Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Издательство

    Магазин

    Кино

    Журнал

    Амнуэль

    Мастерская

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    Меридиан 1-3

    Меридиан 4

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Издательство фантастики 'Фантаверсум'

Рейтинг@Mail.ru




Рецензия Александра Лаптева

Рецензия Александра Лаптева

    
на рассказ «ЧУЖОЙ» Александра Бора

    
    Рассказ Александра Бора «Чужой» чем-то напомнил мне рассказ Джорджа Уланина «Билет на Марс». У этих рассказов cхожие недостатки и достоинства. К достоинствам я бы отнёс интересную идею (а лучше сказать – плодотворную идею, с которой можно работать в смысле юмористики). А к недостаткам – не очень убедительное воплощение этой идеи.
    Хотя рассказ «Чужой» написан грамотнее и стилистически чище рассказа «Билет на Марс», но ошибок всё же многовато, и ошибки какие-то несерьёзные – то ли от невнимательности автора, то ли по какой другой причине. Причина неважна, а важен результат. А результат — неважен (прошу прощенья за каламбур).
    Будем говорить серьёзно. Юмористика вообще штука серьёзная. Посерьёзнее драмы, между прочим. Драму может написать любой глупец – поставь своего героя в немыслимые условия, заставь его потерять деньги, работу, семью, дом, надежду, здоровье, оптимизм, чувство юмора, чувство уверенности в себе и проч. и проч. — и дело в шляпе. Готов герой-неудачник, над судьбой которого какая-нибудь слезливая читательница прольёт немало слёз. Но вот заставить читателя смеяться над своим персонажем оказывается не так-то просто. Причём, смех должен быть не унижающим, не оскорбляющим, не пошлым, а как бы сочувствующим, возвышающим и очищающим душу. Облагораживающим, в конце концов!
    Снова прошу прощенья за эти излияния. Я понимаю, что говорю банальности, но ничего не могу с собой поделать. Накипело, и всё тут. Нужно выговориться.
    И всё-таки, начнём читать рассказ Александра Бора. Прежде чем критиковать автора за мелкие погрешности, я хочу его похвалить и подбодрить. Уже за то, что он честно постарался написать юмористический рассказ. Он не только придумал забавную ситуацию, из которой попытался выжать максимум комизма. Но и постарался написать рассказ затейливым языком. Это не беда, что не всё удалось. Если найдётся в тексте хотя бы одна удачная фраза – это уже хорошо. И я такую фразу нашёл (а кто-то найдёт другую – и тоже будет прав). Вот эта фраза: «Как всегда неожиданно, в аудиторию вошел преподаватель». Согласитесь, что это изящно и остроумно (и удивительно просто)! Сколько я читал книг, сколько раз сидел в аудитории и наблюдал, как в неё входит преподаватель, мне ни разу не пришло в голову что-нибудь подобное. За одно только это предложение стоит прочитать весь рассказ Александра Бора! Ей богу, я нисколько не шучу. Тут почти по Маяковскому, который говорил про тонны словесной руди и граммы (кажется) первородного золота. Вот это оно и есть! Если Александр научится весь текст писать такими вот фразами, тогда ему уже не понадобятся ни рецензенты, ни конкурсы. И тогда он станет…
    А впрочем, не будем заниматься маниловщиной. Я и так уже сказал много лишнего.
    Во втором предложении автор пишет: «Аудитория переглянулась с видимым облегчением…». Это сказано неточно. Переглянулись студенты, сидевшие в аудитории. Такой оборот («аудитория переглянулась») ещё можно применить где-нибудь среди повествования, когда читатель уже подготволен и настроен на образность, сравнения, на гиперболы и прочие штуки (и то далеко не всегда и не везде). Но в начале рассказа, когда ещё ничего не ясно и ничего не видно – я бы поостерёгся.
    Далее написано, что существо «взъерошило серую шерсть…».
    А пятью строчками ниже: «Рыжее существо слегка растерялось…» Ещё ниже существо оказывается покрытым «седой шерстью».
