туда. Госпожа Саротти все так же, без сознания, но нет и симптомов ухудшения ее состояния, так мне сказала говорившая со мной дама. Поезжайте туда, а я позвоню дежурному врачу и попрошу, чтобы вам помогли встретиться с девушкой и поговорить в спокойной обстановке.
     – Спасибо, комиссар, это было бы просто замечательно.
     – Я не сопровождаю вас, поскольку понимаю, что ей легче будет говорить с вами. Я вызову вам такси.
     – Спасибо, я тоже так думаю.
    
    Таинственный поклонник
    
    
    Милена действительно была в больнице. Благодаря звонку Эрика Катлера, мне дали возможность с ней поговорить в достаточно комфортной обстановке. Это был кабинет для ночных дежурств. Поэтому кроме большого письменного стола с компьютером и настенным шкафчиком, здесь был мягкий диван и пара кресел, между которыми стоял низкий овальный столик. В углу у двери рядом с умывальником небольшой шкаф, в котором я увидела кофеварку и набор необходимой посуды, а рядом с этим шкафом стоял холодильник.
    Нас оставили вдвоем, мы разместились с ней на диване. Чувствовалось, что девушке очень тяжело. Она, как мне показалось, похудела, но это ей шло. Если бы не заплаканные глаза, и покрасневший нос, я бы даже сказала, что она похорошела. Впрочем, я вряд ли сейчас могла бы судить об этом объективно. Милена вызывала, прежде всего, сочувствие.
     – Как мама? – спросила я, и голос мой невольно дрогнул.
     – Так же, – почти шепотом ответила мне Милена.
     – Вы извините меня, Милена, но нужно ведь найти этого мерзавца.
     – Я понимаю, конечно. Вы хотели меня о чем-то спросить?
     – Да, только не обижайтесь, если мои вопросы покажутся вам слишком…
     – Не волнуйтесь, я ведь знаю, что вы не из любопытства спрашиваете.
     – Ваша мама овдовела пять лет назад, так?
     – Да.
     – Она женщина привлекательная, наверняка за ней ухаживали мужчины?
     – Наверное, только она не стремилась к повторному браку, это я не потому, что мне это было бы неприятно, но мама и вправду не хотела…
     – Этому были причины?
     – Ей нелегко жилось с папой, у него был тяжелый характер.
     – Он ревновал ее?
     – Ревновал, конечно. Но это было не постоянно. Он любил маму и… даже не знаю, как вам это объяснить.
     – Неважно, я не об этом хотела спросить. Не казалось ли вам последнее время, что за мамой кто-то ухаживал? Что у нее с кем-то были, или хотя бы намечались какие-то отношения, ну хотя бы дружеские?
     – Ничего определенного не могу сказать. Но недавно ей кто-то прислал цветы, еще было несколько телефонных звонков, но только… – она задумалась.
     – Что, только?
     – Или все только начиналось, или этот человек ей не очень нравился.
     – Почему вы так решили?
     – Она несколько раз отказывалась с ним встретиться, насколько я поняла из ее реплик…
     – А вчера вы знали, что она пойдет на встречу с кем-то?
     – Нет, я была здесь в Сент-Ривере. Мама тоже, мы встречались с отцом Артура. А потом, я думала, что мама поехала домой. Постойте, я вспомнила! Ей кто-то звонил. Когда она отвечала, она старалась говорить потише. Я только услышала, что она раза три повторила – ну хорошо. Мне почему-то кажется, что мама не доверяла этому человеку. Странно как-то.
     – Что именно?
     – Понимаете, мне не понятно, почему она не хотела, чтобы я знала о нем, почему ни разу не пригласила его к нам в дом? И, если она встречалась с ним, то почему не делала это открыто?
     – Может, он женат?
     – Только не это! – горячо возразила Милена. – на это мама бы никогда не пошла.
     – Почему вы так в этом уверены? – спросила я, но сама внутренне была с ней согласна.
     – Просто поверьте мне, мама не стала бы даже разговаривать с таким ухажером.
     – Но она могла и не знать.
     – Если бы она не знала, то зачем бы таилась? Нет, тут что-то другое, я уверена.
    Больше из этого разговора я ничего не узнала. Но теперь можно было предположить, причем, с достаточно большой долей вероятности, что в ресторан Этти была приглашена своим таинственным поклонником. И только тот, кто пригласил ее, мог точно знать, что она там будет. Поэтому именно он в этих обстоятельствах становится главным подозреваемым. Понятно, что это он позвонил ей и по какой-то причине отменил свидание. Он был уверен, что она пойдет на автобусную остановку, знал он, что автобус придет не скоро. Да, она заказала такси, ее убийца необязательно предвидел этот вариант, но мог его предполагать, поэтому поспешил. Впрочем, может быть, он имел возможность наблюдать за ней? Все это очень похоже на истину, но не объясняет главного, что мне так и не удалось понять. Мотив! Я по-прежнему не понимала, зачем? Допустим, женщина не отвечала взаимностью, отвергала ухаживания, но разве за это убивают? Да и, к тому же, опять орудием убийства выбран автомобиль. Нет, это не может быть совпадением. Скорее всего, оба покушения совершил один и тот же негодяй. Но чего он добивался? Получить состояние, оставшееся после смерти Джудит может только Ронен Критц. Хотя спрятанную в закрытом конверте часть завещания мы не видели, о его содержании сделали вывод только на основании слов Марты Критц. Конечно, сложно себе представить, кто еще мог быть там упомянут, версия с сыном наиболее логична. Допустим, что получение этих акций по каким-то причинам оказалось именно сейчас крайне необходимым для Ронена Критца., и он решился на убийство старика Стонера, хотя я не могу себе представить, как именно он мог это сделать, впрочем, все равно не мешало бы выяснить, есть ли у него алиби на это время. И, если даже принять эту маловероятную версию, причем здесь Этти Саротти? Разве ее смерть может как-то повлиять на события, связанные с наследством Джудит? Впрочем, а вдруг там упомянуты и наследники Стонера? Это, пожалуй, может быть мотивом. Да, разговор с этим молодым человеком необходим, возможно, этот разговор даст информацию, которая хоть что-то объяснит, или даст новое направление моим мыслям. Ведь пока я чувствовала себя в тупике. Да и хотелось бы иметь представление о нем как о человеке. Выходя из больницы, я заметила мужчину, стоящего у информационного компьютера, и с удивлением узнала в нем Патрика Руже. Он тоже меня заметил и узнал.
     – Добрый день, – заговорил он со мной, видимо пытаясь, но безуспешно, вспомнить мое имя.
     – Здравствуйте, Патрик, не ожидала вас здесь встретить, надеюсь, у вас нет серьезных неприятностей.
     – Нет, я заехал, чтобы узнать о самочувствии Этти Саротти.
     – Разве вы были с ней знакомы?
     – Нет, я ее видел только в тот день, а имя… В газетах ведь пишут об этом происшествии.
     – Понятно, – хотя я мало что понимала.
     – Знаете, не могу не думать о ней, такая приятная женщина, и такое несчастье. Вот был в этих краях, да и решил…
     – Да, конечно, – только и смогла сказать я.
    Простившись с Руже, я покинула здание центра Бермана.
    
