Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Издательство

    Магазин

    Кино

    Журнал

    Амнуэль

    Мастерская

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    Меридиан 1-3

    Меридиан 4

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Издательство фантастики 'Фантаверсум'

Рейтинг@Mail.ru




Рецензия Александра Лаптева

Рецензия Александра Лаптева

    
на рассказ «ОТРИЦАЮЩИЙ» Александра Драча

    
    Традиционно, начинаю рецензию с позитива. Рассказ безусловно понравился. Поначалу, правда, было скучновато. Первые три страницы - это прелюдия, из которой совершенно нельзя было понять, что воспоследует дальше. А затем главный герой рассказа вдруг оказался в сказочном мире. И тут уже автор показал свои способности.
    Вот отрывок из середины рассказа. Я не смог сдержать смеха, когда читал его:
     "- Ну, говорящий стрелам - это понятно, а говорящий правду?
     - Ай, да ну его, хоть в бой не бери. Правда глаза колет. Выходит и давай правду орать, у обоих войск глаза краснючие, они их руками трут. Понятное дело, ни топором махнуть, ни стрелу пустить. Или этот Танцующий с Волками. Раньше у нас были отличные боевые волки, рвали Других в клочья. А теперь они с ними танцуют. Конечно, лучше, чем ничего, всё какую-то часть войска они на себя оттягивают.
     - Как это танцуют?
     - Да вот так! Рвать не рвут, а утанцовывают напрочь!"

    
    Если бы весь рассказ был написан на таком уровне, то рецензентам-критикам нечего было бы делать. Печатай! – и все дела.
    Из рассказа могла бы получиться отличная повесть. Когда герой решил вернуться домой (и вернулся), мне стало обидно. Вот, думаю, только увлёкся таким необычным сюжетом, и вдруг всё закончилось! Автор не сумел (или не захотел) использовать весь потенциал, заложенный в сюжете. Но это дело поправимое. Никто ведь не запрещает ему в будущем развить такую интересную тему.
    Я затрудняюсь точно определить тональность этого рассказа. Ирония? Сатира? Или нечто среднее? Но дело не в определениях. Персонажи рассказа - "Танцующий с волками", "Унесённые ветром", "Говорящий Стрелам", "Вызывающий жалость", "Идущие вместе" и другие - всё это блестящая находка. Я читал и посмеивался от удовольствия.
    
    Однако, должен сказать и об ошибках. Ошибки, в основном, стилистические, и их довольно много. Я их выделил в тексте жёлтым и красным цветом. Жёлтым - то, что я бы отредактировал. А красным выделены или ошибки в правописании (пропущенные знаки препинания, неправильные предлоги и проч.) или такие слова, которые можно исключить. По мере сил я снабдил все эти выделения комментариями (они даны в скобках, курсивом).
    
    Ну например.
    Вот начало рассказа. Такое предложение: "Ну, честное слово задолбало!" . Слово "задолбало" я выделил жёлтым цветом, поскольку оно показалось мне и неизящным и затасканным.
    Чуть ниже такое предложение: "Обида и раздражение занимали в мозгу главенствующую роль".
    Сама по себе эта фраза очень громоздка и почти косноязычна. Но дело даже не в этом - подобное пояснение того, что и так понятно из текста - совершенно не нужно. Это называется "авторским суфлированием". Автор словно не доверяет читателю и дополняет картину безапелляционным комментарием – а этого не следует делать (а уж когда невозможно обойтись – употреблять строго дозированно). Не следует давать читателю такого рода подсказки! Читатель сам должен сделать выводы о состоянии героя, о его мировоззрении, свойствах личности и т.п. Никогда не нужно писать, что такой-то человек - злодей! Пусть читатель сам сделает такой вывод. Автор должен так обрисовать этого субъекта (давая его портрет, реплики и поступки), чтобы всё и так было ясно – это и есть художественный метод (в отличие от публицистики, где навешивание ярлыков – есть дело чести и доблести пишущего). Поэтому я предлагаю данное предложение целиком убрать из рассказа. Тут действует давно уже открытый закон, согласно которому автор должен оставлять максимум свободы для читательского воображения. Это относится почти ко всем выводам, которые читатель может сделать из прочитанного. Автор лишь изображает, живописует. Но не комментирует, не навязывает свою философию прямо.
    Это извечный вопрос дидактичности литературы. Тут, опять же, могут быть исключения. Можно приводить в пример Льва Толстого с его морализаторством. Это очень сложная тема. Теоретизировать можно до бесконечности. И я не стану в эту сторону копать, а только повторю первую мысль: не нужно ни навязывать, ни суфлировать. Это ещё допустимо в обширном романе. Но не в рассказе, где каждое слово должно быть на вес золота.
    Также хотел бы отметить часто повторящуюся стилистическую ошибку: неправильный порядок слов в предложениях.
    Вот примеры:
    1. "Конечно, там бы было много других..." . (гораздо лучше написать: Конечно, там было бы много других... ").
    2. "Это превыше сил всяческих". (Правильнее будет: "Это превыше всяческих сил").
    3. "... в руках этот гном переросток держал свиток". (Я бы так переписал: "... этот гном-переросток держал в руках свиток").
    И так далее.
    Всё это можно было бы принять за намеренное изменение правильной последовательности слов (есть даже термин для этого: «инверсия слов»), но для этого необходима веская причина. Я такой причины пока не вижу.
    Вообще, стилистических огрехов в тексте довольно много. Но это не беда. Общая грамотность - дело наживное. Гораздо важнее то, что у автора хорошо развита фантазия. Он владеет иронией. Идея рассказа показалась мне весьма остроумной. Завязка и развязка, правда, выглядят шаблонно.
    
