Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Издательство

    Магазин

    Кино

    Журнал

    Амнуэль

    Мастерская

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    Меридиан 1-3

    Меридиан 4

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Издательство фантастики 'Фантаверсум'

Рейтинг@Mail.ru



подарки медсестре доставка цветов БЕСТ ФЛОВЕРС вот інтрнет магазин / картинка букет цветов Львов заказ цветов букетов подарки ua
Пиковая Дама

Мара Полынь

Пиковая Дама

     — Эй, Даб! Ты здесь? — Огер обошёл по периметру офис, заглянул под стол и в ванную комнату. Никого. — Хм. — Он провёл пальцем по столешнице проверяя наличие пыли. Как обычно, поверхность была идеально чиста. Как и весь офис. Даже документы, с которыми Даб работал по текущему делу, были разложены в аккуратные стопки на дополнительном столе возле стены. Святой отец присел в кресло хозяина кабинета и с тяжёлым вздохом откинулся назад. Обычно в это время Даб находился здесь, так как на дорогах были сплошные пробки, а в небе сияло солнце. На пробный телефонный звонок мобильный жизнерадостно зажужжал в ответ из верхней шуфлядки стола. Прийдётся ждать — дело было не очень срочным, но повторно ехать через полгорода отец Гавриил не собирался.
     — Я могу Вам помочь? — спросил приятный женский голос. Отец Гавриил огляделся. В офисе было по-прежнему пусто.
     — Простите, вы автоответчик?
     — Кто? — голос шёл явно со стороны окна. Отец Гавриил подошёл и, раздвинув пальцами ламели жалюзи, выглянул на улицу. За стеклом далеко внизу медленно ехали машины и бежали похожие на муравьёв люди. Всё выглядело спокойно, как всегда.
     — Автоответчик. Это такое специальное устройство, которое отвечает, если хозяина нет дома и сохраняет для него послания, чтобы он узнал о них, когда вернётся, — объяснил отец Гавриил пространству вокруг себя.
     — Нет, я не автоответчик. И если вы меня ищете, то я здесь, — между жалюзи и подоконником появился покрытый чёрной шерстью хвост и призывно помахал кончиком. Отец Гавриил приподнял жалюзи и встретился взглядом с большой чёрной кошкой.
     — Алиса, очень приятно познакомиться, — сказала кошка и довольно зажмурилась. Было очевидно, что ей очень нравится греться на солнце.
     — Отец Гавриил.
     — О! — Алиса сразу проснулась, потянулась и спрыгнула на пол. Стало видно, что она не полностью чёрная, но на её груди есть довольно большое белое пятно. — Значит, вы священник? Вы ведь священник Огер?
     — Да, Даб меня так зовёт.
     — Секунду, подождите. — Кошка запрыгнула на стол и нажала на оранжевую кнопку громкой связи на телефоне, потом осторожно, чтобы не зацепить лапой соседние кнопки, набрала номер, которого Гавриил не знал. После второго гудка из динамика послышался усталый голос Даба:
     — Я слушаю.
     — Даб, привет. Это Алиса. Ты говорил сообщить когда прийдёт священник. Огер здесь.
     — Спасибо, Алиса. Огер, слышишь меня?
     — Да, Даб, здравствуй.
     — Дождись меня, я буду через полчаса в офисе.
     — Хорошо.
     — В холодильнике молоко и консервы, угощайтесь. — И он повесил трубку.
     — Опять эти дурацкие консервы, — фыркнула кошка. — И молоко, наверное, порошковое. Идём, проверим.
    *
     — Как дела, Даб?
     — Ужасно, Огер, ужасно. — Даб сел в кресло и помассировал глаза. Он устало сутулился и рубашка не выглядела идеально выглаженной, как обычно, — похоже, он не спал со вчерашнего дня, или по крайней мере ночевал не дома. — Я думаю, стоит сначала обсудить твои вопросы, потому что могу поспорить, мои займут больше времени.