    Думать об этой странной встрече я не стала. В подозреваемые Патрик Руже явно не годился, ведь в момент происшествия он находился в ресторане на глазах у нескольких свидетелей. Я решила в первую очередь позвонить Марте Критц, поскольку толком не представляла, как мне связаться с ее племянником. Комиссар вряд ли тут мог помочь, ведь формально Ронена трудно было привязать к событиям в Сент-Ривере. О том, что его не было там в день покушения на Стонера, он уже сообщил комиссару. А что его может связывать с Этти? Если он не захочет говорить на эту тему, так имеет на это полное право. Я же хотела просто попросить Марту устроить мне встречу с Критцем в неофициальной обстановке. Возможно, в таком разговоре мне будет легче получить и нужную информацию и представление о человеке, что не менее важно, особенно тогда, когда фактов не хватает, и я слабо себе представляю, в какую сторону направить мысли.
    Марта сразу взяла трубку, словно ждала моего звонка.
     – Здравствуйте, это Мэриэл Адамс, вы помните меня? – проговорила я скороговоркой.
     – Помню, милая, вы – не такая уж серая пташка, чтобы я могла вас сразу забыть – в ее голосе была слышна улыбка. – У вас остались вопросы ко мне?
     – Вопросы появились, но не к вам, а к вашему племяннику. Мне хотелось бы поговорить с ним, но я не уверена, что…
     – Ну, что вы, Рони с удовольствием поговорит с такой красивой женщиной как вы, только я не представляю, чем он может вам помочь. Он ведь совсем ничего не знал.
     – И он ничего не знал и о завещании Джудит?
     – Конечно, нет! Собственно я тоже не знаю точно, просто предположила. Кому же еще она могла оставить свои акции, если не оставила их Джиму?
     – Вы совсем исключаете возможность какой-нибудь тайной страсти?
     – Единственной ее страстью в последние годы жизни были деньги. Нет, не подумайте, что она была скупой. Просто ей нравилось увеличивать свой капитал. Она очень хорошо разбиралась в бизнесе. Рони относился к ней довольно холодно, это и понятно, но к ее советам, нечастым, правда, прислушивался. Мне иногда казалось, что она была не совсем женщиной…
     – Но Рони родился у нее от человека, которого она любила, или, по крайней мере, считала, что любит.
     – Это так, но после родов, а она рожала тяжело, Джудит очень изменилась. Врачи говорили, что такое бывает, и что это пройдет, но она так и не стала прежней. Мне иногда думалось, что во время родов ей подменили душу.
     – Что ж, если все это так, то, может, мне и не стоит беспокоить господина Критца. – Я сама почувствовала, что моя фраза прозвучала двусмысленно, но Марта правильно меня поняла.
     – Нет, раз уж вы хотели с ним поговорить, то лучше пусть этот разговор состоится. Я приглашаю вас в субботу к нам.
     – А вы уверены, что…
     – Уверена, и вы не сомневайтесь. Ждем вас в субботу.
    Что ж цель достигнута. Посмотрим, что это нам принесет. До субботы оставалось еще время, чтобы попытаться раздобыть дополнительную информацию. Сначала я позвонила комиссару Катлеру. Мы договорились, что я сейчас подъеду в управление. Я вызвала такси, и через несколько минут уже входила в знакомый кабинет на седьмом этаже.
     – Возможно, сейчас, – осторожно начала я нужный мне разговор после обычных приветствий, – обстоятельства дела и собранный по нему материал позволяют вам обратиться в суд для получения распоряжения на конфиденциальный допрос Якова Шефнера?
     – Вы просто читаете мои мысли, – удивил меня комиссар, – я уже послал запрос в секретариат суда.
     – Отлично. Хорошо бы получить сведения о содержании скрытой части завещания Джудит Стонер до субботы.
     – Почему?
     – В субботу я встречаюсь с Роненом Критцем, хотелось бы пойти туда, уже владея информацией. Надеюсь, это возможно?
     – Да, я запросил разрешение на раскрытие наиболее важной информации частному детективу, помогающему следствию в интересах Милены Саротти.
     – Милены?
     – Мне пришлось попросить ее нанять вас, поскольку в противном случае я не надеюсь получить подобное разрешение. Ведь завещатель хотел скрыть информацию именно от Джима Стонера, а, если вы действуете в его интересах, то это может неоправданно нарушить права завещателя.
     – Да, как я сама об этом не подумала?
     – Кроме того, вы должны будете подписать обязательство не разглашать полученную вами информацию.
     – Конечно, я подпишу.
     – Что ж будем надеяться, что все это сработает достаточно быстро. Дал ли что-нибудь разговор с Миленой?
    Я рассказала комиссару и о разговоре с дочерью Этти, и о своих соображениях по поводу мотива для второго покушения.
     – Но в случае, если в скрытой части завещания упомянуты наследники Джима Стонера, главным подозреваемым становится Ронен Критц. Однако мотив его, пожалуй, сможет обосновать только психолог. Мы наводили справки о состоянии его финансов и о положении в фирме. И то, и другое не дает повода для подозрений.
     – Думаю, что у нас есть более подходящий кандидат.
     – Вы имеете в виду загадочного поклонника?
     – Да. Этти могла рассказать ему о предполагаемом наследстве, допустим, она об этом знала, или догадывалась, когда же случилось несчастье со Стонером, она могла заподозрить своего ухажера, или даже в чем-то уличить.
     – Что ж, этот сюжет понятен, но слишком много допущений. Кстати в такси, которое сбило госпожу Саротти, были найдены отпечатки пальцев, разумеется, их там оказалось море, но нашему эксперту удалось, не без помощи компьютерной программы, обнаружить пару отпечатков, которые совпадают с теми, что были сняты с поверхности дверцы в почтовом фургоне. Если учесть, что это за машины, вряд ли подобные отпечатки могут служить доказательством, но если мы найдем того, кто оставил эти следы, то, по крайней мере, сможем точно сказать, что он побывал в каждой из этих машин. И, если этот человек еще и окажется в числе знакомых потерпевшей, то это будет не просто совпадением.
    Я не могла не согласиться с Эриком Катлером.
     – В архиве, как я понимаю по этим отпечаткам ничего не найдено? – На всякий случай уточнила я.
     – Нет, ничего, ответил комиссар.
    
    Тайна второго конверта
    
    Присутствовать на конфиденциальном допросе Якова Шефнера я не могла, по закону его проводил комиссар один на один со свидетелем, записи не производились.
    В результате, мы, наконец, узнали, кто был упомянут в закрытой части завещания Джудит Стонер. Да, Джудит была очень умной и предусмотрительной женщиной. Она понимала, что управление акциями – слишком обременительная забота для ее мужа, поэтому она не стала перекладывать это на его плечи, но позаботилась о том, чтобы он ни в чем не нуждался. Фактически, она составила это второе завещание для его удобства и, если хотите, позаботилась о том, чтобы наследники не ждали с нетерпением его кончины. Она обязала адвокатскую фирму сохранить в тайне имена наследников акций. Их было двое – Ронен Критц и племянница Джима Этти Саротти. Джудит считала, что о втором конверте никто, кроме Джима и его сестры, не будет знать. Да и вряд ли это кого-нибудь заинтересует. Она знала этих людей достаточно хорошо, но, видимо всего не учла. Как разворачивались события дальше и почему они привели к таким печальным последствиям, можно было только предполагать.
    Этти так и не пришла в себя, хотя и появилась надежда, что это произойдет. Ее состояние стабилизировалось, она уже самостоятельно дышала, и приборы обнаруживали мозговую активность, пусть и очень слабую. Но до того момента, когда ей можно будет задать вопросы, было далеко в любом случае.
    А было бы очень важно спросить у нее, знала ли она, что фактически является наследницей целого состояния. Если знала, то откуда? Сообщала ли она этот факт кому-то еще. И чуть ли не самыми важными были и сведения о том, с кем у Этти была назначена встреча в ресторане «Биг роад», почему эта встреча не состоялась? Ответ на этот вопрос давал нам имя убийцы, в чем сейчас я уже не сомневалась.
    Но Этти Саротти не могла ничего сказать, и нам оставалось только строить предположения.
    
    
    Ронен Критц
    
    В Гринвер Д я поехала автобусом, перед этим заскочила в центр Бермана. Меня пропустили в палату, я рассчитывала застать там Милену, но неожиданно столкнулась с Патриком Руже.
    Заходя в реанимационную палату, естественно, я постаралась войти тихо, поэтому Патрик не видел меня и продолжал говорить, обращаясь к Этти и, видимо, считая, что в этом состоянии она хоть и не может ответить, но слышит его.
     – … хорошая девочка. Я отправил ее немного отдохнуть и выпить чашечку кофе, тут внизу есть маленькое кафе. А вот у меня нет детей. Так сложилась жизнь. Живу один с тех самых пор, как Ирен ушла от меня. Не хотел, знаете, больше страдать. Я ведь не красавец, не богач, да и образован не больно. В общем, не герой.
    Я поняла, что нужно подать голос, чтобы не усугублять ситуацию и кашлянула. Патрик вздрогнул и оглянулся.
     – А, это вы, здравствуйте, а я вот тут…
     – Извините, я зашла только узнать, как дела, да хотела повидать Милену. – Я старалась говорить как можно мягче.
     – Милена должна быть внизу в кафе. Она так устала. Артур не может часто ее подменять, а оставлять Этти на сиделок они не хотят.
     – Я понимаю. Хорошо, что вы…
     – Знаете, я ведь совсем один, мне нетрудно, – он, наконец, успокоился и даже слегка улыбнулся, – врачи говорят, что, скорее всего, она выживет. Правда, предстоит долгое лечение, возможны последствия, но главное ведь, что будет жить.
     – Вы правы. Ну, мне пора.
    Всю дорогу я думала об этом человеке, и вообще о людях и их судьбах. Невольно мысли перескочили на того, кто придумал и осуществил этот, по сути своей, трусливый план убийства. Полиция уже выяснила, что машина принадлежала небольшой фирме, которая занималась частным извозом в этом районе. Водитель, работавший в тот день на этом автомобиле, зашел перекусить домой, поставил машину, как всегда под окном, но, понятно, не смотрел на нее все время, да и не думал, что она может привлечь угонщиков, особо дорогих и новых автомобилей в таких фирмах не бывает. Таксист заявил об угоне сразу. Долго искать не пришлось. Машина была брошена там же на третьем шоссе у въезда в Национальный парк. На бампере и правом переднем колесе оказались засохшие капли крови. Это была кровь Этти. От мысли, что за несколько минут до совершения убийства тот, кто его совершил, спокойно разговаривал со своей жертвой по телефону, мне стало не по себе.
    
