Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Приятели

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru




Айгуль  Иксанова

Полнолуние системы

    Пролог
    
     Пройдет совсем немного времени, и компьютеры, которые уже стали неотъемлемой частью нашей жизни, поглотят и то, что пока находится вне их власти. Уже совсем скоро мир опутают электронные сети, через которые будет осуществляться общение между людьми, работающими в электронных корпорациях, отдыхающими в электронных клубах, заводящими виртуальные знакомства, живущими в несуществующем мире. Исчезнут бумажные деньги, исчезнут магазины, исчезнет обычная почта. Изменится телевидение. Исчезнут границы между странами. Исчезнут языки, культуры, национальности. Планета превратиться в единое пространство, опутанное паутиной спутниковых сигналов. А сам компьютер, управляющий изменениями нашего мира, обретет сознание, научится понимать человека и подражать ему. Научится принимать решения, научится распознавать эмоции. Он будет похож на человека во всем. И будет стремиться стать человеком. Но так никогда и не станет, не сумев разгадать тайны, великой тайны скрытого человеческого «Я» – источника существующей красоты, благодаря которому сияют звезды и движутся планеты.
     В этой всеобщей компьютеризации и информатизации мира, появится крупная, всеобъемлющая, всеконтролирующая организация, получившая название «Системы», организация управляющая электронными процессами, и, следовательно, всем обществом в целом и жизнью каждого человека в отдельности. Каждый шаг известен всемогущей «Системе», от нее нельзя укрыться нигде. От нее нельзя убежать. Она будет повсюду. Но люди не сразу заметят ее господство, потому что всегда предпочитают отвести глаза, и уклониться от вызова. Они не станут бороться с «Системой». Они сделают вид, что ее не существует. Они согласятся с тем, что компьютер равен человеку. Они признают его власть. Они забудут, кем были когда-то, забудут, какими создала их природа. Забудут о цели, ради которой пришли в этот мир. Они будут жить в полусне, подчиняясь приказам невидимой «Системы», и вереница бессмысленных, похожих один на другой дней постепенно заменит то, что когда-то называлось Жизнью.
    
     Глава первая. Собеседование.
    
     – Сегодня на завтрак каша и тосты! – радостно сообщил домашний компьютер, и Диана недовольно поморщилась, усаживаясь за стол.
     – Мам! – крикнула она, – Почему опять?
     – Ты недовольна? – грустно спросил компьютер, и Диана, раздраженно кивнув, сделала ему знак отключиться, что он тут же с готовностью выполнил.
     – Потому что в нашем ужасном мире, с нашей ужасной экологией ты должна есть здоровую пищу! – невозмутимо ответила мать, появляясь в кухне.
     Она стул рядом с дочерью.
     – Дай-ка я на тебя посмотрю! – она скептически оглядела девушку, – Все вроде бы неплохо… Только зачем этот медальон на шее? Что за безвкусный антиквариат? Ты же идешь не на вечеринку в стиле хиппи прошлого столетия, а на собеседование! Немедленно сними!
     – Ну уж нет! – давясь ненавистной кашей, Диана непокорно покачала головой. – Ни за что!
     – Почему это? – Мать подозрительно нахмурилась. – Что у тебя там?
     Глотнув кофе, Диана подняла глаза, и мечтательно улыбнулась.
     – Его фотография, – ответила она.
     – Бог мой! – Мать подняла глаза к небу, – Когда же ты, наконец, станешь взрослой! Ты уже год, как окончила университет, а так и не собралась пойти работать! И на уме одни глупости!
     – Во-первых, я собралась работать. И сегодня иду на собеседование в самую престижную организацию! Я буду работать в «Системе»!
     – Почему ты считаешь, что тебя возьмут?
     – Я не уверена. Но я надеюсь. «Система» контролирует все финансовые потоки мира и предотвращает чековые преступления. Что может быть лучше, чем бороться с мошенниками! Мне это нравится!
     – Это, несомненно, благородное занятие! Работа в «Системе», это лучшее, о чем можно мечтать! – согласилась мать. – Это равнозначно работе в ООН в прежние времена. Ты умная, очень умная девочка. И у тебя прекрасное образование, думаю, они не откажут тебе!
     – А что касается глупостей, – продолжила Диана, – Ты знаешь, Он очень важен для меня. Очень!
     – Но ты ведь почти не знаешь его! – Возразила мать.
     – Я знаю его лучше, чем кто-либо! Мы знакомы так много лет! Я чувствую, что нам просто нужно поговорить! За все это время мы так и не нашли минутки, чтобы выяснить наши отношения! Но после того как я устроюсь на работу, обещаю, я сделаю это! – Диана покраснела от волнения, и ее глаза заблестели. – Мама, я чувствую, я уверена, Он – тот человек, который мне нужен, и я скажу ему об этом!
     Мать улыбнулась и погладила ее по голове.
     – Что именно ты скажешь? – спросила она.
     Диана улыбнулась в ответ.
     – Я скажу: Нам надо поговорить. Я всегда хотела больше общаться с тобой. Проводить с тобой больше времени. Ты не такой, как все. Ты - такой, как я.
     – Мы одной крови! – шутливо добавила мать. – Иди, собирайся, а то забудешь что-нибудь!
     Диана открыла серебряный медальон и с любовью посмотрела на портрет голубоглазого молодого человека, изображенного на портрете, потом вздохнула, закрыла медальон, поднялась и махнула рукой компьютеру, чтобы он снова включился.
     – Эй, я иду на собеседование, – сказала она. – Я нормально выгляжу?
     – Нужна более консервативная прическа, – посоветовал компьютер, – заколи волосы или сделай хвост. Брюки длинноваты, или мне кажется? И кстати, зачем этот ужасный медальон? Немедленно сними!
     – Отключись! – сердито приказала Диана, – И чтобы до вечера я тебя больше не слышала!
     Скажите пожалуйста, ему не нравится медальон!
     Тем не менее, она завязала волосы в хвост и взяла папку, где хранились ее регалии: дипломы, сертификаты, грамоты, точнее их электронные копии.
     – Мам, я ушла! – крикнула она, –Буду через два часа!
     – Ты уверена? – спросила мать.
     – Конечно, а что там дольше-то делать?
     – Не знаю. Странно, что они не захотели видиоконференцию, решили встретиться с вами лично!
     – Это же «Система»! – улыбнулась Диана. – Пока!
     Мать подошла и поцеловала ее в щеку.
     – Мы с папой болеем за тебя! Ты наша надежда! – С любовью произнесла она.
     Кивнув и прошептав «постараюсь», Диана вышла из дома, пытаясь справиться с волнением. Это было ее первое собеседование, и сразу - «Система»! Она улыбнулась при мысли о родителях. У них были такие теплые близкие отношения, жаль будет покидать дом, и целый день проводить на работе! Она была «домашним ребенком» - родители всегда защищали ее от влияния окружающего мира. Девушка вздохнула. Жизнь только начиналась. Предыдущие годы были прекрасны! Все и всегда, особенно учеба, давалось ей чрезвычайно легко.
    
     Она знала о трудностях лишь понаслышке, когда переступила порог небольшого белого офиса, где должно было состояться собеседование «Системы».
    
    
     Перешагнув порог, девушка похолодела от ужаса, помимо нее в собеседовании должны были принять участие еще девять человек! Еще четыре девушки, и пятеро молодых людей. И все они были так красивы, так хорошо одеты, казались такими образованными и знающими, такими взрослыми, что бедная Диана почувствовала себя неловко.
     – Господи, я-то куда лезу! – подумала она. – Меня-то уж точно не возьмут!
     – Привет! – сказала она вслух, и сидящие за столом вежливо кивнули ей.
     – Интересно, что здесь сейчас будет? – спросил один из молодых людей.
     – Закроют дверь и начнет опускаться потолок, – сказал другой, и все с облегчением рассмеялись.
     И в этот момент дверь распахнулась, и на пороге появилась молодая невысокая женщина.
     – Здравствуйте, – сказала она. – Я приветствую вас от имени «Системы». Вы хотите работать с нами, раз пришли сюда?
     Собравшиеся дружно закивали.
     – Хорошо. – Женщина удовлетворенно кивнула. – Сначала будет тест. Мы проверим ваш интеллектуальный коэффициент и уровень образования. Потом кому-то придется покинуть нас, а остальные продолжать дальше. Готовы?
     Она включила компьютеры, стоящие перед каждым на столе.
     – Приступайте, у вас 45 минут.
     Женщина вышла, и Диана погрузилась в решение задач, сменявших друг друга на экране. Она волновалась, как и ее соседи, но то и дело кто-то отпускал веселые шутки, раздавались смешки, и вскоре претенденты почувствовали, что словно сроднились, как если бы уже очень давно знали друг друга. Сложность заданий возрастала, Диана вытерла мокрый лоб, чувствуя, что ее мозг уже выжат, словно губка, когда тест наконец подошел к концу.
     Та же женщина включила программу проверки.
     – Вот вы, – обратилась она к светловолосой девушке и ее соседу, молодому человеку в коричневом костюме, – для вас собеседование окончено.
     Двое претендентов, поднявшись с мест и собрав сумки, покинули офис, на их лицах отразилось огорчение, и Диана грустно кивнула им на прощание.
     – Оставшиеся, положите правую руку на экран. На желтое пятно, - скомандовала женщина, – компьютер считает ваши биохимические параметры, посмотрит физическую выносливость, устойчивость к вирусам, а также эмоциональную устойчивость, строение психики.
     – А это зачем? – Вслух удивилась Диана.
     – А как же? – Мило улыбнулась женщина, и в ее темных глазах вспыхнули огоньки. – Вы ведь будете бороться против чековых преступлений. Вам предстоит работать с денежными операциями, вам будут доверены государственные тайны. Нам нужно знать, что именно каждый из вас представляет из себя. Руки на экран!
     Оставшиеся восемь претендентов приложили руки к экрану, а через несколько минут еще одну девушку и юношу попросили покинуть помещение.
     – Нас всего шестеро! – подумала Диана. – Странно, что я еще здесь!
     – Отлично! – улыбнулась женщина. – Теперь, когда все лишние люди ушли, вам предстоит побеседовать с представителями «Системы». Готовьтесь. И до встречи в стенах организации!
     Она снова улыбнулась, и вышла, впустив через стеклянную дверь двух других женщин и мужчину, которые, приветливо кивнув претендентам, расположились во главе стола.
     Диана оглядела вошедших. Мужчине было на вид лет 35-37, он был серьезен и молчалив и все время крутил пуговицу своего синего пиджака. Женщины были чуть моложе, одна из них, темноволосая, была к тому же достаточно красива. В их взглядах чувствовалась странная жесткость и спокойная уверенность в себе.
     – Начнем? – спросила одна из них.
     Присутствующие, измученные тестом, устало кивнули, ожидая обычного разговора. Их ожидания не оправдались.
     – Ваши имена? – строго спросила темноволосая женщина.
     – Мария, – ответила красивая девушка с золотистым «каре» и улыбнулась широкой улыбкой.
     – Эмилия, – сказала девушка с рыжими волосами.
     – Александр, – улыбнулся светловолосый коротко стриженный мальчик, он выглядел моложе своих лет, и, казалось, попал сюда совершенно случайно.
     – Виктор, – представился темноволосый юноша в очках.
     – Макс, – вежливо кивнул последний представитель сильного пола.
     – Диана, – тихо сказала она, поправив завязанные в хвост темные, чуть рыжеватые волосы.
     – Хорошо. Приятно познакомиться, – ответила женщина.
     – Что вы знаете о чеках? – вдруг неожиданно резко спросила она Александра.
     – Мало, почти ничего, – честно признался он.
     – Почему?! – еще резче спросила она, и не дослушав его путанного ответа, обратилась к Эмилии, - Почему вы хотите работать именно здесь, что вас не устраивало в других организациях?
     – Что вы понимаете под безопасностью? Что следует сделать с коллегой, который предал «Систему»? Что для вас важнее работы в «Системе»? Назовите ваши сильные и слабые стороны!
     Вопросы сыпались один за другим, и, не слушая ответов, женщина просматривала результаты тестов.
     – Вот вы, почему все время молчите? – вдруг жестко спросила она Диану, и взглянула ей прямо в глаза. Диана вздрогнула от неожиданности.
     – Честно говоря, я просто не люблю перебивать, это невежливо, – ответила девушка и смутилась. – И потом, все дают исчерпывающие ответы… Мне нечего прибавить!
     – Плохо, – заметила женщина. – Что вам не нравится в себе?
     – Неуверенность, – ответила девушка.
     Женщина кивнула, и продолжила просматривать тесты, разговаривая с другими претендентами. Она не обращала на Диану никакого внимания, как если бы той и вовсе не было.
     – Ну, вот и все! – Диана поставила крест на своей карьере в «Системе». Только она могла так все испортить! И все ее вечная застенчивость!
     – Взгляни-ка сюда! – Женщина потрепала мужчину по плечу, и он наклонился к компьютеру, и Диана поняла, что они смотрят результаты ее теста.
     Глаза мужчины округлились от изумления, он повернулся к Диане, и вдруг спросил:
     – Как у вас с компьютерами? Хорошо ладите?
     Диана молча кивнула.
     – А с математикой?
     – У меня диплом с отличием, – тихо ответила девушка.
     Женщина и мужчина задумчиво молчали еще несколько секунд.
     – Пусть она попробует на другом, – наконец сказал мужчина, – отведите ее к главному компьютеру, возможно, какой-то сбой.
     – Идемте со мной, – сказала вторая женщина, до сих пор молчавшая, и Диана последовала за ней по узкому коридору в маленькую комнату, где ее снова попросили сесть, расслабиться, и положить руку на экран. После этого женщина просмотрела результат теста, а потом открыла новую программу.
     На экране появились десять картинок.
     – Взгляните на эту! – женщина показала ей на изображение человека, сидящего на полумесяце. – Ваша ассоциация?
     – Одиночество, – почему-то сказала Диана.
     – Это, – женщина показала на изображение небольшого столбика посреди обширного поля.
     – Маяк, – ответила девушка.
     Узнав ассоциации ее по всем картинкам, женщина подняла трубку телефона.
     – Здесь тоже самое, – взволнованно сказала она. – И я провела ассоциативный тест. Сто процентов из ста, – добавила она почти шепотом.
     – Поняла. Хорошо. – Она положила трубку и повернулась к Диане. – На сегодня это все. В случае, если мы решим, что вы нам подходите, мы вам перезвоним. До встречи!
     Женщина улыбнулась и проводила Диану к выходу.
     – До свидания, – ответила та, выходя на улицу. Свежий воздух опьянил ее – в помещении было слишком душно!
     – Мы перезвоним! – подумала девушка, – Так говорят, если ты не подходишь! Как все-таки обидно! Только к чему был этот разговор про сто процентов?
     – Эй! – окликнул ее чей-то голос, и, обернувшись, она увидела Марию и Эмилию.
     – Пока! – помахали они ей, – Может, еще увидимся!
     – Надеюсь! – улыбнулась Диана.
     Она подошла к дому, когда уже стемнело, собеседование оказалось гораздо труднее и заняло гораздо больше времени. Диана чувствовала себя усталой, как никогда раньше.
     Прежде чем войти в дом, она, стоя на ступеньках, открыла медальон, снова взглянула на фотографию и улыбнулась.
     – Ну и черт с ней, с работой! – подумала она, – Зато, однажды, уже совсем скоро, я наконец-то скажу тебе, что мы одинаковые люди, и должны, как говорится, жить одним племенем. Одной крови! –вспомнила она слова матери и улыбнулась.
    
     На следующее утро, после того, как Диана весь вечер выслушивала упреки недовольных родителей, начинавшиеся словами: «надо было говорить не так…», она проснулась поздно, и разбудил ее телефонный звонок. Приятный женский голос сообщил ей, что она принята на испытательный срок в «Систему», и что ей следует снова подойти в офис к часу дня.
    
     –Мама! – крикнула Диана, выпрыгивая из кровати с трубкой в руках, – Мама! Меня приняли! Меня приняли!
     Мама вбежала в комнату, сияя от счастья.
     – Я всегда знала, что ты лучше всех! – кричала она, и, обнявшись, мать и дочь пустились в пляс по комнате.
     – Может, ты все-таки снимешь этот ужасный медальон? – спросила мать, провожая Диану до двери.
     – Никогда! – покачала головой девушка, - С ним меня и похоронят! Ну, он же не помешал мне на собеседовании! Даже помог! Мам, мне кажется, меня взяли, потому что у меня были хорошие результаты теста!
     – Вероятно! Ты же умница! – мать ласково улыбнулась.
    
     Диана сбежала со ступенек и почти вприпрыжку направилась к остановке автобуса. Не зря она столько училась! Не зря столько времени провела перед компьютером! Ее взяли работать в «Систему»! Она будет бороться с чековыми преступлениями! Она - самая счастливая девушка в мире!
    