     — Моё дело маленькое — Патриарх приглашает тебя на званый обед по поводу назначения новых экзорцистов.
     — Новых экзорцистов?
     — Да, совет решил, что экзорцизмов в Троицко–Сергиевской Лавре недостаточно, и необходимо расширить штат выездных специалистов.
     — Но зачем им нечисть на званом обеде? — Даб недоуменно нахмурился. — Зачем им вообще званый обед?
     — Церковь сейчас в не очень хорошем положении, она утрачивает свои позиции и сферы влияния одну за другой. Мы пытаемся привлечь к себе внимание, пусть даже таким необычным способом. Мы должны показать, что не оставляем свою паству на растерзание злу, а помогаем как можем.
     — Объединяясь с «дружественными» духами?
     — Я надеюсь, это останется между нами, но сейчас идёт обсуждение, в результате которого дивов, чудь и, возможно, несколько человеческих профессий вообще исключат из списков нечисти.
     — Это, конечно, всё интересно. Но могли бы прислать приглашение по почте. Я не очень интересуюсь делами церкви, когда они не касаются меня напрямую.
     — Поэтому мне и поручили пригласить тебя лично. От письма ты бы отмахнулся и точно не пришёл. А для нас сейчас важно любое участие. Ты же не откажешься посетить обед в честь назначения твоего старого приятеля экзорцистом?
     — Тебе дадут благословение проводить экзорцизмы?!
     — Уже. Епископ благословил меня на прошлой неделе. Обед — это скорее дань политической игре, чем реально необходимое мероприятие.
     Даб какое–то время молчал рассматривая свежеиспечённого экзорциста.
     — Ты себе не представляешь, какая это прекрасная новость. Поздравляю тебя от всей души, — он особо выделил слово «душа». — Хорошо, я прийду на этот дурацкий званый обед, поддержать своего старого приятеля, если он проведёт для меня экзорцизм.
     — Прости, что?
     — Я не помню, чтобы мы раньше называли друг друга хоть раз приятелями, но раз уж мы друзья, ты ведь не откажешь мне в услуге?
     — Тебе нужно изгнать демона?
     — Да, как только я его найду, — Даб сделал неопределённое движение рукой в сторону стола, на котором лежали аккуратные стопки бумаг. — Очень запутанное дело, пришлось даже привлекать внештатных специалистов. — Кошка в соседнем кресле благосклонно щурясь покивала. — Если ты закончил и мы договорились насчёт экзорцизма, то я думаю, я могу приступить к объяснениям — на это понадобится какое–то время.
     — Но на каждый отдельный акт экзорцизма нужно получать специальное разрешение…
     — Изгонять нечисть — это богоугодное занятие. Я уверен, что ты справишься в утрясании всех ваших бюрократических крючкотворений. А теперь позволь рассказать о моём текущем деле.
     Отец Гавриил тяжело вздохнул и приготовился слушать — похоже, его приятная и необременительная поездка к Дабу обернулась очередными неприятностями. Нужно бы запомнить раз и навсегда — от нечисти добра не ищут, но как это ещё вышестоящему руководству объяснить!
     — Обычно, когда происходят убийства, пусть и серийные, этим занимается уголовный розыск. Иногда они привлекают сторонних специалистов. Возможно, если ты читаешь новости, ты уже знаешь о громком деле с серией непонятных смертей на юго–западе?
     — Да, сначала этим занимались медики, так как решили, что в школе началась эпидемия?
     — Оно самое. На данный момент уже погибло семнадцать школьников, три учителя, и ещё два человека считается пропавшими без вести.
     — Неужели дело передали в уголовный розыск?
     — Не передали. Я работаю с медиками. Каждая смерть по отдельности выглядит вполне естественно и не вызвала бы никаких подозрений, если бы не их количество за такой маленький промежуток времени. Пока что уголовное дело не возбуждено, но всё к этому идёт.
