Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Издательство

    Магазин

    Кино

    Журнал

    Амнуэль

    Мастерская

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    Меридиан 1-3

    Меридиан 4

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Издательство фантастики 'Фантаверсум'

Рейтинг@Mail.ru




МИКС ДУШИ

Сергей  Команов

МИКС ДУШИ

    Вступление
    
    Он сидел в своём кресле, схватившись обоими руками за голову. А пред Ним в воздухе парили два ярких переливающихся шарика: первый, небесно-голубой, кружил у самого Его носа, шаловливо пытаясь схватить мрачного старца за нос, второй же, тускло-синий, суетился и раз за разом старался стукнуть первого, когда тот пролетал мимо. Шарики резвились, а Он думал. Думал, что же ему теперь делать.
    - Что ж ты натворил, старый дурак?! – в который раз прошептал Он, подняв грустный взгляд на переливающиеся полупрозрачные сферы.
    Выход напрашивался сам собой, но вот последствия ошибки… Именно их-то он и опасался.
    Но делать было нечего.
    - Вот этот, яркий и весёлый… должно быть, он принадлежит ей… Или нет? Наверное, всё-таки, другой… Ох, горе на мою седую голову…
    
    История 1
    
    Можно ли назвать человека, бредущего в трусах по дремучему лесу, везучим? Может быть, но мне себя так называть почему-то не хочется. Везучие люди сидят дома, потягивают дорогое вино и капризно топают ножками когда им это надоедает. Под это определение я не попадал ни по каким параметрам.
    Хотя если взглянуть с другой стороны, в последнее время мне относительно везло. Во-первых, из всей сотни жителей нашей деревеньки я единственный вытащил короткую соломинку. Один-единственный! Чем не повод для гордости? Потом, когда деревня скрылась из виду, на меня набросились бандиты, избили и сняли всю одежду, однако я настолько убедительно истекал кровью, что они решили, что я мёртв и двинулись вершить своё правое дело в другом месте. Повезло? А как же! Одно плохо – в деревню я вернуться не могу. Увы, жестокие нравы требуют жестоких решений. Меня снарядили, вооружили, отправили в путь, даже поцеловали на прощание. А дальше, будь добр, разбирайся сам, ибо домой мы тебя без украденных коров не пустим. Думаете, это всё? Ну нет! Моих приключений хватило бы, чтобы написать о них скорбные мемуары, вот только желания вспоминать об этом у меня нет. Да и у вас не было бы, попади вы на моё место!
    Желудок ныл, кололся и ругался. Я его не виню, у самого возникало то же желание. Животные, как ни странно, не замирали в священном ступоре перед орущим мужиком в трусах с застывшим безумием в глазах. Поэтому приходилось довольствоваться грибочками и ягодками… Кстати, после одного такого «грибочка» я целый день просидел на дереве, вообразив себя божьей коровкой… Ох уж эти мне эльфы с их проказами!
    Так что, как видите, я могу назвать себя кем угодно, только не везунчиком.
    Слава богу, моё путешествие закончилось, и я могу спокойно… помереть. Откуда такие пессимистичные мысли? Сами посудите: один, без доспехов, без оружия, без боевого духа, без еды и питья, зато с кучей ран и царапин, вывихнутой рукой, свернувшимися кровоподтёками по всей площади правой ноги и огромной шишкой на лбу, я стою у приветливых ворот мёртвого разрушенного форта, в котором неделю назад обосновался огромный яростный дракон, спаливший наши урожаи и похитивший единственную радость, которая осталась у нас в деревне – коровушек Фоньку и Моньку. Невесёленькое положение, не находите? Развернуться бы назад да дать дёру, пока жив, но… куда я побегу? Обратно в лес, где уже маячат голодные глаза особо смелых волков? В деревню, где меня встретят палками и вилами? Нет уж нет! Умирать, так героем! А ещё лучше, вообще не умирать. Желательно, тоже героем.
    Довольно глупых мыслей!
    Ворота позади меня не захлопнулись, как обычно рассказывают странствующие рыцари, гром не грянул, а из-за ближайшей пещеры не выскочила разъярённая вторжением ящерица. Всё было тихо, спокойно и даже немножко мирно. Разве что птицы тут не пели, да животные не забредали… ну, ещё каждый уголок был обожжён, а у ближайшей стены была аккуратно составлена куча переплавленных доспехов.