     Диана переступила порог офиса. За тем же столом сидели все те же две женщины. Мужчины с ними не было. Кроме них не было ни души.
     – Здравствуйте! – сказала Диана и изумленно огляделась по сторонам.
     – Что вы ищите? -–поинтересовалась та, что была красивой и темноволосой.
     – А где же все остальные? – спросила девушка.
     – Они не подошли. Мы выбрали только вас, – ответила вторая.
     – И почему?
     – Потому что вы нам понравились, – улыбнулась она, и Диана поняла, что дальнейшие расспросы бесполезны.
     – Вы можете приступить к работе сегодня? – спросила темноволосая.
     – Могу, – решительно кивнула Диана. – Я очень хочу здесь работать. Тем более, после того, как вы оказали мне такое доверие. Я постараюсь не подвести вас!
     – Отлично! – обе женщины улыбнулись. – Тогда прочтите и подпишите контракт.
     Диана подписала электронный контракт, после этого сканеры сняли ее отпечатки пальцев, рисунок сетчатки и были записаны в виде кодов реакции ее импульсов ее нервной системы.
     Просмотрев результаты и удовлетворенно кивнув, женщины велели ей следовать за ними. Пройдя по узкому коридору и свернув несколько раз налево, они оказались перед белой дверью, которая вела в такую же белую комнату, только чуть-чуть побольше. В этой комнате уже сидели шесть человек, ровесники Дианы, среди них были только две девушки. Диана стала третьей.
     – Вот, это наш последний участник, – сказала одна из женщин. – Располагайтесь. Сейчас придет ваш наставник. До свидания.
     Кивнув, женщины скрылись, и воцарилось молчание. Диана и ее будущие коллеги разглядывали друг друга.
     Садись сюда, – наконец сказала ей темноволосая, коротко стриженная девушка в очках, и Диана опустилась на стул рядом с ней, поставив на колени сумку.
     В этот момент дверь распахнулась и решительно вошла стройная подтянутая женщина в черном комбинезоне. На вид ей было не больше тридцати. Ее черные волосы едва достигали плеч.
     – Здравствуйте, – обратилась она к присутствующим, и как она ни старалась, чтобы ее голос звучал мягче, не смогла скрыть стали, сквозившей в нем. Диана почувствовала, что ей становится не по себе.
     – Мы рады видеть вас здесь, – продолжила женщина. – Вы действительно хотите стать частью «Системы»? Помните, это не просто работа! «Система» должна стать частью вас! Вы готовы посвятить ей всю свою жизнь?
     – Готовы! – хором ответили все.
     – Отлично. С сегодняшнего дня вы все – мои ученики. Я должна обучить вас всему, что знаю сама. Потом вы сдадите экзамены, и станете агентами «Системы»! Это большая честь! Всегда помните об этом! Итак, мы начнем. Меня зовут Новелти. Это имя, под которым я числюсь в «Системе». Сейчас вы все получите такие имена. Согласитесь, это лучше, чем идентификационные коды. Но с этого момента вы навсегда должны забыть свои настоящие имена. Вам запрещается сообщать их друг другу, запрещается использовать их. Вы так же должны забыть все, что связывает вас с прошлой жизнью. Итак, мы начинаем. Твое имя – Юниси, - обратилась она к девушке в очках.
     Твое – Бета, – сказала она второй девушке, высокой, крупной, с длинными рыжими волосами.
     – Ты – Стерлинг, – кивнула она веселому, всегда улыбающемуся высокому светловолосому парню, ты – Лоджикс, – обратилась Новелти к невысокому крепкому юноше с длинными волосами.
     – И постригись, – добавила она.
     Тот кивнул. Здесь царила дисциплина.
     – Ты – Метрикс, – сказала Новелти, обращаясь к невысокому, худенькому юноше в очках, со смешно торчащим хохолком, он казался тихим и робким.
     – Ты - Селена, – это относилось к Диане.
     – Ты – Стражник, – сказала она последнему, высокому, красивому молодому человеку с большими зелеными глазами. Он казался умным и спокойным. К тому же у него был необычайно приятный голос. В общем, он положительно понравился Диане.
     – Наверное, вы заметили, что все имена связаны либо с информационными технологиями, либо с безопасностью, – улыбнулась Новелти. – Впредь, я запрещаю вам обращаться друг к другу или подписываться как-либо иначе.
     – А какое отношение имя Селена имеет к информационным технологиям? И тем более к безопасности? – удивилась Диана.
     – Самое прямое, и к тому и к другому, – усмехнулась Новелти. – Но об этом ты узнаешь в свое время. Отныне, Селена - твое имя. Помни это всегда!
     Девушка кивнула.
     – Сейчас вы все введете в мой компьютер свои персональные пороли, чтобы пользоваться ими. Они будут открывать вам доступ к программам, а так же к вашим личным ящичкам для вещей. Так же вы будете использовать их для перемещения между комнатами. Жить, начиная с сегодняшнего дня, вы будете здесь.
     – То есть как это? – Юниси подняла голову, – А как же родители? Мы же сказали им, что идем на второй тур собеседования!
     – Я дам вам телефон. Вы позвоните им. И скажите, что пока идет обучение, все контакты с внешним миром запрещены. Таковы правила «Системы».
     – У нас нет вещей! – заметила Бета.
     – Они вам не понадобятся.
     – А как же родители? – тихо произнесла Селена.
     – Они вам тоже больше не понадобятся, – сухо ответила Новелти. – Идите сюда, вам нужно ввести пароли. Не забывайте и не путайте их, это осложнит жизнь всем нам, и за это я буду наказывать!
     По очереди они все ввели выбранные пароли, позвонили родителям, которые, не помня себя от радости, что их дети приняты в «Систему» были согласны на любые условия, после чего Новелти приказала им следовать за ней. Она отвела растерянных и испуганных новобранцев в общую комнату, разделенную ширмой на две части – мужскую и женскую, напоминавшую казарму, или что еще хуже, палату в больницах особого режима. На окнах здесь были решетки. Здесь было пусто и холодно.
    
     Здесь им предстояло жить.
    
    
    
     Глава вторая. Обучение.
    
     – Господи! Ужас-то какой! – произнесла Юниси, опускаясь на жесткую кровать, после того, как за Новелти закрылась дверь. – Как вам это? Что за условия! Как в больнице или в тюрьме!
     – Мне все это не нравится! – вздохнул Метрикс, протирая очки.
     – А я никогда прежде не ночевала вне дома, – добавила Селена совсем тихо. Ей было не по себе. Она не привыкла к неудобствам.
     – Кажется, я знаю, кому повезло больше всех! – скептически заметил Стражник, и Селена снова обратила внимание на его низкий красивый голос.
     – И кому же? – поинтересовалась она, взглянув на него.
     – Тем ребятам, которые не прошли собеседование!
     Все громко рассмеялись, и в этот момент дверь отворилась. На пороге стояла Новелти. Она лукаво улыбнулась, и ее улыбка говорила: «Скоро, очень скоро вы перестанете смеяться!»
     Она бросила на одну из кроватей вещи. Черные комбинезоны, как у нее сомой, блестящие лаковые сапоги, перчатки, и теплые жилеты с множеством карманов.
     – Одевайтесь. Это ваша форма. Все остальные вещи, канцелярские принадлежности, ноутбуки, предметы личной гигиены найдете в ящичках. В ящичках поддерживать абсолютную чистоту. Если кто-то забудет пароль на день останется без вещей. И относитесь к вещам бережно. «Система» тратит чеки на ваше обучение. А теперь одевайтесь!
     Она вышла, и ученики приступили к переодеванию. Из всех личных вещей Селена оставила лишь медальон на шее. Он оставался для нее единственной ниточкой, связывающей ее с прошлым.
     Комбинезон оказался неудобным, тесные сапоги нещадно жали. Девушка почувствовала, что еще немного, и слезы выступят у нее на глазах. Что ж. Ладно. На то это и испытательный срок. Дальше будет легче. А сейчас им придется потрудиться, чтобы потом работать в «Системе»! Это великая честь для них!
     – Переоделись? – Новелти оглядела их. – Хорошо. Молодцы. Теперь идемте. До обеда я расскажу вам о создании «Системы» и немного об иерархии. После обеда покажу вам все помещения и дам почитать материалы. С завтрашнего дня начинается настоящее обучение.
    
     В просторной классной комнате, оборудованной лучшей компьютерной техникой, Новелти включила вмонтированный в стену экран.
     – «Система» возникла шестьдесят лет назад. – Сказала она. – В настоящий момент, это единственная организация, регулирующая финансовые вопросы в мире. Как вы знаете, с исчезновением бумажных денег и отменой национальных валют, деньги были заменены на единые для всех, так называемые, чеки. Чеки находятся на счетах в банках в безналичном виде, также совершаются все расчеты. Наличные чеки встречаются крайне редко. Их могут выдать лишь в редких случаях. Это вам для информации, все подробности вы узнаете позже. Задачей «Системы» является поддержание экономической и социальной стабильности, соблюдение порядка в выполнении финансовых операций, контроль за чековыми преступлениями и борьба с ними. Именно борьба с преступлениями и станет вашей основной задачей. Вы должны возненавидеть преступников и бороться с ними! Скоро вы вступите в наши ряды. Теперь вернемся к созданию организации. «Система» была создана человеком, гениальным человеком. Да, не удивляйтесь, – усмехнулась она, заметив их изумление, – Всю эту абсолютную мощь, все это совершенство создал всего один человек! Для всех он известен как Администратор. Его личность чтится в стенах «Системы», прошу вас всегда помнить об этом. Никогда, ни в одном разговоре вы не должны позволить себе ни одного лишнего слова об Администраторе или о «Системе» в целом. Это карается и довольно-таки, сурово! Итак, я продолжу. Администратор был гениальным человеком. Его генетическое строение, его биохимические особенности, функционирование его мозга отличается от параметров обычных людей. Коэффициент его интеллекта до сих пор не был превзойден никем, кроме этого, устойчивость его психики составляет 140 принятых единиц, что как вы знаете, равно абсолютному значению! То же можно сказать и про прочие параметры Администратора. Этот человек гениален во всем, и гениален созданный им механизм – «Система», которому все мы служим и который, в свою очередь, служит людям. Это ясно? (учащиеся дружно кивнули). Хорошо. Продолжаем. (На экране появился портрет седовласого все еще красивого мужчины) Это Президент «Системы». В настоящий момент он занимает важнейший пост организации. Его имя также не должно упоминаться без особой необходимости. (Портрет Президента сменился портретом молодой светловолосой кудрявой женщины). Ее называют Королева. Она руководит подразделением, которое непосредственно занимается борьбой с чековыми преступлениями, то есть всеми агентами «Системы». Ее слово должно быть для вас законом. Если только оно не противоречит общим законам «Системы».
     Новелти снова нажала кнопку, и на экране появилось изображение мужчины, которого Селена видела на собеседовании.
     – Его имя Архитектор, – продолжила Новелти. – Он отвечает за работу всех электронных систем и систем безопасности. Вы представляете, какая это ответственность! (получив утвердительный кивок, она продолжила) Не стоит беспокоить его без необходимости. Вы должны быть самостоятельными.
     На экране возникло изображение сурового человека, мужчины лет тридцати, блондина скандинавского типа. Его глаза колюче смотрели из-под нахмуренных бровей, тонкие губы были плотно сжаты. Что-то неуловимое в его облике внушало ужас, и Селена поежилась.
     – Это Ликвидатор, – пояснила Новелти. – И надеюсь, вам посчастливится не встречаться с ним. Старайтесь не попадаться ему на пути, по возможности. И еще я. Я занимаюсь подготовкой агентов. Вот все, кого вам нужно знать. Если нет вопросов, идемте, я покажу вам, где можно пообедать.
     Новелти погасила экран, и стремительно вышла из комнаты. Схватив свои вещи, ученики кинулись за ней, они чувствовали страшный голод! Пройдя по коридору, Новелти остановилась у двери лифта, ввела пароль, и, сделав знак своим подопечным зайти, закрыла двери. Они бесшумно спустились на первый этаж, и, снова пройдя по коридору, остановились у двери в столовую. Новелти открыла дверь, и стало ясно, что кроме них никто не обедает. Сотрудники «Системы» держались изолированно. Женщина в светлом комбинезоне поставила на стол поднос с тарелками, и потом налила каждому жидкого супа из общей кастрюли и поставила чашки с чаем. Также каждому достался небольшой кусок черного хлеба.
     – Ешьте хорошо, – предупредила Новелти, – Ужина не будет. И дай каждому шоколадку, это нужно для стимулирования работы мозга, пока мы не даем им стимуляторы.
     Женщина послушно выдала им шоколадки, после чего, Новелти удалилась.
     – Черт! – возмутился Стерлинг, помешивая суп, – Ну и пища!
     По его здоровому виду и бело–розовой коже было видно, что он привык питаться по-другому.
     – Привыкай! – заметил Лоджикс, и Селена удивилась, как подходит к нему это имя.
     – Да он сама рациональность! – подумала она и улыбнулась.
     – Куда мы попали! – прошептала Бета.
     – По-моему, ребята, нас просто проверяют на прочность, как в армии! – сказала Селена, отхлебывая чай. – Не раскисайте, а то станете, как этот суп!
     Они продолжали обед в тишине, размышляя о том, что пошлет им судьба во второй половине дня.
     – Тридцать минут прошло! – заметила неслышно появившаяся Новелти, – Обед окончен! Кто не доел, виноват сам! Пойдемте, я покажу вам наши помещения! И не забудьте помыть посуду, здесь никто не обязан что-то за вас делать!
     Посуда была чисто вымыта, и Новелти повела их по коридору, казавшемуся бесконечным, к тому же очень холодному, она на ходу бегло показывала им таблички на дверях.
     – Это лаборатория, это компьютерный класс, сюда вам нельзя, сюда пока тоже нельзя, здесь наш спортзал, тут будем тренироваться, здесь комната для практических занятий, далее несколько рабочих помещений. Сюда вам нельзя, сюда тоже. А здесь… Нет, впрочем, сюда тоже нельзя. Кстати, – она резко остановилась, – хочу сказать вам, что вы не имеете права никуда отойти без моего разрешения. Это понятно? Никуда вообще!
     – А в туалет? – спросила Юниси, усмехнувшись, она поправила очки.
     – Ничего здесь смешного нет! – оборвала ее Новелти. – Никуда. В туалет можно без разрешения только ночью, когда меня нет с вами. Но помните, у вас не может быть никакой другой причины, чтобы выйти ночью. Ясно? Юниси, тебе ясно?!
     Юниси молча кивнула.
     – Хорошо. Времени уже много. Теперь идите в комнату. Там достанете ноутбуки, посмотрите ссылки, которые я дала вам. К завтрашнему утру все выучить. И, пожалуйста, ложитесь спать как можно раньше. Завтра будет очень тяжелый день. Первые дни всегда самые тяжелые. Удачи вам.
     – Спокойной ночи, Новелти! – вежливо сказал Стражник.
     Новелти почти ласково кивнула ему.
     – Да, еще, – снова обернулась она, – я забыла сказать нечто очень важное. Если кому-то что-то не нравится, несмотря на заключенный контракт, сегодня еще можно отказаться. Как ты, Селена?
     – Мне все нравится, – решительно глядя в глаза Новелти, ответила она.
     – Хорошо.
     – Я думаю, если нам что-то не понравится, мы уйдем после испытательного срока, – заметил Стражник.
     – Это вряд ли, – улыбнулась Новелти. – Лучше сейчас. Есть желающие?
     Ответом ей послужило молчание.
     – Хорошо, – она улыбнулась. – До завтра.
     Новелти повернулась, и грациозной плавной походкой очень спортивного человека проследовала к выходу.
     Остаток вечера ученики провели у экранов компьютера, пораженные объемом материалов, переданных им Новелти.
     – Ладно, ребята, – сказал, наконец, потягиваясь, Стерлинг, самый, как показалось Селене, недисциплинированный и несерьезный из них, – Как хотите, я отключаюсь!
     – Может, хоть обсудим, в какой ситуации мы оказались? – предложил Стражник.
     – Не стоит, – ответил ему Метрикс, снимая очки. – Гасите свет. Спать пора, завтра вставать рано!
     – А вы план обучения видели? – поинтересовалась Бета. – Это же ужас! Такие объемы!
     – Переживем! – подбодрила ее Селена. – Все. Ложимся. Я правда ничего не запомнила, что читала!
     – А кто запомнил? – крикнул из-за ширмы Лоджикс, после чего комната погрузилась в темноту.
     Ночью Селена проснулась. Испуганная, она соскочила с кровати, пытаясь понять, где находится. Она надеялась, что все это окажется лишь сном, просто кошмарным сном! Она огляделась по сторонам. Три кровати. В одной из них спит она. Рядом с кроватями стол, стул и запертая тумбочка. Из-за ширмы доносится мирное посапывание. Это не сон. Это реальность. Она здесь, в этой ужасной комнате! Селена вздохнула. И она ничего не помнит, из того, что Новелти велела им выучить! Кажется, та говорила, что ночью можно выйти. Селена взяла с тумбочки фонарь, и как была в пижаме вышла из комнаты, освещая себе дорогу. Она дошла до туалета, открыла паролем дверь, умылась, взглянула на себя в зеркало, и снова вышла в коридор. Возвращаться обратно не хотелось, и тут дверь напротив привлекла ее внимание. Девушка подошла к ней и дернула ручку. Ах да! Пароль! Селена ввела пароль, но дверь осталась запертой. Вздохнув, Селена пошла обратно. Ничего не поделаешь, придется вернуться и лечь, даже если не спится!
     – Привет! – окликнул ее чей-то голос.
     Вздрогнув, Селена обернулась. Перед ней стоял Архитектор.
     – Привет! – чуть смущенно улыбнулась она.
     – Ты ведь Селена? – спросил он. – Как тебе здесь?
     – Мне кажется, здесь тяжело, – ответила она.
     – Ты справишься! Я тоже буду учить вас. Но позже. После испытательного срока.
     – Чему?
     – Сейчас это не важно. До этого нужно еще дожить. Иди спать, завтра ранний подъем.
     – Можно спросить? – она помедлила, – Почему мне дали это имя? Новелти сказала, что я узнаю об этом в свое время.
     Он нахмурился.
     – Так почему же ты спрашиваешь? Если Новелти так сказала, так и будет. Слово Новелти закон для вас. А теперь иди. И помни, ты – часть «Системы». Ничто, никакие чувства, эмоции, никакая другая жизнь не существует. Только «Система» и вне ее нет ничего. Помни об этом. Спокойной ночи.
     Кивнув на прощание, он скрылся за поворотом длинного коридора. Селена проводила его глазами. Этот человек заинтересовал ее, она не могла понять, чем именно, но чем-то он неуловимо отличался от остальных. Когда-нибудь, она обязательно поймет, что выделяло его. Селена вернулась в комнату, погасила фонарь и проскользнула в кровать.
     – Эй! Спокойной ночи, Селена! – услышала она голос Стражника.
     – Лучше пожелай мне спокойного дня, – ответила она.
     – Боюсь, этого не получится, – улыбнулся в темноте Стражник.
     – Тогда – спокойной ночи, – и, завернувшись в одеяло, Селена мгновенно заснула.
    
     Солнце сменило луну. Пришло утро.
     – Подъем! – раздался громкий голос Новелти, Селена вздрогнула и сильнее натянула на себя одеяло, ночь еще только началась!
    
     – Вставайте, чтобы через две минуты ровно были готовы, уже пять часов! – крикнула Новелти, стягивая с них одеяла, – Я дважды повторять не буду, или останетесь без завтрака! И кстати, Селена, почему ты не послушалась меня, почему пыталась пройти ночью в запрещенное помещение!
    
     – Откуда ты знаешь? – испуганная, Селена вскочила – сон как рукой сняло.
    
     – Ввод каждого пароля фиксируется. Помните, ночью ваши пароли открывают только вашу комнату и туалет. И чтобы больше подобное не повторялось!
    
     – Хорошо. – Кивнула Селена.
    
     Да, их не на минуту не оставляли без контроля!
    