     — Но какое отношение к этому имеешь ты?
     — DDC — довольно известная в мистических кругах компания. После того как не было обнаружено токсинов, вирусов, бактерий или паразитов, которые могли бы спровоцировать вспышку чего–нибудь смертельного, что подходило бы под все случаи, и также после того, как не было обнаружено никаких признаков убийства, они решили не гневить судьбу, а вызвать для подстраховки специалиста по паранормальным происшествиям. Благо, для гос. организаций у нас скидки, да и отчётность по упрощённой схеме. Моя работа — установить истинную причину смертей, и если всё действительно имеет немирское происхождение, то нужно попробовать устранить источник. Здесь вступаешь ты. Со мной работает детектив с лошадиной фамилией, он по связям с общественностью и своими коллегами. Паранормальные дела всё ещё являются редкостью, так что сам понимаешь… Да и не люблю я копаться с людскими личными данными.
     — И ты думаешь, это всё — проделки беса?
     — Пока что это рабочая теория.
     — Но одержимые…
     — Да–да, я знаю что ты хочешь сказать. Одержимые бесами ведут себя как психи и не обладают магическими способностями.
     — Вроде того.
     — Я был в морге, видел последние тела. Круг подозреваемых довольно мал — конечно, разумные существа могут отходить от принятых норм, подделываясь под других, но в мире духов такое не очень принято. Они мне в этом напоминают ваши террористические организации — «За совершённый теракт ответственность на себя взяла ИРА».
     Они помолчали немного. Потом ещё немного, и ещё немного. Гавриил думал о своём, а Даб, кажется, задремал в кресле.
     — Простите, что вмешиваюсь в ваш бурный диалог, но Иви будет здесь с минуты на минуту, — вдруг сказала кошка. Даб резко открыл глаза и посмотрел сначала на Алису, потом на Огера. Похоже, что он действительно успел заснуть, и она его разбудила.
     — Ну что же, хорошо. В общем, Огер, когда мы его найдём, я бы хотел, чтобы тыл мне прикрывал экзорцист. Заодно сейчас с детективом познакомишься.
     — Но я бы не хотел… Ты знаешь, это ведь будет мой первый практический… Я бы не хотел тебя подвести в таком ответственном деле.
     — Всё бывает в первый раз, дружище. — Даб поставил ударение на последнем слове. — Всё–таки приятно работать в спокойной обстановке не ожидая каждую секунду, что в следующий момент можешь получить кадилом по башке и крестом под рёбра.
     — Похоже, у меня нет возможности отказаться?
     — Я дам тебе треть вознаграждения, если моим напарником–экзорцистом окажешься именно ты. Конечно, я не хочу думать, что ты соглашаешься на эту работу только из–за вознаграждения. И не забывай, я не прийду на обед, если ты откажешься.
     — Я понял.
     — Дверь была открыта, поэтому я позволил себе войти без приглашения. — В кабинет вошёл высокий молодой человек в джинсах и вельветовой куртке. Его тут же чуть не сбила с ног Алиса радостно мурлыча. — Привет, Алиса. Даб, святой отец.
     — Привет, Иви. Знакомьтесь, это Гавриил, он экзорцист, это Влад, детектив. В холодильнике молоко и консервы. Присаживайся.
     — Благодарю. — Влад протянул руку Огеру. — Приятно познакомиться, Владислав. Владислав Овсов, — добавил свою фамилию детектив заметив огонёк сомнения в глазах священника.
     — Гавриил. — Он пожал протянутую руку — Даб не любил, когда в его присутствии кого–нибудь благословляли или осеняли крёстным знамением, так что Гавриил решил этого не делать. Влад сел в кресло, и мурчащая Алиса сразу же забралась ему на колени.
     — Я смотрю, ты времени зря не терял. — Заметил Влад доставая папки с документами из небольшого портфеля, который у него был с собой. Даб неопределённо пожал плечами в ответ. — Я начну?