    Я в затруднении – недосмотр ли это автора или он намеренно меняет цвет неведомого существа на манер хамелеона? Подозреваю, что второе. И тогда здесь должен присутствовать комический подтекст. Логически – так. Но ни комизма, ни логики я не заметил. Допускаю, что я близорук. Но что вижу – то и говорю. Я бы также подумал над этим оборотом: «существо взъерошило серую шерсть…». Глагол «взъерошить» подразумевает некий субъект, на который направлено это милое действие. А если кто-то сам себе ерошит волосы, то это обычно оговаривается особо, дескать, герой ерошит самого себя (подлец такой). Гоголь (к примеру), когда описывал своего Ноздрёва (едва вошедшего в трактир), так говорит о нём: «…вошел чернявый его товарищ, сбросив с головы на стол картуз свой, молодцевато взъерошив рукой свои черные густые волосы». Вы заметили это коротенькое уточнение: «свои» волосы? (а не чужие, как можно было подумать сгоряча). И раз уж я взялся вспоминать, припомню всем известный эпизод из фильма «Бриллиантовая рука». Помните, когда герои сидят в кафе «Плакучая ива», а потом к ним (к Никулину и Миронову) подсаживается за столик такой громила с Магадана и спрашивает у Никулина: «Ты зачем усы сбрил, дурик?» А тот, слегка подумав, отвечает: «У кого?».
    Вот это блеск! На ровном месте – и такой комизм.
    Вот об этом и должны думать все мы (желающие смешить читателя), к этому стремиться! Но чтобы достичь (этого), необходимо чувствовать и понимать все эти нюансы. Потому я так придирчиво и говорю об этих мелочах (как может показаться кому-нибудь). Чтобы высекать искры юмора на ровном месте, на самом примитивном бытовизме, там, где это кажется невозможным, — для этого нужно не только понимать психологию людей, но и хорошо чувствовать язык, все эти нюансы и прононсы, диалекты и обертоны, все эти языковые штучки, ассоциации, жаргон и проч. и проч.
    Опять же, Гоголь пишет «взъерошив рукой свои… волосы». Рукой! А в рассказе «Чужой» - каким образом существо взъерошило серую шерсть? Хвостом? Каким-нибудь копытом? Этого не сказано. Я сперва понял, что оно как бы ощетинилось (что вполне естественно и осуществимо для любого животного). Можно ещё встопорщить шерсть, вздыбить её – если это чисто физиологическая реакция, то это будет точнее и лучше.
    Но пойдём дальше по тексту. Также в первом абзаце рассказа (мы ещё не выбрались из него) есть такая фраза: «Рыжее существо слегка растерялось и неуверенно засверкало красными глазами, потрясая грязной когтистой лапой, щелкая треугольными копытами и при этом жутко завывая». Ну, про цвета я уже сказал, а вот когтистая лапа и треугольные копыта – это выглядит необычно, и даже чересчур. При всём при том, никто в аудитории (а там сидят студенты) этому чуду не удивляется, все ведут себя так, словно перед ними пролетела муха – назойливая и скучная. Мне кажется, что это – передержка. Наверное, девушки бы повскакали с мест и с визгом бросились бы вон. А юноши, как им и положено, закрыли бы слабый пол своей широкой грудью от такого монстра. Я не стану подробно разбирать эту ситуацию. Отнесём подобную игру природы на счёт того неведомого, что нам ещё предстоит узнать в обозримом будущем.
    Также я не буду анализировать мелкие стилистические огрехи вроде «очи горе» (написанных раздельно), оборот «прерывать вдохновение» (вдохновение, как известно, не прерывают, а спугивают), другой оборот «притоптывая и прихлопывая» (вместо «притопывая и прихлопывая»), «дыхнуло огнём» (вместо «дохнуло огнём»), «бордово покраснев» и «дематериализовалось в свой параллельный мир». Есть ещё кое-что по мелочи – в рецензии об этом не пишу, поскольку она и так уже получилась слишком длинная.
    Вообще, когда так вот выписываешь подряд ошибки из рассказа, возникает ощущение полной безграмотности автора. Но это ложное впечатление. Ошибки бывают у любого. Леонид Шифман также нашёл несколько стилистических ошибок в моём рассказе, занявшем первое место на конкурсе «Разминка». Дело не в ошибках как таковых, а – в их количестве. (Совсем как в известном анекдоте про деньги и счастье). Не страшно ошибиться один раз на сто страниц (или хотя бы на одну страницу). Но плохо, когда на одной странице сто ошибок (или хотя бы пять). С ошибками нужно бороться. Со словом – работать. Со стилистикой – дружить. И добиваться ясности смысла, прозрачности речи, убедительности, живости, наглядности и – комизма (уж коли мы рассуждаем об этом предмете).
    Я начал рецензию рассказа «Чужой» со сравнения его с рассказом «Билет на Марс». Логично с моей стороны тем же и закончить. Я позволю себе немного перефразировать концовку предыдущей рецензии и в таком виде записать её здесь. Вот эта концовка:
    Рассказ «Чужой» показывает у автора способности к юмористике, которые, к сожалению, не были полностью реализованы. Но я думаю, что при усердной работе Александр Бор сумеет исправить недостатки и усилить достоинства. Этим и занимаются все пишущие.
    
    
    8 сентября 2009 г.