    Я прижался к ближайшей стене и огляделся. Дракона нигде не было видно. Может быть, он решил оставить это место и переселиться поближе к столице? Там и животные пожирнее, да и герои поименитее…
    Ой…
    Внезапно мне резко захотелось домой. Это не стена, это… живот!!! Огромный живот, принадлежащий не менее огромному существу! Чешуя, как каменная кладка, надёжно защищала каждый сантиметр драконьего тела и завораживала переливающимися на солнце узорами, ухоженные крылья едва заметно виднелись из-за спины спящего чудовища, а его ровное дыхание вызывало лёгкий ветерок, развевающий мои растрепанные волосы.
    Чудовищная пасть стала медленно открываться – драконище зевнуло. Мама родная! Да такими зубами можно не то, что пополам за один укус перекусить, так ещё и… так ещё и… сделать множество других неприятных вещей. Мысли спутались и перемешались в хаотичную кашу из сумбурных воспоминаний с примесью идиотских размышлений и животных инстинктов, захотелось орать и бежать без оглядки, однако подскочивший к горлу ком и подкосившиеся ноги этому не способствовали.
    Разве какие-то коровы стоят моей жизни?! Умирать героем вдруг категорически расхотелось, а всё то, что произошло со мной ранее, вдруг стало розовым и весёлым.
    Пусть меня лучше изобьют палками в деревне, пусть порежут разбойники или погрызут волки, чем…
    - Апчхи!!!
    Господи, неужели это был я?
    Сердце чуть не выскочило из груди, чтобы броситься врассыпную, ноги предательски обмякли, а мозг вообще объявил неожиданную забастовку. В следующий момент уши заложило от страшного рёва, распугавшего всю округу. Ноги подкосились, а голова напрочь отказалась соображать нормально.
    - А-а-а-а-а-а-а!!!
    От вопля заложило уши. Вы не поверите, но кричал не я. Оглушительный звук, от которого волосы вставали дыбом, а кровь застывала в жилах.
    - Ты что... кто... где… как… Ты кто??? – наконец, сформировало свой вопрос чудовище.
    Оно смотрело на меня огромными круглыми глазами, в которых ясно читалось состояние, близкое к безумию. Из носа шёл пар, из ушей – тоже, язык свисал до самой земли, а грудь часто колыхалась, жадно втягивая воздух.
    Неловкое молчание затягивалось. Мы тупо смотрели друг на друга, наверное, минут пять, пока я, наконец, не решился взять слово:
    - Я… это… вот… как бы… ну вроде… как-то так… - изложил я ему свою мысль.
    - Ты… гном? – сузил глаза дракон. Точнее, драконица – слишком уж мягким и мелодичным был её голос.
    - Я???
    - О, ужасные подземные бандиты! Если вы хотите утащить меня в ваш мрачный мир, то знайте – меня не так просто утащить, потому что я…
    - Вешу несколько тонн?
    - Что?! Да как ты смеешь?! Я тебя… - неожиданно её взгляд упал на поднявшуюся было для удара ладонь. Дракона замерла в позе статуи.
    И слава богу, потому что если бы эта милая ладошка опустилась мне на голову, то я по самый не балуйся ушёл бы в далёкий подземный мир, причём так глубоко, что даже вышеупомянутые гномы сдохли бы от зависти.
    - Что ты со мной сделало, чудище мелконогое?! – . Ладонь снова взметнулась, но я уже успел спрятаться в ближайшей башенке, так что она своей цели не нашла.
    Рёв поднялся такой, что даже в моей родной деревеньке, должно быть, все уже сидели в погребах. Драконша рвала и метала, массивные ноги сотрясали землю, взбесившийся хвост крушил здания и башни, из пасти во все стороны извергалось пламя.
    И вот на это меня отправили с одними мечом и щитом?! Да тут имперская гвардия нужна как минимум! А ещё лучше – парочка титанов. Тогда у нас появился бы шанс выстоять.
    Другое дело – где взять этих титанов или хотя бы гвардию. Куда легче отправить одного смертника, чтобы дракон им наелся и оставил деревню в покое…
    Погодите-ка…
    Страшная мысль острой стрелой вонзилась в голову. МНОЙ ПОЖЕРТВОВАЛИ!!! Отправили как девицу на скалистый уступ! Если бы дракон был бы самцом, наверняка они снарядили бы в героический поход привлекательную девицу, желательно моложе двадцати. А так как передо мной бушующая самка…