     — Если не будешь чай и молоко, то приступай. У нас двадцать восемь подозреваемых, большая часть из них малолетки, — объяснил Даб Гавриилу. — Я попросил Влада собрать на них что–нибудь, что позволило бы сузить круг подозреваемых людей. Сейчас он расскажет, что нашёл.
     Влад положил папки на стол:
     — Здесь фотографии, адреса, табеля успеваемости, данные на родственников… Также я провёл со всеми беседы от имени милиции, здесь записи. — Он положил поверх папок диктофон. — Прежде чем делиться своими соображениями, я бы хотел, чтобы ты тоже прочитал и просмотрел всё, и потом мы бы сравнили выводы.
     — Количество подозреваемых сократилось?
     — Да, довольно значительно. С оставшимися я хотел отложить беседы пока мы не найдём экзорциста, но раз теперь с нами святой отец, я думаю, что мы сможем приступить уже сегодня, как только ты закончишь.
     Даб сначала горестно вздохнул, но вдруг радостно улыбнулся:
     — Ах да, совсем забыл. Так как Огер только сейчас согласился нам помочь, ему ещё нужно получить благословение на экзорцизм. Так что придётся подождать какое–то время.
     — Очень жаль. Боюсь, что преступники ждать не будут.
     — Огер сейчас отправит запрос, и пока крутятся шестерёнки священной машины, мы ознакомимся с твоими данными.
     Отец Гавриил договорился, что ему дадут аудиенцию на следующий день, после бурных дискуссий количество подозреваемых сократилось до пятнадцати. Все из них оказались детьми. Влад уехал домой, а Гавриил попросился остаться в офисе для ознакомления с ещё непрочитанными медицинскими заключениями. Казалось бы, это не его дело, но любопытство брало своё — всё же первое возможное изгнание бесов, хотелось быть подготовленным с любой стороны.
     Причины были разные, но результат один — летальный исход. Среди погибших было несколько подавившихся, несколько скончавшихся от приступов астмы и острой аллергической реакции, вызвавшей отёчность… Один задохнулся в гараже от выхлопных газов, один пьяный упал в лужу. Кроме того, что общей причиной смерти было нарушение работы дыхательного аппарата, никаких иных совпадений святой отец найти не смог. Услышать мысли дива по этому поводу было уже никак нельзя, так как Даб отказался составить компанию и укрывшись извлечённым из неведомого тайника пледом без долгих разговоров заснул тут же, на диване. Будить его, у отца Гавриила рука не поднялась.
    *
     — Даб? Даб, вставай. Иви будет здесь через пятнадцать минут. — Алиса настойчиво мурлыкала ему в ухо и щекотала усами. — Тебе нужно успеть привести себя в порядок, прежде чем вы поедете на допросы. Отцу Гавриилу показалось, что Даб сейчас лишь отмахнётся и продолжит спать, но последний неимоверным усилием воли заставил себя встать и поплёлся в ванную. Святой отец остался в комнате один на один с кошкой.
     — Ты называешь Влада Иви?
     — Да, ему оно намного лучше подходит. Мы стараемся не употреблять настоящих имён — они от этого изнашиваются. Особенно у людей с силами.
     — А Влад… Иви — он колдун?
     — Нет, что ты. — Алиса рассмеялась на свой, кошачий, манер. — Он эмпат. Даб уже говорил, что Иви работает в специальном милицейском подразделении по паранормальным явлениям. Поэтому и вышло, что мы все работаем вместе.
     — А ты?
     — А я напарница Иви. — Алиса улыбнулась. — Он оставил меня присматривать за Дабом. Дивы — они такие. Доверяй, но проверяй.
     Шум воды прекратился и перед ними предстал Даб, тщательно выбритый и причёсанный. Слегка сомнамбулической походкой он направился к шкафу со свежей одеждой, с каждым движением к нему возвращались чёткость и точность движений.
