Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Издательство

    Магазин

    Кино

    Журнал

    Амнуэль

    Мастерская

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    Меридиан 1-3

    Меридиан 4

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Издательство фантастики 'Фантаверсум'

Рейтинг@Mail.ru




Дело о политическом шкафе

Дмитрий Шаров

Дело о политическом шкафе

    Эта история представляет собой взгляд снаружи на классический английский детектив. Взгляд человека, никак с этой страной не связанного.
    Это не пародия и не подражание. Просто набор наблюдений.
    Впрочем, вероятно, в этой истории проявляются и континентальные черты; судить вам...
    Возможно, вам не понравится идея, но ведь она тоже чисто английская.
    Во всяком случае, жизнь продолжается.

     I
    
     - И всё же, для чего было приглашать его? Здесь семейное собрание, для своих...
     - Во-первых, Патрик уже не член семьи.
     - Патрик может стать новым министром иностранных дел, Хильда.
     - А во-вторых, - резко закончила Хильда, - мы всё же маскируем семейный совет под обычную вечеринку, чтобы не узнали газеты, и ты это прекрасно знаешь.
     - Но ведь он ирландец и журналист... - вздохнул сэр Джастин Леверсбрук, бывший секретарь по делам Вест-Индии консервативного правительства, павшего года за два до того по вине в том числе и сэра Джастина - сей достойный джентльмен ни разу не был в территориях, делами которых заведовал. Теперь бывший государственный муж жил на покое в своём имении, где, собственно, и происходит данный разговор.
     - Популярность у него не ниже, чем у Патрика. Тем более он уже едет. И потом, Патрик предложил пригласить его, - заявила в ответ леди Хильда Леверсбрук.
     Экс-министр смолк. Разговор перешёл на размещение гостей и подготовку ужина. Сэр Джастин откровенно скучал за этим занятием. Типичный парламентский болтун, он ненавидел ведение хозяйства. Мысленно сэр Джастин перебрал в уме всех приглашённых, ещё раз. Патрик, Джулия, лорд Ашэр, Саймон... Да, Саймон. Почему Саймон вдруг согласился приехать? Впрочем, это не важно. Надо поговорить с Патриком...
     - Что же, надеюсь, что ты всё понял. И не забудь достать из шкафа монокль, с ним ты выглядишь приличнее, - оторвал сэра Джастина от раздумий голос жены. Леди Хильда встала и вышла, резко закрыв дверь.
     "Хильда слишком суетлива. Но всё же без неё хозяйство в Риверсмиде развалилось бы", - честно признал сэр Джастин. Он вновь задумался. "Патрик пользуется большим влиянием. Я тоже, раньше..." - одёрнул он себя. Патрик его единственный шанс, шанс восстановить и финансовое положение. Он, сэр Джастин, никудышный финансист. Впрочем, во всём виноват Саймон. Он и Хильда... конечно, надо было поддерживать положение... Но Саймон был инициатором того приёма. Когда случайно был приглашён корреспондент "Багама таймс". Сэр Джастин ничего не знал о Вест-Индии, ничего!
     Он вздрогнул. Вспомнил про монокль. Почему Хильда всё время считает, что он выглядит неприлично? Конечно, она выглядит эффектнее... Но его происхождение, хотя не стоит о происхождении.
     В углу комнаты стоял большой шкаф красного дерева с двумя дверцами посередине. Патрик датировал его временами Георга III. Лысоватый человечек небольшого роста, скотыкаясь, подошёл к шкафу, нервно распахнул обе дверцы, бегло осмотрел содержимое, наклонившись, взглянул вниз.
     Свет проник внутрь шкафа с дополна заставленными внутренностями. Сперва сэр Джастин оглядывал полки по бокам и уже заметил - на одной из них что-то поблёскивало. Внезапно мелькнул красный отсвет. Сэр Джастин перевёл глаза вниз. В обширном среднем отделении шкафа, откуда пару лет назад вынули прогнившие полки, лежало нечто крупное, тёмно-серое, с красным пятном в углу шкафа. Сэр Джастин, близоруко наклонившись, всмотрелся.
     Маленький человечек, нервно вздрогнув, быстро отвернулся от шкафа.
     - Что это? - резко и почти риторически выкрикнул экс-министр.
     - Труп, - раздался совершенно спокойный, немного усталый, с лёгким оттенком сожаления ответ.
     Сэр Джастин, подняв глаза, встретил столь же спокойный внимательный взгляд.
    