    * * *
    
    В доме Марты Критц меня действительно ждали. У меня даже сложилось впечатление, что мне были рады. Вечер оказался очень приятным.
    В этом доме была атмофера покоя, уюта и какого-то душевного тепла.. Чувствовалось, что Ронен не только по-родственному привязан к женщине, которая заменила ему мать, но и по-настоящему ее любит. Было между ними даже нечто большее, чем просто любовь. Было глубоко осознанное уважение. Нет, я не могла ни на одно мгновение представить, что этот умный, добрый и необыкновенно обаятельный мужчина мог убить, да еще таким способом. Мне даже не хотелось переходить к каким – то запланированным мною вопросам. Тем более, что говорили мы о вещах куда более интересных и возвышенных, чем те, к которым я должна была бы вернуть своих собеседников. К тому же я понимала, что разговор о матери вряд ли доставит Ронену удовольствие.
     – Вы ведь хотели меня о чем-то спросить? – напомнил он, когда мы сидели в гостиной и пили кофе.
     – Да, конечно, – пришлось ответить мне, – даже не спросить, а попросить кое-что вспомнить, но я понимаю, что, возможно, эти воспоминания будут для вас не самыми приятными.
     – Если вас интересуют мои воспоминания, связанные с Джудит, то их не так уж много, мы ведь мало общались.
     – Я понимаю, что пока вы были ребенком, она не слишком стремилась к этому общению, но, когда вы повзрослели, разве не пыталась она оказывать на вас влияние? У меня сложилось впечатление, что она была властной женщиной, или я не права?
     – Не знаю, наверное, доля истины в ваших словах есть, но ее властность не была открытой, или агрессивной, каким-то образом она умела так повернуть человека, что он и не догадывался, что выполняет ее волю, но все это не коснулось меня. Иногда я ее ненавидел, иногда жалел, но никогда не понимал. А, знаете, я сейчас подумал, что я ее никогда и не презирал.
     – Мне сказали, что она хорошо знала особенности вашего бизнеса?
     – Да, тут она действительно была специалистом высшего класса, хоть и не имела ни специального образования, ни обширных знаний, но у нее было какое-то удивительное чутье. Кроме того, она была незаменима, когда требовалась какая-нибудь информация.
     – Если вдруг вам была нужна ее помощь, вы звонили ей?
     – Конечно, в основном, именно так и было, но тут все было очень просто, она ведь была одним из самых крупных наших акционеров и почти до самой смерти была членом правления.
     – Вы знали, как она собирается распорядиться своими акциями? В случае.. Ну, она ведь болела и, возможно, знала о том, что может случиться.
     – Она знала, что умирает, но никогда об этом не говорила. Во всяком случае, со мной.
     – Вы когда-нибудь встречались с Джимом Стонером?
     – Нет, ни разу.
     – А она рассказывала о нем?
     – Когда я был ребенком, она, как вы правильно предположили, меня почти не замечала и общалась, в основном с мамой, к их разговорам я не прислушивался. А когда я стал взрослым, мы говорили только о бизнесе.
     – И вы не знали ничего о ее завещании?
     – Я и сейчас не знаю, все, о чем пишут газеты – сплошные догадки, поскольку вы же не видели этой части завещания своими глазами?
     – Не видела, вы правы.
     – Я читал, что эта женщина, племянница Джима, приходит в себя, это правда?
     – Есть надежда, что она будет жить, но пока она еще не говорит и никого не узнает.
     – Ее охраняют?
     – Да, разумеется.
    Я поняла, что, если не считать прекрасно проведенного вечера, моя поездка в Гринвер Д ничего не добавила к тому, что мы уже знали. Впрочем, это не совсем так. Я чуть больше узнала о странной человеческой судьбе, которая оставила шлейф событий не в прошлом, а в будущем.
    