     — Я бы то же самое сказал о кайтши, — заметил он роясь в шкафу. — Доверяй, но проверяй. От своей кошкости вы не избавитесь и через тысячу лет.
     Алиса презрительно фыркнула и удалилась на кухню.
     — Кайтши? — Гавриил какое–то время озадаченно наблюдал за тем, как Даб завязывает галстук. — Но откуда здесь взялась кайтши? Это ведь очень далеко от их ареала обитания.
     — Это ты у Иви спроси где он её нашёл. — Даб критично осмотрел себя в зеркале и поправил воротничок рубашки. — Хорошо ещё, что некомату не притащил. Так что кайтши — вполне приемлемый вариант.
     В дверь постучали и на пороге появился Влад.
     — Доброе утро! Ну как, все готовы?
    *
     Это был обычный спальный район — серые одинаковые высотки, чахлые деревья, задавленные городом, множество машин, припаркованных как попало. Гавриил оглядел дом, в котором жил главный подозреваемый — решили начать именно с него. Становилось немного жутко, что такое обычное место могло породить серийного убийцу. Черно-белый выглаженный Даб, святой отец «в полном обмундировании» (по выражению дива), немного хипповато одетый детектив и кошка вошли в подъезд. Наверное, со стороны их компания выглядела странновато. Лифт сообщил, что они приехали на седьмой этаж и тихо шурша открыл двери.
     В ответ на звонок из квартиры послышался жизнерадостный собачий лай.
     — Деня, хватит! — раздался звонкий девчоночий голос. Не прошло и тридцати секунд, как всё тот же голосок робко поинтересовался: — Кто там?
     — Следователь Овсов, я договаривался с Анной Михайловной на встречу, она дома?
     Послышались щелчки открываемых замков:
     — Здравствуйте, проходите, — и уже куда–то вглубь квартиры: — Мама! К тебе из милиции пришли!
     Алиса, предварительно сделавшись невидимой, устроилась у Гавриила на плече и теперь время от времени щекотала его щеку усами. Деня, золотистый йоркширский терьер, что–то чувствовал и обеспокоено крутился у ног священника, пока вышедшая из гостиной хозяйка не приказала строгим голосом сидеть возле ноги. Увидев пришедших Анна Михайловна немного удивилась — похоже, она ожидала прихода одного следователя, а не трёх странных людей. Они устроились на диванах, хозяйка предложила чай. Начался допрос. Говорили только Влад и Анна Михайловна, так что Гавриил всё меньше и меньше понимал зачем же они приехали втроём. Эту работу он представлял несколько иначе. Конечно, не как показывают в кино, с взломом дверей, кровавой битвой и криками. Но… иначе.
     — Простите, а где ваш сын? — вдруг вклинился в разговор Даб.
     — Мишенька? Он ушёл к однокласснику, они вместе делают уроки. — Анна Михайловна выглядела озадаченной. — А что, собственно…
     — Когда он вернётся?
     — Раньше шести они обычно не заканчивают…
     — Вы не могли бы позвонить ему и пригласить сюда? Скажите, что это срочно. — Даб не давал закончить ей ни одного предложения, перебивая сразу после того как услышит самую важную часть и не вдаваясь в детали.
     — Я могу, но…
     — Анна Михайловна, это очень важно, — он сделал странный жест, и хозяйка квартиры замолчала. Деня угрожающе зарычал, но ему хватило одного взгляда Даба, чтобы заскулить и спрятаться под стол. Анна Михайловна с отсутствующим выражением лица направилась к телефону, набрала какой–то номер.
     — Мишенька, только что звонила Полина Васильевна, она забыла у нас вчера сумку с документами. Нужно чтобы ты срочно отвёз её ей. Да, да. Да, это очень важно. Вы сможете с Петей закончить позже вечером? Да, я тебя жду, спасибо, — было удивительно наблюдать как женщина с пустым лицом жизнерадостно говорит по телефону. Это вызывало по меньше мере чувство неуюта — так разнились её глаза и голос. Анна Михайловна положила трубку и безучастно замерла у телефона ожидая что ей скажут делать дальше.