     Стремительно повернувшись, Новелти вышла из комнаты.
     Ровно через две минуты, построившись в колонну, ученики проследовали за Новелти в столовую, где им была предложена тарелка пересоленной каши и кофе с бутербродом.
     – Питание здесь неважное, как, впрочем, и наше жилище, – скептически заметил Стражник. – Но на войне, как на войне!
     – Разговоры за едой! – крикнула Новелти, и они продолжили завтрак в полной тишине.
     После этого состоялось занятие в классной комнате, где Новелти подробно опросила всех по пройденному материалу и вынесла вердикт «Очень плохо».
     – Если подобное повторится еще раз, обеда вам точно не видать! В течение недели. Это ясно? Два часа внеклассных занятий для всех. Теперь еще час нового материала, потом на три часа в спортзал. Потом обед. Потом снова занятия, и снова на два часа в спортзал. А потом внеклассные два часа. И плюс еще новый материал на завтра.
     – Но мы же не выдержим! – попыталась возразить Селена. – Этого слишком много для первого дня!
     – Это ваши проблемы, – сухо ответила Новелти. – И надеюсь, это было первое и последнее твое возражение. Приступаем. Открываете ноутбуки!
     Несколько часов длились занятия, Новелти ни на секунду не позволяла им ослаблять внимание, поток информации бы непрерывным – это невозможно усвоить сразу! – и к моменту, когда они оказались в спортзале, Селена почувствовала себя совершенно измученной. Новелти открыла тяжелую дверь, и ее ученики увидели огромное помещение, оснащенное всевозможными спортивными орудиями, напоминавшее скорее небольшой стадион, а не спортивный зал. Чего здесь только не было: турники, снаряды, беговые дорожки, всевозможные тренажеры. Селена понятия не имела, как использовать большинство из них! После разминки, во время которой страшно мешал комбинезон, последовал бег на дистанцию в три километра, и здесь мешали сапоги, натиравшие ноги, к тому же несчастные ученики, не привыкшие к таким нагрузкам задыхались, хуже всех пришлось бедному Метриксу – физически неподготовленный, он выбился из сил и после окончания кросса рухнул на мат, пытаясь отдышаться. Боль в боку становилась все острее, он никак не мог восстановить дыхание.
     – А ну-ка вставай! – Новелти подошла, и рывком поставила его на ноги. В ее голосе не было сочувствия, – Ты не должен проявлять слабость! Сейчас я буду обучать вас искусству самообороны. Это может пригодиться. И перестань ты задыхаться! – крикнула она Метриксу, лицо которого покрылось смертельной бледностью. – Быстро постройтесь в шеренгу, и повторяйте мои движения. Разомнем мышцы!
     Измученные, они без возражений подчинились приказу.
     – Хватит, – произнесла Новелти, через четверть часа. Селена, с трудом открывая глаза, которые закрывались сами собой, смотрела на нее, признавая, что Новелти двигается удивительно легко и пластично. Неужели и они смогут так когда-нибудь! Ради этого стоит терпеть подобные мучения!
     – Теперь вам предстоят занятия на лестницах и турниках. Это на улице, во дворе. Так что марш во двор.
     – Что?! – вскрикнула Юниси, – Там же холодно! А мы разгоряченные!
     – Без разговоров! Марш! – крикнула Новелти.
     – Но здесь же полно турников! – возразил рациональный Лоджикс.
     – Еще одно слово… – начала Новелти, но никто не ответил ей, и, повернувшись, мокрые от пота, ученики проследовали во двор, где в течение часа на морозе ползали по турникам и горизонтальным лестницам, пересекавшим двор на большой высоте, рискуя сорваться вниз.
     – Достаточно! – крикнула снизу Новелти. – Все очень плохо, кроме Стражника. Эй, парень, ты умница!
     Стражник улыбнулся ей с высоты горизонтальной лестнице, находившейся в семи метрах над землей. Она лукаво улыбнулась в ответ.
     – Теперь прыгай! – крикнула Новелти. – Пусть все спускаются по лестнице, а ты спрыгни вниз!
     – Здесь высоко, он же разобьется! – крикнула Селена.
     – Тебя я не прашивала. Прыгай, когда тебе приказывают! И постарайся не сломать шею! Живо!
     Несколько секунд поколебавшись, Стражник повис на руках, потом отпустил их, и полетел вниз. Селена зажмурилась, и открыла глаза, лишь, когда Стражник, вскрикнув от боли, покатился по земле. Селена бросилась к нему.
     – Как ты, что с тобой?! – она склонилась к нему, замирая от ужаса.
     – Нога, – еле-еле прошептал он, боль застыла в его красивых глазах.
     – Дай я посмотрю, – Новелти оттолкнула Селену и наклонилась к нему. Несколько секунд она смотрела на его ногу, потом, решительно взяв ее двумя руками за лодыжку, резко дернула. Стражник вскрикнул, а Новелти довольно улыбнулась.
     – Оказывать первую помощь вас тоже научат. А теперь встань. Для тебя на сегодня тренировка закончена. Посиди. Ты молодец, что не сломал шею. Остальные, построиться!
     Хромая, весь в снегу, Стражник направился в спортзал, остальные построились для дальнейших тренировок. Сил уже не было, казалось, еще немного, и, потеряв сознание, ученики упадут замертво.
     – Иди-ка сюда! – Новелти прошлась вдоль шеренги и поманила Стерлинга пальцем. Она улыбнулась.
     – Ты кажешься самым сильным! Я буду пытаться ударить тебя. Пробуй защититься. Используй те приемы, которые я показывала вам. Предупреждаю, бить буду по-настоящему. Здесь все по-настоящему. Готов? Начинаем!
     Стерлинг занял оборонительную позицию, Новелти нанесла первый удар рукой, Стерлинг отклонил его, и тут же ее другая рука нанесла ему несколько ударов в область солнечного сплетения, и, потеряв равновесие, тот рухнул на колени, согнувшись от боли.
     – Поднимайся! Живо! Противник ждать не будет! – крикнула Новелти, и, когда тот поднялся, снова нанесла удар рукой, потом ногой, ее нога была на уровне его плеча, и Стерлинг снова упал, он попытался подняться, но в этот момент сапог Новелти ударил его в лицо, и окровавленный, он опрокинулся навзничь, не в силах пошевелиться. Селена, с ужасом смотревшая на происходящее кинулась вперед.
     – Нет! – крикнула она, – Ты не можешь так! Не можешь! Он же не умеет сражаться! Ты не должна бить его ногами! Он же слабее, и он беззащитен!
     С детства не выносившая несправедливости и жестокости, импульсивная и невыдержанная, она бросилась к Новелти, схватила ее за плечи, и тут же получила удар кулаком в лицо, отбросивший ее назад. Селена снова сделала шаг вперед, с ненавистью глядя Новелти в глаза, и тут же Новелти, легко подпрыгнув в воздухе, развернулась, ударив Селену ногой с боку, удар пришелся в область шеи, и девушка, как подкошенная, упала на покрытую снегом землю. С трудом приподнявшись на локте, она вытерла кровь, стекавшую с разбитой губы. Подойдя ближе, Новелти взяла ее за подбородок, заглянув ей в лицо.
     – Послушай меня, – сказала она, – и послушайте все! Никто не имеет права поднять на меня руку. Никто не имеет права ослушаться моего приказа! Понятно?! Селена, понятно?! Встань!
     С трудом, Селена поднялась.
     – Нет. Не понятно. Вы не можете бить нас! Хватит! Я ухожу из «Системы»! – крикнула она, и ее глаза наполнились слезами.
     – До окончания испытательного срока ты можешь уйти из «Системы» только ногами вперед! Ясно?! И мы можем делать с вами все, что захотим! Мы должны сделать вас агентами! Вы не должны быть слабаками!
     – А после испытательного срока? – спросила Селена.
     – После? – Новелти улыбнулась. – В принципе, без вариантов. Та же дорога. Вы не можете покинуть «Систему». Никогда. Вы стали ее частью. Все, что было, осталось в прошлом. Тебе ясно?! Вы навсегда останетесь здесь!
     Ошарашенная, Селена молча кивнула головой.
     – Я не слышу! Ясно ли нет?!
     – Ясно.
     – Хорошо. И что у тебя на шее? Сними немедленно и выброси! Если я увижу это еще хоть раз, тебе будет очень плохо! Поняла?
     Селена кивнула, ведь у нее не было выбора.
     – Что в этом медальоне? – поинтересовалась Новелти.
     – Фотография одного человека.
     – Человека, которого ты любишь? – язвительно усмехнулась Новелти.
     – Человека, с которым я хочу встретиться и сказать ему кое-что, – прямо ответила Селена.
     – И что же именно?
     – Что мы много значим друг для друга. Что мы одинаковые люди. Что мы одной крови. И поэтому мы должны быть вместе.
     – Крови будет много, твоей точно, – заметила Новелти, – если ты немедленно не выбросишь эту чушь из головы! Ты ни с кем не встретишься и никому ничего не скажешь! И если еще хоть раз я увижу этот медальон, то просто отправлю тебя к Ликвидатору! Выброси! Ясно? А теперь идите на обед. Стерлинг, поднимайся, обеденное время тебе никто не продлевал! После обеда продолжим! Поднимайся!
     Ученики помогли подняться Стерлингу, и все вместе, испуганные и подавленные, они отправились в столовую.
    
     На следующий день Селена появилась в спортзале в сапогах, носки которых были обмотаны скотчем.
    
     Глава третья. Испытательный срок.
    
     Вечером следующего дня Юниси, не выдержав нагрузок, упав на кровать, горько разрыдалась.
     – Не могу больше, лучше умереть! – всхлипывала она, размазывая по щекам слезы.
     Бета последовала ее примеру, следующим был Метрикс. Селена не пыталась их утешать. Она сидела на кровати Стражника и молча смотрела на происходящее.
     – Как твоя нога? – спросила она, наконец.
     – Уже лучше. Я же даже бегал сегодня. А как ты? Молодец, как ты решилась так поговорить с Новелти?
     Селена пожала плечами и улыбнулась ему. Он был таким красивым, даже сейчас она не могла не признать это: высокий, стройный, с большими темно-зелеными глазами и приятной улыбкой Стражник, несомненно, был самым красивым парнем, которого ей доводилось встречать. Кроме того, он был умный и добрый, смелый и открытый. Само совершенство! Неужели, такие люди действительно существуют?! Стоило попасть в «Систему», чтобы поверить в это!
     – Я против несправедливости, – ответила она. – И не выношу жестокости. Но честно, я не так уж сильна! Мне кажется, я не выдержу эти три месяца!
     – Постарайся. Эй, ребята! Ну, хватит уже, надоели ваши рыдания! – крикнул Стражник, – Не расслабляйтесь, не время плакать! Завтра подъем в пять!
     – И никаких выходных, – добавила Селена, перебираясь на свою кровать. – Хватит, правда, давайте спать!
    
     Утром за завтраком Новелти придирчиво оглядела ее, и остановилась взглядом на ее сапогах.
     – Бестолочь! Ты уже успела испортить сапоги! Учти, на новые можешь не рассчитывать!
     – Я не хочу, чтобы «Система» несла затраты из-за меня, – ответила Селена, – Меня устраивают и эти.
     – Хорошо! – Новелти осталась довольна ее ответом, – Но смотри, бегать будешь так же, как все!
     Селена молча кивнула.
    
     Дни сменяли друг друга, и каждый был похож на другой: нехватка еды, невыносимый холод в комнатах, не дающий уснуть по ночам, полный контроль Новелти и беспрекословное подчинение ей, запрет на любое высказывание собственной мысли, насаждение стереотипов и законов, по которым развивается «Система», сверхчеловеческие физические и умственные нагрузки. Находясь в состоянии постоянного стресса, боясь сделать шаг в сторону, угнетенные и раздавленные морально, ученики забывали свои имена, свою прошлую жизнь, забывали, кто они есть на самом деле и зачем пришли сюда. Их интересовало лишь выживание, а для этого нужно было подчиняться Новелти. Она стала их Богом, они не смели ослушаться ее.
     Селена изменилась, она стала жестче, сильнее, но в то же время чувство постоянной усталости, боли от бесконечных ударов, наносимых Новелти на тренировках и вне их, поселилось в ней, и по ночам она часто плакала, уткнувшись в подушку. Это не были слезы горя или отчаяния. Это были слезы усталости и страха. Остальные ученики тоже были теперь замкнутыми и молчаливыми, в их глазах застыли испуг и печаль, и лишь Стражник иногда пытался шутить, но над его шутками уже никто не смеялся.
     И наконец, пришел день, когда всем стало ясно – шутки закончились. У них были очень серьезные проблемы, с которыми невозможно бороться, которые не имели решения.
     – Сегодня будет тренировочное сражение! – объявила Новелти по окончании двух месяцев, собрав учеников на холодном заднем дворе. – Разделитесь на две команды. Ваша задача – добраться до вершины баррикады и снять знамя. Вы будете вооружены деревянными дубинками! Сражайтесь друг с другом. После того, как будут побеждены враги, сражайтесь со своими. Не дайте другому добраться до знамени! У вас полчаса. Занимайте позиции!
     В команде Селены были Стражник и Стерлинг. Вторая состояла из четырех оставшихся. Селена оглядела баррикады, возведенные во дворе, взяла свою дубинку. Знамя было высоко, очень высоко, наверное, метрах в тридцати от земли, туда не легко будет подняться!
     – Время пошло! – крикнула Новелти, и с разных сторон две команды бросились на баррикаду.
     Размахнувшись, Селена дубинкой ловко сбила Юниси с ног и полезла вперед, оглянувшись вниз, она увидела Стражника, сражавшегося с Бетой и Метриксом, и Стерлинга, сцепившегося с Лоджиксом. Она продолжила лезть вверх, остальные догоняли ее, норовя ударить по ногам, то и дело кто-то срывался. Селена, падая, оцарапала руку об острый край баррикады, вытерла кровь, и в этот момент на ее плечо опустилась дубинка Беты, подбежал Лоджикс, вдвоем они не давали ей подняться, и она пыталась уворачиваться от ударов, которые ей наносили. Чья-то рука отбросила Бету в сторону. Это был Стражник. Селена вскочила на ноги.
     – Порядок? – крикнул он.
     – Ок, спасибо! – ответила она.
     – Десять минут! – крикнула снизу Новелти.
     Стражник ловко сбросил Бету и Лоджикса вниз. Теперь им уже не подняться вовремя! Стерлинг и Юниси тоже были внизу.
     – Мы вдвоем! – крикнул он Селене, – Полезли! Скорее!
     – А где Метрикс? – оглянулась она.
     Стражник прищурился. Метрикса нигде не было, они потеряли его из виду!
     – О Господи, вот же он! Смотри! – глаза Селены расширились от ужаса, и она подняла руку вверх.
     – Вау! – прошептал Стражник, глядя туда, куда указывала ее рука. На высоте двадцати – двадцати пяти метров над землей, по горизонтальной перекладине полз Метрикс, его худое тело выделялось на бледно-голубом фоне неба, казалось, еще чуть-чуть и он доползет до знамени, и ему останется лишь удачно спрыгнуть вниз!
     – Что вы стоите! – закричала Новелти, – Сбейте его оттуда! Остановите его! У вас еще семь минут! Вам нужно знамя, скорее, да не стойте вы!
     Стражник сделал движение вперед, но Селена схватила его за локоть.
     – Ты что, хочешь сбить его?! – спросила она, – Он же самый слабый из нас! Я не знаю, как он забрался туда и как доползет, но если мы собьем его, он погибнет! Пусть лучше знамя достанется ему!
     Стражник поднял голову, глядя, как Метрикс, такой маленький и слабый, напрягая все силы, ползет по перекладине.
     – Ты права, – согласился он. – Только бы он дополз! Он не выдержит!
     – У вас пять минут! Да поднимайтесь же! – крикнула Новелти, и Селена со Стражником побежали наверх, они продолжали карабкаться, не спуская глаз с Метрикса. И вдруг Селена остановилась. Ее нервы были на пределе, от волнения кровь прилила к щекам.
     – Метрикс! – крикнула она, – Держись! Держись крепче! Тебе еще метр и ты будешь у края баррикады! Мы поможем тебе спуститься! Еще метр! Проползи еще метр! Стражник, быстрее, он же сорвется вниз!
    