    Джим Стонер
    
    За всеми событиями последних дней я как-то забыла, что моим клиентом в этом деле был Джим Стонер. Но его проблема давно решилась. Он уже все знал о своем непрошенном госте и даже успел с ним познакомиться. Артур приходил к Стонеру со своими извинениями и с тех пор они с Миленой не забывали старика. Это все мне рассказала Милена, когда я позвонила ей по дороге из Гринвера Д. Но себя я мысленно обругала и решила в понедельник обязательно навестить пожилого человека. Так я и сделала.
    Утром я заскочила к себе в контору, сказала Ари, куда направляюсь, попросила его сообщать мне по телефону обо всем, что будет происходить в мое отсутствие, и пошла пешком к старому дому Джима Стонера.
    Я позвонила, нажав большую черную кнопку очень старого дверного звонка. Звук этого представителя явно прошлого века был громким и каким-то пронзительным. Мне пришлось ждать несколько минут, прежде чем Джим открыл, старик жил один, девушка, которая у него работала, видимо еще не пришла, а преодоление пути от библиотеки, где он обычно обитал, до двери требовало времени.
    Стонер обрадовался мне, чувствовалось, что ему сейчас очень необходим собеседник, ведь за всю его жизнь вокруг него не происходило столько невероятных событий, сколько произошло за последние недели. Он сразу засуетился и, несколько смущаясь, предложил мне выпить с ним чаю прямо здесь, внизу, в просторной и уютной кухне, поскольку он привык не только пить чай, но и принимать нечастых гостей именно здесь.
    Мы расположились у накрытого белой льняной скатертью стола, на который Джим поставил две большие аппетитные чашки с горячим и ароматным чаем, кувшинчик со сливками, вазочки с печеньем, с конфетами и с лимонным мармеладом.
     – А я уж думал, что вы совсем обо мне забыли, – заговорил Джим Стонер, – да и дело вон какой оборот приняло, кто ж мог подумать?
     – Да, уж вы извините меня.
     – Что вы, я ведь ни к тому сказал, – смутился Стонер.
     – Как вы себя чувствуете? – переключила я разговор.
     – Да уже нормально, мне повезло гораздо больше, чем бедняжке Этти.
     – Конечно, но врачи говорят, что появилась вполне ощутимая надежда.
     – Слава Богу, а то ведь молодая женщина, что за мерзавец на это пошел? – старик вздохнул и задумался. – Дочка у нее хорошая, да и парень этот не такой уж... – Стонеру так и не удалось подобрать нужного слова, и он смущенно замолчал.
    Какое-то время мы сидели молча, я чувствовала, что Джим хочет сказать что-то такое, о чем ему непросто начать разговор. И я была права.
     – Вы ведь видели это парня… Ну, сына моей Джудит, о котором пишут газеты?
     – Да, я позавчера говорила с ним.
     – Он похож на нее?
     – Похож, если судить по той фотографии вашей жены, что я видела. Это ваша свадебная фотография.
     – Да… – он опять вздохнул, – А ведь я впервые за всю жизнь обижен на нее, вы только поймите меня правильно, ведь у меня мог бы сейчас быть сын, – голос старика дрогнул. – Я бы любил этого мальчика как родного, я бы все для него сделал, и никакого второго конверта бы не понадобилось.
     – Я вас понимаю, – мне очень хотелось сейчас, чтобы мои слова звучали убедительно, – но ваша жена любила вас и боялась потерять. Она была очень молода, когда солгала, тогда, возможно, искренне полагала, что позднее во всем вам признается, но, чем больше была ее привязанность, тем дальше она старалась отодвинуть это признание. Я думаю, что было именно так.
     – Возможно, вы и правы. Странная штука судьба. Я ведь в эти ночные клубы никогда не ходил до того раза, да и после не заглядывал. Спиртные напитки меня никогда не привлекали, а голые барышни и подавно, извините, – он смутился, а я улыбнулась, чтобы показать, что поняла причину его смущения. – Тогда меня затащил товарищ, мы с ним вместе служили в армии, не виделись больше года, знаете, как это бывает.
     – Да, – кивнула я.
     – Так вот, мы туда зашли, это был клуб «Полнолуние», впрочем, вы-то вряд ли там бывали.
     – Действительно, не приходилось, – улыбнулась я.
     – Ну, выбрали мы столик подальше от сцены и подозвали официантку. Этой официанткой и была Джудит. Мой приятель уже был нетрезвый, он начал к ней приставать, сказал какую-то непристойность. И тут я увидел, что девушка готова расплакаться. Я сразу понял, что она тут новенькая, может, не по своей воле. В общем, когда мы с товарищем вышли оттуда, и я посадил его в такси, сам я не уехал, а стал ждать, когда это заведение закроется. Долго пришлось ждать, но, наконец, выпроводили последних посетителей, закрылась дверь со стороны улицы, погас свет, кроме небольшой лампочки над входом. Потом открылась дверь со стороны небольшого дворика, примыкавшего к зданию клуба, и оттуда потянулись бармены, официантки, музыканты. Я ее сразу узнал. Без шляпки, хотя было уже довольно холодно, в стареньком пальтишке, маленькая, худенькая, вся какая-то взъерошенная…
    Стонер встал и стал готовить свежий чай. Затем остановился и посмотрел в мою сторону, но словно не на меня смотрел, а просто о чем-то вспомнил, или подумал.
     – Подождите секундочку, я сейчас.
    Он вышел их кухни, и я слышала, как стал подниматься по лестнице. Вернулся он быстро, минут через пять-десять, с большим фотоальбомом в руках. Придвинув свой стул и освободив место на столе, Джим Стонер положил альбом передо мной и открыл его. Я увидела большую старую черно-белую фотографию, на которой, конечно же, была Джудит. На вид ей можно было дать лет пятнадцать. В черном строгом платье, тоненькая. Темные волосы мягкими волнами спадают на плечи, оставляя открытым милое личико с огромными глазами, которые настолько выразительны и хороши, что заслоняют, делают несущественными остальные черты этого, все же красивого и юного, лица. Да, эту девочку невозможно было представить в той роли, в какой ее увидел молодой Джим Стонер. Теперь легче было понять все те события, о которых я услышала от него.
     – Вот такой она была тогда. – сказал он с какой-то особой нежностью,– Когда я к ней подошел, она испугалась, и мне пришлось ей объяснять, что я хочу всего лишь поговорить. Наконец, она успокоилась, поверила мне. Потом грустно так посмотрела и сказала, что очень устала, хочет отдохнуть, ведь вечером ей опять на работу. Тогда-то я и предложил ей бросить эту работу. Она невесело улыбнулась и сказала, что рада была найти хоть такую. Она была права. Тогда было очень трудное послевоенное время. Тысячи людей не имели никакой работы, а значит, вынуждены были не жить, а выживать, простаивая в очереди за бесплатной похлебкой и ночуя, где придется. Ну, а в ответ я неожиданно, даже для самого себя, предложил ей стать моей женой. Однако, сказав эти слова, я в них сразу поверил сам и горячо стал убеждать Джудит. А доводы нашел. У меня была работа и по тем временам вполне приличная зарплата, я снимал квартиру в небогатом, но достаточно благополучном районе. Были у меня и кое-какие накопления. Я ведь воевал, мне были выплачены некоторые деньги, ну, это-то вы должны знать.
     Я кивнула в знак согласия.
     – И она сразу согласилась? – спросила я.
     – Нет, не сразу, но я ее убедил, предложив зарегистрировать наш брак в мэрии, а если все пойдет хорошо, тогда уж и обвенчаемся, и свадьбу сыграем по всем правилам.
     – Так и было?
     – Да, на следующий день, после посещения мэрии Джудит переехала ко мне и навсегда оставила работу. Впрочем, после того как она уговорила меня сыграть на бирже, используя часть накопленных мною денег, все в нашей жизни пошло немного по-другому, да вы это и сами понимаете.
     – А та свадебная фотография когда была сделана? – спросила я, и мне это было действительно любопытно, поскольку на том снимке Джудит выглядела старше и вообще иначе, словно это была другая женщина.
     – Так уж получилось, что венчание и свадьба несколько запоздали, мы ее отыграли, когда прожили уже восемь лет.
     – Тогда понятно, – улыбнулась я.
    Дальше Джим Стонер рассказывал, как они с Джудит постепенно выбирались из нищеты, как купили этот дом, как радовались ему и старались сделать его уютным. Я понимала, что эти воспоминания ему сейчас очень важны, да и мне, если честно было интересно, я словно читала никем пока не написанный роман.
    Расстались мы уже после полудня. Я поблагодарила Джима за гостеприимство и интересный разговор, обещала, что еще буду его навещать и держать в курсе событий, он пытался заплатить мне за работу, но поскольку на решение его конкретной задачи я времени почти не потратила, ни о каком гонораре не могло быть и речи. На том мы расстались.
    