     II
    
     Окружной инспектор полиции Темз-Вэлли Джоуслин Бронсон сидел на жёстком стуле очень прямо, внимательно и умно глядя на сэра Джастина, сидевшего напротив. Риверсмид не входил в его округ, но Бронсон был на хорошем счету и славился тактичностью. Инспектор был оригиналом и обходился при допросах без сержанта, записывая всё в книжечку сам.
     Сэр Джоуслин, осев в кресле, находился в послешоковом состоянии, но уже восстанавливался. Нервы у парламентариев крепкие.
     - Итак, сэр, вы можете с полной ответственностью подтвердить, что обнаруженный в шкафу убитый джентльмен является Патриком Хиллерсом, известным журналистом?
     - Да. Бедный Патрик... - достаточно твёрдо подтвердил сэр Джастин и всхлипнул.
     Инспектор укоризненно посмотрел на него. Взгляд его соседа приобрёл понимающий и немного насмешливый оттенок.
     - Сэр Джастин, после того, как Вы обнаружили тело покойного мистера Хиллерса, Вы сразу позвонили в полицию, так?
     - В это время в комнате никого не оставалось? - раздался второй, сочувственно-понимающий голос.
     - Да, именно так. Вы вышли следом за мной, - нервно констатировал сэр Джастин. - Я только прикрыл дверь.
     - Что ж, сейчас там работают дактилоскопист и фотограф. Думаю, что через полчаса мы получим результаты, - заметил инспектор. - Итак, сэр Джастин, пока Вы свободны. Но я попросил бы Вас не уходить далеко. И передайте, чтобы никто не покидал дом.
     Экс-министр, немного шатаясь, больше от выпитого для успокоения бренди, встал и вышел в коридор.
     - Мистер Нейл, мне известны Ваши заслуги в Уайтхэдском деле, - сказал инспектор Бронсон. - Именно поэтому я даю Вам возможность остаться в расследовании. Вы можете задавать любые вопросы, которые сочтёте нужными.
     Джеймс Нейл поклонился.
     - Я рад, что Вы присутствовали при обнаружении тела, - продолжил Бронсон.
     - Кстати, я допустил ошибку, - мягко заметил Нейл. - После того, как сэр Джастин прикрыл дверь комнаты и отправился по моему совету немедленно звонить в полицию, не оповещая до поры до времени домашних, я вышел вслед за ним, наблюдать дальнейшее развитие событий, оставив коридор пустым. Впрочем, отсутствовал я всего лишь около пяти минут.
     - Понимаю, - кивнул инспектор. - Нужно выяснить алиби всех находившихся в доме и на время сразу после обнаружения тела.
     Нейл кивком подтвердил это.
     - Мистер Нейл, вы давно знали покойного?
     - Несколько лет. Патрик Хиллерс среди прочих работал в той же газете, куда писал и я, он был политическим обозревателем. Поэтому я встречался с ним в коридорах редакции и беседовал иногда о том о сём. Впрочем, у нас разнились политические взгляды - если они, конечно, были у Хиллерса.
     - Но на его приглашение вы ответили согласием?
     - Несомненно. Если Вы помните дело Эштонби...
     - Припоминаю.
     - Тогда вы должны понять, что изучение новой обстановки всегда не только интересно для меня как литератора, но, кроме того, после Эштонби я всегда случайно могу оказаться в гуще подобных криминальных событий, что в этот раз и произошло...
     Мистер Нейл пожал плечами как бы в знак своей непричастности к тому, что произошло.
     - Вы встречались с кем-нибудь в доме, сэр? Расскажите.
     - Я понимаю, что тоже являюсь подозреваемым, инспектор, - улыбнулся Нейл.
     - Что вы... - возмущённо возразил инспектор.
     - Что же, я расскажу, - мистер Нейл, резким движением запустив руку в волосы, смахнул их со лба. Это всегда было знаком того, что его мозг работает. - Мистер Хиллерс заранее заказал для меня такси, которое прибыло сюда в половину третьего. Я, намереваясь найти кого-нибудь, кто мог бы проводить меня в мою комнату, оставил вещи в холле и прошёл в коридор второго этажа, где была открыта дверь в одну из комнат, откуда раздался возглас "Что это?" Подойдя к двери, я увидел сэра Джастина, в ошеломлении стоящего у двери и шкаф, за раскрытыми дверцами которого был виден труп, что я и констатировал. Порекомендовав сэру Джастину немедленно звонить в полицию и никому не сообщать новость, я проводил его до комнаты с телефоном, после чего он отправился в холл, а я вернулся в коридор и, зайдя в комнату, осмотрел тело.
     - Думаю, вы увидели то же, что и мы, - заметил инспектор.
     - Да, конечно.
     Вошёл врач. Доктор Гриффитс был угрюмым человеком с коротко подстриженными волосами. Инспектор, мягко повернувшись на стуле, обратился к нему:
     - Итак, Гриффитс, думаю, ничто не представляет затруднений?
     - Если не считать того, что мистер Хиллерса уже не воскресишь.
     - В противном случае всё было бы слишком просто, - сухо заметил инспектор Бронсон. - Время смерти?
     - Около двух часов назад. Сейчас, насколько я понимаю, половина пятого.
     - Насколько я смог узнать от сэра Джастина, до половины третьего он около получаса находился в комнате. Мог ли Хиллерс быть убит в два?
     - Я думаю, возможен временной разброс от двух до трёх.
     - Значит, берём предположительное время убийства около двух часов, - констатировал инспектор.
     - То есть вы не подозреваете сэра Джастина? - улыбнулся Нейл.
     - Как можно... - изумился инспектор.
     - Вы его плохо знаете, - заметил Нейл. - Впрочем, надо внимательно изучить все факты дела.
     Вздохнув, инспектор продолжил.
     - Думаю, причина смерти тоже не вызывает затруднений, хотя вскрытие всё равно придётся делать. Одна из ручек шкафа отваливается. Она железная, с увесистыми краями. Думаю, убийца зашёл вместе с Хиллерсом в комнату и, когда тот повернулся, быстро снял ручку и ударил его по голове сзади, после чего раскрыл шкаф и убрал туда тело, прикрыв дверцы. Поэтому шкаф был не заперт, что подтвердил нам и сэр Джастин, который удивился этому обстоятельству. Уфф, и тяжело было с ним говорить... - вздохнул инспектор, не любивший нервных людей и вновь повернулся к Гриффитсу. - Смерть была мгновенной?
     - Разумеется.
     - Нужен был сильный удар?
     - Скорее хороший размах. Ручка довольно лёгкая, но с тяжёлым краем. Им Хиллерса и ударили.
     - Значит, любой мог сделать это?
     - Да.
     Мистер Нейл молча слушал, покусывая губы, чтобы сосредоточиться.
     - Отпечатки пальцев на ручке сохранились? - спросил он.
     - Разумеется, нет. Дактилоскопист говорит, что есть следы перчаток, но их определять долго, да и быть они могут сейчас неизвестно где, эти перчатки, - периодически в речи инспектора прорывался просторечный оборот. Бронсон кивнул врачу, и тот вышел.
     - Ну что ж, пригласим сэра Джастина? - спросил инспектор.
     - Лучше позвать леди Леверсбрук, - заметил Нейл. - От сэра Джастина пока мало пользы, а от неё можно узнать о гостях. По-моему, сэр Джастин не тот человек, что занимается их созывом и подбором.
    