     Измученный, Метрикс пополз вперед, перед глазами все расплывалось, все закрывали красные пятна. Внезапно его ноги соскользнули с перекладины, и он повис на руках, беспомощно раскачиваясь в воздухе, пытаясь достать ногой до края баррикады. Селена и Стражник были уже рядом. До Метрикса им оставались считанные метры, и столько же до знамени, но в другую сторону.
     – Одна минута! – крикнула Новелти. – Бросайте его, бегите к знамени! Скорее!
     Но и Селена, и Стражник бежали к краю баррикады, где на перекладине висел несчастный Метрикс, державшийся из последних сил.
     – Давай, еще немного! Мы вытащим тебя! – Селена и Стражник протянули к нему руки, Метрикс дернулся вперед, и в этот момент его вспотевшие от усилий руки соскользнули с гладкого железа перекладины, но одну секунду его нога коснулась самого края баррикады, а потом, сорвавшись, он с криком полетел вниз. Селена, бросившись вперед, пыталась поймать его, но было поздно. С ужасом смотрела она, как его тело, упав с почти тридцатиметровой высоты, лежало теперь у подножья баррикады. Не в силах пошевелиться, она продолжала смотреть, а потом кинулась вниз – к Метриксу.
     – Возьмите знамя, черт побери! – кричала Новелти, – Семь секунд!
     Не слушая ее, Селена, перепрыгивая со ступени на ступень, бежала вниз.
     – Время! – крикнула Новелти! – Молодец Стражник! Умница! Знамя твое! Спускайся!
     Селена обернулась. Позади нее шел Стражник, со знаменем в руках. Через пару минут они уже были у мертвого тела Метрикса.
     – Он же погиб! – с ужасом прошептала Селена, глядя на Новелти.
     Как она может, как может говорить о каком-то знамени, когда человек погиб! Погиб по ее вине! Селена почувствовала, что холодеет от страха, отчаяние черной пеленой окутало ее сознание, и ей казалось, что еще чуть-чуть, и она тоже упадет на землю, упадет рядом с ним, чтобы уже никогда не подняться снова.
     – Он был слаб для «Системы», – спокойно пожала плечами Новелти. – Это же испытательный срок. Естественный отбор.
     – Что?! – Селена не поверила своим ушам, – Какой срок?! Что вы скажете его родителям?!
     – Не волнуйся. «Система» знает кому и что следует сказать. И прекратить разговоры. Ты должна была бежать за знаменем, а не вниз, ясно? Я же приказывала тебе! А теперь, марш на обед! Тело уберут.
     Новелти совершенно спокойно развернулась и направилась к входу в здание.
     Казалось, случившееся было для нее обычным делом, на ее лице не было ни чувства вины, ни испуга. Она словно и не заметила трагедии.
     Селена обернулась и взглянула в красивые глаза Стражника.
     – Почему ты побежал за знаменем? – крикнула она. – Почему побежал, когда погиб наш друг?!
     – Не знаю, – тот растерянно пожал плечами. – Она кричала: «Возьми знамя, возьми знамя!», вот я и взял. Я как солдат, послушался команды!
     – Как робот, а не как солдат, – горько произнесла Селена. – Мне так жаль его! Бедняжка, он был таким умницей, так хорошо разбирался в теории! И таким галантным, все время пододвигал мне стул! И он был самым слабеньким из нас, его не должны были так гонять! Это не правильно! Это жестоко! Наши тренировки опасны!
     Она вытерла набежавшие слезы.
     – Жестоко, – согласился Стражник. – Здесь вообще сурово, ты еще не заметила? На войне, как на войне, Селена. Держись! Я отнесу это чертово знамя, как же я его ненавижу! Подожди меня. И пойдем обедать.
     Селена молча кивнула головой, сжав зубы, чтобы не разрыдаться.
     На следующее утро все словно забыли о существовании Метрикса и не упоминали его имени, хотя Селена все еще чувствовала грусть, глядя на его опустевшую кровать. Но сейчас было не до этого, им нужно было выживать. Прошло два месяца. И последний месяц обучения будет посвящен именно чековым преступлениям, изучению их структуры и возможностей борьбы с ними. Для этого они и были здесь, для этого и терпели все эти ужасные мучения. Они станут служить благородному делу, они остановят преступников, пытающихся присвоить накопленные трудом сбережения честных людей. Они страдают ради светлой идеи, эта мысль вдохновляла их, позволяя переносить все тяготы пребывания в стенах «Системы».
     – Итак, я поздравляю вас с этим важным событием. Надеюсь, вы чувствуете то же радостное волнение, что и я! – улыбнулась им Новелти, когда они оказались в классной комнате, после завтрака. – Открывайте файл, и записывайте. Приступим. Существует два вида чековых преступлений. Первые из них связаны с безналичным движением чеков, вторые с наличным использованием. Селена! Расскажи все, что ты прочитала вчера в сборнике законов «Системы», что касается наличных чеков, их использовании и возможных с ними преступлений.
     Девушка поднялась.
     – Использование наличных чеков резко ограничено и возможно в редких необходимых случаях. Первое: в случаях, связанных с государственной безопасностью, второе – в случаях, связанных с безопасностью «Системы», этот случай касается только Президента, допуск к хранилищу наличных чеков возможен только при полной его идентификации по импульсам нервной системы, отпечаткам пальцев и сетчатке глаза. Также возможно использование наличных чеков в редких случаях стихийных бедствий, если данное бедствие произошло в районе, не связанном электронными коммуникациями с «Системой», то есть в самых удаленных точках Планеты. Кроме этого, есть исключение, я читала в пятом томе Кодекса «Системы», что возможно использование наличных чеков паломниками, отправляющимися на совершение религиозных обрядов к святым местам, например в Мекку или Иерусалим.
     – Этот пункт был отменен двенадцать лет назад! – возразил Лоджикс.
     – Совершенно верно, – ответила Новелти.
     – Однако, – возразила Селена, – в седьмом томе Кодекса я видела сноску, что в настоящий момент этот закон действует для лиц исповедующих религию древней Мьянмы, и отправляющихся туда к святым местам!
     Брови Новелти взлетели вверх.
     – Ты прочитала седьмой том? Да еще так внимательно? Молодец! До седьмого тома обычно никто не доходит! А где ты его нашла? У вас в компьютерах его нет!
     – Я была в библиотеке бумажных книг, Архитектор выдал мне доступ.
     – Ладно, хорошо, что ты находишь время для дополнительных занятий! – Новелти кивнула. – Как бы там ни было, лиц, исповедующих эту религию в настоящий момент почти нет, и потом человеку пришлось бы доказать это, предоставить документы. Представляете, как низка вероятность подобного мошенничества? Вообще для мошенничества с наличными чеками мало лазеек. Что вообще возможно? Незаконное обналичивание своих чеков, и что гораздо хуже, обналичивание чужих. Возможно также проникновение в хранилище и похищение чеков, но это уже называется воровством. Возможна также фальсификация. Сейчас мы рассмотрим все эти варианты.
     Первый. Обналичвание своих чеков. Здесь я думаю все понятно. Либо мошенник должен выдать себя за Президента, что как вы понимаете, исключается, либо дезинформировать нас о цели снятия чеков. Так или иначе, мы полностью идентифицируем его личность, сканируем мозг, поэтому обман здесь никак не возможен. В принципе, то же относится и к обналичиванию чужих чеков. Фальшивые чеки также отслеживаются сканерами «Системы» безошибочно. Что касается проникновения в хранилище… Это достаточно сложное занятие, позже вы попробуете сами, чтобы знать. Надеюсь, останетесь живы. То есть, совершить преступление, связанное с наличными чеками пока еще никому не удавалось. Есть ли вопросы?
     Селена подняла руку.
     – Как производится идентификация и сканирование мозга?
     – Во-первых, мы проверяем стандартные вещи, такие как нервные импульсы, сетчатку, а также реакцию зрачка, биение сердца, некоторые биохимические процессы. Кроме того, существует процедура установления личности человека. Ее мы изучим чуть позже. Какие еще вопросы?
     – А что случается с преступниками, которые были пойманы?
     – Все преступники были пойманы, для этого мы и тренируем агентов, – отрезала Новелти, сделав ударение на слове «все». – Их ликвидировали, электронным сигналом излучателя, в соответствии с процедурами «Системы». То есть, проще говоря, они были казнены. Убиты. Вопросы есть? Хорошо. Продолжаем. Стражник. Какие виды преступлений с безналичными чеками возможны?
     Стражник рассеянно потер лоб.
     – Ну, например, занесение вируса в электронную сеть…
     – Это сюда не относится. Все попытки компьютерных взломов, сбоев систем, вирусов вы рассмотрите отдельно, с Архитектором. Меня интересуют только безналичные чеки.
     – Тогда… Перевод чужих чеков себе, или в оплату своих покупок. Подделка чужих паролей и персональных идентификационных кодов с целью использования их чеков. Списание денег со счетов банков путем изменения балансов по всем их операциям… Хотя это тоже связано с взломом сетей…
     Вроде бы все. Это я так рассказал, в общем…
     Новелти кивнула.
     – Да уж. Очень в общем. Мы подробно будем разбирать каждый случай. У нас остается еще час до спортивных тренировок. (Селена почувствовала, что вздрагивает от ужаса. Неужели им придется вернуться туда! Туда, где погиб Метрикс!) Поэтому сейчас я расскажу вам о самом важном, о преступлении совершенном ровно пятьдесят шесть лет назад неким Виктором Базили. Это самое крупное преступление за всю историю «Системы». По гениальности замысла и тонкости плана ему до сих пор нет равных. Сумма уведенная им составила 150 млн чеков. Если бы сумма была меньше, мы вряд ли бы сумели найти его. Виктор Базили разместил в сети небольшой магазин, на одной из страниц сайта, в момент регистрации программа считывала и обрабатывала регистрационные номера покупателей, по которым они однозначно определялись банками. В принципе – банальная уловка, многие преступники используют этот примитивный трюк для изготовления фальшивых карт. Гораздо интереснее то, что произошло дальше. Получив около нескольких тысяч номеров, он закрыл магазин, и путем долгого подбора комбинации с точностью до 99% установил принцип формирования данных номеров и их привязанность к банковским счетам.
     То есть, этот человек распознал принцип, по которому в нашей системе происходит генерация кодов. Позднее, мы расскажем вам о нем, но чтобы кто-то посторонний дошел до этого! Нужно быть абсолютным гением! Базили был злым гением, его преступный ум – поистине велик. Но помните – он враг, он – тот, кого вы ненавидите, тот, чьи действия вызывают в вас отвращение. Только так вы станете настоящими агентами «Системы»! Продолжим. После, Базили, взломав одну из систем безопасности крупного банка, разместил там программу, позволяющую ему округлять значение суммы перевода до десятка чеков в момент перевода с известных ему персональных счетов. При этом осуществлялась корректировка общего баланса банка, и деньги уходили незамеченными. Представляете, по чеку с каждой операции, в течение месяца на его счете появилась сумма в 150 млн. Эту сумму он собирался списать на доходы от сетевых магазинов, распределив их между десятками точек. Мы бы никогда не смогли обнаружить его, если бы вероятность определения им номера счета составила 100%. Однажды, по счастливой случайности, он ошибся. Его программа дала сбой. И мы вычислили его. Завтра мы подробно посмотрим его программу и принцип ее работы. Скажу только, что в настоящий момент, совершение таких преступлений невозможно, наши сети защищены теперь от любого подобного или иного проникновения. В случае проникновения все операции мгновенно останавливаются до отключения источника проникновения. Запомните это имя. Виктор Базили. Один из главных врагов «Системы». Его имя занесено в черные списки, там оно и останется.
     – Что с ним сделала «Система»? – поинтересовалась Юниси.
     – Уничтожила.
     – То есть ликвидировала? – подал голос Стерлинг.
     – Стерлинг! – Новелти сурово взглянула на него. – Ты всегда говоришь невпопад! Если бы я хотела сказать ликвидировала, я бы так и сказала! Процедура уничтожения отличается от процедуры ликвидации. При ликвидации человек умирает. Это все. При применении процедуры уничтожения уничтожаются все файлы, заведенные на данного человека, все сведения о нем. Так же с целью уничтожения его генетических кодов, ликвидируются все его близкие родственники. Человек и его следы полностью стираются с лица Земли. От Виктора Базили осталась лишь его программа, да и то в разобранном виде, в виде экспоната.
     Стерлинг нахмурился, а Селена вздрогнула. Убивают даже родных приговоренного – что за невыносимая жестокость! Почему же “Система”, выступавшая стражем порядка в современном мире так жестока?
     – Но эта процедура применялась нечасто, – заметила Новелти, чтобы успокоить учеников. – По-моему, всего три раза за всю историю «Системы». Я точно не помню. На этом закончим. Пойдемте в спортзал! Нам нужно тренироваться. Продолжим после обеда.
     Во второй половине дня Новелти продолжила обучение установлению личности человека для «Системы».
     – Каждый человек в «Системе» идентифицируется однозначно по идентификационному коду и паролю. После этого проверяется сетчатка глаза и отпечатки пальцев. В ряде случае, есть исчерпывающий перечень, к этим случаям относится и обналичивание чеков, проверяются биохимические процессы и ритмы биения сердца, потом реакция зрачка и нервные импульсы. Итак, предположим какой-то человек, пусть даже я, пусть даже Президент, пусть даже Администратор, мир его праху, попросит вас допустить его к персональному счету, вы должны сказать следующее: «Здравствуйте. Мы рады приветствовать вас от имени «Системы». Пожалуйста, назовите ваш идентификационный код. Спасибо. Введите ваш пароль. Пожалуйста, взгляните на экран. Теперь приложите руку к желтому пятну на экране. Это займет всего несколько секунд. Спасибо. Чем мы могли бы помочь вам?» В случае если человека интересует обналичивание вы говорите следующее: «В этом случае мы должны проверить ваши биохимические параметры, что необходимо для обеспечения безопасности функционирования «Системы». Пожалуйста, поднесите руку к сканеру. Держите десять секунд.» После этого дотрагиваетесь карманным сканером до лба человека. Если все совпадает, происходит обналичивание. Это должно отлетать от зубов. Потренируемся. Селена! Представь, что я прошу тебя помочь мне с чековой операцией. Начинай.
     Селена кивнула.
     – Здравствуйте, – сказала она, – Пожалуйста, назовите ваш код…
     С оглушительным грохотом стальная указка Новелти обрушилась на стол Селены.
     – Стоп! – крикнула та, не пытаясь скрывать ярости. – А где «Мы рады приветствовать вас»? И что за интонации! Вы должны говорить четко, твердо, ваш голос должен быть стальным, в нем не должно быть дрожи! Вы агенты или черт знает кто?! Заново!! И не ошибайся!
     Опустив голову, Селена кивнула.
     – Я постараюсь, – тихо ответила она.
    
     Дни этого месяца пролетели также, как и предыдущие, с утра до вечера тренировали они порядок установления личности, заучивали наизусть законы «Системы», выслушивали истории про Виктора Базили и других мошенников, разбирали достоинства и недостатки его программы, изучали все способы несанкционированных операций, обычные ошибки агентов «Системы», снова и снова Новелти преподавала им боевые искусства; физические и психические нагрузки увеличивались с каждым днем, и каждый час стал для будущих агентов борьбой за выживание. Для того чтобы выдержать это, им стали давать стимуляторы и психотропные препараты. Единственное, что поддерживало их в эти минуты, была мысль о том, что они страдают ради благородной цели, что когда-нибудь они встанут на защиту «Системы» и интересов людей и пресекут преступные действия тех, кто пытается незаконно присвоить накопленное другими путем долгого и упорного труда, путем служения на благо всей планеты.
     – Вы должны возненавидеть преступников, возненавидеть всем сердцем и не знать сострадания к ним, – учила Новелти. – Преступник идет против «Системы», для вас он не человек. Для вас он – враг. Нет ничего хуже преступления против «Системы»!
    
     Эти слова они повторяли по много раз в день, они врезались в их память, они были записаны в их сердцах.
     Преступник – это враг. И иначе быть не может.
     В последний день испытательного срока Новелти и Архитектор холодно поздравили учеников, сообщив, что после окончания им предстоят еще два месяца обучения, и только тогда они станут действительно частью организации под названием «Система».
     – Пообедайте, и отдохните два часа, – сказала им Новелти непривычные слова, – вечером вас ждет малоприятная процедура.
     – Какая? – поинтересовался Стражник.
     – Будете присутствовать при ликвидации. – Ответила она.
     После этого она и Архитектор удалились без дальнейших объяснений.
     После обеда ученики провели два самых лучших часа с момента пребывания в «Системе», они просто сидели в своей комнате, разговаривали, шутили и смеялись. Кошмар окончился! Испытательный срок подошел к концу!
     – Родители не узнают нас! – улыбнулся Стражник, – Мы так похорошели!
     – Да не смеши! – прыснула Юниси, – Мы измученные, как узники подземелья!
     – Лоджикс так и вовсе похож на привидение, – заметил Стерлинг. – Кстати, с длинными волосами тебе было лучше!
     – А будто я не знаю! – буркнул Лоджикс. – Отращу, вот только выйду отсюда! А здесь как в тюрьме, в тюрьмах всегда бреют!
     – Представляете, если бы нас с Селеной побрили! – засмеялась Бета.
     – Ребят, пока есть время, я хотела заскочить к Архитектору, – Селена поднялась. – Я не хочу, чтобы к моменту окончания срока у меня остались вопросы. Думаю, он сможет помочь мне!
     – О, она всегда думает лишь об учебе! Расслабься хоть иногда, девушка! – Стражник схватил ее за руку, но она вырвалась, опрокинув его на кровать. В ответ он ударил ее подушкой, и она ответила тем же.
     – Ты не боишься встретиться с разъяренной Новелти? – улыбнулся Стерлинг.
     – Я ничего не боюсь, ты не заметил? – засмеялась Селена.
     Она прошла по коридору до лифта и поднялась на последний этаж. Здесь, за поворотом жил Архитектор. Обычно здесь было тихо. Но сейчас, Селена услышала голоса, доносившиеся из-за поворота. Архитектор и Новелти! Против своей воли девушка остановилась, прислушиваясь.
     – И кто же? – спросил Архитектор.
     – Стерлинг и Бета. – Ответила Новелти.
     – Я согласен насчет Стерлинга. Но Бета… Я сомневаюсь. Думаю, что не стоит.
     – Таково мое решение, – возразила Новелти.
     Голоса удалялись, Селена слышала лишь, что Архитектор пытался в чем-то убедить Новелти, но та была непреклонна.
     – О чем же они говорили? – думала Селена, – Чего они хотят от Стерлинга и Беты? Может, они будут уволены? Новелти всегда говорила, что Стерлинг слишком инфантилен, а Бета слишком нерасторопна для «Системы»… Так или иначе, неподходящий момент для разговора с Архитектором.
     Селена задумалась. Почему-то ей казалось, что Архитектор относится к ней с симпатией, хотя, какая симпатия возможна здесь? Он всего лишь часть «Системы», как и Новелти. Как и Президент. Как и Ликвидатор. Для него она лишь ученица. Способная ученица и ничего больше!
     Селена вспомнила о предстоящей Ликвидации, и мурашки побежали по ее коже.
     За эти месяцы Селена лишь несколько раз сталкивалась с Ликвидатором в коридорах, и каждый раз ее бросало в дрожь от его холодного ледяного взгляда, от его уверенной походки, казалось, если перед ним окажется запертая дверь, он пройдет и сквозь нее…
     Если в мире существовал хоть один человек без души и без сердца, несомненно, это был именно он!
     Спустившись в комнату, Селена промолчала об услышанном.
     – Надеюсь, после испытательного срока здесь будет весело! – сказал Стерлинг, – Нас выпустят, мы пойдем в какой-нибудь клуб и напьемся хорошенько!
     – А я пойду помолиться за душу бедного Метрикса, – грустно заметила Бета.
     – Бета, не нужно грустить, – Селена ободряюще обняла ее, – Все будет хорошо. Метрикс погиб, это трагедия. Но это несчастный случай. Новелти жесткий человек, но по-другому здесь и нельзя!
     – Я знаю, – Бета ласково улыбнулась. – Знаете, мы все так сдружились за эти дни! Хотя, казалось бы, наоборот, мы должны были бы утратить человеческий облик!
     – Слава Богу, этого не произошло! – логично заметил Лоджикс.
     – Ты-то, мне кажется, начинаешь терять! – заметил Стражник, после чего они с Лоджиксом сцепились в шутливом поединке.
     Дверь отворилась, на пороге возникла Новелти, и веселье мгновенно замерло.
     – Через пять минут жду вас в помещении для ликвидации. И помните, что бы ни случилось, вы должны молчать и соблюдать абсолютное спокойствие. Что бы ни случилось! Кто ослушается, будет очень сурово наказан! И пообщается с Ликвидатором. Будет присутствовать Королева. Не опозорьте меня!
    
     Ровно через пять минут, с замиранием сердца они перешагнули порог ликвидационного помещения. Селена огляделась: белые стены, несколько стульев, посреди комнаты: небольшой, по пояс человеку, каменный столб, помещение удивительно напоминало камеру, в который в прошлые времена находился электрический стул. Сейчас такая казнь была признана негуманной.
     И все-таки, от его отсутствия, обстановка не стала менее жуткой.
     – У меня сейчас волосы зашевелятся! – шепнул Стражник Селене, и она с улыбкой потрепала его по голове.
     Рядом со столбом находился Ликвидатор. На стульях сидели Королева и Архитектор. Новелти подошла к ним, и, пожав протянутую руку Королевы, присела рядом. Ученики, поприветствовав Королеву, разместились позади.
     – Начинайте, – коротко сказала Королева. – У меня мало времени.
     Она устало зевнула.
     – Хорошо. – Новелти кивнула Ликвидатору.
     – Студент Стерлинг, подойдите ко мне! – приказал он, и Селена вздрогнула.
     Секунды, когда улыбающийся Стерлинг шел к Ликвидатору, показались ей словно замедленной киносъемкой, в ее сознании возникли слова «Стерлинг и Бета», ее глаза раскрывались все шире и шире, и она беспомощно оглядывалась на своих друзей, но лишь непонимание отражалась на их лицах. Стерлинг и Бета! Ликвидационный зал! Ее сердце сжалось от ужаса.
     Стерлинг тем временем остановился рядом с Ликвидатором, положив, как и было приказано руки на вершину столбика.
     – Студент Стерлинг, – продолжил Ликвидатор безжизненным голосом, – Я сообщаю вам, что вы проявили недостаточно старательности при прохождении испытательного срока и не можете стать агентом «Системы». Вы несерьезно относились к занятиям, вы плохо изучали теорию и ленились во время спортивных тренировок. Тест показал, что вы усвоили только 70% всего материала. Этого очень и очень мало. В связи с этим по окончании испытательного срока вы получаете неудовлетворительную оценку и в соответствии с процедурами «Системы», будете ликвидированы.
     Стерлинг улыбнулся.
     – Не понял? Меня что, увольняют? – спросил он, смело глядя в мутные глаза Ликвидатора, – Ну так я не жалею! Я и сам уже хотел покинуть этот гостеприимный кров!
     Ликвидатор поднял излучатель.
     – Вот видите, вы действительно плохо усвоили материал, – ответил он. – Иначе бы вы знали, что именно подразумевает процедура ликвидации!
    