    Версия
    
    Ари мне не звонил, значит, ничего пока не произошло. Поэтому, не заходя в свою контору, я поехала в полицейское управление, чтобы обсудить с Эриком Катлером все, что мы на сегодня узнали. Мои поездки, встречи и разговоры постепенно помогли мне кое-что понять. И у меня, наконец, появилась версия, в которую прекрасно укладывались все события, единственное чего я не могла сказать точно – это имя преступника и его адрес. Но кое-какие соображения у меня появились и на этот счет.
    На всякий случай я позвонила Эрику Катлеру, чтобы убедиться, что застану его на месте. К счастью, все было именно так, как мне было нужно. Но я поняла, что мой звонок был не лишним, когда поднявшись на седьмой этаж почувствовала запах кофе.
     – Приветствую вас, коллега, похоже, начинается работа, – в голосе комиссара появились знакомые интонации, предвещающие финал очередной запутанной истории.
     – Пока это работа воображения, – внесла я свою долю скепсиса.
     – Ваше воображение, основанное на гениальной интуиции, является катализатором наших, прежде всего, моих мыслительных процессов – бодро возразил мне Эрик Катлер.
     – Звучит как формулировка нового закона. Я бы назвала его так: Закон о неизбежности раскрытия преступлений путем использования фантазий Мэриэл Адамс и интеллекта полицейского комиссара Эрика Катлера – не сдержавшись, я откровенно рассмеялась.
     – Красиво, черт возьми, получилось! – Подхватил Катлер. – Но сначала мы выпьем по чашечке кофе, чтобы привести в рабочее состояние комиссара вместе с его мозгами, поскольку упомянутый комиссар почти не спит вторые сутки.
     – Святое дело, – согласилась я.
    Какое-то время мы действительно молча пили кофе. Впрочем, это было совсем недолго.
    Наконец, комиссар заговорил:
     – Вы сказали, что готовы предложить свою версию, а я бы очень хотел ее выслушать, поскольку и у меня есть соображения, что-то мне подсказывает, что наши версии вряд ли будут противоречить друг другу.
     – Но сначала я хотела бы задать вам один вопрос: мы знаем, что запечатанную в этом пресловутом втором конверте часть завещания видел только Яков Шефнер, так?
     – Да, именно так.
     – Есть вероятность того, что этот текст видел еще кто-нибудь?
     – Вероятность есть всегда, другое дело, насколько она велика.
     – Ну и насколько?
     – Думаю, что незначительно. Шефнер не станет никому показывать документ, если это не положено по закону. Эта особенность характера фактически его кормит. Да и зачем? Теоретически ему могут предложить взятку, но для того, чтобы заплатить за эту информацию достаточно серьезные деньги, нужно иметь о ней представление. Но если уже есть это представление, то зачем платить? Так что, скорее всего, кроме Якова Шефнера, никто содержание этой части завещания не знает.
     – Он сам и печатал этот документ?
     – Конечно. Так положено по закону в подобных случаях.
     – Я знаю, как положено, но меня интересует, как это было на самом деле. Я знаю случаи, когда этим правилом пренебрегают.
     – Вы, коллега сегодня что-то не похожи на себя. Неужели вы верите, что Джудит допустила бы подобное нарушение? Ведь она наверняка жестко все проконтролировала.
     – Да, вы правы. Просто хотелось отсечь все случайности. А теперь давайте сведем воедино все, что мы знаем. Итак, с достаточно большой долей вероятности мы можем предположить, что покушение на Джима Стонера совершил человек, который знал о существовании акций и считал, что сможет до них добраться после того, как уберет со своего пути старика. Вы согласны со мной?
     – Ну, если речь идет о вероятности, то мне нечего возразить.
     – Таким образом, – продолжила я свои рассуждения, – мы получаем некое противоречие: С одной стороны, Ронен Критц получил бы акции в случае смерти Стонера, но он не знал о завещании своей матери, кроме того, он вряд ли бы совершил убийство, да еще таким способом, впрочем, это мое мнение, а не факт. С другой стороны, Яков Шефнер знал об этой части завещания, но смерть старика ему ничего не давала, скорее даже наоборот, ведь за управление акциями он получает свой процент только, пока жив Джим Стонер. Мы и так заходим в тупик, а тут еще происходит второе покушение.
     – Да, уж… – вздохнул комиссар.
     – Хочу обратить ваше внимание еще на один нюанс. Создается впечатление, что первое преступление было продумано хуже. Почтовый фургон не удалось как следует разогнать, Стонер успел заметить машину и отскочить. Похоже, убийца действовал на удачу. Ему казалось, что он мало, чем рискует. Второе преступление явно было спланировано лучше, тщательней. Убийца назначает жертве свидание в ресторане, который расположен у самого шоссе, на окраине города рядом с национальным парком. Туда можно доехать на автобусе, или на такси. Он знает, что у Этти нет машины. Он договаривается с ней встретиться прямо в ресторане. Подозрительная подробность, но по какой-то причине, Этти не обращает на нее внимания, ну и вряд ли она опасалась за свою жизнь. Да и с чего бы? Он выясняет расписание автобусов и звонит женщине в ресторан, чтобы отменить свидание, в такое время, когда она не сможет сесть на автобус сразу, как только выйдет из ресторана. Он знает, что она либо будет ждать на остановке, либо вызовет такси. Кроме того, я думаю, что убийца уже знает тот факт, что некий таксист в это время ужинает и ставит свою машину возле дома, а, значит, нет необходимости угонять случайную машину. Вот так все и получается. Врачи считают, что, если к Этти Саротти вернется сознание, это будет чудом, особенно, если вернется память, амнезия – это самое легкое последствие тех травм, которые она получила.
     – Вы считаете, что пригласил Этти в ресторан хорошо знакомый ей человек?
     – Ну, посудите сами, разве женщина согласилась бы сама добираться за город на автобусе для свидания с незнакомым человеком?
     – Я не понимаю, как она согласилась на таких условиях встретиться и со знакомым, – в голосе комиссара опять появились ворчливые нотки.
     – Не знаю, как этот таинственный кавалер объяснял Этти необходимость подобной встречи, но, думаю, что ее все это тоже устраивало.
     – Почему вы так думаете?
     – Милена мне рассказала, что Этти по какой-то причине скрывала своего поклонника. Если она права, то встреча, подготовленная таким образом, могла ее устроить.
     – Может, он женат?
     – Милена говорит, что это исключено, и я с ней согласна.
     – Мне остается поверить в очередной раз вашей интуиции. Но что тогда?
     – Есть разные варианты, но давайте все же сначала разберемся с фактами.
     – Согласен.
     – Итак, будем считать, что мы знаем: есть некий человек, который заманил Этти Саротти в ловушку и пытался убить, и это, между прочим, ему почти удалось. Теперь нужно выяснить, зачем он мог это сделать, и почему это ему удалось?
     – То есть, мотив и возможности?
     – Вот именно! Начнем с мотива, этот человек не наследник Этти, у нее одна наследница, которая имеет алиби, да и маловероятно ее участие в подобном преступлении. Единственным вероятным мотивом для убийства мне видится желание некого субъекта избавиться от опасного для него свидетеля.
     – Вы предполагаете, – тут же включился в мои рассуждения комиссар, – что Этти располагала информацией, опасной, для этого, как вы выразились, субъекта?
     – Или он так считал, по какой-то причине, – осторожно согласилась я
     – И что же это могла быть за информация? Я вижу, что у вас есть версия.
     – Вот тут мы должны вспомнить о первом покушении. Мы знаем, что от смерти Стонера выигрывали два его наследника: сын его покойной жены Ронен Критц и его племянница Этти Саротти. Мы считаем, что эти наследники к покушению не причастны, поскольку, во-первых, не знали о своем предполагаемом наследстве, во-вторых, у каждого из них есть алиби, подтвержденное весьма солидным количеством свидетелей. Идем дальше. Тогда, быть может, наш господин икс знал об этом наследстве и имел возможность до него добраться?
     – Ну, человека, который точно знал все об этом наследстве, мы знаем, однако, как он мог бы до него добраться?
     – Став, например, мужем симпатичной вдовы.
     – А что? Он – вдовец. Вполне мог бы претендовать на такую роль. – подхватил мою мысль Катлер.
     – Правда, Этти не слишком откликалась на его ухаживания, как мы знаем из слов ее дочери.
     – Интересно, почему… – Эрик Катлер, похоже, вполне искренне удивился.
     – Господи, комиссар! Это-то как раз вполне можно понять, ведь он ей в отцы годится! – воскликнула я.
     – Ну, пожалуй, – комиссар смутился, – однако представить себе, как он угоняет почтовый фургон…
     – А почему мы считаем с самого начала, что преступление совершает и замышляет один и тот же человек?
     – Вы думаете о сообщнике?
     – Или наемнике?
     – Интересный подход, который в какой-то мере объясняет некоторые моменты.
     – Ну, так что вы думаете о моей версии?
     – Логика в ваших рассуждения присутствует, но что с доказательствами? Мы же не можем обвинить человека в преступлении, только потому, что он обладал по долгу службы нужной информацией и имел статус вдовца, а ведь если выделить из ваших рассуждений чистые факты, то больше ничего нет.
     – Да, это верно, но я вот о чем подумала, если мы не заблуждаемся, то факт возвращения к жизни Этти Саротти не может не спровоцировать преступника на новое преступление.
     – Поэтому мы и приняли все возможные меры для обеспечения безопасности Этти в больнице. – заметил комиссар.
     – Вы уверены, что ваши меры гарантируют стопроцентную безопасность?
     – Ничего стопроцентного не существует в природе, – философски заметил Катлер и задумался. Затем продолжил, – человек с оружием в комнату, где находится пострадавшая, не проникнет, а вот человек со шприцем? Мы, конечно, договорились с администрацией центра Бермана, что они будут использовать для ухода за нашей подопечной постоянный состав врачей, сестер и сиделок. Но кто может поручиться, что никого из этих людей нельзя купить? Я уже не говорю о существовании всяких других причин, которые могут заставить кого-то из медперсонала действовать в интересах преступника.
     – И поэтому я подумала: лучше бы нам знать, когда этот господин икс решит перейти к действиям.
     – Я согласен, что лучше, но каким образом мы можем об этом узнать?
     – А это может быть только в том случае, если мы сами эти его действия спровоцируем.
     – Что ж это действительно мысль. Вы правы, – комиссар опять погрузился в раздумья, – ну так может, попросим вашего друга Дэвида дать в его газете некую полезную для нашей затеи информацию? А за его газетой могут и другие…
     – Вы читаете мои мысли, – улыбнулась я.
    Я тут же позвонила Дэвиду и попросила его приехать в управление.
     – Но я на работе, – возразил мой друг, занимаясь, видимо, чем-то очень важным в редакции своей газеты.
     – Скажи своему шефу, что здесь ты получишь сенсационный материал, – подсказала я ему простое решение.
     – И это правда?
     – А ты решил, что я учу тебя врать начальству?
    