     — Садитесь в кресло, Анна Михайловна, — Даб повернулся к отцу Гавриилу. — Сейчас прийдёт одержимый, подготовься, Огер.
    *
     Алиса сторожила возле двери, Влад ушёл на кухню. Девочка, Саша, играла в детской и ни о чём, похоже, не подозревала. Отец Гавриил освятил гостиную и подготовил «инструменты», которые могли понадобиться при вычитке. Даб всё это время стоял рядом с Анной Михайловной и «обеспечивал маскировку», как он сам выразился. Похоже, чтобы снаружи не было видно что происходит в квартире.
     Послышались щелчки открываемого замка. Открылась и закрылась входная дверь.
     — Мам? — мальчик шёл по коридору к гостиной. Вот он открывает дверь в комнату, заходит… Алиса с силой захлопнула дверь, только он переступил порог. Мальчишка испуганно оглянулся не совсем понимая, что происходит. Даб что–то пробормотал и ребёнок замер, безвольно опустив руки.
     — Начинай, Огер. Он тебе не помешает. Его зовут Михаил Сергеевич.
    *
     Званый обед шёл по плану. Даб сдержал обещание и приехал, одетый в своей излюбленной чёрно–белой манере, и даже вёл себя прилично. Улучив момент, он вытащил отца Гавриила на балкон подышать воздухом.
     — Как твои успехи в новой должности?
     — Пока что никаких особенных. Мы ведь начнём работать только со следующей недели, а пока я выполняю свои старые обязанности.
     Даб хмыкнул думая о чём–то своём.
     — Как то дело, закрыли?
     — Слишком рано, — Даб помрачнел. — Ты когда–нибудь слышал о Пиковой Даме?
     — Ты же не Пушкина имеешь ввиду?
     Даб отрицательно покачал головой.
     — Хм… Тогда… страшилка из детства? — отец Гавриил задумался, припоминая. — Кажется, словами призыва было «Пиковая Дама, явись». Но без зеркала и разных мрачных ритуалов оно не работало. А при чём тут это?
     — Просто, похоже, нам не удалось изгнать её.
     — Ты хочешь сказать, что бес, которого я изгонял, остался? И что это… Пиковая Дама?!
     — Ты помнишь все те дела, что читал? Что между ними было общего?
     Отец Гавриил пожал плечами:
     — Несколько самоубийств, несколько несчастных случаев… Если не считать, что методы время от времени повторялись, то ничего общего я не нашёл. Каждый раз антураж был разный, даже у одинаковых смертей. Может, вы притянули их за уши? Знаешь, если в большой выборке обращать внимание только на специфические дела…
     — Неправильный ответ. Ты помнишь как Пиковая Дама из страшилок убивала своих жертв?
     — Душила? — Гавриил нахмурился. — Хотя, повешение, утопление, удушье газом, приступ астмы… — как он сразу не обратил внимание?! — Ты именно так понял кто орудует?
     — Не только. Демон оставил и другие следы. Но что мне непонятно — это почему смерти продолжаются. Правда, в этот раз всё выглядит иначе — никаких несчастных случаев, в газетах пишут о маньяке–душителе, что появился в районе. Даже завели уголовное дело, но я уверен, что это наш старый клиент.
     — Как же так…
     — Крест и слово сильны только в руках и устах тех, кто чист духом и сердцем. — Даб внимательно посмотрел на священника. — Ты уверен, что у тебя с этим… в порядке?..
     Огер выразительно посмотрел на Даба.
     — Ну да, кто бы сомневался, — див вздохнул и отпил ещё немного шампанского. — Ладно, когда вечер закончится, я бы хотел вернуться и осмотреть всё ещё раз.
     — К Анне Михайловне?
     — Да.