     III
    
     Леди Хильда Леверсбрук немало по характеру отличалась от своего мужа, что часто бывает залогом счастливого брака. Собственно говоря, та же ситуация была и здесь. Взглянув на неё, инспектор Бронсон сразу почувствовал, что она может помочь. Леди Хильда Леверсбрук, уверенно сев напротив полицейского, кивком головы подтвердила готовность ответить на вопросы.
     - Итак, леди Леверсбрук, насколько я понял мистера Нейла, у Вас готовился приём?
     - Почти. Джастин хотел принять Патрика Хиллерса и познакомить его с семьёй, а заодно и племянницу Патрика, Джулию.
     - А кто ещё должен был присутствовать?
     - Собственно говоря, Джастин, как обычно, потребовал организовать мероприятие, как он выражается, но в дальнешйем потерял всякий интерес и даже осудил мой подбор гостей. - Видимо, леди Хильда весьма трезво оценивала своего мужа, хотя и относилась к нему хорошо и ровно.
     - Так кто же приглашён? - резко, даже слишком резко спросил Нейл, у которого проснулась вспышка интереса.
     - Племянница Пат... мистера Хиллерса, Джулия Джеймсон. Она дочь сестры его матери, и не ирландка. Саймон Строубс, мой племянник; конечно, он головная боль нашей семьи, но есть надежда на исправление. Сам трагически погибший Хиллерс; вы, мистер Нейл, конечно, вашего приглашения я добилась по просьбе Хиллерса у Джастина. И лорд Ашэр.
     - Третий сын герцога Строубери? - присвистнул инспектор.
     - Именно. В последнее время его позиции в партии существенно окрепли, и я решила пригласить его для представления нескольких течений на совете, хотя Джастин и относится к Ашэру крайне отрицательно.
     - Значит, мероприятие всё же связано с партийной деятельностью сэра Джастина?
     - Сожалению, но не могу продолжить эту тему, - отрезала Хильда Леверсбрук.
     Инспектор жестом остановил Нейла, решив, что тот недоволен. Нейл встал и, подойдя к окну, встал и вскинул по-птичьи голову вверх, посматривая в окно.
     - Хорошо, леди Хильда. В таком случае я просил бы Вас рассказать, что Вы делали с двух до половины четвёртого сегодняшнего дня?
     - Это легко вспомнить. Поскольку сегодня утром приехали гости, я занималась подготовкой комнат для последнего приехавшего - Ашэра. Без пятнадцати два я вышла из его спальни, осмотрев её на предмет готовности и зашла за лордом в гостиную, попросив его подняться в свою комнату и посмотреть. Ашэр остался в своей комнате, а я отправилась к сэру Джастину.
     - По дороге вы не встречали больше никого?
     - Действительно, теперь я вспомнила. Идя к Джастину в его кабинет, я проходила мимо двери Патрика, которая была открыта. Патрик сидел за письменным столом и что-то писал. Я окликнула его, но он был, видимо, погружён в свои дела и не ответил.
     - Во сколько это было? - резко развернувшись, спросил Нейл. Задав вопрос, он немедленно принял прежнюю позу, но выразил в ней теперь глубокое внимание.
     - В пять минут третьего. После этого я пошла к Джастину, который к тому времени уже около десяти минут ждал меня в кабинете.
     Нейл пробормотал себе под нос что-то по-ирландски.
     - С Джастином я проговорила минут десять, но он меня слушал невнимательно, и я ушла, - продолжила тем временем Хильда Леверсбрук. - Боюсь, я была на него раздосадована, ведь это он всё затеял.
     "Всегда просто это... - грустно подумал Нейл. - Как хорошо, что я не лезу в политику".
     - После этого я пошла на кухню, - завершила леди Хильда, - и вышла в холл, только когда услышала голоса в холле и приехала полиция. Тогда я и узнала, - вздохнула она.
     - Кто-то может подтвердить Ваши передвижения? - поинтересовался инспектор Бронсон скорее для формы.
     - На кухне была Эмили, наша кухарка, я с ней обсуждала вечерний ужин. Про лорда Ашэра и Джастина я уже сказала.
     - Но вы никого не видели, проходя по коридорам, кроде покойного?
     - Нет, но это занимало всего несколько минут.
     - Вы сразу, проводив лорда Эшера в спальню, направились вниз?
     - Нет, около пятнадцати минут постояла на балконе в конце коридора. У меня разболелась голова.
     - А дверь комнаты лорда была открыта? - спросил Нейл.
     - Нет.
     - И вы нуда не заглядывали?
     - Не вижу смысла в вашем вопросе. Конечно, нет.
     - Хорошо, благодарю вас, - закончил инспектор. - Ещё один момент - как вы относились к покойному мистеру Хиллерсу?
     - Он был достойным человеком и хорошим журналистом. Но как все журналисты, не слишком щепетильным. Впрочем, были причины налаживать с ним отношения, да он был и не худшим в нашем руководстве.
     Не искушённый в политике Бронсон вскинул глаза на Нейла. Тот понимающе подмигнул.
     - Хорошо, леди Левербрук. Думаю, это всё, сожалею, если утомил, - быстро закончил инспектор, - мы сами позовём необходимого гостя, и прошу вас, предупредите всех, чтобы не заходили в кабинет сэра Джастина.
     Довольно холодно кивнув, леди Хильда вышла, но улыбнулась на прощание Нейлу.
    
     IV
    
     После ухода леди Хильды Нейл быстро вновь сел на свой стул и повернулся к инспектору.
     - Дело принимает странный оборот, не так ли? - заметил он.
     - Непонятно, - кивнул инспектор. - Совершенно непонятно. Хиллерс не мог быть убит раньше двух десяти согласно показаниям леди Леверсбрук. При этом сэр Джастин находился в кабинете, где было обнаружено тело, до двух сорока, когда обнаружил труп в вашем присутствии.
     - Сговор маловероятен, - улыбнулся Нейл.
     - Перестаньте дурачиться... - махнул рукой Бронсон. - После этого Хиллерс уже никак не мог быть убит. Доктор Гриффитс ошибиться не может, я знаю его много лет. Следовательно, убийство совершил сэр Джастин Леверсбрук, а в это я поверить не могу; помимо его положения в обществе, он и не способен на это.
     - Один момент, - сказал Нейл. - Вы видели надпись над боковыми воротами этого особняка?
     - Надпись? - изумился инспектор. - Видел, но не разглядел. Очень высоко.
     - Тогда сделайте милость, спросите у сэра Джастина, что там написано. Ни одного труда по истории своего дома он не читал, это известно. Так что накладки быть не может.
     - Я вам доверяю, сэр, - вздохнул инспектор. - Вернусь через пять минут.
     Нейл откинулся в кресле, откинул волосы со лба и задумался. Инспектор вернулся через пять минут.
     - Сэр Джастин сказал, что никогда не обращал внимания. Он уже оправился. Однако он согласился выйти со мной к боковому входу и легко прочитал надпись. Там написано "Noli me tangere", по его словам.
     - Именно. "Не тронь меня". Девиз графов Садденли, у которых отец леди Хильды купил этот дом в приданое, - решительно подтвердил мистер Нейл и, пробежав глазами по книгам, достал с самой верхней полки тоненькую книгу в кожаной обложке. - Гербовник здешнего графства. Видите? - Он показал на герб со страницы буквы S.
     - Вижу, но не понимаю, - пожал плечами Бронсон. - Что из этого следует?
     - Подумайте, - улыбнулся Нейл. - Между прочим, сэр Джастин не прикасался к трупу, учтите и это.
     Бронсон сел и глубоко задумался. Примерно через десять минут он вздрогнул и взглянул на коллегу.
     - Нейл, вы хорошо знали Хиллерса? Расскажите о нём. Возможно, здесь кроется ключ.
     - С удовольствием. Хиллерс — преуспевающий журналист. Я пересекался с ним по работе в нескольких крупных газетах и журналах, и даже несколько раз ужинал с Патриком. Специализацией его было политическое обозрение, и я не могу сказать, чтобы он далеко ушёл от тех, о ком писал. Впрочем, впоследствии Хиллерс пожелал присоединиться к их числу, что, в общем-то, закономерно. Хиллерс — ирландец по отцу, но чистокровный англосакс по матери, поэтому национальность не сильно мешала ему, хотя на самом деле он был Хиллери. Постепенно Патрик Хиллерс переходит к написанию передовиц и становится всё более популярным, а потому многие политические силы наперебой шлют ему предложения присоединиться. И Хиллерс выбирает консерваторов. У них меньше ярких политиков, и, кстати, с типичным образчиком члена их партии вы имели честь сегодня познакомиться. Хиллерс — не был консерватором ни на йоту, но предпочёл выгоду. Насколько я слышал, у него были хорошие шансы получить важный пост в следующем правительстве — нынешнее в глубоком кризисе. Едва ли не стать министром иностранных дел. Вроде бы Хиллерс уже состоял в неформальном руководящем совете. Но доподлинно мне известно только то, что несколько дней назад он, встретив меня в редакционном коридоре, неожиданно пригласил приехать вместе с ним в имение сэра Джастина. К сожалению, в живых я его уже не застал и больше не видел. Для чего ему понадобилось моё присутствие — одному Господу ведомо. Возможно, он хотел проверить степень доверия Леверсбрука к своей персоне.
     - То есть у многих могло быть желание устранить его?
     - Думаю, что Патрик Хиллерс многим мешал в обеих партиях. Да и поведение его в личной жизни было, мягко говоря, не слишком доблестным.
     - А в финансовом смысле?
     - Хиллерс был довольно состоятелен. Сбережения у него были. Но не было родственников, кроме племянницы, опекуном которой он был. Условия завещания и точный размер состояния мне неизвестны, разумеется. Но я думаю, - продолжил Нейл, - что убийца - среди гостей имения. Слуги, как я узнал у вашего сержанта, все находились в своей гостиной и подтверждают алиби друг друга, кроме кухарки, всё время бывшей в столовой, что подтверждает леди Хильда. Что касается пришлых людей, то убийца, несомненно, должен был быть хорошо знаком с планом поместья и действиями его обитателей.
     - Но ведь это возможно?
     - Да, но только вход в поместье сегодня надёжно охраняется по случаю планировавшегося приёма, меня пропустили только по записке Хиллерса, а никакой садовник, электрик, почтальон или кто-нибудь подобный не приходил. Поэтому вероятность крайне мала, хотя, конечно, присутствует.
     - Значит, надо рассмотреть алиби гостей... - вздохнул инспектор, - а все они приличные люди...
     - Придётся, - кивнул Нейл. - А что касается политической деятельности Хиллерса, спросите об этом лорда Ашэра; думаю, что он осведомлён куда лучше моего.
    