     На миг страх отразился в веселых глазах Стерлинга, потом вспыхнул излучатель, электронный импульс необычайной силы пробежал по нервным клеткам нерадивого ученика, его тело вздрогнуло, а потом, уже безжизненное, медленно осело на каменный пол.
     – Смерть была мгновенной, – спокойно сообщил Ликвидатор, и Селена поняла, что эта фраза также является частью процедуры.
     Ученики молчали, как и было приказано. Никто не хотел иметь дело с Ликвидатором.
     – Бета! – приказала Новелти.
     Бета сделала шаг вперед и Селена увидела отчаяние в ее глазах, и крепко сжала руку подруги. Она была бессильна помочь ей чем-либо еще.
     – Не нужно, – снова зевнув, сказала Королева, поднимаясь и поправляя свои непокорные светлые кудряшки, – мы посоветовались с Архитектором, можно оставить ее на следующие два месяца, а там посмотрим. Студенты, я поздравляю вас с успешным окончанием испытательного срока! Надеюсь, вы оправдаете наше доверие! – улыбнулась она, покидая помещение.
     Архитектор последовал за ней. На его лице также не было никаких эмоций. Хоте нет, кажется, в его глазах светилось удовлетворенность – Королева оставила жизнь Бете, его мнение что-то значит в стенах «Системы»!
     – Новелти… – Селена сделала шаг вперед.
     Новелти стремительно подняла руку.
     – Завтра, – сказала она. – Завтра я отвечу на все ваши вопросы. А теперь – быстро спать! Вас ждет ранний подъем! Марш в комнату, и не выходить до утра!
    
     Этой ночью никто, из находившихся в комнате, не уснул. Бета и Юниси, обнявшись, тихо плакали в углу, Стражник расхаживал по комнате, Лоджикс только бормотал себе под нос: «Сигарету бы мне!» А Селена разглядывала сквозь зарешеченное окно качающиеся ветки деревьев.
    
     В небе светила серебристая полная луна.
    
     – Ладно, ребята, – произнес, наконец остановившись, Стражник. – Я скажу то, что вы все боитесь сказать! Мы все хотим уйти отсюда. Наши друзья погибают здесь! Мы не хотим работать на «Систему», даже ради блестящей карьеры! Мы хотим бороться против преступности. А что творится здесь? Разве это не преступления? Это преступления, причем безнаказанные! Я прав? Тогда давайте, соберем вещи!
     Его слова повисли в гробовой тишине. А потом Селена ответила:
     – Нет, ты не прав. Завтра Новелти расскажет нам все. Мы узнаем всю правду о «Системе»! Возможно, мы чего-то не понимаем. Никто не может совершать преступлений безнаказанно. Это беспредел, а в «Системе» не место беспределу. Это серьезная организация! Подождем завтрашнего дня.
    
     Глава четвертая. Система.
    
     На следующий день, бледные и подавленные, как заключенные, которых ведут на казнь, они собрались уже в другом лекционном зале, просторном и свободном, и заняли места на скамьях, когда на трибуне появились Новелти, Королева и Архитектор.
     – Молодые агенты! – Новелти впервые назвала их так, – Мы рады приветствовать вас здесь. Сейчас я расскажу вам несколько вещей, которые являются основными для любого, работающего в «Системе». И помните – любой закон «Системы», как слова любого вышестоящего лица, должен быть исполнен беспрекословно.
     Ее слова были встречены молчанием, и она продолжала:
     – Вы, конечно же, хотите узнать о вчерашней ликвидации. Я объясню вам. У нас нет иного выбора. Те, кто попали в «Систему», не могут покинуть ее стен, так как получают доступ к сведениям чрезвычайной важности. Это относится к испытательному сроку, и тем более сотрудникам «Системы». Выбора нет. Либо вы станете частью «Системы», либо будете ликвидированы ею. Стерлинг не смог бы стать агентом. Его пришлось ликвидировать. Это необходимость. Понятно?
     Стражник поднялся.
     – Я, нет, мы все хотим знать, как может государственная организация ликвидировать людей? Убивать их безнаказанно? – прямо спросил он. – Это называется не необходимостью. Это беззаконие, Новелти! И мы требуем объяснений!
     Новелти улыбнулась.
     – Вот мы и подошли к главному. Ты всегда был умницей, Стражник! Сядь! И послушайте! «Система» не государственная организация. Где государство? Его не существует. Где закон? Его тоже нет! Существует лишь «Система». И ничего кроме нее. Вы думаете, «Система» является организацией контролирующей все финансовые потоки в мире? Организацией, где хранятся все деньги всех людей? Да, это так. Но не только это. «Система» является организацией контролирующей все потоки в мире. Весь мир! Все, что есть, все компании, осуществляющие свою деятельность где-либо, принадлежат нам. В базе «Системы» хранятся сведения обо всех людях, живущих на планете. За каждым их шагом ведется неусыпный надзор. «Системе» известно все и обо всем. Более того, действия всех людей, хотят они того или нет, подчинены «Системе». Средства массовой информации, культура, политика – все работает на нас. Поэтому нам не перед кем отчитываться за ликвидацию. Люди лишь роботы, трудящиеся на благо укрепления «Системы». Администратору было нелегко подчинить себе мир, но он был гением. Постепенно ему удалось заставить людей мыслить и жить в рамках «Системы», компьютеры, принадлежащие нам, стали неотъемлемой частью их жизни, а затем заменили и саму жизнь. Они работают, чтобы иметь доступ к компьютерам, без которых не представляют жизни, в то время как уже давно не они управляют машинами, а машины управляют ими. Так что все их деньги, находящиеся в «Системе», по существу всего лишь деньги «Системы», людям они не нужны, так как и людей, свободных от «Системы» не существует. Став ее частью, вы все сможете принять участие в управлении миром! Теперь вы понимаете, как вам повезло? «Система» всемогуща, такими же станете и вы! Вы – будущие повелители мира!
     Стражник задумчиво кивнул.
     – Теперь я как никогда понимаю, как повезло тем, кто не прошел собеседование, – пробормотал он.
     – Я не понимаю… – Бета растерянно поднялась со стула. – Что же это значит? Все это время мы все думали, что работаем на благо нашей планеты, что мы будем сохранять деньги от преступников…
     – Так и будет, – улыбнулась Новелти.
     – Да, но мы будем охранять деньги других преступников! Тех, кто безнаказанно убивает людей, тех, кто подчинил себе наш бывший когда-то свободным мир! – крикнула она, – Теперь я знаю, почему люди с каждым годом живут все хуже, почему растет число преступлений, с которыми никто не пытается бороться! Люди ни о чем не подозревают! Значит, все, что было здесь - обман?! Значит, мы столько страдали, только чтобы вступить в ряды бандитов? Идея, которая поддерживала нас, помогла нам не сломаться, была лишь уловкой, которая заманила нас в западню?! Это так?!
     Бета подняла глаза и увидела спокойные лица служителей «Системы», и вдруг, упав на парту, горько разрыдалась.
     Новелти с отвращением посмотрела на нее.
     – Я же говорила, ее следовало ликвидировать, – заметила она. – Бета мыслит неправильно!
     – Еще не поздно, – согласно кивнула Королева. – Сейчас я позвоню Ликвидатору.
     – Ну, уж нет! – Селена вскочила со стула и стремительно бросилась к трибуне. – Вы не будете никому звонить, пока не объясните нам все! Все что здесь происходит! Значит, смерти Метрикса и Стерлинга не случайность? Это был не несчастный случай?! Мы все могли погибнуть, потому что для вас мы лишь рабочий материал, лишь часть роботов, служащих благу «Системы», так?!
     – Селена, замолчи! Или я прикажу ликвидировать и тебя, – прервала ее Королева. – Вы стали частью «Системы». У вас нет дороги назад. Либо вы с нами, либо вы против нас. Решайте!
     Селена почувствовала, как глаза ее наполняются слезами: смерти ее друзей, ее собственные мучения, бессонные ночи, побои, разлука с любимыми родителями – все оказалось напрасным, и теперь ее хотят заставить работать на огромного монстра, именуемого «Системой», на монстра, который, словно паук опутал мир паутиной электронных сетей, из которых людям уже не выбраться! Слишком ловко расставлены все ловушки, слишком велик был гений Администратора! Чтобы уничтожить «Систему» нужно вернуть назад время, но ведь это невозможно! Слепая ярость охватила девушку, и, не понимая, что делает, она подпрыгнула в воздух, и так, как учила ее Новелти, ударила Королеву ногой в лицо, та откинулась назад, а в следующую секунду она и Новелти вцепились в Селену, пытавшуюся вырваться, осыпая ее ударами, ударяя куда попало, а когда девушка почти без сознания упала на колени, Новелти, схватив ее за волосы, несколько раз ударила головой о стену, и отшвырнула на пол.
     Вошел Ликвидатор.
     – В карцер, – приказала Новелти. – На неделю. И кроме воды ничего не давать, ясно? Прости, пожалуйста! – обратилась она к Королеве.
     Ликвидатор кивнул.
     – Остальным – марш к себе в комнату и до обеда не звука!
     Начинающие агенты покорно вышли, а Ликвидатор, подняв окровавленное тело Селены, прошел по коридору, спустился на лифте в подвал, открыл дверь холодного сырого помещения без окон, освещенное одной тусклой лампочкой, бросил Селену на жесткую подстилку, и удалился, закрыв за собой тяжелую дверь. Дверь карцера закрывалась секретным паролем, неизвестным никому, кроме Ликвидатора.
    
     Селена не знала, сколько времени она провела на этой подстилке, а когда очнулась, почувствовала страшную не только боль от ударов, нанесенных ей Новелти, но и ужас, охвативший ее, когда она подумала о своем будущем, которого кажется, уже не было. Что делать дальше? Как найти выход из безвыходного положения? Но мысли ускользали, голова нещадно болела, и сознание снова покинуло ее.
    
     – Пить, – попросила Селена, когда снова, уже ночью, пришла в себя.
     – Сейчас, сейчас, – ответил мужской голос, чьи-то руки приподняли ее голову, и поднесли к пересохшим губам девушки чашку с водой. Потом влажной рукой этот человек вытер кровь с ее лица, и Селена почувствовала, что сознание начало проясняться. Она открыла глаза и узнала Архитектора.
     – Ты? – удивленно спросила она, пытаясь подняться. – Что ты здесь делаешь?
     – Пришел посмотреть, как ты, – ответил он, присаживаясь рядом.
     – Как ты вошел? Пароль знает лишь Ликвидатор!
     Архитектор улыбнулся.
     – Я заведую всеми сетями «Системы», я компьютерный гений, девочка, неужели ты думаешь, я не могу подобрать пароль к этой двери?
     Селена грустно улыбнулась.
     – Так зачем ты пришел? – спросила она.
     – Пришел, затем, чтобы рассказать тебе кое-что. – Он взял ее руку и положил между своими ладонями, – Это важно, Селена. Ты знаешь, что за твою сегодняшнюю выходку в соответствии с законами тебя следует ликвидировать?
     Селена кивнула.
     – И любого другого бы ликвидировали. А ты жива. Карцер – это же ерунда, правда? Хочешь знать почему?
     – Я задавала себе этот вопрос, – сказала она.
     – Вспомни свое собеседование, вспомни тесты, – продолжал Архитектор. – Вспомни, как мы отправили тебя к главному компьютеру, думая, что обычный дал сбой. Вспомни свой тест на ассоциации!
     – Я помню. И что из этого!
     – Все твои параметры, коэффициент интеллекта, ассоциативный ряд, биохимические показатели – все, были равны показателям Администратора!
     Здесь Архитектор понизил голос.
     – А по некоторым данным, например, с точки зрения работы психики и нервной системы ты превосходишь его, Селена! – в его глазах светилось восхищение, – Ты понимаешь, что это значит! Администратор был гением, которому не было равных! Селена, «Система» надеется на тебя! Они хотят, чтобы уже скоро ты сменила Новелти на ее посту. А потом с годами, возможно, ты внесешь тот же вклад в развитие «Системы», что и Администратор!
     Архитектор вытащил из кармана бутерброд и протянул Селене.
     – Ешь, я не хочу, чтобы пропали такие мозги! – добавил он. – Они не могут до конца оценить то, что им досталось! Голодом морят, то же мне… – пробормотал он.
     Селена решительно оттолкнула бутерброд.
     – Спасибо за все комплименты, – буркнула она, – но мне жаль…
     – Чего? – спросил он.
     – Мне казалось, ты симпатизируешь мне, а оказывается, ты всего лишь действуешь в интересах «Системы»!
     Архитектор покачал головой.
     – У нас нет эмоций и симпатий, Селена. Мы – элементы «Системы». И мы действуем лишь в ее интересах.
     – И потом, я никогда, никогда не стану такой, как Новелти! – продолжила девушка. – Я ненавижу насилие и жестокость, я эмоциональный человек! Я не хочу стать бездушным роботом вроде нее!
     – Ты должна, Селена. Либо ты станешь такой, либо тебя ликвидируют. Подумай об этом. Подумай о силе своего интеллекта, не позволяй минутной слабости погубить себя, и ты будешь управлять миром! У тебя есть все возможности для этого! Спокойной ночи!
     Архитектор поднялся, сжал ее руку и уже собирался уйти, но она задержала его.
     – Я же могу притвориться! – улыбнулась она. – Притвориться, что стала частью «Системы», но на самом деле останусь собой.
     – Не обольщайся, – жестко ответил он. – Ваш мозг будет сканироваться, вы будете проверяться детекторами, будут считываться ваши импульсы. Мы все до сих пор проходим подобную проверку. Так что не делай глупостей. Помни, ты – часть «Системы»! Ты принадлежишь ей душой и телом! И не иначе быть не может.
     Архитектор закрыл за собой дверь, и Селена осталась одна в полной темноте наедине со своими мыслями.
     Родители часто называли ее умной девочкой, но никогда она не думала, что ее интеллект настолько силен! Надо же! Она могла бы соперничать с Администратором! Девушка невесело улыбнулась. Какая ерунда!
    
     Она не знала, сколько именно прошло дней, когда однажды дверь распахнулась и на пороге появилась мужская фигура, освещенная тусклым светом, пробивавшимся из коридора.
     – Архитектор? – спросила Селена.
     – Это я, – ответил вошедший, и она узнала голос Стражника.
     Он закрыл дверь и опустился на подстилку рядом с ней.
     – Стражник! – радостно крикнула она, обнимая его. – Я так рада! Как ты попал сюда?
     – Архитектор впустил меня, втайне от Новелти. Ты пользуешься его расположением!
     – Знаю. Но это не личная симпатия, – грустно заметила она. – По результатам моих тестов они рассчитывают, что я заменю Новелти.
     Стражник молча кивнул, и несколько секунд они провели в молчании.
     – Как ты? – спросил он, наконец. – Здесь так холодно и сыро!
     – Нормально. Есть хочется. И трудно дышать. Да и не жарко, конечно! Но ведь это карцер, не курорт!
     – Я тебе хлеба принес, всю неделю откладывал, – он протянул ей несколько кусков, и Селена с жадностью набросилась на них, забыв поблагодарить. Стражник с улыбкой наблюдал, как она ела.
     – Как у вас там? – спросила она, проглотив последний кусок.
     – Не очень… – он вздохнул и опасливо покосился на нее, словно думая, стоит ли что-то говорить.
     – Рассказывай, раз уж начал! – Приказала Селена.
     – Это про Бету… После того, как тебя увели… Знаешь, видимо все эти нагрузки, и смерти Метрикса и Стерлинга она пережила только потому, что верила в «Систему». В тот день, когда она узнала правду, ее вера умерла. Она тронулась, Селена. Понимаешь? – он вздохнул. – Ее нервы не выдержали. Началась истерика, ее не могли успокоить. Потом она совсем помешалась. Сошла с ума. Бета принимала Новелти за свою мать. Она называла себя другим именем, видимо прежним.
     Селена схватила его за руку.
     – Что с ней? – взволнованно спросила она. – Где она?
     – Ее забрали. У «Системы» есть специальная больница, для тех, кто не выдержал обучения. К сожалению, Бета будет не одинока. Таких очень много. Новелти сказала, что по статистике, около 50% молодых агентов умирают на тренировках или же сходят с ума от перегрузок.
     – Какой ужас! – Селена закрыла лицо руками. – Это же страшно!
     – И я пришел сказать, что отныне нас только четверо. Всего четверо, Селена! Я хотел спросить, что делать дальше?
     – А что предлагаешь ты?
     – Я предлагаю бежать. – Решительно сказал Стражник, – Мы достаточно сильны. Мы найдем выход, мы сумеем выбраться отсюда, по крайней мере, в течение ближайших двух месяцев у нас будет этот шанс, и мы используем его!
     В ответ Селена лишь отрицательно покачала головой.
     – Это невозможно, – грустно сказала она. – Куда бы мы не убежали, они найдут и убьют нас! Стражник, мы должны остаться здесь. Должны остаться, должны привыкать или притворяться. Но только не бежать! Иначе мы погибнем, уверяю тебя!
     Он выглядел озадаченным.
     – Я думал услышать другое, – произнес он, наконец. – Понимаешь, Селена… Ты сильная, умная, смелая и добрая. Ты не такая, как другие. И ты нравишься мне, очень… Никогда не думал, что буду так говорить, но кажется, я влюбился в тебя, Селена… – добавил он вдруг и засмеялся, – Так откровенно можно говорить разве что в карцере!
     Она с удивлением посмотрела на него.
     – Что ты говоришь?
     – Это правда! Мы хорошо узнали друг друга за эти дни, многое пережили вместе. И я думал, что ты захочешь сбежать со мной! Я верил в тебя! Ты смелая, ты ищешь справедливости, тебе здесь не место!
     Селена ласково провела рукой по его волосам и положила голову ему на плечо.
     – Все это глупости, Стражник, – сказала она. – Оставь эту затею. Это не выход. Мы должны оставаться здесь. Мы должны притворятся. Мы должны быть частью «Системы», пусть даже лишь внешне. А чтобы поддерживать наши эмоции, мы можем продолжать общаться, так как сейчас. Расскажи мне что-нибудь о прошлом!
     – Знаешь, – Стражник задумчиво прислонился к стене. – Когда-то давно я писал стихи…
     – Здорово. Я тоже… – Селена улыбнулась. – Ты очень красивый мальчик, знаешь об этом? У тебя удивительный голос, и ты не похож на других! Ты умный и очень добрый, открытый, я никогда не встречала таких людей. – Она помолчала, – И еще, мне кажется, у тебя было очень много девчонок, я права?
     Он засмеялся и кивнул головой.
     – Много. Но я ни к кому не относился так, как к тебе.
     – Конечно, ты же ни с кем не сидел в карцере, – улыбнулась Селена. – А насчет девчонок… Я сразу это поняла. Ты словно создан для этого. Мне раньше встречались ребята, у которых было много подружек… Но это было как-то… искусственно что ли. С тобой все по-другому. Ты очень общительный человек, Стражник…
     – Не переводи тему, Селена, – вдруг неожиданно серьезно сказал он. – Что нам делать дальше? Что делать, чтобы не погибнуть? Разве ты не видишь, что все, что делается здесь, делается с одной единственной целью – раздавить, уничтожить нашу личность! Ты никогда не читала о том, как обращались с пленными солдатами? Посмотри, все признаки налицо! Мы живем в невыносимых условиях, терпим голод и холод. Мы находимся в состоянии вечного стресса, переносим нечеловеческие нагрузки, это делается, чтобы все наши мысли были сосредоточены лишь только на выживании и ни на чем больше! И постоянно, постоянно твердят нам о преданности «Системе», о ее вечности, о нерушимости ее законов и непогрешимости Администратора. Это же зомбирование, Селена, неужели же ты не понимаешь этого! Это применяется в армии!
     – Понимаю. – Она грустно кивнула. – Единственный выход, это стать одной из них, оставаясь в душе собой!
     Селена опустилась на подстилку, и Стражник прилег рядом с ней, положив голову ей на плечо. Несколько минут они молчали.
     – Давай, я расскажу тебе сказку? – предложил он.
     – Давай, – согласилась она, и снова провела рукой по его густым, чуть взъерошенным волосам.
    