    Нет, ну и как мне их после этого называть?!
    Пока я занимался грустными мыслями, дракона уже разгромила большую часть мирно стоящего форта, пожгла все прилегающие земли и теперь принялась и за башенку, в которой сидел я. Не могу сказать, что это было не страшно. Это было ЧУДОВИЩНО страшно! Когда сверху посыпались мелкие камушки, пол стал уходить из-под ног, а стены начали покрываться обильными трещинами, я дал стрекоча из рушащегося здания.
    И тут же был подхвачен здоровенной лапой.
    - Ты колдун?! – грозно скалясь, спросила драконша.
    - Нет… - пискнул я.
    - Тогда что это всё значит?!
    - Не знаю…
    Я ответил честно, потому что не имел ни малейшего понятия, чего от меня хотят.
    - Ты врёшь.
    Это уже был даже не вопрос, а утверждение.
    - Неправда!
    - Правда!
    - Неправда!
    - Правда!
    - Докажи!
    - Я вообще сюда только что пришёл!
    - Неправда!
    - Правда!
    - Ты смотрел, как я сплю?!
    - Нет, я сюда за коровами пришёл!
    - Какими коровами?!
    - Му-у-у-у!!!
    Мы оба невольно покосились в сторону чуть выпирающего брюшка драконы.
    - Я… Я съела корову? Фу, какая гадость!!! Она же там, чего доброго, нагадит!!! Ты, колдунишка второсортный, а ну делай всё как было!!!
    - Да как было-то?!
    - Верни меня домой! Сделай меня обратно!!! Принцессам не положено чешуёй блестеть и голыми щеголять!!!
    - Так вы… принцесса?
    - А по мне не видно?!
    - Эм… Нет…
    - Ах, ты… Да я… я…
    Вместо ожидаемого удара мне на голову вдруг упала внушительная слеза. Дракониха вдруг звучно зарыдала, так прижав меня к груди, что дух едва не покинул моё бренное тело. Чтобы наверняка меня прикончить, ящерица поливала меня водопадом своих крокодильих слёз. Всё благополучно шло к тому, чтобы мой раздавленный труп захлебнулся в солёной воде.
    Только спустя не менее чем полчаса мне удалось выяснить, в чём же, собственно, было дело. А дело было и вправду странным. Если верить рассказу драконши, то передо мной никто иной, как дочь Его Величества Ричарда Десятого, прекрасная принцесса Мира. А причин врать у неё не было – слишком малым было расстояние между мной и пастью, чтобы не понимать это. Вот если бы я находился в надёжном убежище, а она рассказала эту слёзную историю… Поверил бы, пожалуй, только дурак.
    Колдовство ли это или ещё что, принцесса не знала. Легла спать человеком, проснулась… ну, вы сами видели. А тут я, странный, мелкий, раздетый и жуткий. Эдакий грозный демонёнок, выскочивший из самых глубин ада (потому и раздетый, ибо жарко).
    - Так, погодите… И вы не имеете никакого понятия, почему и как с вами это случилось? – поинтересовался я.
    Мира отрицательно замотала головой. Слёзы на её глазах ещё не высохли, и оттого её лицо было особо умилительным. Даже не понимаю, как я этого сразу не заметил.
    - А… А самое страшное, что… что сегодня должен был… должен был приехать принца Юлий из… из соседнего королевства! – заикаясь после недавней истерики, продолжила она.
    - Да, дела…
    В голове возилась куча мыслей, но ни одну из них я не мог нормально сформировать. С одной стороны, сейчас я испытывал огромное облегчение, потому что не случись этого странного происшествия, бултыхаться бы мне в желудке драконы вместе с нашими несчастными коровками. С другой же… Принцесса Мира была так несчастна, что это состояние всепоглощающей депрессии передалось и мне. Действительно, куда ж ей теперь в таком виде? Люди её даже слушать не станут, а драконов она с детства боится. Неужто бедняжка останется здесь навсегда?
    - Ни за что! – твёрдо заявила она. Слёзы уже были предусмотрительно стёрты, а лицо вновь излучало высокомерие и рассудительность, свойственные голубой королевской крови. Всё-таки она не лгала, такой вид на себя напустить могут лишь принцессы. – Мужчина ты или кто?! Сделай что-нибудь!
    - А я-то что могу сделать?
    - А мне почём знать? Что там обычно делают в таких случаях?.. Целуй меня!
    - Эк?
    - Во всех сказках принцессы принимали свой прежний облик после поцелуя. Так что не ломайся и целуй меня! Живо!!!