     V
    
     Лорд Джереми Ашэр, теневой статс-секретарь по делам колоний, вошёл в кабинет легкой и слегка горделивой походкой. Лицо лорда имело явно аристократические и элегантные черты, встречающиеся весьма редко в наше время. Спокойно сев в кресло, он заявил сразу и прямо:
     - Вы хотите спросить, не убивал ли я Хиллерса? Не думаю, чтобы это было мне выгодно. Но замечу, господа, что он был неприятным человеком, позволю себе сказать, крысой, которая хоть и не бежит с тонущего корабля, но зато бежит на быстро плывущий.
     - Лорд Джереми, - заметил Нейл. - В таком случае я питаю надежду, что вы расскажете нам о причинах вашей неприязни к покойному Хиллерсу и интригах вашей партии. Это поможет найти убийцу, а информация не пойдёт дальше нас. Меня вы знаете, а инспектор Бронсон известен Темз-Вэлли. - Лорд Ашэр колебался. - И ещё один момент, милорд. Нераскрытое убийство видного члена партии повредит её репутации, а разве это нужно будущему премьер-министру?
     - Так вам известно и это. Похоже, вы типичный кельт, - холодно произнёс милорд. - Хорошо, я позволю себе рассказать всё, - он выделил слова "позволю себе" в очередной раз и оживился, начав рассказ. - Хиллерс был типичным популистом и строил на этом свою избирательную программу. Многие руководители нашего движения купились на неё, но у Хиллерса было и много противников среди старых консерваторов.
     - Но как всё это соотносится с Леверсбруком? - поинтересовался инспектор. Он изо всех сил демонстрировал лорду свою бесконечную корректность и приверженность интересам Британии.
     - Довольно просто, - последовал ответ, выглядевший как растолковывание непонятливому ученику очедвиных вещей. - Политическая карьера Леверсбрука кончена после истории с Вест-Индией, но у него ещё сохранились влияние и поддержка в правящих кругах, которые не одобряли продвижение Хиллерса. И Хиллерс пошёл на сговор с Леверсбруком, обещая тому взамен на пропаганду Хиллерса среди руководства пост в новом кабинете, где Хиллерс должен был занять влиятельный пост. Возмутительная, по моему мнению, сделка, недопустимая в честной политике. Этому продажному журналисту не стоило идти в политику, и, думаю, всем известно, что я был резко против его карьеры.
     - И Леверсбруку вы тоже не доверяете, - вполголоса заметил Нейл. - Вы проницательны...
     - Разумеется. Такие люди, как он, позорят нашу партию в преддверии всеобщих выборов, где мы сможем победить и осуществить реформы, включающие важнейшие меры по спасению страны от социалистической политики нынешнего кабинета... - тут Нейл переключил внимание на ветер за окном, причудливо выгибавший ветви деевьев. Очнулся он, услышав, как инспектор Бронсон робко спрашивает у разговорившегося милорда, какой пост тот должен будет занять в новом правительстве после выборов.
     - Вероятнее всего, по моему положению и несомненным способностям, я стану министром иностранных дел, - с гордостью заявил милорд.
     Нейл мельком взглянул на Бронсона, но тот не заметил его взгляд. Инспектор интересовался о передвижениях будущего министра с двух часов до половины четвёртого. Эшер ответил, что, приехав около часа, один находился в гостиной, куда был проведён дворецким, пока леди Хильда не позвала его осмотреть свою будущую комнату. Там Эшер и находился до того, как сержант позвал его к инспектору. Времени он не запомнил.
     - Милорд, вы имеете представление, почему были приглашены? - поинтересовался Нейл.
     - Понятия не имею. Я был намерен отказаться, но согласился ради леди Хильды. Она достойная женщина. Думаю, что на готовящемся вечере на меня должно было быть оказано массированное воздействие всей семьёй, включая Саймона Строубса. Он, несомненно, обаятелен, очень обаятелен, и умён, хотя и легкомыслен. Боюсь, что я бы имел глупость согласиться, а потому рад, что вечер не состоялся. Надеюсь, вопросов больше нет? Тогда я хотел бы вернуться в Лондон.
     - К сожалению, пока это невозможно. Правила... - вздохнул инспектор.
     - Что ж, тогда я позвоню в Лондон. Прощайте. - И лорд Эшер вышел, резко встав.
     - Как вы смогли его разговорить? Он же сказал почти всё, - изумился Бронсон.
     - У Эшера, думаю, и вы заметили две существенные черты. Он забывается, начиная говорить о своей будущей политике, и опасается, что его планы будут раскрыты раньше времени. Думаю, сей лорд станет достойным политическим преемником нашего гостеприимного хозяина, - улыбнулся Джеймс Нейл. Инспектор иронии не понял. - Кстати, вы заметили, что у лорда нет алиби, а комната его в том конце дома, где больше никто не живёт?
     - Да, - с готовностью согласился инспектор. - Но что нам это даёт? Ведь Хиллерса не мог убить никто, кроме Левербрука.
     - Вспомните, что я вам сказал. У меня есть ещё одна идея, но её я собираюсь реализовать после завершения допросов. Кстати, кого теперь стоит пригласить, инспектор?
     - Думаю, в свете предшествующих показаний, Саймона Строубса. Над вашими словами я думаю, но пока не могу прийти к определённому выводу.
     - Кстати, инспектор, прежде чем мы позовём мистера Строубса, не могли бы вы охарактеризовать его? С людьми его круга я знаком плохо, а вы, должно быть, неплохо о нём наслышаны.
     - Хорошо. Саймон Строубс - весьма заметный в нашей тихой местности молодой человек. Он оригинален. Оригинален в том, что весьма современнен, я бы сказал, и достаточно неординарен. Племянник леди Леверсбрук, как вы уже знаете.
     - А что была за история с приёмом, который он якобы организовал?
     - Тем, который стоил карьеры Леверсбруку? Он позвал только того злосчастного корреспондента. Но подобные мероприятия часто организовывались от имени Саймона, на всякий случай. Тем более, что он вечно без денег и живёт на средства воспитывавшей его тётушки. В общем, он способен на убийство, но не вижу здесь мотива. Думаю, что он был приглашён просто для создания компании.
     - Должно быть. А он знаком с Джулией Джеймсон? Кажется, так её зовут?
     - Теперь, думаю, да. До этого они вряд ли встречались, разве что в Лондоне, мисс Джеймсон здесь первый раз. Но Строубс - обаятельный молодой человек.
     Мистер Нейл покачал головой.
     - Тогда я бы позвал пока мисс Джеймсон, - предложил Нейл. - Получим большее представление об этом Строубсе, да и про завещание Хиллерса узнаем. Странно, кстати, что я ни разу не встречал Строубса в Лондоне. Думаю, дело в том, что он никогда не занимался журналистикой. - Мистер Нейл любил переводить разговор на собственные впечатления и знакомства, хотя ничуть не гордился последними. - И политикой, судя по всему, тоже.
     - Денежный мотив может быть важным, - подтвердил инспектор. - Что ж, приглашу её.
    