     Сказка, рассказанная Селене Стражником.
    
     Однажды, давным-давно, – начал Стражник, – жила где-то на белом свете прекрасная Принцесса. Она была необыкновенно красива, мила, и люди, которые встречались с нею, восхищались ее красотой и добрым сердцем. Но она была слаба и ранима, она жила во дворце, стены которого защищали ее от всех бед внешнего мира. Во дворце всегда царили радость и веселье, но однажды Принцесса покинула стены дворца и увидела, как страшен мир и как тяжела жизнь тех, кто живет за его пределами. Расстроенная, вернулась она во дворец и не могла с тех пор ни есть, ни спать, лица несчастных всегда были перед ее глазами. Принцесса так страдала, что заболела, и ни один придворный врач не мог ей помочь. Тогда король-отец обратился к волшебнику, тот пришел во дворец, поговорил с Принцессой и узнал о ее беде.
     – Я помогу тебе Принцесса! – сказал он ей. – Я научу тебя, как пройти в чудесную страну, где лежит ключ от счастья для всех людей. Ты найдешь его, отворишь двери и впустишь счастье. Но помни, путь туда далек и сложен. Тебе предстоит пройти сквозь сотни тысяч опасностей. Твой жених, принц, тоже ушел в эту страну, но так не вернулся. Если ты пойдешь туда, то спасешь его и найдешь волшебный ключ.
     – Конечно, я пойду! – крикнула Принцесса, и тут же ее болезнь исчезла, и она вскочила с кровати.
     – Но помни, – предупредил волшебник, – По дороге тебе встретятся чудовища, тебе придется сражаться с ними, придется их убивать!
     Принцесса опечалилась.
     – Как же я могу сражаться! – сказала она, – Взгляните на меня! Я же так слаба! Они убьют меня!
     – Не бойся! – сказал волшебник. – Я дам тебе меч и подарю маску. Надев ее, ты будешь неуязвима для чего-либо!
     – Но как я смогу убивать, я же добрая! – воскликнула Принцесса.
     – В этой маске ты станешь суровой! – ответил волшебник. – Вот она – одень ее, возьми меч и отправляйся в путь! Я скажу тебе, куда следует идти!
     И волшебник дал ей серую маску, закрывшую ее лицо и волосы. Взглянув на себя в зеркало, Принцесса вскрикнула от ужаса.
     – Как страшно смотреть на меня в этой маске!
     – Да ты сама выглядишь как чудовище, – согласился волшебник. – Поэтому, если на пути тебе встретятся хорошие люди, сними ее! У тебя больше шансов понравится им в образе доброй прекрасной Принцессы. И еще. Есть одна маленькая деталь. В этой маске ты будешь в безопасности. Но в ней самой заключена опасность! Поэтому, снимай ее хотя бы по ночам, когда будешь спать, хорошо?
     Принцесса согласно кивнула, щедро наградила волшебника, надела маску, взяла меч и отправилась в путь. Волшебник был прав, в маске она была неуязвима для всех чудовищ, встречавшихся ей на пути, и она легко и без жалости убивала их. Когда же встречались ей на пути добрые люди, она снимала ее, и люди видели перед собой добрую, прекрасную Принцессу, и все привязывались к ней и спешили ей помогать. По ночам, Принцесса, как и обещала волшебнику, снимала маску, и тогда, она, сидя у костра, мечтала о том, как спасет своего принца, как найдет ключ от счастья и откроет дверь к радости и благополучию для всех людей. Но однажды ночью, когда Принцесса сидела у огня, из леса выскочило чудовище и напало на нее. Еле-еле успела она надеть свою маску и расправиться с ним. С тех пор ей было страшно становиться слабой Принцессой, и частенько она проводила ночи, не снимая маску, а со временем и вовсе забыла снимать ее. Однажды, когда она уже почти приблизилась к замку, где хранился ключ, ей встретился молодой красивый пастух, который пас здесь своих овец. Он в ужасе шарахнулся, испугавшись ее вида, и Принцесса вспомнила, каким страшным было ее лицо, закрытое маской.
     – Подожди! Не убегай! – крикнула она, – Сейчас я сниму маску и ты увидишь, что я Принцесса!
     Она попыталась сорвать с себя маску, но ей не удалось это сделать, она попробовала снова, и, наконец, третья попытка оказалась удачной, она сняла ее, и пастух увидел ее прекрасное лицо и золотые волосы, замер от восхищения, и тут же подарил незнакомке свое сердце. Они долго говорили, и Принцесса рассказала ему, куда и зачем она идет.
     – Останься со мной, – просил он, – и ты увидишь, что я и есть твой принц, и что именно здесь находится ключ от счастья! Ты ведь давно потеряла карту и сбилась с пути! Живя здесь, мы вместе сможем помогать многим людям! В моей деревне полно тех, кто нуждается в помощи!
     Но Принцесса лишь отрицательно покачала головой и снова надела костюм.
     – Мне надо идти! – сказала она, – Надо сражаться с чудовищами, чтобы однажды найти замок, где хранится ключ от счастья и где меня ждет мой принц.
     И она оставила пастуха и пошла дальше, и сражалась с чудовищами, а тех становилось все больше, и она ночевала, не снимая своей маски. И настал день, когда чудовища исчезли, черные тучи рассеялись, и на горизонте показался замок. Она направилась к нему, и, когда вошла в центральную его комнату, сиявшую ослепительной красотой, увидела своего принца, спящего на кровати. Рядом с ним на столе лежала шкатулка, в которой хранился ключ от счастья. Она подошла к принцу, попыталась разбудить его, но не смогла. Она попыталась открыть шкатулку, но не открыла. И тогда чей-то голос сказал ей:
     – Только Принцесса может открыть шкатулку, только Принцесса может разбудить принца, потому что она добра и прекрасна! А ты чудовище!
     – Ах да! – воскликнула Принцесса, – Я же забыла снять маску! Я сниму ее, и вы увидите, что я Принцесса, и проснется мой принц, и мы откроем шкатулку!
    
     И снова и снова пыталась она снять маску, но все ее попытки были напрасны, и вдруг, она с ужасом поняла, почему не могла снять ее.
     Ей не удавалось избавиться от маски, потому что под ней давно уже не было Принцессы, осталась лишь маска, оказавшееся опаснее, чем все чудовища, встретившиеся ей на пути. Она прирастала к девушке, постепенно убивая добрую и прекрасную Принцессу, пока однажды не осталось даже ее мечты получить ключ от счастья и помочь людям. Осталась лишь маска. И чудовище, бывшее когда-то Принцессой, подумало:
     – А и, правда, зачем мне принц? Зачем мне ключ и зачем я вообще шла сюда? Здесь нет ничего, что могло бы мне пригодиться, что я здесь делаю?
    
     А волшебник, наблюдавший за ней, подумал, что лишь тот найдет ключ от счастья, кто победит чудовищ, оставаясь собой, и не станет уподобляться им. Потому что иначе, рано или поздно, сам превратится в такое же чудовище, как те, с которыми он сражался.
    
     Стражник замолчал и поднял голову.
     – Что скажешь, Селена? – спросил он. – Ты не боишься исчезнуть, как Принцесса из сказки? Не боишься превратиться в чудовище?
     – А что ты предлагаешь? – ответила она вопросом. – Сражаться в образе слабой Принцессы? Но тогда ты погибнешь в первом же бою!
     – Возможно, лучше умереть в первом же бою, – заметил он.
     – Однако ты принес знамя, когда умер Метрикс! – возразила Селена.
     – Как тебя зовут? – вдруг спросил он. – Твое настоящее имя?
     – Диана, – тихо ответила она, и вздрогнула, произнеся его.
     – Представь. Диана – прекрасная Принцесса. Такая, которую я полюбил. Селена – маска, которую ты носишь, чтобы сражаться с чудовищами. Ты не боишься, что в один прекрасный день Селена убьет Диану. Дианы не станет. И в ту минуту, когда ее не станет, Селена станет Новелти.
     Селена молчала. Потом вздохнув, она села на кровати, оттолкнув от себя Стражника.
     – Как ты не понимаешь, – тихо, но твердо сказала она, – у нас нет выхода. И забудь мое имя. В стенах «Системы» мы не должны знать имена друг друга.
     Наше прошлое не существует!
     Стражник печально взглянул на нее своими зелеными глазами и вышел из карцера, а Селена откинулась на жесткую подстилку, продолжая смотреть в потолок. У нее не было выбора. Ей предстояло стать Новелти.
    
     Глава четвертая. Функционатикс.
    
     Вернувшись из карцера, Селена изменилась. Она стала жестче и строже, она никогда больше не упоминала имен Беты, Метрикса и Стерлинга и не позволяла себе ни одного лишнего слова в адрес «Системы». Она беспрекословно выполняла любые приказы Новелти и все сильнее налегала на учебу и тренировки. Новелти была чрезвычайно довольна ученицей – наконец-то Селена начала оправдывать надежды, которые на нее возлагались. Она почти не разговаривала со Стражником и решительно пресекала все разговоры на тему побега. Особое внимание она уделяла тем предметам, которые вел Архитектор и целыми вечерами просиживала перед экраном компьютера, изучая программы, созданные хакерами для взлома системных кодов, и те программы, которые подобные взломы блокировали. Ее успехи были блестящими, и она оставила остальных студентов далеко позади.
     – Если так будет продолжаться, ты скоро займешь мое место! – сказала ей как-то раз Новелти.
     – Спасибо! – улыбнулась Селена. – А как скоро?
     – После Полнолуния.
     – После чего? – не поняла девушка, – После Полнолуния?
     – Неважно, – отмахнулась Новелти. – Тебе скажут. Главное, чтобы, когда ты займешь мою должность, ты сняла наконец эти ужасные сапоги! Они меня страшно раздражают!
     Селена засмеялась.
     – Я дала слово, зарок, что сниму их не раньше, чем займу твою должность!
     – Отлично! Пусть боль, которую ты чувствуешь, ведет тебя к цели! – ответила Новелти.
    
     И Селена продолжала уверенно идти к цели, хватаясь за каждое новое знание, ее интеллект и правда, развивался, удивляя все больше ее саму. Кроме этого, она увлеклась странными экспериментами: положив руку на желтый круг экрана, она подносила к чувствительным местам кожи зажженные спички, или острые предметы, или электроды с небольшими зарядами тока, пытаясь проверить свою реакцию. Она ночами сидела перед прибором, расшифровывающим импульсы ее мозга, и читала потом свои мысли и переживания.
     – Чего ты добиваешься? – спрашивали ее остальные ученики.
     – Агент «Системы» не должен испытывать эмоций. Никаких, – отвечала Селена.
     Однако на уроках Архитектора, она продолжала испытывать эти эмоции, так восхищала ее гениальность некоторых мошенников, в особенности Виктора Базили и гениальность Администратора, сумевшего создать такой совершенный механизм, как «Система». Механизм, подчинивший себе весь мир был создан всего одним человеком! В основном они разбирали программы, учились говорить на электронном языке «Системы», кроме того, Архитектор учил их генерировать коды - подбирать пароли, в случае, если истинного пароля они не знали.
     – Поймите, «Система» – управляет миром, любой пароль, созданный где-либо, генерируется ею. Все двери будут открыты для вас. Представьте ситуацию, вам нужно открыть сейф, но вы не знаете кода. Что делать?
     – Нет кода – нет доступа, – логично заметил Лоджикс.
     – Неверно, - возразил Архитектор. – В этом случае ваш мозг, зная алгоритм должен сам сгенерировать код. Это непросто, это дается не всем, но агенты «Системы» должны это уметь. Вчера я изучал ваши биопараметры, результаты теста на коэффициент интеллекта. У вас все получится, не сомневайтесь!
     И они учились создавать коды, постигая сложные логические цепочки построения данных в «Системе». Но однажды, на одном из уроков их ожидал сюрприз – неожиданно, Архитектор заговорил о другом – о важной миссии, которая им предстояла.
     – Сегодня, я хочу показать вам нечто важное, – сказал им Архитектор. – Скоро вас ждет финальный экзамен. Потом вы будете работать на «Систему». Вы будете знать все. Вас нечему будет научить. Итак, смотрите, он показал на самый большой блок схемы, занимавшей экран. Это – Э М Ц - электронный мозговой центр. Здесь сходятся все данные, которыми располагает «Система», это как огромный банк данных. Но он называется мозговым центром, потому что принцип его работы похож на работу мозга. Здесь происходит обработка данных, происходит принятие решений. Все процессы осуществляются мгновенно. Сейчас я расскажу вам принципы его функционирования
     – Можно вопрос? – Селена подняла руку, она всегда задавала много вопросов, – А что случится, если кто-нибудь, какой-нибудь мошенник взломает Э М Ц? Это же будет конец «Системы»! Здесь же вся информация!
     Архитектор довольно улыбнулся.
     – Я предчувствовал, что вы спросите об этом. Расслабьтесь ребята, можете не беспокоиться, Э М Ц недосягаем! Никто и никогда не сможет взломать его, поверьте!
     – Почему? – настаивала Селена, – Нет системы, которую нельзя было бы вывести из строя. Допустим, здесь действует множество защитных программ, но ведь есть же момент, когда происходит перезагрузка Э М Ц, когда все программы отключены?
     – Этот момент длится ровно 4 секунды, да и то – раз несколько десятилетий. И никто, кроме сотрудников «Системы» не знает, когда именно это произойдет.
     – Но если кто-то узнает? Допустим гениальный мошенник, типа Виктора Базили? – упорствовала девушка, – Ничего ведь нельзя исключать!
     – Успокойся. Говорю, это невозможно. Если кому-то удастся проникнуть именно в этот момент и уничтожить Э М Ц тут же произойдет автоматическое восстановление. Э М Ц - это «Система». И он неуязвим.
     – Хорошо, – Селена удовлетворенно кивнула. – Это очень хорошо.
     Еще несколько часов, Архитектор, показывая световой указкой на большой экран компьютера, рассказывал о сложном строении Э М Ц, о классификации баз данных входящих в него, о принципах их работы, о том за какой именно процесс отвечает каждая из них и о том, как осуществляется связь между ними.
     – Понятно? – спросил он, наконец. – Вы еще не совсем измучены?
     – Нет! – хором ответили агенты.
     – Молодцы! Только так вы и должны отвечать, – А теперь внимание. Просыпайтесь, если кто-то уснул. Сейчас я расскажу вам о Полнолунии. И о том, какая роль отводится каждому из вас.
     – Полнолуние… – прошептала Селена. – Полнолуние! Я уже слышала об этом от Новелти! Что это?!
     – Полнолуние Системы. Такое название дал этому процессу Администратор. Это полная перезагрузка всей «Системы», она происходит периодически – как фазы луны. Вы представляете, что это значит? Всей «Системы»! Всех глобальных сетей!
     – Господи! – прошептала Юниси, поправляя очки. – Но ведь это сделает нас уязвимыми, сколько оно продлится?
     – Около шести часов длятся подготовительные работы и еще три часа – само Полнолуние. Разумеется, наиболее опасны те четыре секунды, о которых я говорил ранее. В это время «Система» наиболее уязвима, так как возможно проникновение в Э М Ц. Ровно в полночь в течение четырех секунд «Система» будет уязвима. И ваша задача, как агентов, защитить ее, чего бы вам это не стоило! Это, разумеется, наша общая задача!
     – Неужели нельзя этого избежать? Это же опасно! – воскликнула Селена.
     – К сожалению нельзя. Еще великий Администратор говорил об этом моменте. Он повторяется лишь раз в несколько десятилетий. Так что, это единственное Полнолуние, которое придется на наш век. И мы должны встретить его достойно, ребята! Для этого мы и учимся!
     – Полнолуние… – снова прошептала Селена.
     – Почему ты повторяешь это слово? – несколько раздраженно спросил Архитектор, оно понравилось тебе?
     – Селена – луна! – девушка подняла на него глаза. – Новелти говорила, что значение своего имени я узнаю позже! Мне отводится особая роль, я права?
     Архитектор кивнул.
     – В случае успешной сдачи экзамена, ты узнаешь, какая именно. Помните, что все сведения, которые касаются Полнолуния, являются строжайшей тайной. Надеюсь, это не нужно объяснять? Хорошо. На сегодня это все. Идите, вас ждет Новелти в лаборатории.
     В задумчивости Селена покинула кабинет Архитектора.
    
     Дни бежали, приближался день экзамена. Тренировки стали жестче, все упражнения проводились только на время. Постоянно отрабатывалось установление личности:
     «Здравствуйте, мы рады приветствовать вас от имени «Системы», пожалуйста, назовите ваш идентификационный код. Спасибо. Введите ваш пароль», – то и дело твердила Новелти, и агенты послушно повторяли за ней.
     Селена, не разговаривая ни с кем, целыми днями просиживала перед сканером или перед экраном компьютера, изучая новый, изобретенный ею на основании уроков, которые преподал Архитектор, способ взламывания паролей. С помощью этого способа ей удалось получить доступ в базу данных «Системы», недоступную для учеников, и таким образом идти на шаг впереди группы. Пребывая в восторге от пароля, она целыми днями выискивала все новые интересные сведения в базе данных.
     В ночь за три дня до экзамена ей не спалось. Селена долго ворочалась в кровати, наконец, не выдержав, она встала, оделась и, прихватив ноутбук, вышла в коридор, направившись к туалету – остальные пути были закрыты. Там, закрывшись в кабинке, она открыла ноутбук и с помощью пароля вошла в базу. Селена задумалась. Что именно хотелось ей посмотреть? О! Пришла в голову мысль:
     – Посмотрю-ка я функцию перезагрузки Э М Ц! – подумала Селена, все, что касалось Полнолуния интересовало ее!
     «Функци»…набрала она на клавиатуре, и в этот момент, случайно, ее пальцы соскользнули, и вместо буквы «Я», она нажала на «О», а затем на клавишу ввода.
     В следующую секунду на экране возникла надпись:
     «По вашему запросу найдена одна ссылка».
     – Странно, – пронеслось в голове у девушки, – такое распространенное слово и только одна ссылка! О, черт! Я опечаталась! – Поняла она, собираясь скинуть результаты.
     Но тут, то ли любопытство взяло вверх, то ли сама судьба перехватила бразды правления, и Селена нажала на мигающую ссылку. И тут же на экране появилась страница: белый лист, содержавший всего одну надпись.
    
     «Алан Макгрин», создатель Функционатикса. Уничтожен «Системой».
    
     Все. Больше на листе не было ни слова!
    