    Что касается технической стороны дела (то есть овладения грамотностью и постижения премудростей стилистики), то здесь необходима кропотливая работа. При этом нет нужды сперва осваивать стилистику, а потом писать рассказы и повести. Всё может (и должно) происходить одновременно. Разрабытывая новые темы, придумывая остроумные сюжеты, автор воплощает их на бумаге. Но это и есть выработка стиля! Необходимо внимательно перечитывать каждую фразу, чтобы сделать её максимально насыщенной, и в то же время - предельно лаконичной. Это достигается, во-первых, точным выбором слов, оптимальным их расположением во фразе. А во-вторых: умением пользоваться эпитетами, сравнениями, метафорами, олицетворением, образностью, аллегориями и проч. и проч. Также нужно уметь выделять главное и опускать второстепенное. И нужно уметь рисовать портреты своих героев.
    Вот как в рассматриваемом рассказе описан один из героев:
    
    "Ко мне вышел невысокий человек, но при этом очень широкий. Если бы я верил в гномов, я бы сказал, что это он. Правда, для гнома, он всё же был великоват. Просто мужчина, чуть ниже среднего роста, лысоватый и очень широкий. Он остановился в двух шагах от меня и смотрел на меня немигающим взглядом. Взгляд такой и не злой, и не добрый, но от этого взгляда почему-то жутко неуютно становится".
    
    "Просто мужчина", "очень широкий", "немигающий взгляд", "не злой и не добрый" — всё это слишком общо и затёрто. Побольше характерных деталей, и поменьше общих мест!
    
    Я бы посоветовал автору максимально сократить первые три страницы, а всё остальное – удлинить и дополнить. Переход из нормального мира в сказочный нужно сделать более отчётливым. Также - подумать о концовке рассказа. Быть может, удастся придумать что-нибудь неожиданное, запоминающееся. Мне не хватило последнего штриха, как будто всё зависло на полслове.
    
    В целом же, повторяю, рассказ мне очень понравился. Его недостатки искупаются остроумной идеей и рядом находок.
    Автору я бы посоветовал следующее: попробуйте ещё раз неторопливо перечесть рассказ, подумайте, как можно переписать те или иные фразы. Главное, не торопитесь. Я бы потратил на такую работу дней семь. Верное решение обычно приходит изнутри - как озарение. Это результат работы подсознания.
    У автора большой потенциал. Главный его козырь - это отличная фантазия. А также - умение быть ироничным, а это редкое и очень ценное качество. Само по себе оно способно принести автору заслуженную славу. Иронией и юмором в совершенстве владел Марк Твен. Можно назвать Бернарда Шоу, и даже Селинджера (повесть "Над пропастью во ржи", которую я невольно вспомнил, читая первые страницы рассказа «Отрицающий»). Станислав Лем работал в этом русле ("Кибериада", "Сказки роботов").
    Без сомнения, автор добавит к этому списку других писателей, у которых можно учиться мастерству.
    
    24.08.2009