     VI
    
     Вошедшую в комнату вслед за инспектором Бронсоном мисс Джулия Джеймсон нельзя было назвать красавицей, но держалась она хорошо, а черты лица её были правильными. Особого сходства с Хиллерсом (имевшим, кстати говоря, явно ирландскую внешность) заметно, впрочем, не было. Мистер Нейл, не умевший держаться с женщинами, вздохнул и предоставил право допроса инспектору.
     Инспектор начал с обычных вопросов. Выяснилось, что мисс Джеймсон находилась в своей комнате, и примерно в два часа прошла в бильярдную, находившуюся рядом с гостиной. Вскоре туда пришёл Саймон Строубс. Точного времени мисс Джеймсон не знает, но предполагает, что дело было именно тогда. Примерно полчаса они проговорили, после чего мистер Строубс извинился и вышел. Джулия находилась в комнате ещё несколько минут и, услышав шум, вышла в холл, но по случайности никого не увидев, ушла в сад. Там её нашла Хильда и рассказала о происшедшем.
     - Видели ли вы что-нибудь подозрительное сегодня? - вполне доброжелательно осведомился инспектор.
     - Да, только сейчас вспомнила. Когда я шла по саду, по другой аллее быстро прошёл Саймон. Он нёс какой-то свёрток.
     - Свёрток? Как он выглядел?
     - Серый свёрток, вполне обыкновенный. И сбоку было яркое пятно.
     - Красного цвета? - очнувшись, спросил Нейл.
     - Да, пожалуй...
     Выражение лица инспектора неожиданно приобрело счастливое выражение, которое тут же сменилось лёгкой досадой. Скрыв эмоции, что удалось ему с определённым трудом, Бронсон поинтересовался:
     - А как вы относитесь к мистеру Строубсу?
     - Он милый и приятный собеседник. С ним легко. Здесь мне он кажется единственным вменяемым человеком. Не знаю, зачем дядя захотел позвать меня сюда. Бедный дядя...
     - Хорошо, - подозрительно заметил инспектор. - А каковы условия завещания вашего покойного дяди? Вам они известны?
     - Он оставил всё мне. Завещание было составлено очень давно, а с тех пор дядя не хотел этим заниматься, время терять, как он говорил, да и не думал, что скоро умрёт.
     - Размеры состояния? - вновь подал признаки жизни Нейл.
     - Насколько я помню, у дяди было около двухсот тысяч фунтов в акциях и банковских вложениях. Недвижимости практически не было. Надеюсь, что его адвокат, мистер Преттенборо, сможет рассказать вам подробнее.
     - Благодарю вас, мисс Джеймсон, - мрачно изрёк инспектор, в его глазах впервые заблестели искорки. - Можете идти. И позовите Строубса, пожалуйста. Мистер Нейл, думаю, теперь всё ясно, - обратился полицейский к собеседнику. - Я обдумал ваши идеи. Я правильно понимаю вас, что у сэра Джастина дальнозоркость?
     - В достаточно редкой и ярко выраженной форме. Но он скрывает её и именно поэтому носит монокль, и тот лишь изредка.
     - Тогда всё ясно, - сухо заметил инспектор. - Осталось лишь доказать.
     - Ничего ещё не доказано, инспектор, - дружелюбно проконстатировал Нейл очевидный факт. - Думаю, надо выслушать Строубса. Хотя бы ради соблюдения правил. И ока не показывать виду. А кроме того, у меня есть определённые теории.
     В этот момент вошёл Строубс. По счастью, разговора детективов он не слышал. Строубс был действительно молод, явно моложе Нейла, но выражение лица не соответствовало его легкомысленной репутации. В ответ на расспросы, которые вёл по молчаливой договорённости Нейл, Строубс подтвердил, что пришёл из сада в бильярдную, где была мисс Джеймсон, и это произошло без десяти два.
     - Вы уверены? - медленно проговорил Нейл, неожиданно потрясённый.
     - Несомненно. Я посмотрел на свои часы, входя в дом, - последовал бодрый ответ. Нейл вздохнул. Инспектор, погружённый в свои мысли, не заметил вздоха.
     Дальнейшие показания молодого человека соответствовали показаниям мисс Джеймсон. Пробыв в бильярдной около получаса и проговорив всё это время с Джулией, мистер Строубс около половины третьего прошёл на чердак.
     - Тётя Хильда просила меня вынести оттуда старые вещи, по её словам, Хиллерс намеревался осмотреть чердак и купить какие-то сложенные там редкости. Я собрал тряпьё в кучу (это заняло у меня примерно пятнадцать минут) и по боковой лестнице прошёл в сад.
     - Куда вы дели хлам?
     - Положил у сарая. Этого тряпья там теперь большая куча.
     - Вы можете подтвердить ваши действия свидетельскими показаниями? - осведомился погрустневший инспектор.
     - Разумеется, офицер. Лестница на чердак расположена рядом с гостиной для прислуги, и они слышали бы, если бы я оставил чердак. А впоследствии, неся тряпки, я видел в саду на соседней дорожке Джулию.
     Нейл удовлетворённо кивнул.
     - Рад, что вы говорите открыто и честно. Мисс Джеймсон видела вас. Слуг мы проверим. Кстати, как вы относитесь к мисс Джеймсон?
     - Она замечательная девушка. Большего не скажу. - Мистер Нейл мрачно выругался про себя. Он знал этот тип людей.
     - Сменим тему, - процитировал он мистера Бека. - Вы хорошо знали Хиллерса?
     - Не знал совсем. Не люблю политиков.
     - Но всё же вы испортили карьеру своему дяде? Ведь вы пригласили того багамского корреспондента в этот дом?
     - Он встретил меня в соседнем городке на улице и напросился. А я политкорректен.
     - То есть ваши действия не содержали намерения?
     - Разумеется, нет. Я даже не догадывался о последствиях, а этот африканин был отличным парнем.
     - А известно ли вам что-нибудь о цели приезда сюда покойного Хиллерса?
     - Совершенно не осведомлён. Думаю, он хотел повидаться с дядей Джастином. Мне жаль, что с дядей так обошлись, хотя я этого и не показываю, - ухмыльнулся Строубс. - Но, во всяком случае, с ним сюда приехала Джулия, а это главное.
     - Для вас, должно быть, так, - вздохнул одинокий Нейл. - А вы знали, что дядя завещал Джулии все свои деньги?
     Изумление Саймона было неподдельным.
     - Нет, не знал, конечно, она мне не успела сказать.
     - То есть вы предполагаете, что она знала?
     - Нет, я ничего не предполагаю, но, Боже, я пойду поговорю с ней, теперь я могу не завиметь от тёти, - и мистер Саймон Строубс решительно выбежал из комнаты. Нейл не препятствовал ему.
     - Ну что, у всс не появилось сомнений? - обратился он с улыбкой к инспектору Бронсону.
     - Придётся проверить показания слуг, - вздохнул тот. - Но подозреваю, что он знал про завещание.
     - Возможно, возможно... - заметил Джеймс Нейл. - Ну что ж, если вы будете проверять показания других свидетелей, то и я, с вашего позволения, проверю кое-что. Кстати, комната Хиллерса заперта?
     - Да, пока её не осмотрят. Но я выдаю Вам второй ключ под свою ответственность.
     И получивший ключи Джеймс Нейл, детективный обозреватель, сделав резкий взмах рукой, вышел из кабинета.
    