    Ловушка
    
    Уже на следующий день в газетах и в сети появилась сенсация: «Этти Саротти пришла в себя и узнала свою дочь. Она пока не сообщила ничего существенного для следствия, и еще неясно, помнит ли она события, которые предшествовали несчастью с ней, но сейчас она находится под действием специальных препаратов, после использования которых, как утверждает ее лечащий врач, сможет уже завтра утром дать показания. Комиссар Катлер, ведущий это расследование, находится в больнице и будет ждать нужного момента, поскольку придает показаниям потерпевшей большое значение. Он заявил прессе, что Этти Саротти, возможно, даже назовет имя преступника».
    Этот текст мы запустили с такого момента, чтобы у нашего господина икс было время для придумывания плана, но чтобы его не хватило для того, чтобы этот план стал безупречным.
    Все было подготовлено и на предполагаемом месте преступления. В реанимационной палате стояли две ширмы, они там стояли постоянно. Их только чуть отодвинули от стены, за этими ширмами находился человек, хорошо подготовленный к нападению на преступника в условиях ограниченного пространства, он был вооружен специальным пистолетом для усыпления животных. Камеры слежения тоже установлены в этой палате постоянно, и к ним привыкли, изображение идет на монитор в кабинете дежурного врача, о чем, разумеется знают все. Присутствие в этом кабинете комиссара после сообщений прессы тоже выглядело вполне логично. Вообще все, что делалось в больнице, делалось вполне открыто. Разумеется, это не касаелось спрятавшегося за фирмой оперативника. А вот наблюдение за домом и конторой Шефнера велось с большой осторожностью.
    Мы понимали, что все ожидаемые нами события были всего лишь вероятны, но с другой стороны, мы надеялись, что поставили преступника в такие условия, в которых он побоится бездействовать, слишком многое для него решали, по нашим предположениям, показания Этти.
    Из сотрудников больницы в наши планы был посвящен только лечащий врач, который, по нашей просьбе, согласился ответить на некоторые вопросы журналистов.
    Среди представителей прессы, правду знал только Дэвид, который и поднял волну в СМИ.
    Еще нам пришлось открыть суть нашего плана Милене, с которой мы взяли слово, что она не расскажет о том, что ей стало известно даже Артуру.
    Пришлось до следующего дня не пускать в палату к Этти и Руже, но он, тем не менее, не захотел уехать из больницы и расположился в вестибюле центра, недалеко от приемного отделения.
    К вечеру все участники этой операции были в состоянии охотничьего азарта. Но шли минуты, часы… А ничего не происходило.
    Как ни странно, первую информацию мы получили от полицейского детектива, который вел наблюдение за домом Шефнера. Он сообщил, что в десять часов вечера из подъезда вышел секретарь адвоката, в руках которого был небольшой чемоданчик. Судя по всему, сам Шефнер остался дома, в его окнах горел свет. За машиной, на которой уехал секретарь, легко организовали наблюдение, вскоре стало понятно, что молодой человек направляется в аэропорт. В аэтопорту его уже ждал другой детектив.
    Но от наблюдений за секретарем Шефнера нас отвлекли события, развернувшиеся в реанимационной палате. За всем, что там произошло, мы с комиссаром наблюдали по монитору в кабинете дежурного врача. Вместе с нами был и лечащий врач Этти.
    Время уже приближалось к полуночи, когда мы увидели, что в палату вошел довольно крепкий молодой человек, одетый в белый халат и докторскую шапочку. Лицо его было скрыто маской, но так и было положено заходить в реанимационный блок. Полицейский за ширмой, подал нам знак, что все видит и готов к необходимым действиям.
     – Это ваш сотрудник? – спросил комиссар доктора, указывая на монитор.
     – Я его не узнаю, – неуверенно ответил тот, – да и не должен был никто из нашего персонала сейчас туда входить. Сиделку мы вызвали от пациентки пять минут назад, как и договаривались. Это уже была вторая ее отлучка.
    В это время неизвестный уверенно подошел к шкафчику с медицинским оборудованием. Было видно, что он быстро отыскал то, что ему было нужно. Когда он повернулся в сторону камеры, мы увидели у него в руках шприц. Такой наглости, самоуверенности и наивности никто просто не ожидал. Впрочем, все задуманное сработало как часы. Не успел объект сделать шаг в сторону кровати, как из-за ширмы показалась рука с пистолетом. Выстрела слышно не было, но мы увидели, как человек в белом халате покачнулся, глаза его удивленно округлились, хотя, возможно, мне это показалось. Полицейский успел его подхватить и аккуратно уложить на пол. Затем появились еще двое полицейских с носилками. Так что в управление подозреваемый был доставлен в спящем состоянии.
    Мы дождались того момента, когда в палату вошла Милена, и только после этого вздохнули с облегчением. Что ж теперь можно отправляться отдыхать до утра. Но в это время на связь с комиссаром вышел детектив, который вел секретаря Шефнера. Я видела по выражению лица Катлера, что произошло что-то неожиданное.
     – Я еду в Аэропорт, – устало проговорил Эрик Катлер, – молодой человек попытался пересечь границу с фальшивыми паспортами.
     – И сколько при нем было паспортов? – удивилась я.
     – Пока мне сообщили о двух.
     – Он что же оба предъявил на паспортном контроле? Или его обыскивали?
     – Нет, похоже, не то и не другое, но подробности я смогу узнать только на месте. Вас подбросить домой, или, может…
     – Конечно, я поеду с вами.
    
    Беглец
    
    По дороге я думала о секретаре Шефнера. Невольно вспомнила и своего Ари. Я подумала, что секретарь больше всех подходит на роль сообщника. Но в момент, когда над его патроном нависла угроза, а в этом я уже почти не сомневалась, он пытается бежать. А, может, это часть их общего плана? Все-таки смысла в этом побеге я не видела. Но было очень интересно, как он будет объяснять свой поступок? Впрочем, скоро мы все узнаем.
    В аэропорту нас встретил полицейский детектив и провел в кабинет начальника паспортной службы, где пока и находился задержанный.
    Да, все оказалось даже интереснее, чем я могла предположить. Я впервые рассмотрела секретаря Якова Шефнера, хотя видела его пару раз в кабинете адвоката, но там я его просто не замечала. Ему было на вид лет 30. Высокий стройный, спортивный. Очень приятное, даже можно сказать красивое лицо. Оказалось, что при нем было не только два паспорта. В чемоданчике, с которым он вышел из квартиры своего шефа была обнаружена большая сумма денег. Как он собирался провезти ее? Ведь на таможне ему пришлось бы объяснять, зачем он везет столько наличности. Но самое интересное нам рассказал чиновник, который проверял его паспорт. Оказывается, второй паспорт у этого бедолаги лежал в том же кармане, что и тот, который он собирался предъявить, и он их вытащил вместе, второй просто зацепился за обертку первого, и получилось так, что один оказался у него в руках, а второй на столе. На обоих документах была фотография одного и того же человека, при этом фамилии были разные и, как мы теперь понимали, совсем не совпадали с настоящей фамилией того, кто был на фотографиях. Все это было более чем странно, это было похоже на неподготовленное спонтанное бегство в состоянии паники. Значит, все же этот человек и был сообщником, иначе, что его так напугало? Но кого же задержали в больнице? Два сообщника для этого дела – явный перебор. И вдруг у меня словно что-то щелкнуло в голове.
     – Комиссар, – тихонько обратилась я к Катлеру, – а за Шефнером кто-то еще наблюдает?
     – Конечно, но он дома, никуда не выходил.
     – Попросите кого-нибудь наведаться в его квартиру.
     – Но… Ладно. – к счастью, как потом оказалось, комиссар и в этот раз поверил моей интуиции.
    Допрос начал следователь из пограничной службы, поскольку дело пока не получило статус криминального.
     – Назовите свое настоящее имя – обратился он к человеку, который для нас все еще оставался просто секретарем адвоката Якова Шефнера.
     – Фрэд Стафс, – отвечая, он почему-то посмотрел в мою сторону.
     – Как вы можете объяснить наличие у вас фальшивых документов?
     – Я отказываюсь отвечать на ваши вопросы.
     – Вы хотите пригласить своего адвоката?
     – У меня нет адвоката, – усмехнулся Стафс, – смысл его усмешки нам был вполне понятен.
    Я поняла, какую тактику он избрал, и было ясно, что ничего интересного мы здесь сейчас больше не услышим.
    В очередной раз зазвонил телефон комиссара. Он слушал, и было видно, что информацию, которую ему сейчас сообщали нельзя назвать приятной.
     – Господа, – обратился Эрик Катлер к пограничникам, тон его был официальным и мрачным. – Находящийся здесь господин Стафс подозревается в ограблении квартиры господина Шефнера и в покушении на его жизнь. Криминальная полиция Сент-Ривера просит передать задержанного под опеку центрального полицейского управления, для продолжения расследования по этому уголовному делу. Все необходимые документы будут вскоре доставлены курьерской службой.
    И тут секретарь сломался: он закрыл лицо руками и заплакал, такого мне еще не приходилось видеть, и в этот момент я готова была его пожалеть.
    Нам пришлось подождать, пока из управления привезли необходимые бумаги. Затем Стафса увезли. Но предварительно он подписал протокол, в котором, кроме описания состоявшегося не слишком продуктивного допроса, было зафиксировано желание задержанного сотрудничать со следствием.
     – Ну, увидев деньги, я тоже подумал о таком варианте, – проговорил Катлер, когда мы расположились в его джипе. – но мне кажется, коллега, что ваша версия более детальная. Хотелось бы узнать ее до серьезного разговора с господином Стафсом.
     – Конечно, разумные люди отложили бы разговор до утра, – ответила я, – но мне все равно нормально не уснуть, так что надеюсь на кофе и дельный разговор в вашем кабинете.
     – Нет никаких возражений, ни против кофе, ни против разговора, – улыбнулся комиссар.
    