    *
     — Даб, ты уверен, что мы поступаем правильно? — отец Гавриил опасливо оглянулся через плечо. — Это же преступление! Проникновение на чужую территорию со взломом!
     — Поменьше смотри милицейский сериалов, — ещё один поворот отмычки, и дверь беззвучно открылась. Не смотря на поздний час, в квартире никого не было, даже собаки.
     — Интересно, где все? — в задумчивости протянул священник, пока Даб копался в ванной — похоже, именно находившееся там зеркало служило воротами, пустившими Пиковую Даму в этот мир.
     — Возможно, прямо в этот момент они играют в маньяка–душителя, — пробормотал Даб. Заметив, как побледнел священник, он рассмеялся и похлопал его по плечу: — Не волнуйся, сегодня же суббота. Они на дачу уехали.
     То, чем сейчас занимался див, отдалённо походило на снятие отпечатков пальцев — сначала опрыскал всю поверхность зеркала каким–то составом, теперь аккуратно обрабатывал метёлкой. Пока что были видны только какие–то непонятные разводы, но див не отступался. Наконец, разводы проявились в достаточной мере, чтобы сложиться в какой–то непонятный паттерн.
     — Что это? — отец Гавриил подошёл поближе.
     — Похоже на лестницу, — Даб достал из кармана платок и начал тщательно вытирать проступившее изображение. Не зажигая света они прошли в гостиную и устроились на диванах.
     — Итак, что мы имеем? — див откинулся на подушки и уставился в белеющий в свете ночных фонарей потолок. — Зеркало — проход в этот мир. Паттерн на нём подтверждает предположение о Пиковой Даме. Михаил Сергеевич, главный подозреваемый, прошёл акт экзорцизма. Освобождение от бесов подтверждено. Убийства продолжаются и изменили характер. Огер, твои предположения?
     — Одержимых было больше одного?
     — Тогда характер смертей не изменился бы. Бесы даже одного рода и порядка не сильно связаны между собой. Изгнание одного не повлияло бы на других.
     — Значит, бес был один, — отец Гавриил потёр подбородок. — Существует некоторая вероятность, что будучи изгнан из одного тела, он мог нырнуть в какое–то другое, находившееся по соседству. Тогда в подозреваемых у нас целый жилой дом.
     — Как ты думаешь, на что нам были Иви с Алисой? Можешь исключить эту вероятность.
     — Где они, кстати?
     — Патрулируют район. Теперь дело официально находится в их юрисдикции.
     Они замолчали. С улицы доносились обычные звуки, присущие ночному городу. Но что–то не давало отцу Гавриилу покоя.
     — Даб, ты ничего не слышишь?
     — Всё вроде бы как обычно?
     — Нет, прислушайся внимательнее. Что это гудит?
     — Гудит? — див встал и медленно прошёлся по комнате наклоняя голову то к одному, то к другому плечу. — Не слышу.
     Отец Гавриил встал и тоже прошёлся по комнате, пытаясь определить источник звука. Вскоре они оказались в детской.
     — Отсюда, — священник показал на полку с игрушками. — Ты действительно не слышишь?
     Див быстро разгрёб игрушки. У самой стены стояла красивая кукла, выделяющаяся среди остальных дорогим платьем и тонко сделанными лицом. Когда Даб прикоснулся к ней, гудение стало настолько громким, что у Гавриила заложило уши. Он болезненно поморщился.
     — Впервые такое вижу, — пробормотал Даб убирая руку.
     — Что это?
     — Если бы я не знал, что такое невозможно, я бы сказал, что это сама Пиковая Дама. Но в этом мире бесы не могут долго жить без живого носителя поэтому…
     Не успел Даб договорить, как лицо куклы перечеркнула гигантская трещина, наподобие клоунской улыбки.
     — Ложись! — див бросился прочь, сбил с ног священника и навалился сверху, закрывая его своим телом. Прогремел взрыв, всё заволокло дымом.