     VII
    
     Мистер Джеймс Нейл направлялся к комнате покойного Патрика Хиллерса. Комната эта была обнаружена им на втором этаже главного крыла дома. Нейл быстрым шагом прошёл по коридору мимо двери и резко развернулся, направляясь обратно. Проходя мимо двери во второй раз, он выгнул голову и постарался заглянуть в комнату, как это сделала леди Хильда Леверсбрук. Нейл взъерошил волосы, хмыкнул и направился в столовую, где и нашёл леди Хильду. Впрочем, перед этим он зашёл в комнату, подошёл к письменному столу и переложил все документы по-новому.
     - Миледи, два вопроса, - с места в карьер обратился он к ней. - И небольшая просьба о помощи. Не могли бы вы пройти со мной наверх, если вы не очень заняты?
     По дороге мистер Нейл объяснил леди Хильде свои вопросы.
     - Ни к кому больше я обратиться не могу, поскольку думаю, что вы лучше всего сможете понять мою идею. Вы сказали около часа назад нам с инспектором, что перед тем, как спуститься к мужу в его кабинет, проходили мимо двери покойного Патрика Хиллерса и видели его сидящим за столом. Мне хотелось бы, чтобы вы сели за его стол, дабы я мог проверить одно возможно несущественное, но интересующее меня обстоятельство. - Когда они дошли до двери, быстрый поток речи детектива прервался. Нейл тихо продолжил:
     - Хиллерс всегда сидел, когда что-то писал, с очень прямой спиной и ровно посередине стула. Я много раз это видел. Не могли бы вы сесть за стол именно так? Я правильно понимаю, что вы шли быстро и заглянули в дверь лишь мельком, поприветствовав Хиллерса, но он не ответил?
     - Да. Я ещё не видела его в тот день и должна была увидеть, только когда все спустятся к чаю.
     - Хорошо. Значит, садитесь здесь, пожалуйста; вот так, сделайте вид, будто бы что-то пишете... - Нейл быстро вышел из комнаты и неспешно проследовал мимо двери, поравнявшись с ней, он повернул голову и внимательно, хотя и на ходу, вгляделся, быстро бросив слова приветствия, после чего отошёл дальше. Проведя эксперимент, он вернулся, вновь встал у двери, сложил руки за спиной, наклонился вперёд и внимательно всмотрелся во внутренность комнаты. После этого наш герой ещё пару раз хмыкнул и резким движением взъерошил волосы, заходя в комнату. Нейл стал бодр и весел, его апатичные манеры, ярко проявлявшиеся в ходе опроса свидетелей, куда-то исчезли. Необычайно радушно поблагодарив леди Леверсбрук, он задал второй вопрос:
     - Вы сказали нам с инспектором, что когда вы вошли в кабинет вашего мужа, то было около пяти минут третьего. Откуда вы знаете это?
     - Я думала, что это очевидно, - улыбнулась леди Хильда. - Ведь в конце коридора, в тупичке, стоят небольшие настольные часы на столике.
     - В обратном конце коридора, напротив лестницы? - уточнил Нейл. - Я их видел.
     - Именно там.
     "Полицейские не осматривали тот тупик", - подумал Нейл.
     - А почему вы туда прошли? - задал он следующий вопрос. - Ведь вход на кухню не там; он расположен ещё до кабинета сэра Джастина.
     - Чтобы посмотреть на часы, - спокойно и терпеливо повторила леди Леверсбрук. - Ведь ни в спальне Джереми, ни в коридоре второго этажа их нет, а до этого я достаточно долго находилась в той комнате.
     - А на кухне есть часы? - встрепенулся Нейл.
     - Странно, что вы об этом спросили. Они были там, но сейчас они у часовщика в городе. Неделю назад встали.
     - Так-так-так... - протянул Нейл. - Вы долго говорили на кухне с вашей кухаркой, как бишь её? - неожиданно резко спросил он в своей обычной манере, устремив оживлёный взгляд на собеседницу.
     - С Эмили? Я же уже говорила вам. Я ушла от Джастина около пятнадцати минут и оставалась вплоть до приезда полиции на кухне.
     - Полиция приехала в пятнадцать тридцать пять, - медленно проговорил Нейл.
     Леди Хильда задумалась.
     - Вы в чём-то сомневаетесь?
     - Мне казалось, что полиция приехала в сорок пять минут.
     - Так... Ваш разговор с... а, Эмили, был интересным?
     - Насколько это возможно при данных обстоятельствах. Обсуждение, конечно, было довольно оживлённым, - улыбнулась леди Хильда. - Жаль, что теперь его результаты никому не нужны.
     - Так-так... - Нейл опять нервно пригладил волосы. - То есть вам показалось, что прошло больше времени, чем на самом деле?
     - Думаю, да. Хотя я бы не поручилась точно определить время при оживлённой беседе.
     - Благодарю, - мягко сказал Нейл. Он встряхнулся, как собака после купания, взмахнул в знак признательности рукой и быстро направился в библиотеку, где уже находился инспектор. По дороге он едва заметно вздохнул.
     Разговор с леди Хильдой шёл на втором этаже. Все, кроме неё, были в бильярдной по распоряжению инспектора. Спустившись в холл, мистер Джеймс Нейл быстро огляделся и свернул в противоположный библиотеке коридор. Почти пролетев коридор, он поспешил к упомянутым леди Хильдой Леверсбрук часам. Часы эти были неожиданно пыльные. Нахмурившись, Нейл оглядел их, неожиданно подмигнул им и наклонился, словно бы для осмотра циферблата. Одновременно он натянул рукав пиджака на кисть руки и, опустив кисть назад часов, медленно провёл им по верхней стенке. Золотая крышка с рельефом радостно заблестела. Облегчённо и устало улыбнувшись, мистер Нейл с чувством выполненного долга прошёл в библиотеку, где его уже поджидал инспектор Бронсон.
    