    Ну как можно сопротивляться таким миленьким зубкам?
    Подавшись вперёд и наплевав на чувство самосохранения, я нежно чмокнул собеседницу в выжидательно выставленные губки.
    С минуту она стояла, прислушиваясь к своим ощущениям и причмокивая, словно что-то смакуя.
    - Я изменилась? – не открывая глаз, прошептала она.
    - Ну, внутренне, может, и да, но…
    Выслушав от неё всё, что она думает обо мне, всех колдунах мира и этом дурацком проклятии, мы сделали вывод, что виноват во всём, разумеется, я. Точнее, вывод сделала она, а мне оставалось только скорбно покивать.
    - Ты плохо целуешься! – отчитывала меня массивная туша, размахивая перед самым носом руками, каждая из которых могла запросто снести мою повинную голову куда подальше. – Где твоя страсть, где твои чувства? У вас там что, кроме как землю пахать, ничего не умеют?!
    Спорить бесполезно, мои протесты ей сейчас как возмущения рыбки в аквариуме.
    - В общем так, - склонилась надо мной принцесса, - Целуй меня нормально! И чтоб с чувством!
    С чувством? Да без проблем! С чувством животного страха подойдёт?
    Мы целовались как заядлые любовник, казалось, добрых полчаса. Чувственно, долго и без последствий. Правда, в нашем случае отсутствие последствий угнетало, ибо принцесса твёрдо решила, что пока я не удосужусь её расколдовать, путь домой для меня закрыт. Она даже наглядно захлопнула огромные ворота, единственный выход из этой любовной темницы.
    Однако факт оставался фактом – ничего у нас не выходило. Ни дружеским чмоком в щёчку, ни страстных французским поцелуем (ощущение вылизывающего тебя с ног до головы языка то ещё, но мне понравилось) – вообще ничем.
    - Так… Значит, поцелуй отпадает… - задумалась принцесса. – А может попробовать…
    - НЕТ!!! – шарахнулся я, видя, к чему она клонит.
    Это ж насколько испорченным человеком надо быть, чтобы так испоганить старые сказочки?! Ну нет! Насчёт поцелуев уговор был, а дальше – это уж пусть она ищет себе прекрасного принца, я пас!
    - Ах, вот ты значит, какой?! – надулась Мира. Надутые губки на клыкастой драконьей пасти смотрелись весьма комично. – Не хочешь помочь даме в её беде?! Да какой ты после этого мужчина?! Хотя неудивительно, безманерная деревенщина.
    И кто из нас тут безманерный?!
    - Я сделал всё, что мог! Что ещё ты от меня хочешь?! – попытался поставить точку я, но Мира лишь игриво захлопала ресницами.
    - Ты знаешь, чего я хочу…
    - Прочь от меня, зверюга озабоченная!!!
    Принцесса выпятила нижнюю губу и… снова разрыдалась. Должно быть, это было её ответной реакцией на неприятные ей ответы. По сравнению с предыдущей истерикой, эта была раза в три сильней. Как хорошо, что я снова спрятался в ближайшей башне – такого напора слёз я бы точно не выдержал, утоп бы в миг.
    Нужно было срочно что-то придумать. Внутренний голос подсказывал мне, что вся эта дурацкая история может сильно затянуться. А мне домой пора, дать по шее старосте и накостылять родственникам. Будут знать, как людей в жертву приносить! Ну подумаешь, не работает человек, на чужих харчах сидит да только попрекает всех, это же не причина гнать его на смерть!.. Или причина? Как бы то ни было, мне это не понравилось, а это уже немаленький аргумент.
    С другой же стороны, ну вернусь я домой, ну полезу с кулаками на всю деревню… А дальше что? Ясно же, что меня там уже никто не ждёт, и принимать с распростёртыми объятиями не будут. Скорее всего, снова куда-нибудь спровадят, да так, чтобы я уж точно никогда не пришёл обратно…
    Как несправедлива жизнь! Как злы окружающие люди! И ведь даже пожаловаться некому!
    Хотя почему же некому? А принцесса тут на что?
    И я излил на её слезливую голову всё. И как в детстве меня побили дворовые мальчишки, и как отец несправедливо лупил ремнём, и как я понял, что моё призвание – философия, и как меня никто не понял, и какие все плохие, и как все эти неблагодарные отправили меня на поединок с ужасным драконом, и какие злые в лесу волки, и какие противные разбойники… Очень скоро мы с Мирой рыдали в обнимку, взахлёб вспоминая все ужасы жизни, что нам удалось пережить. Оказывается, отец часто наказывал её и запирал в комнате, а ещё хуже – не пускал на балы, на которых было так много симпатичных мальчиков. А однажды этот негодяй застал её в объятиях придворного подмастерья и вышвырнул парнишку вон! Бедная, бедная девочка! А я тут сижу и жалуюсь на свою жизнь… Невежа!