     — Эй! Даб! Даб? — откашливаясь, отец Гавриил попытался растормошить лежащего на нём дива. Тот не отвечал. Нужно было убираться отсюда, пока не приехала милиция, или не вломились встревоженные соседи, но как это сделать быстро, если у тебя на руках контуженный напарник?
     С другой стороны — Даб же не человек? Может, просто бросить его? Гавриил зло покачал головой, отгоняя эту мысль — пусть он священник и свою жизнь посвятил духовному развитию, пусть он слабак в физическом смысле, но что, Даба до лифта не сможет дотащить? А там, может, этот нечистый и в себя прийдёт. Как раз будет шанс подтвердить или опровергнуть сплетню, что у дивов птичьи кости, поэтому они намного легче людей такой же комплектации. Проверив, что Даб дышит, Гавриил взвалил его на плечо и потащил к выходу из квартиры. Но не добрались они и до середины коридора, как в входная дверь медленно открылась. Свет на лестничной клетке тоже почему–то погас, и в неверном свете уличного фонаря священник рассмотрел детскую фигуру.
     Странно, но снаружи не доносилось никаких звуков. Где перепуганные соседи? Почему не слышно воя приближающихся сирен?
     Ребёнок сделал шаг, другой. Наконец, отец Гавриил рассмотрел, кто же перед ним.
     — Саша? — неуверенным, срывающимся голосом, спросил он. — Почему ты здесь одна?
     Ответом была лишь зловещая улыбка.
     — Мой замечательный план, ты разрушил его, — произнесла девочка низким нечеловеческим голосом, абсолютно не подходящим к её внешности. — Теперь я разрушу тебя так же.
     «Саша… Александра Сергеевна, не так ли?» — пронеслось у священника в голове. Дочка. Девочка, которая открыла им дверь во время первого визита. Но как они не обратили на неё внимания? Почему? Если начать вычитку сейчас, теоретически, шанс есть. Но молитва занимает около трёх часов, причём подействует не сразу. А одержимую никто держать всё это время не будет. Что же делать? Он почувствовал, как див сделал какое–то движение. В тот же момент ребёнок перед ними зашипел:
     — Ты, нечестивый предатель, поддерживаешь это человеческое отродье!
     — Давай, я держу её, — еле слышно прошептал Даб.
    *
     Сквозь жалюзи пробивались отдельные лучи света, расцвечивая офис в яркие полосы. Даб сидел на своём обычном месте, задумчиво выводил чернильной ручкой странные узоры на бумаге. Огер сидел напротив. Иви с Алисой ушли пять минут назад, оставив в умывальнике свои кружки из–под молока.
     Дело закрыто, бес изгнан окончательно. Уникальный случай, когда один демон контролировал тела двух живых людей одновременно. Кукла оказалась основным носителем, в то время как дети были лишь инструментами. В мировой практике о таком ни разу не писали раньше — демоны всегда выбирали носителем живых существ, желательно разумных. А по утверждению Даба иначе и быть не могло, так как без живой плоти пришельцы из мира духов в мире людей долго жить не могли. Как они это проморгали — оставалось загадкой. Притом, что с самого начала Саша, как вторая одержимая, ходила прямо под носом.
     Див, рассказывая о ночи поимки Пиковой Дамы, ни словом не обмолвился о том, как прикрыл Гавриила, поэтому теперь священник неловко молчал.
     Нельзя было сказать, чтобы присутствие человека тяготило дива, но возобновить прервавшийся разговор он тоже не спешил.
     — Ну, я пойду, — наконец, решился Гавриил. Даб пробормотал что–то неразборчивое в ответ. Уже у самых дверей священник остановился и ещё раз взглянул на дива. Ни слова о взрыве. Может, Даб действительно не ждёт благодарности за спасение жизни? — А если бы я не сказал тебе в самом начале, что я теперь могу выполнять экзорцизмы?
     — Мне бы это влетело в копеечку, сам знаешь сколько за это берёт церковь. Званый обед в расплату — вполне приемлемая цена.