     VIII
    
     Инспектор Бронсон был невесел. Грустно посмотрев на Нейла, он сказал:
     - У нас ничего не получается, сэр.
     - Вы опросили слуг?
     - Да, и они подтвердили показания Строубса. Действительно, никто не проходил мимо их гостиной, кроме тех случаев, которые описаны Строубсом и в то же самое время. Мало того, тряпки в сарае действительно есть. И много. Именно тряпки, из которых ничего цельног не составишь. И красная тряпка есть...
     - Значит, у вас была версия?
     - Была, сэр. Я был убеждён, что это Строубс. Он намеревался жениться на мисс Джеймсон, наследнице состояния Хиллерса. Это несомненно. Я считал, что он поместил в шкафу какой-то свёрток, чтобы обмануть дядю. Сэр Джастин, как вы мне намекнули, страдает редкой и сильно выраженной формой дальнозоркости, не различая ничего вблизи. Я звонил в Лондон его врачу, и тот это подтвердил. Я думал, что сэр Джастин, увидев свёрток, принял его по слабости глаз за труп и переполошился, покинув кабинет. В те десять минут, пока все по случайности находились поодиночке в своих комнатах, а вы и сэр Джастин звонили в прихожей в полицию, Строубс прошёл к Патрику Хиллерсу, пригласил его поговорить в комнате внизу, ударил ручкой по голове, спрятал тело в шкаф и унёс свёрток, что и видела мисс Джеймсон.
     - Скажите, инспектор, - язвительно начал Нейл, - а я, по вашему мнению, тоже страдаю редкой формой дальнозоркости? Я же видел труп.
     - Видели. Сэр Джастин это подтверждает. Вы, увидев труп, рассеяли его недоумение и послали звонить в полицию. Об этом я не подумал. Значит, версия неверна. Значит, Хиллерса убили до вашего прихода. Значит, его убили до прихода в кабинет сэра Джастина. Значит, его никто не убивал. Но он убит. Ничего не понимаю.
     - Инспектор, не огорчайтесь, - попытался ободрить его Нейл. - Вы проделали большой труд, но и я тоже кое-что узнал. Например, в доме сейчас, кроме часов в библиотеке и прихожей, где леди Леверсбрук не была с самого утра, есть только часы в коридоре. Именно на них леди Хильда, заходя к мужу, видела пять минут второго. А кроме того, ей кажется, что она очень долго говорила с кухаркой Эмили, хотя в реальности разговор продолжался минут двадцать и был увлекательным, по её же словам.
     - Боже... - с трудом выговорил инспектор и откинулся на спинку стула.
     - И второе. Я провёл небольшой эксперимент. Леди Хильда, проходя мимо двери комнаты Хиллерса, не могла его видеть. В видном от двери углу стоит зеркальный шкаф. А стол стоит в противоположном углу, как раз напротив окна, которое в этой комнате находится с краю. Кстати, ваши люди осматривали эту комнату? Я её запер обратно, и, надеюсь, могу пока оставить у себя ключ?
     - Разумеется. Нет, пока комнату так и не осмотрели. У нас мало людей... Пока констебли изучают комнаты подозреваемых.
     - И результат?
     - Сложно сказать. Остались комнаты сэра Джастина и его жены. В других после первоначального осмотра ничего не обнаружено. Так что со шкафом?
     - А то, что если смотреть в комнату мистера Хиллерса на бегу, как леди Леверсбрук, то можно увидеть только отражение плеча в зеркале шкафа. Это и подтвердил проведённый мной с её помощью эксперимент.
     - То есть она не видела собственно Хиллерса??
     - Не видела. Кстати, он ведь ей не ответил. Писал что-то.
     - Понимаю. Теперь я всё понимаю. Убийца перевёл на десять минут вперёд часы в коридоре, а сэр Джастин на самом деле пришёл в кабинет не без пяти два, а в пять минут третьего, а леди Хильда - в пятнадцать минут. В два часа убийца пригласил Хиллерса зайти в кабинет и ударил его, после чего поместил тело в шкаф. После этого он поднялся в кабинет Хиллерса и, никем не замеченный, занял его место. Леди Леверсбрук видела убийцу. Поэтому он и не ответил ей. После этого убийца занялся своими делами, обеспечив себе алиби тем, что Хиллерса не могли убить до двух часов, а в два часа в кабинете уже якобы находился сэр Джастин. С этим ясно. Но кто же тогда убийца?
     - Думаю, теперь это тоже будет ясно, - жизнерадостно и подталкивающе улыбнулся инспектору Нейл.
     - А ведь точно... - проговорил инспектор. - Сэр Джастин был весь день без очков. Все передвижения леди Леверсбрук подтверждаются лордом Эшером и её мужем. Мисс Джеймсон находилась в бильярдной, куда без десяти два, то есть в два, прошёл Строубс и находился там около двадцати минут.
     - Минутку, - поднял руку Нейл. - Строубс видел без десяти два на своих часах. К тому же приход в два часа всё равно делает его невиновным.
     - Это так. Но если он перевёл и свои часы?
     - Вряд ли. Это означало бы, что часы переведены по крайней мере на пятнадцать минут, а это рискованно. Всё же Джулия пришла туда из своей спальни, а у неё часы есть.
     - Тогда он тоже непричастен. Остаётся... - и инспектор замер с открытым ртом.
     - Именно, - взметнул вверх руку Нейл. - Согласно вашей версии - лорд Джереми Эшер.
     - Это невероятно. Получается, что пока леди Хильда была на балконе, лорд Эшер всё это проделал, изобразил Хиллерса и потом вернулся в свою спальню. Но ведь леди Леверсбрук прошла мимо его двери?
     - Которая была закрыта, - заключил Нейл.
     - Тогда... это он. Но мотив? Разве что политический.
     - Теперь лорд Эшер станет министром иностранных дел, а это прямой путь в премьеры. И ещё. Видите ли, инспектор, в этой версии возникает одно обстоятельство. Переводя часы на десять минут вперёд, убийца обеспечивал алиби также и сэру Джастину. А на это способен только человек с сохранившимися аристократическими элементами в сознании. У лорда Эшера они есть, несмотря на всё политиканство - видите, как он относится к ирландцам? Это тоже сословное. И кстати, Патрик был в серой визитке, когда его убили. У кого ещё может быть такая визитка, кроме лорда Эшера? Не у Строубса же...
     - Плохо одно. Комнату лорда мы уже осматривали и ничего не нашли. Даже если часы всё ещё идут неправильно, это не доказательство. Хотя мы знаем, что это мог сделать только лорд, мы никогда не докажем его вину перед присяжными. Слишком шатки доказательства. Показания леди Леверсбрук расплывчаты, а часы могли заспешить случайно. И потом, арестовать милорда - поднимется скандал...
     - Инспектор, вы уверены, что дело повернулось в худшую сторону? Хиллерс, помимо политиканства и написания едких статей, был политическим приспособленцем. Есть и ещё одно обстоятельство, о котором я не хочу говорить. Приехав из Ирландии без гроша в кармане, он странным образом разбогател. И я подозреваю, что кто-то всё же обеднел. Хиллерс, человек без идеологии, стремился к власти ради власти. Кто бы его ни убил, это нехорошо. Но пользы человечеству от Хиллерса не было. Ведь у него отсутствовала идеология, и он бы не мог управлять по собственному мнению. Если честно, мне его не жаль.
     - Что ж, если вы так считаете... - задумчиво ответил инспектор на этот некролог. - Всё равно другого выхода нет. Я представлю эту версию суперинтенданту. Спасибо вам за помощь, я учту её.
     - Инспектор, что вы!.. Ведь это ваша версия... И в Уайтхэде я сказал то же самое старшему инспектору Ливгрейву.
     - Однако мы всё же закончим все формальности, - заверши разговор инспектор Бронсон. - Благодарю вас, сэр.
     Нейл, чью руку собеседник тепло пожал, улынулся и вышел. Пошёл он в кабинет Хиллерса. Открыв его своим ключом, он, вновь закрывшись рукавом пиджака, достал из кучи бумаг одну, написанную по-ирландски, прочёл и положил в карман. После этого Нейл вновь запер кабинет и отнёс ключ сержанту. Завершив все формальности, Нейл вошёл в пустую бильярдную. Достав из кармана бумагу, он бросил её в камин. Камин этот полиция уже осмотрела и ничего не нашла.
     Взяв чемодан, так и стоявший всё время в холле, Нейл распрямил плечи и устало пошёл пешком в соседнюю деревню. Беспокоить кого-нибудь ему не хотелось. Войдя в деревню, он взял такси. Вскоре мистер Джеймс Нейл, детективный обозреватель, уже ехал в Лондон.
     Поздним вечером Нейл вошёл в свою квартиру. Первым делом он прошёл к камину в гостиной. Достав из того же кармана кусок полиэтилена, перчатки и шарф, Нейл бросил их в огонь. Пошёл удушливый запах. Нейл, не замечая его, сел в кресло и глубоко задумался.
     "Всё к лучшему", - сделал он вывод.
    