     Секунду Селена задумчиво смотрела на надпись. Кто такой этот Алан Макгрин? Почему Новелти никогда не говорила о нем? Да и никто не говорил! И что же такое он создал, что был уничтожен? Новелти говорила, что процедура уничтожения применялась всего два-три раза за всю историю! Почему же им постоянно говорят про Базили, и ни слова об этом самом Макгрине? Селена задумалась. Потом ввела в меню поиска слова «Алан Макгрин». Но не обнаружила ни одной записи. На слово «Уничтожение» откликнулись ссылки с описаниями процедуры, и те, которые относились к истории Виктора Базили. Во всей базе не было больше ни слова об Алане Макгрине. Что представлял из себя этот Функционатикс, если навлек такую страшную кару на своего создателя?
     Селена вздохнула и закрыла ноутбук. Что ж это нельзя игнорировать! Она пойдет к Архитектору и спросит. Он ответит ей. Ему импонирует ее любознательность!
     Покинув туалет, Селена решительно направилась на верхний этаж. Туда, где жил Архитектор.
     Она остановилась перед его дверью и тихонько постучала. В следующую секунду он распахнул дверь, и Селена вошла в его тесную комнатушку, в которой кроме компьютера и письменного стола была лишь узкая кровать и небольшой шкаф у самой стены.
     – Селена? – изумился он. – Что ты здесь делаешь среди ночи? Вам же нельзя выходить!
     – Знаю. Прости. – Селена улыбнулась и развела руками. – Мне не спалось, и я решила позаниматься немного. И тут же возник вопрос. Я подозревала, что ты тоже не спишь!
     – Работаю, – он вздохнул. – Проходи, садись.
     Селена опустилась на жесткую кровать, и он сел рядом с ней.
     – И что же за вопрос привел тебя в столь позднее время? – он был явно заинтригован.
     – Я случайно попала на интересную ссылку в базе данных. Я искала, но ничего больше на эту тему мне так и не встретилась, и я подумала, что, может быть, ты знаешь, о чем идет речь!
     – Спрашивай, – кивнул он. – Вопрос – это хорошо!
     Селена решительно посмотрела ему в глаза.
     – Что такое «Функционатикс»? – прямо спросила она.
     Никогда еще девушка не видела, чтобы какие-либо слова производили подобное впечатление! Улыбка сбежала с его лица, глаза широко раскрылись.
     – Что ты сказала? – тихо, но отчетливо спросил он, и в его голосе прозвучала угроза.
     Селена повторила свой вопрос.
     И вдруг, в следующую секунду, Архитектор, размахнувшись, ударил ее по лицу, так неожиданно, что она не успела парировать удар, потом еще и еще.
     Селена слетела с кровати, ударившись головой о ножку стула, и растянулась на полу. Потом медленно поднялась, испуганно глядя на него. Как это возможно! Он же ударил ее!
     – Я не думала, что ты можешь поднять на меня руку, – наконец сказала она. Сказала очень тихо.
     – Я тоже не думал. – Его взгляд и голос были ледяными.
     – Почему? Я думала, ты симпатизируешь мне…
     – Я уже говорил, что о симпатии в «Системе» не может быть и речи. Встань.
     Он протянул ей руку и поднял на ноги.
     – Селена, – глядя ей в глаза, произнес Архитектор. – Я уже говорил, что не хочу, чтобы пропали твои прекрасные данные. Я ударил тебя, чтобы напугать. Пойми, если хотя бы раз, хоть кто-то услышит от тебя это слово, тебя ликвидируют. Тут же. Без разговоров. И я-то должен был бы сообщить Ликвидатору. Но не сделаю этого! Ты слишком нужна нам. Но ради всего святого, не повторяй больше того, что ты сказала!
     – Почему?
     – Я не могу объяснить! Черт! Я думал, что удалил все ссылки! Где ты это нашла? Вот уж действительно, гениальный мозг!
     Селена назвала адрес, и Архитектор кинулся к компьютеру.
     – Все. Теперь уже все! – удалив ссылку, он облегченно вытер пот со лба. – Иди спать. И никому не рассказывай о случившимся.
     Селена снова опустилась на кровать.
     – Я никуда не пойду, Архитектор, – решительно заявила она. – Подумай, если ты расскажешь мне все, я дам тебе слово молчать, и никогда больше не заговорю об этом! Иначе… Ты разбудил мое любопытство. И я буду искать. Искать, пока кто-нибудь не ликвидирует меня. Ты же не хочешь этого, не так ли? Так расскажи мне все. Расскажи мне, и клянусь, я никогда не заговорю больше на эту тему! Или же пойдем к Ликвидатору! Пойдем прямо сейчас!
     Архитектор задумчиво взглянул на нее. Она не из тех, кто отступит!
     – Хорошо. – Чуть погодя ответил он. – Все равно уже все уничтожено. То, что я расскажу тебе, ничего не изменит. Рано или поздно, сменив Новелти, ты узнала бы о Функционатиксе. Слушай. Около двадцати пяти лет назад некто Алан Макгрин изобретатель, гениальный человек, изобрел некую программу. Он назвал ее «Функционатикс». Точнее, это даже и не программа. Скорее это код, код, открывающий доступ в совсем другую среду, в какое-то неизученное состояние. Функционатикс это не другое пространство. Скорее это небытие. Понимаешь, о чем я? Это словно черная дыра. Все, что соприкасается с ним, исчезает. Известно, что в мире ничто не может исчезнуть бесследно. Следовательно, то, что исчезло, находится где-то. Но оно теряет все связи с окружающим миром, его невозможно обнаружить. Никак, никакими сигналами. Для нас, то, что попало в эту среду – утрачено навсегда. Безвозвратно. Это интересно для изучения. Это опасно. И еще. Это главный враг нашей «Системы». «Система» неистребима. Она слишком могущественна, чтобы уничтожить ее. Ведь нельзя же остановить действие всех электронных сетей? Кто только не пытался бороться с Системой, но все было напрасно. Алан Макгрин пошел другим путем. Его гениальный мозг нашел применение изобретению - Макгрин вознамерился, используя свою программу отправить «Систему» в небытие, распространив код по сетям. Туда, где никто не смог бы обнаружить ее! «Система» существовала бы где-то, сама по себе. Нам она стала бы недоступной! Он был врагом, он ненавидел нашу организацию, Селена. Считал, что он борется за освобождение человечества против тех, кто поработил сознание людей. Революционер – одиночка… Слава богу, Администратор разгадал его замыслы, его выследили, и Макгрин, а также все, что было с ним связано, были уничтожены. В том числе и Функционатикс. О нем забыли. Он похоронен. Он мертв, Селена.
     – Это все? – тихо спросила она, пытаясь понять, почему же услышанное производило на нее столь сильное впечатление.
     – Все. Да, вот еще, – Архитектор наморщил лоб и улыбнулся. – Существует легенда, что Макгрин, перед тем, как его казнили, крикнул Администратору:
     «Зачитывая приговор ты сказал: «Система» уничтожает тебя!», так вот знай, однажды я вернусь, вернусь, чтобы уничтожить «Систему»! Но это всего лишь легенда. Макгрин мертв и, несомненно, не может вернуться, хотя Администратор до самой смерти боялся его возвращения! – с усмешкой сказал он.
     – И неужели никто больше, никогда не пытался повторить его успех? Никто не знал о Функционатиксе, никто не пытался воссоздать его?
     Архитектор улыбнулся.
     – Один талантливый студент знал об опытах Макгрина и увлекся этой идеей. Он попытался создать Функционатикс – 2. Он воссоздал код, и увидел среду, но потерпел поражение, пытаясь проникнуть в нее.
     – И он тоже был уничтожен «Системой»! – прошептала Селена.
     – В некотором роде, – Архитектор кивнул. – А теперь иди спать. И помни о своем обещании.
     – Когда это случилось? – вдруг спросила Селена, неожиданно для себя самой, – Когда был уничтожен Макгрин?
     – Почти двадцать четыре года назад, – двадцать седьмого декабря, если тебя интересует точная дата.
     Селена задумчиво кивнула и поднялась.
     – Спокойной ночи, Архитектор, спасибо, – сказала она уже у дверей. – Я помню о своем обещании. Никто и никогда не узнает от меня об Алане Макгрине.
     Архитектор кивнул, и Селена покинула его комнату.
    
     Время шло. Приближался экзамен. Оставалась последняя ночь. Селена лежала без сна, глядя на качающиеся за окном ветви деревьев. В небе светила полная луна. Селена волновалась. Достаточно ли она готова? Оправдает ли надежды, возложенные на нее «Системой»?
    
     Кто-то тихонько дотронулся до ее плеча, и она увидела Стражника.
     – Почему ты не спишь? – она села на кровати.
     – Селена, – он опустился рядом, – осталась последняя ночь. Последний шанс. Сегодня или никогда! Потом нас переведут в другой корпус, и возможности больше не будет! Селена, мы стали сильными и ловкими. Мы готовы ко всему! Неужели ты думаешь, что мы не сможем сбежать отсюда!
     – Конечно, нет! – Селена недовольно покачала головой. – Стражник, очнись! Мы не можем бороться с «Системой»! Если ты сбежишь – они убьют тебя! Другого быть не может! Пойми это!
     Несколько секунд Стражник молчал.
     – Лучше попытаться и умереть, чем не пытаться вовсе! – сказал он, наконец. – Селена, пойдем со мной. Ты знаешь, как ты дорога мне! Вместе нам никто не страшен! Мы преодолеем все! Уйдем отсюда, или превратимся в безжалостных монстров, таких, как Новелти. Пожалуйста, пойдем со мной!
     Селена покачала головой.
     – Не теряй времени, – тихо ответила она. – Я останусь. Стражник, ты тоже дорог мне. И я не хочу, чтобы ты погиб. Оставайся, прошу тебя!
     Он покачал головой. Он не мог остаться. Он принял решение.
     – Можно поцеловать тебя на прощание? – спросил он, наконец.
     – Только в щеку, – ответила Селена.
     – Почему?
     – Потому что, в стенах «Системы» не место для подобных глупостей.
     – И ты не можешь сделать исключение даже для человека, который любит тебя? И который идет на смерть? – не поверил он.
     – В стенах «Системы» не может быть исключений, – твердо сказала она.
     Стражник наклонился и поцеловал ее в щеку, и Селена навсегда запомнила грусть, застывшую в глубине его красивых глаз, и чуть жалкую, печальную улыбку, которую он подарил ей на прощание.
     Он поднялся, взял свой рюкзак, потом снова вернулся и протянул девушке белый конверт.
     – Если я погибну, прочти его. А иначе – порви, – сказал он.
     Печально кивнув, Селена взяла конверт и убрала его в ящик.
     – Прощай, Стражник, – тихо сказала она. – Я не забуду тебя.
     Уже у самых дверей он обернулся.
     – Если в «Системе» нет исключений, почему ты не зовешь охрану? – спросил он, улыбаясь.
     Селена пожала плечами.
     – Зачем? – спросила она. – Они убьют тебя, так или иначе. В этом нет необходимости.
     Вздохнув, Стражник открыл дверь, потом, словно передумав, задержался:
     – Скажи мне, жизнь продолжится? Я хочу сказать, продолжится, когда меня не будет? В мире все останется по-прежнему?
    
     И не дожидаясь ответа, он исчез в коридоре, а Селена снова легла в кровать. Лоджикс и Юниси спали. Ей же уснуть не удалось.
    
     Утром в комнату вошла Новелти, было пять тридцать утра, и все молодые агенты, которых теперь осталось лишь трое, полностью готовые, вытянулись при ее проявлении. Впервые, Селена увидела на непроницаемом лице Новелти некоторую растерянность и даже грусть.
     – Экзамен переносится на завтра, – сказала она. – Через пять минут будьте во дворе.
     Ровно через пять минут молодые агенты, стоя во дворе здания «Системы», с ужасом смотрели на распростертое на земле тело того, кто был их другом и соратником, того, кто никогда не терял присутствия духа и всегда готов был приободрить их веселой шуткой или добрым словом. Лицо Стражника все еще было красивым, только его прекрасные зеленые глаза уже закрылись, чтобы не открыться никогда больше.
     – Он был одним из лучших, – тихо сказала Новелти. – Я никак не ожидала этого. Что ж… Смотрите. Смотрите, что случается с тем, кто решит покинуть «Систему». Мы настигнем любого, как бы смел, умен и силен он ни был. Надеюсь, это понятно? Пусть его смерть послужит вам уроком.
     Селена сделала шаг вперед.
     – То есть, «Систему» нельзя покинуть живым? – спросила она, и никакие эмоции не отразились на ее лице.
     – Или ты станешь частью «Системы» и она станет частью тебя, или она тебя уничтожит. Вариантов нет. Теперь идите на завтрак. И весь день посидите в комнате, готовьтесь. Экзамен продлится три дня, вам нужны силы.
    
     Придя в комнату, Селена легла на кровать. Никто не сказал ни слова, все, казалось, были потрясены случившимся.
     Потом девушка открыла ящик, и достала конверт – письмо Стражника.
     Она распечатала его и развернула белый листок.
     «Дорогая Диана! – начиналось письмо, и, вздрогнув, она опустила руки.
     Потом, собравшись, принялась за чтение письма.
    
     Дорогая Диана. Если сейчас ты читаешь эти строки, значит, меня уже нет. В этом письме я мог бы рассказать тебе о том, что сделала с нами «Система». Я мог бы просить тебя бороться с ней. Я мог бы рассказать тебе о своей любви, ведь мне уже нечего терять. Но я не буду этого делать. Я хочу сказать о другом.
     Как ты думаешь, почему я решил уйти? Почему не мог остаться в «Системе»? Ведь я знал, что погибну! Однажды, бессонной ночью, я посмотрел на луну и вспомнил мальчика. Мальчика, у которого было много подружек, веселого и беззаботного. Мальчика, сочинявшего стихи в ночной тишине, романтичного и возвышенного. И понял, что он и есть я. А Стражник – лишь маска, надетая, чтобы выжить. И я понял, как дорог мне был тот парнишка. И что я должен спасти его. Пусть даже ценой жизни Стражника. Луна дала мне силы.
     Я хочу, чтобы и ты знала: есть Диана и есть Селена. Есть принцесса и есть ее маска, ты помнишь сказку? Я верю, что Диана и есть принцесса, и что именно ее я узнал и полюбил. Селена лишь маска. Но эта маска опасна. И с каждым днем, Селена шаг за шагом теснит Диану, и однажды убьет ее. Возможно, Диана еще жива. Я смотрел на тебя и думал, есть ли еще принцесса под маской? Жива ли Диана? Только ты знаешь ответ на этот вопрос. Но если жива, прошу тебя, не дай ей умереть!
     И еще я думаю о людях, живущих в обычном мире, вне «Системы». Там тоже есть свои трудности, не думай, что там легко. Там встречаются свои чудовища. И чтобы бороться с ними, люди одевают маски. Маски, которые убивают принцев и принцесс. Они думают: я спрячу себя настоящего от губительного воздействия мира, я стану на время жестоким и бесчестным, это нужно, чтобы достичь светлой цели. Они идут к ней, а когда достигают, то понимают, что пропустили нечто важное. Они пропустили смерть. Смерть собственного прекрасного «Я», ради счастья которого они сражались с врагами. Им остается лишь маска, которая навек приросла к их лицам.
     Подумай об этом. Вспомни о девочке, которую звали Диана. Дорога ли она тебе? Мне она была дорога. Прошу, не дай Селене убить ее.
    
     Смотри на луну – она прекрасна. Пусть она поможет тебе.
    
     Прощай. Твой Стражник».
    
     Селена три раза прочла это письмо. А потом, разорвав на мелкие клочки, выбросила в ведро для мусора и плотно сжала губы. В стенах «Системы» не место для чтения сентиментальных посланий!
    
     Дверь отворилась, и вошел Архитектор.
     – Ребята, если кому нужны консультации перед экзаменом, я готов! – предложил он.
     – Я пойду! – Селена вскочила, остальные предпочли продолжить чтение материалов.
     Уже в лифте Селена вдруг спросила Архитектора:
     – Как твое настоящее имя? Меня раньше звали Дианой, а тебя?
     Архитектор помолчал, удивленный ее вопросом.
     – Я помню, как тебя звали, я же был на собеседовании! – ответил он. – Когда-то я был Александр Шонберг. Но этого человека давно уже нет. Я – Архитектор, надеюсь, ты понимаешь это?
     Селена кивнула головой.
     – Я просто спросила, – ответила она. – Смерть Стражника удивила меня. Вот я и говорю глупости. Не обращай внимания, больше этого не повторится.
     – Хорошо, – улыбнулся тот, кого звали Архитектор.
    
     Глава пятая. Экзамен.
    
     На следующий день был экзамен. Сначала они сдавали законы и процедуры «Системы», потом знание компьютерных программ, паролей и кодов. Все трое блестяще прошли первый тур, на следующий день были работы с взрывчатыми веществами, процедуры задержания, выявление чековых преступлений и экзамен по физической подготовке и боевым искусствам.
     На последнем присутствовали Королева и Ликвидатор.
     Новелти выступала в роли противника, и Селена, сидя на скамейке, смотрела, как ловко Лоджикс и Юниси сражаются с ней. Юниси, несмотря на очки и маленький рост, уверенно отражала все нападения Новелти, и хотя, так и не сбила ее с ног, но и не была побеждена. Так же, как и Лоджикс.
     – Отлично, экзамен принят! – крикнула Королева. – Селена, твоя очередь.
     Селена встала, потянулась, и стремительно подошла к Новелти. Они улыбнулись друг другу, занимая оборонительные позиции.
     – Давай, Селена, покажи, на что способна! – крикнула Новелти.
     – А ты нападай! – ответила Селена.
     Новелти бросилась вперед, нанесла удар, но Селена уклонилась от него, потом от второго, и вдруг, ловко опустившись, почти пригнувшись к полу, ударила Новелти по ногам, и та, лишившись равновесия, рухнула на пол. Тут же вскочила, уже разозлившись, подпрыгнула в воздух, ударив с разворота Селену ногой, но ее нога лишь слегка задела плечо девушки, та отпрыгнула назад и снова нанесла сокрушительный удар, и снова Новелти оказалась на полу. Это повторилось еще и еще, пока, Королева и Ликвидатор, сияющие от восторга не крикнули: «Довольно! Экзамен принят!»
     – Селена, ты просто умница! – крикнула Королева.
     Новелти несколько растерянно взглянула на Селену.
     – Я же должна сменить тебя! – развела та руками.
     Третий день экзамена был самым тяжелым, от учеников скрыли, что именно их ждет, и когда утром они оказались в лаборатории, то увидели множество датчиков и сканеров, расставленных на столах.
     – Зачем это? – спросила Селена Новелти.
     – Догадайся! – улыбнулась та. – Мы воспитали вас, мы дали вам силу! Ты уже сильнее меня! Теперь мы должны быть уверены, что вы не направите ее против нас. Мы должны проверить вашу преданность «Системе»! Сначала, просканируем ваш мозг, потом будете отвечать на вопросы. Датчики покажут, как реагируют ваши зрачки, запишут ваши нервные импульсы, покажут биохимические реакции организма. Заодно, и проверим вашу психику на прочность. Например, Администратор отличался удивительной силой воли. Говорят, ты превосходишь его. Это мы и узнаем!
     – А если что-то пойдет не так? – тихо спросила Юниси.
     – Нам не нужны проблемы. – Ответила Новелти. – Придется вас убирать, ребята, так что, надеюсь, все будет в порядке. Старайтесь! Нам нужны преданные люди!
     Селена молча смотрела на экран, отражавший показания сканера, и видела мысли, бегущие в ее голове. Потом ей задали сотню вопросов, среди них были и откровенно провоцирующие, ее пытались вывести из себя, но никакой реакции не было выявлено. Все процессы остались в норме, давление не повысилось ни разу, реакции зрачка не последовало.
     – Ваше имя? – спрашивала Новелти.
     – Селена.
     – Ваше настоящее имя? – настаивала она.
     – Селена.
     – Ваша цель?
     – Служение «Системе».
     – Кто ваши родители?
     – У агентов нет родителей.
     – Что вы помните о прошлом?
     – У агентов нет прошлого и будущего.
     – Что для вас главное?
     – Интересы «Системы».
     – О чем вы сожалеете?
     – Ни о чем.
     – Вы считаете наши методы жестокими?
     – Я считаю их необходимыми.
     – Но это жестокость?
     – Это дисциплина.
     – Что вы думаете о смерти ваших сокурсников?
     – Это был естественный отбор.
     – Что вы думаете о гибели Стражника?
     – Она ждет всякого, кто осмелится покинуть «Систему».
     Новелти удовлетворенно кивнула.
     – Никакой реакции у всех троих, – сказала она, потирая руки. – Юниси немножко струхнула, когда говорили о ликвидации, зрачок сузился. И у Лоджикса, при вопросе об Администраторе. Но это просто волнение. Селена – отлично. Никаких эмоций. Ты настоящий агент. Так и должно быть!
     Девушка удовлетворенно кивнула.
     – Эти датчики точно определяют ложь? – поинтересовалась Селена.
     – Абсолютно, – засмеялась Новелти. – Я довольна вами! Теперь пойдемте. Вам предстоит последнее, самое трудное испытание!
    