    Ошибка
    
    Через полчаса мы уже сидели в кабинете комиссара, пили кофе и пытались выстроить из всех имеющихся фактов непротиворечивую и логичную картину совершенных преступлений, их причин и последствий.
     – Итак, я хотел бы знать, какая мысль заставила вас вспомнить о Шефнере именно в тот момент? – начал разговор Эрик Катлер.
     – Именно в этот момент я догадалась, что секретарь адвоката, а не сам Шефнер и есть тот загадочный поклонник Этти Саротти, о котором мы так много думали и говорили.
     – Но он лет на десять моложе ее!
     – Вот именно! Это и смущало Этти! Она ему попросту не верила, хотя его ухаживания ей льстили. Понимаете, я в этот момент вспомнила разговор по телефону, который происходил на моих глазах в Стэрленде в день помолвки Милены и Артура. Конечно, она тогда говорила именно со Стафсом. Когда я это поняла, все сразу выстроилось в моей голове во вполне логичную версию событий, не вписывается в нее сейчас только человек, которого задержали в больнице, но, возможно, сейчас общими усилиями мы и этому факту найдем объяснение.
     – Что ж, давайте попытаемся, – согласился со мной комиссар.
     – Вернемся к мотиву и возможностям, – начала я свои рассуждения, – мотив очевиден – деньги. Стафс мне кажется представителем любопытного сочетания психологических типов. Он – неудачник. Это, надеюсь, не требует комментариев. В его возрасте должность секретаря с заработком, не позволяющем ему даже снимать приличное жилье, ведь он живет в дешевом пансионате какого-то благотворительного фонда, так?
     – Да, – поддержал меня Катлер, – с этим я согласен.
     – Но он обладает привлекательной внешностью, видимо нравится женщинам. Поэтому в нем есть все черты потенциального брачного афериста. Возможно, я в чем-то ошибаюсь, но мне кажется, что события развивались так. Он знал, как минимум, о наличии второго конверта с завещанием Джудит Стонер, не мог он не знать об акциях, ведь фирма Шефнера осуществляла управление ими. Десять лет назад, все это, возможно, было для него лишь любопытным фактом. Но умирает сестра Джима Стонера. Джим в это время слегка приболел и не мог приехать на погребение, он просит своего адвоката передать некую сумму наличными дочери своей сестры, на которую ложатся все хлопоты по организации похорон. Понятно, что с этим поручением в Стэрленд едет именно Стафс. И тут он видит очень симпатичную вдову, не настолько пожилую, чтобы отказаться от ухаживаний за нею. Он понимает, что она наследница Стонера. Ничего не зная о сыне Джудит, он предполагает, что именно ей со временем достанутся весьма доходные акции, но нужно понимать, что ему, даже без акций, дом Стонера и его счет в банке кажутся богатством. Он начинает обхаживать Этти. Он уверен в своей неотразимости, но не понимает, что его молодость и привлекательность в представлениях такой женщины как госпожа Саротти – не достоинство, а безусловный недостаток. Однако Этти льстит его внимание, и она не спешит решительно отвадить нежданного поклонника. Она принимает какие-то знаки его внимания, возможно, несколько раз встречается с ним, но скрывает свои романтические приключения от дочери и ведет себя совсем не так, как рассчитывал Стафс. Что-то происходит в его жизни такое, что он не может уже просто спокойно ждать наследства. Ему необходимо было что-то предпринять, чтобы создать, спровоцировать нужные ему события. И еще, мы считали, что в дом к старику проникал только Артур, поскольку он сразу в этом признался. Однако, мне кажется, что там побывал и Стафс. Он действительно хотел убить старика, но не смог. Не такое это простое дело, как оказалось. Тогда не получилось даже покушения. Хотя, если принять во внимание сломанную ступеньку, то попытка все же была. Понятно, что доказать это сейчас будет трудно, но нам важно сейчас хотя бы понять. Думаю, что там на улице, возле моей конторы, было уже фактически второе покушение на Стонера. Оно не было хорошо продумано и спланировано, просто совпали некоторые моменты. Например, секретарь пришел к старику с каким-то поручением от своего шефа, но не застал его дома и видел, как тот входил в двери моей конторы. А на соседней улице стоял почтовик. Бог знает, что он подумал, но предпринял попытку. Он неудачник и его покушение было неудачным.
     – Не думаю, что удача могла бы повернуться к нему лицом при таких обстоятельствах, - философски заметил комиссар.
     – Если бы он на этом остановился, возможно, впервые в жизни ему бы повезло, поскольку ни мне, ни вам не приходило в голову подозревать в этом покушении секретаря адвоката, – попыталась пофилософствовать и я. – Да и кто вообще обращал на него внимание?
     – Однако, следствие выясняет, что у Джудит был наследник посерьезнее, чем племянница Стонера. – заметил Катлер. – об этом пишут газеты, поскольку фирма «Экстроподиум» – это объект постоянного внимания прессы.
     – Это не охладило, судя по всему, нашего альфонса. О том, что Этти все же упомянута в закрытой части завещания, Стафс не знает, хотя может и догадываться. Мог, к примеру, что-то случайно услышать. В любом случае, он продолжает свои ухаживания. А тут у госпожи Саротти много хлопот, связанных с предстоящей свадьбой, и ей надоели уже странные отношения, которые в ее понимании ни к чему не могут привести. Она просит молодого человека больше ей не звонить. Или как-то еще показывает ему свое решительное нежелание продолжать этот роман. Но ему и в голову не может прийти, что он ей просто неинтересен, он начинает думать, что она догадывается о его причастности к покушению на Стонера. Теперь он уже не о наследстве думает, он боится. Страх увеличивает его подозрения, он становится более настойчивым, а Этти это начинает просто раздражать. Тогда подозрения превращаются в уверенность. Страх перед разоблачение делает Стафса безжалостным и хитрым, он разрабатывает план устранения опасного свидетеля. Как все происходит, мы уже говорили, и я не думаю, что сильно ошибались на этот счет. Могу только добавить, что, скорее всего, Стафс уговорил Этти встретиться с ним для последнего разговора, после которого обещал оставить ее в покое. Когда вчера газеты сообщили, что Этти может заговорить, он впал в состояние, которое назвать паникой было бы слишком слабо. Мы думали, что убийца не остановится перед повторной попыткой, но мы не учли его характер, характер жалкого и трусливого ничтожества. В этом была наша ошибка. Сбить женщину угнанным автомобилем на загородном шоссе – это одно, а проникнуть в охраняемую больницу – это совсем другое. Он действительно не остановился перед еще одним преступлением. Ему ведь нужны были деньги. Яков Шефнер ему доверял, в меру, конечно, но об этих деньгах Стафсу узнать удалось. Как он расправился с Шефнером?
     – Точно еще неизвестно, но, похоже, это отравление снотворным, адвокат жив только благодаря вашему внезапному озарению. Счет уже шел на минуты… Он в больнице… А кто же тогда был там в больнице? Неужели он кого-то нанял?
     – Комиссар, вам обязательно нужно подумать о писательской карьере, – усмехнулась я. Все, наверняка, гораздо проще и прозаичнее, боюсь, что утром вам придется извиняться. Если бы он, как вы говорите, кого-то нанял, то зачем бы ему убивать Шефнера и пытаться бежать с поддельными паспортами?
     – Но что тогда в палате у Этти делал этот человек?
     – Не мешало бы спросить его об этом, прежде, чем усыплять. Но мы все ждали там убийцу. Надеюсь, он нас поймет.
    