     IX
    
     Да, всё к лучшему... О Хиллерсе инспектору он, Нейл, сказал правду. И хорошо, что была эта возможность. Он не сказал ему ни слова лжи, не уронил репутации. В этом деле мистер Нейл был в самом затруднительном положении за всю жизнь. Он не убивал Хиллерса, конечно, нет, в его кончине он неповинен. Но он видел, как тот умер.
     Нейл отлично знал, для чего Хиллерс его пригласил. Он хотел его нанять. Да, мистер Нейл знал лидеров "Шин Фейн". И Патрик Хиллерс ведал об этом. И в этой бумаге было написано именно про это. А Хиллерсу нужна была поддержка в литературном мире. И он зовёт мистера Нейла в Риверсмид. Встреча назначается на половину третьего. И Патрик Хиллерс сидит и делает начиная с часа дня копию с бумаги. И поэтому не отвечает леди Хильде Леверсбрук.
     В два двадцать пять мистер Нейл идёт в коридор кабинета сэра Джастина согласно инструкциям Патрика Хиллерса и застаёт в кабинете сэра Джастина Леверсбрука. Нейл знает, что тот близорук. Нейл видит, что экс-министр открывает шкаф и не видит, что там лежит. Там лежит шарф с красными концами, упавший с одной из полок. И Нейл говорит о трупе и посылает сэра Джастина в прихожую звонить в полицию. В это время в кабинет идёт Патрик Хиллерс. Риверсмид - дом, где все комнаты в разных коридорах. Хиллерс хорошо знает привычки обитателей Риверсмида и знает, что его не заметят. Правда, он считает, что сэр Джастин в библиотеке. Обычно тот сидит днём там. Но в этот раз леди Хильда просит мужа остаться в кабинете, чтобы поговорить с ним. И Хиллерсу и в этом везёт. Ему всегда везло. Ведь он был агентом секретной службы в "Шин Фейне". Это секретная служба помогла ему разбогатеть и сделать карьеру. И везучий Хиллерс её сделал. Но он хочет подчинить и мистера Нейла, он знает, что тот его не любит. И Хиллерс войдёт в кабинет, где его ждёт мистер Нейл. Хиллерс покажет ему бумагу, где говорится о связях Нейла с "Шин Фейн". Эта бумага сломает Нейлу карьеру. И Нейл, ожидая Хиллерса, вспоминает о куске прозрачного полиэтилена - химической новинки, который ему дал руководитель научного отдела их газеты. Уже говоря о трупе и окинув своим быстрым взглядом комнату, мистер Нейл лихорадочно составляет план. Он надевает перчатки и стелит полиэтилен на пол. И Хиллерс входит и показывает бумагу, и Нейл резко поворачивается к нему, и Хиллерс отшатывается и наступает на полиэтилен, и поскальзывается, и падает, и ударяется головой о ручку, и умирает мгновенно. И Нейл быстро убирает шарф и полиэтилен в карман, прячет труп в шкаф и идёт к сэру Джастину в прихожую. Прошло всего пять минут.
     Своим авторитетом он ограждён от подозрения. Мистер Нейл - участник расследования убийства. Конечно, он не хочет ни на кого сваливать вину. Он подталкивает инспектора сперва к очевидно ложной, а потом к более вероятной версии, при этом в очевидно ложной версии содержатся намёки на правду. Нейл анализирует реальные факты. Он исподволь подталкивает леди Хильду к уверенностив переводе часов, и сам переводит их. А главным подозреваемым становится лорд Ашэр - ведь Нейл не любит политиков, а Ашэр не любит его. Впрочем, ведь Нейл не сказал ни слова лжи. Обо всём "догадывается" инспектор. Нейл говорит только правду либо фразы с двойным дном и ни разу не называет имени убийцы. И просит инспектора его роль не упоминать. Простая скромность по примеру Холмса? Возможно.
     Что ж, всё к лучшему... У него всё получилось. Нейл ещё раз вспомнил все обстоятельства дела. Он выплыл. Хотя история неприглядная. Но впрочем, ведь Ашэра никто не осудит. А мало ли людей полицейские оставляют в собственном подозрении?
     И была ли от Хиллерса польза, в самом деле? Когда-то Нейл встретился в гостях с одним человечком по фамилии Читтервик. Тот много размышлял о пользе существования отдельных неприятных людей. В устном некрологе Хиллерсу Нейл сказал правду. А раз так...
     Что же в дальнейшем?.. В дальнейшем будет продолжаться жизнь.