    Мы просидели так до глубокой ночи. Я нашёл в ближайшем подвале несколько ящиков дорогого вина, оставшегося тут, должно быть, от старого владельца, мы разожгли широкий костёр (чтобы принцесса тоже могла ощутить его жар посреди холодной ночи) и распили первую бутылку… Вернее, бутылку распил я, Мире же пришлось заглотить весь ящик. Ну да ничего, их там ещё много.
    - Ох ты ж ма-а-а-а-а-ать моя родна-а-а-а-ай-а-а! – завыла принцесса, едва удерживаясь в вертикальном состоянии.
    - Ты по что-о-о-о-о вдруг предала-а-а-а-а-а?! – подхватил я, даже не задумываясь о том, что случайный порыв ветра может опрокинуть эту огромную чешуйчатую тушу прямо на меня.
    - Никогда-а-а-а-а не понимала-а-а-а-а Ты меня-а-а-а-а и не ждала-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!! – хором завершили мы нашу фальшивую постановку и расхохотались на все окрестности.
    - Знаешь, Серж, а я тя уважаю, - заявила Мира, не удержала равновесие и рухнула на спину, раскатившись глупым хихиканьем.
    - А я те больше скжу, - заплетающимся языком поспешил ответить я. – Я тебя лблю! Да я тбя поцелую!
    - Не… ик! Хи-хи-хи! Не надо! А то щас па… ой… папа придёт, а он… ваще… срьёзный! Выгнит тебя и всё, шерше ля… чё там?.. а, вот! фам!
    - Куда выгнит? – не понял я.
    - Нзнаю… Хи-хи-хи! Ой, ты щкочешь! Щкочешь! Ой, не могу! Ой… Серж, хватит!
    - Ага, вот я тя и победил! – торжественно заявил расшалившийся я. – Умри, чудще!!!
    Мы опять расхохотались, и плевать, что дёргающаяся нога принцессы едва не отправила меня прямиком в костёр.
    - Знаешь, чё я пдумал? – когда мы закончили играть в догонялки, сообщил я.
    - Утя моя кр… ик!.. шечка! Я тя внмательно слушаю!
    Мира плюхнулась рядом и очаровательно улыбнулась. Я тоже очаровательно улыбнулся, но потом вспомнил, что должен был что-то сказать. А что?.. Ах, да!
    - Ты там чё-то про прынца гврила…
    - Он не прынц! Чё эт за слово такое, прынц… Прынц! – вдруг громко гаркнула она, и мы вновь залились смехом. – Эт не прынц… Хи-хи-хи… Это пр… при… принц Альберт, вот! Ткой крсавчек, ты не представляешь! – Мирочка мечтательно куда-то уставилась.
    Я честно пытался разглядеть стену, в которую упирался её взгляд, но ничего интересного там не нашёл. Видимо, только принцессы или драконы способны понять весь художественный смысл этой стены, а мне, простому деревенскому философу, до такой мудрости ещё далеко.
    - Так, погоди… Я что-то гврил… Во! К тбе приезжает прынц…
    - Он не прынц!
    - И пофиг! Призжет? Призжает. Он свататься призжает?
    - Угу.
    - Ну и чё мы тут тгда сидим?
    - Чё сидим?.. горе залваем… а что?
    - Ой, ну какие вы прнцессы заторможенные! – остатки осторожности выветрелись из моей головы вместе с мозгами. А чего её бояться? Мы же теперь собутыльники, а значит – лучшие друзья… По крайней мере на эту ночь. – Я гврю, прынц тебя любит?
    - Не знаю…
    - А я гврю – любит! Вот! Пшли! Он тя в… эту твою… щёчку – чмок! И всё?
    - Что всё?
    - Всё. Свадьба, дети, сча-а-астья полный дворец!
    - Точно! – просияла Мира и вдруг поникла. – Ой, а я вся такая пьяная…
    - Кто пьяный?!
    - Я.
    - Да, пьяная… Зто я трезвый. Я гврить буду, - я гордо стукнул себя в грудь и чуть не свалился-таки в зовущий меня приятной потрескивающей трелью костёр.
    - Ой, я даж не знаю…
    - Зто я знаю! Пшли!
    - Ну пшли…
    Ночной лес огласили весёлые походные песни в исполнении боевого дуэта меня и полуспящей принцессы. Проломив стену при попытке взлететь (эта попытка длилась более километра), мы поняли, что драконы, видимо, используют какую-то хитрую технику, и решили идти пешком.
    Но для начала зайдём в ближайшую деревеньку. Надо бы потолковать кое с кем на серьёзные философские темы…