    Подробности от убийцы
    
    Конечно, все мои предположения, так уверенно изложенные полицейскому комиссару, могли опять оказаться ошибочными, но тогда вы вряд ли бы читали эти строки.
    Остается кое-что добавить и уточнить. Начну с того, что ошибка полиции при попытке взять убийцу с поличным в реанимационной палате центра Бермана обнаружилась еще до того, как мы с комиссаром приехали из аэропорта в управление. Просто была ночь, и дежурный инспектор опоздал немного с докладом, в котором не видел ничего срочного. Поэтому молодой медик-практикант, дежуривший в эту ночь в соседнем с реанимацией блоке и заблудившийся в похожих коридорах типового здания больницы, проснулся на удобном диване в кабинете комиссара, где его ждали наши извинения, объяснения, а также кофе, бутерброды со всякими деликатесами и мои любимые миндальные пирожные. У него было прекрасное чувство юмора, поэтому он по достоинству оценил этот полицейский розыгрыш.
    Я не присутствовала на допросе Фрэда Стафса, что я думаю вполне понятно читателю, но все, что он тогда рассказал, я могла узнать не только из протокола, но и из газет, которые проявили большой интерес к этому делу.
    Мысль поухаживать за наследницей Джима Стонера действительно пришла в голову Стафса тогда, когда он познакомился с ней в Стэрленде во время похорон ее матери. Он утверждал, что женщина действительно ему понравилась, и в тот момент он вовсе не думал о ее предполагаемом наследстве.
     События приняли криминальный оборот, по словам Стафса, тогда, когда он был загнан в угол своими неудачами. Яков Шефнер в очередной раз отказался повысить ему жалованье, а, имея постоянную работу в течение более чем пяти лет, он потерял право пользоваться дешевой благотворительной квартирой. Для него это было серьезной проблемой. У него не было близких, которые могли бы его поддержать. Воспитанник приюта, Фрэд не умел толком распоряжаться даже тем минимальным доходом, который у него был. Кроме того, он не обладал ни сильным характером, ни твердыми моральными принципами.
    В тот день, когда Стонер впервые пришел ко мне в качестве клиента, Стафс должен был доставить ему чек по поручению своего патрона. Сумма, проставленная на чеке, была сопоставима с годовым доходом секретаря Шефнера, и это было в день, когда в пансионате, где он жил, его предупредили о том, что он должен освободить комнату, которую занимал. На поиски новой квартиры ему предоставили не больше трех месяцев. Фрэд видел, как старик входил в мою контору и понимал, что ему придется подождать.
    Ожидая, он подошел к киоску и рассматривал там витрину. Поскольку он ничего не покупал, продавец его не заметил. Обычный киоск, где можно купить пачку сигарет, зажигалку, или жевательную резинку. Он находится на углу, где от нашей улицы отходит небольшой переулок, со стороны которого и подъехал почтовый фургон. Стафс увидел выходящего из дверей конторы Стонера и открытую дверцу фургона одновременно. Решения, как он говорил, никакого не было, он действовал как под наркозом. Потом раскаивался, но признаваться не пошел, боялся. Он утверждал во время следствия, а потом и во время судебного разбирательства, что не думал ни о каком наследстве, что им руководила только обида на свою несчастную судьбу. Но я не отказалась от мысли, что на старика он покушался дважды, поэтому считаю, что у него просто был хороший опыт работы у очень толкового адвоката. Он понимал, что такие показания делают его первое покушение не преднамеренным, а совершенным по действием депрессивного состояния и неконтролируемых эмоций. Что касается второго покушения, мои догадки оказались довольно близкими к истине, во всяком случае, в изложении обвиняемого.
    Суд учел раскаянье преступника, его жизненные обстоятельства и тот факт, что ни одно из его преступлений не имело фатального исхода. Приговор был сравнительно мягким, его не усугубила даже покупка фальшивых документов, которые оказались настолько топорно сделанными, что их просто не приняли в расчет, как мне показалось.
    
    Лирическое послесловие
    
    Это послесловие адресовано тем читателям, которым не безразличны человеческие судьбы, переплетенные в клубке описанных выше событий. Тем, кому не хочется ставить точку в этом повествовании, не узнав о том, что же случилось потом с участниками этих драматических событий.
    
    * * *
    
    Начну с себя, поскольку то, что вы сейчас прочитали – моя первая литературная проба. Моим первым читателем был мой друг Дэвид Сомс.
     – Знаешь, что вызовет недоверие читателей, – спросил он, дочитав мое творение до конца.
     – И что же? – приготовилась я отражать его язвительные замечания по поводу моих литературных способностей.
     – Преуспевающий адвокат и частный детектив ездит то на автобусе, то на поезде, неужели не может обзавестись хоть каким-нибудь автомобилем?
     – Но ты же знаешь, что усадить меня за руль можно только под дулом пистолета, у меня хроническая автофобия!
     – Я-то знаю, но ведь читателю это неизвестно.
    Так вот, объясняю. Я могу позволить себе купить автомобиль и даже не самый плохонький, но тогда мне нужно будет нанимать еще и шофера, а это уже слишком большие расходы для моего пока еще не настолько процветающего бизнеса. Поэтому я пользуюсь услугами общественного транспорта, а иногда меня избавляют от этой необходимости мои друзья: журналист Дэвид Сомс и полицейский комиссар Эрик Катлер.
    
    
    * * *
    
    Этти Саротти пришла в себя через неделю после того, как Фрэд Стафс начал давать показания. Амнезии у нее не было, если не считать того факта, что она совсем не узнала человека, который был у ее постели в этот важный момент. Мой проницательный читатель уже догадался, что это был Патрик Руже.
    Я навестила госпожу Саротти в больнице уже тогда, когда к ней вернулась способность не только говорить, но и улыбаться. Она была еще очень бледной, коротко подстриженные волосы пока не отрасли, но при этом она казалась помолодевшей лет на десять.
     – Вы знаете, Милена с Артуром решили отложить свою свадьбу на целый год, – сказала мне она после обычного диалога с обменом приветствиями и вопросами о самочувствии.
    В голосе явно проступали грустные интонации.
     – Но доктор говорит, что вы вряд ли раньше сможете самостоятельно ходить, – возразила ей я, – ваши дети хотят, чтобы это была настоящая красивая свадьба, чтобы вы могли не только присутствовать на ней, но и танцевать.
    Это была не единственна причина. Милена призналась мне по секрету, что они надеются через год отыграть сразу две свадьбы.
    
    * * *
    
    Когда Джим Стонер опять появился на пороге моего кабинета, я невольно внутренне напряглась, но, увидев, что он улыбается, поняла, что он зашел ко мне в этот раз не в качестве потенциального клиента.
     – Вот зашел поделиться своей радостью: еду в гости к сыну.
    Он сказал: не «к сыну моей покойной жены», а просто «к сыну». Я поняла, что не ошиблась в этом молодом человеке.
     – Я очень рада за вас и за Ронена, я уверена, что ему тоже очень не хватало отца.
     – Он приезжал ко мне в гости, – в глазах старика заблестели слезы. – Разве у моей Джудит мог родиться плохой мальчик? А как он на нее похож!
    
    * * *
    
    Это дело было не первым в моей детективной практике. Возможно, оно было и не самым удачным, но именно оно заставило меня попробовать себя в роли автора. Мне захотелось не только рассказать о своей работе, но попробовать объяснить читателям, а заодно и себе, что все в этом мире связано, что, рано или поздно, за каждое свое решение, за каждый свой поступок человеку приходится отвечать. Я говорю сейчас не только о Фрэде Стафсе. Кто знает, появилось бы в моей практике дело о покушении на хозяина старого дома, или нет, если бы Джудит призналась своему мужу в том, что у нее есть сын?