     Они спустились в подвал, туда, где когда-то в карцере была заключена Селена, и остановились на широкой каменной площадке. Их встретили Королева, Ликвидатор, Архитектор и еще несколько членов экзаменационной комиссии.
     – Ваш последний экзамен будет не из легких, – сказала Королева. – Вы должны разделившись, пройти по этим трем коридорам, подняться на третий уровень и открыть дверь. Дверь открывается паролем, это сделает Селена. За дверью будет взрывное устройство, вам нужно обезвредить его. У вас будет ровно сорок пять минут и не секундой больше. Вы должны успеть.
     – Иначе? – насторожилась Селена.
     – Иначе устройство взорвется, коридор обрушится и вы останетесь погребены под развалинами, если конечно, вас не разорвет взрывом!
     – Но как?! – изумленно воскликнула Селена. – Вы потратили на нас столько сил, столько средств, вы столько готовили нас, а теперь можете вот так просто, послать на верную смерть? Я не верю! Это блеф!
     – Это блеф! – крикнули хором Юниси и Лоджикс.
     – «Системе» не нужны плохие агенты, – Ответила Новелти. – Докажите, что имеете право жить! Это не блеф. Это мина, мощная мина, ребята. Включите передатчики, мы будем руководить вами, слушайте команды и все будет хорошо. Успеха. Я верю в вас. Не зря же я потратила на вас столько времени, а мое время стоит дорого!
     – Готовы? – Королева подняла руку.
     – Селена! – крикнул Архитектор, – Удачи!
     Она взглянула ему в глаза и не поверила, что он действует лишь в интересах «Системы», в его взгляде она увидела симпатию, которую и сама испытывала к нему.
     – Время пошло! – крикнула Королева, – Селена, ты в центральный коридор!
     И трое выпускников сорвались с места и кинулись к отверстиям в стене, Селена – в центральное, они прыгнули, сложив руки и ноги, головой вперед, дальше была скользкая труба и они летели по ней с головокружительной скоростью, труба петляла, уходила вверх, опускалась вниз, казалось полет продлится вечно. Сердце замирало от неконтролируемого страха. Но вот труба окончилась, и Селена вскочила на ноги. Она была в узком коридоре. Она бросилась вперед, не понимая, куда именно бежит, но коридор заканчивался закрытой дверью.
     – Юниси! – крикнула она, – Что у вас?
     – Дверь! – раздался голос в передатчике.
     – Селена, это Новелти, слышишь меня! Подбирайте пароль, открывайте дверь. Затем будет решетка наверху. Выбейте ее, и вылезайте на второй уровень. Там будьте осторожны.
     Селена кинулась к двери. Один пароль, другой, третий… Она вытащила карманный компьютер, пытаясь подобрать код, и лишь через пять минут дверь поднялась вверх, и Селена бросилась вперед. Она не смотрела под ноги, она искала решетку, и чуть не провалилась в глубокую яму, выбраться из которой уже не смогла бы. В последнюю секунду она перелетела через яму, и прямо над головой увидела решетку. Она подпрыгнула вверх, выхватив излучатель, вырезала решетку, и, подтянувшись на руках, поднялась наверх, и тут же отскочила в сторону – огромный валун обрушился прямо на то место, где еще секунду назад она была.
     – Я на втором, куда дальше? – спросила девушка.
     – Прямо, по коридору! Быстрее, мало времени! – крикнула Новелти, и Селена бросилась вперед. Она бежала и бежала и чувствовала, что где-то притаилась опасность, что-то не нравилось ей. И внезапно, она поняла, что именно. Потолок опускался, сначала медленнее, потом быстрее, и Селена поняла, что еще немного, и он раздавит ее! Она бежала, пригнувшись, и в этот момент заметила, что еще один коридор отходит в сторону, упав на пол, она поползла к нему, и только оказалась в коридоре, как потолок опустился. Соединившись с полом, отрезав ее от основного маршрута. Селена огляделась. Она была в небольшой комнатке, и вдруг, откуда-то сверху к ней спрыгнули три солдата «Системы», с дубинками в руках. Селена подняла излучатель, выстрелила, и один покатился по земле и замер, пораженный электронной волной особой частоты. В следующую секунду, другой выбил излучатель из ее рук, Селена не могла дотянуться до него. Она увернулась от удара, и ловко ударила второго по ногам, подпрыгнув, она вышибла дубинку из рук первого солдата, ударила его, а потом, сделав сальто в воздухе, отскочила назад, туда, где был ее излучатель, подняла его и выстрелила дважды. Оба солдата, бросившиеся к ней замерли на месте, а потом тихо опустились на пол.
     – Отдохните полчасика, парни, – пробормотала она. – Новелти! Что мне делать дальше? Мне нужно выйти отсюда!
     – Селена осталось двадцать минут! Найди рычаг на стене, к тебе опустятся подмостки. По ним ты поднимешься на третий уровень. Там встретишься с Юниси и Лоджиксом, быстрее!
     Селена шарила по стене руками, и, наконец, нащупала маленький бугорок, нажала на него, и к ней действительно, опустились подмостки, она полезла наверх и вскоре оказалась на третьем уровне – перед очередной закрытой дверью. Снова пять минут ушло на чтобы подобрать пароль, дверь отворилась, и Селена увидела прямо за ней еще одну. Она принялась подбирать пароль, и вдруг, остановившись, принюхалась. Поступал газ! В герметично закрытое пространство между дверями поступал газ!
     – Новелти! Здесь газ! – крикнула она. – Откройте двери! Мы можем отравиться!
     – Что значит «откройте двери»? – спокойно спросила Новелти, – Вас что, не учили работать с газом?
     Селена вздохнула. Газ не был ошибкой, это очередная ловушка! Она вытащила небольшой противогаз, надела его, и принялась подбирать пароль. Дышать становилось все труднее, воздух заканчивался, а дверь оставалась неподвижной. Наконец, дверь поддалась, и Селена, выскочив в коридор, сняла противогаз, пытаясь отдышаться. Рядом стоял испуганный Лоджикс, показывая на третью дверь. Она была открыта, но Юниси так и не вышла! Очевидно, она потеряла сознание от газа.
     – Что ты стоишь, – крикнула Селена, – Забыл чему учили? Мы должны бороться друг за друга!
     – Ты слишком человечна, – заметил Лоджикс.
     – Помогая вам, я действую в интересах «Системы»! – возразила Селена.
     И она кинулась в третий коридор, и, задержав дыхание, чтобы не отравится газом, вытащила несчастную Юниси, прежде, чем дверь успела опуститься. Она положила девушку на пол, и, склонившись над ней, сделала той искусственное дыхание, пытаясь привести в чувство. Юниси открыла глаза.
     – Жива? – крикнула Новелти в передатчик, – Вставай, Юниси! У вас десять минут! Или погибнете все!
     Юниси вскочила.
     – Бегите прямо, там будут молотки. Юниси и Лоджикс, вы должны продолбить стену, и как только она рухнет, выскочат два охранника. Возьмете их на себя, а Селена войдет в проем и подберет код, потом отключит взрывчатку!
     – А почему Селена? – возмутился вдруг Лоджикс.
     – Потому, что если будет кто-то другой, то вы просто не успеете сделать это! Считай, вы покойники! Вперед и без разговоров!
     Все трое они бросились вперед, и действительно, дальше увидели стену и два огромных молотка. Юниси и Лоджикс принялись крушить ее, а Селена, вытащив из кармана устройство, вспоминала все известные ей способы взламывания паролей.
     – Пять минут, – крикнула Новелти, и тут стена рухнула, и два охранника кинулись к Селене, но Лоджикс и Юниси загородили ее собой, приняв удар на себя, и Селена вбежала в образовавшийся проем. Она должна успеть, должна взломать этот пароль! Она снова и снова подбирала комбинации цифр, в голове проносилось все, чему учил ее Архитектор, и, наконец, дверь с тихим шумом поднялась вверх и Селена, вместе с подбежавшими Юниси и Лоджиксом, которые нейтрализовали охранников, увидела взрывное устройство и растерянно замерла.
     – Одна минута! – крикнула Новелти. – Отключайте, или умрете! Ну же ребята!
     – Это новое устройство! – прошептала Селена. – Мы не сталкивались с такими! Здесь лазерные лучи, мы не сможем их обойти!
     – Что же делать! Думай, Селена, у тебя же мозги, как у Администратора! – не мог не съязвить Лоджикс.
     Селена покачала головой.
     – Не знаю. Единственное, что приходит на ум – перерезать провод, как делали раньше. Но оно ведь взорвется! Это точно.
     – Пробуй! – другого выхода нет, – Велела Юниси, протягивая ей щипцы. Режь красный!
     – Синий, почему красный! – крикнул Лоджикс.
     Селена поднесла кусачки сначала к красному, потом к синему проводу. Потом решительно отдернула руку.
     – Ну я и дура! – прошептала она.
     И в следующую секунду, перекусив синий провод, потом красный присоединила к ним карманный компьютер, и, набрала комбинацию цифр, служившую паролем, получившимся из паролей всех своих дверей, ввела ее.
     – Не работает! – хором крикнули Юниси и Лоджикс, – Что нам делать!
     – По правилам, что следует делать, когда отказывает обычный пароль? – крикнула Селена.
     – Ввести тот, что сгенерирован твоим мозгом, – ответила Юниси, вспоминая правила.
     – О черт! Конечно! Архитектор не зря учил нас!
     Селена сосредоточилась, его уроки со скоростью молнии пронеслись в ее сознании, а пальцы забегали по клавиатуре компьютера – человеческий мозг создал код, который не смогла подобрать электронная система.
     – Время вышло! Ложитесь! – крикнула Королева, а в следующую секунду, взрывное устройство отключилось, и Селена вытерла мокрый лоб.
     – Поздравляем! – Лоджикс и Юниси обнимали ее. Внезапно, потолок отодвинулся в сторону, опустилась лестница, и все трое, они поднялись наверх. Они оказались в большой зале, где аплодисментами их встретили все агенты «Системы» и ее руководство. Был там и Президент.
     – Поздравляю вас, – сказала Королева. – Поздравляю, Новелти! Ты воспитала хороших учеников! Экзамен пройден! С этой минуты вы – агенты «Системы». В течение двух недель вы будете проходить практику, после этого – у вас будет особое задание, связанное с Полнолунием. Добро пожаловать в наши ряды! Мы рады, что вы остались живы!
     Селена, Юниси и Лоджикс улыбнулись в ответ и отдали честь, после чего получили удостоверения агентов «Системы» и разрешение сменить комбинезоны на форму – белые рубашки с жилетами и юбки для девушек и брюки для мужчин.
     – Может, хочешь новые сапоги, Селена? – предложила Новелти. – А то на твои и смотреть страшно! И как только они не развалились!
     – Я ж сказала, не раньше, чем займу твое место! – ответила Селена.
     – Тогда после Полнолуния. – Новелти кивнула. – Я помню о твоем зароке! Сегодня отдыхайте, собирайте вещи. Завтра переедете в другой корпус, и начнется практика.
     – Ты молодец, Селена! – сказал Архитектор, и она пожала его руку.
     – Я рада служить «Системе»! – бойко ответила девушка. – И еще, спасибо тебе. Если бы не твои уроки – мы бы сейчас не разговаривали.
     – Мой долг – обучить вас всему, что знаю я сам, – спокойно ответил он.
    
     Следующие две недели были посвящены практике. Селене и ее напарникам удалось выявить четыре чековых преступления, кроме того, оказать услуги и консультации огромному числу людей, приходивших в офис «Системы» для приема посетителей. Однако на три последних дня практики троих новобранцев разделили, Селене досталось место в хранилище наличных чеков, где она смогла своими глазами увидеть, как происходит их выдача и убедиться, насколько сложно, почти невозможно, проникнуть в хранилище.
     В один из дней, когда она дежурила ночью, раздался звонок, свидетельствующий, что в хранилище посетитель. Селена, начинавшая было засыпать, вскочила, вытянулась по струнке, нажала на кнопку и дверь отворилась.
     Перед ней стояли Новелти и Президент.
     – Здравствуйте, – быстро и четко произнесла Селена, как обратилась бы к любым вошедшим, – Мы рады приветствовать вас от имени «Системы». Пожалуйста, назовите ваш идентификационный код.
     Новелти и Президент быстро назвали коды.
     – Спасибо. Введите ваш пароль.
     Они ввели пароль.
     – Спасибо, – отточенным до автоматизма голосом продолжила Селена, – Пожалуйста, взгляните на экран. Теперь приложите руку к желтому пятну на экране. Это займет всего несколько секунд. Спасибо. Чем я могла бы помочь вам?
     – Мне нужны наличные! – ответил Президент, и Селена улыбнулась.
     – В этом случае мы должны проверить ваши биохимические параметры, что необходимо для обеспечения безопасности функционирования «Системы». Пожалуйста, поднесите руку к сканеру. Держите десять секунд.
     После этого она дотронулась карманным сканером до лба Президента, затем до лба Новелти и взглянула на экран, сверяя показания.
     – Рада приветствовать Вас, Господин Президент, – улыбнулась она, отдавая честь и открывая ему дверь в хранилище наличных чеков.
     Новелти взглянула на Президента. На ее лице светилась гордость за ученицу, и Президент довольно кивнул.
     – Молодец, Селена, отлично! Ты – профессионал! – шепнула ей Новелти, выходя из хранилища, и Селена еще раз отдала им честь, закрывая за ними дверь.
    
     Через несколько дней практика была закончена. Они вернулись в здание «Системы», где их ждало задание особой важности.
    
     Глава шестая. Функционатикс-2.
    
     Приближалось Полнолуние.
    
     – Вот ты и дождалась своей миссии, Селена, – сказала Новелти, когда трое молодых агентов снова оказались в классной комнате «Системы». Вашей задачей будет разработка программы. Что-то вроде конкурса. Вы каждый будете разрабатывать свою, в том числе и Архитектор. Потом мы посмотрим, чья программа окажется лучше. В оценку качества будет входить все: надежность, быстродействие, функциональность, возможность быстрой модернизации и все остальное. Лучшая программа будет использована, если какой-нибудь Виктор Базили задумает совершить преступление во время Полнолуния. Мы должны охранять интересы «Системы».
     Селена подняла руку.
     – Во время Полнолуния «Система» будет уязвима. Защитная программа будет включена так или иначе?
     Новелти покачала головой.
     – Только в случае преступления. Иначе программа не будет задействована.
     – Но почему?! – воскликнула Селена. – Подумайте, Э М Ц будет практически не защищен в течение четырех секунд Полнолуния! При чем же здесь преступления! Нас ведь волнуют не только чеки! А вдруг во время Полнолуния кто-то попытается вызвать сбой Э М Ц?
     – Подумай сама, – заметила Новелти, – использование защитной программы сделает Полнолуние еще более дорогим для «Системы». Мы и так тратим огромные средства на подготовку. Вероятность же того, что гений, равный Базили ополчится на нас именно в эти секунды ничтожно мала! Кроме того, теоретически мы боимся проникновения в Э М Ц. На практике же, вы знаете – ничто не может причинить вреда «Системе». Э М Ц неуязвим!
     – Но ведь, если преступник – гений, как Базили – то он может знать про Полнолуние! – настаивала Селена.
     – Нет преступления – программа не используется. И вопрос закрыт. – Прервала Новелти. – Таково решение Президента.
     Селена вздохнула.
     – Почему это так огорчает тебя? – поинтересовался Архитектор.
     Она грустно улыбнулась.
     – Вы все только и говорили, что о моем интеллекте. И другого случая проверить его у меня не будет, Полнолуние в моей жизни будет лишь один раз! Я так хочу показать, на что я способна!
     – Мы понимаем твое разочарование Селена, – заметила Новелти. – Но все мы, в том числе и ты, должны думать лишь о благе «Системы», а не о своем собственном. Приступайте. В конце каждой недели я буду просматривать то, что вы сделали, и проверять вас. У вас ровно два месяца, так что, поторопитесь, ребятки!
    
     Начиная с этого дня, Селена все дни напролет проводила перед компьютером, занимаясь разработкой программы, защищающей «Систему», она использовала все имеющиеся у нее знания, и по итогам первых двух недель Новелти была вполне довольна результатами.
     – Эта программа, кажется, напоминает те, что создавались около трех лет назад! – заметила она, и Селена улыбнулась.
     – Я восхищаюсь тобой! – сказала она, – Откуда ты все знаешь, это же не твоя сфера?
     – Моя работа – много знать, иначе, как я буду учить таких, как вы? – ответила Новелти.
    
     В ту ночь Селене снова не спалось. Она стояла у окна и смотрела на белевшую высоко в небе полную луну. Луна навевала романтические мысли, и можно было бы подумать, что девушка думает о покинувшем ее прекрасном Стражнике. Но Селена думала о программе, которую она создавала. Луна ассоциировалась лишь с Полнолунием. Потом, надев форму, она стремительно вышла в коридор. Теперь им можно было ходить без ограничений. И она решительно направилась наверх – к Архитектору. Ее программа не закончена, столько вопросов и так мало ответов, а ведь Полнолуние приближается! И оно угрожает спокойствию «Системы»! Она постучала, но вопреки обыкновению, никто не ответил ей. За дверь была тишина. Поколебавшись немного, она подобрала пароль, теперь это не составляло труда, и открыла дверь в его комнату.
     «А вдруг с ним что-то случилось?!» – подумала девушка.
     В комнате как всегда царил беспорядок. Там никого не было. Очевидно, Архитектор задержался в лаборатории, иногда он и ночевал там, если было много работы. Селена опустилась на кровать, потом открыла дверцу шкафа, взглянула на немногочисленную одежду и несколько бумажных книг, стоявших на полках. Она закрыла шкаф, и хотела включить компьютер, вспомнив, что свой пароль Архитектор записал на бумаге, которую он хранил в одном из ящиков стола. Селене пришла в голову блестящая мысль: она посмотрит, какую программу пишет он! Нужно знать, что готовит тебе соперник!
     Она открыла один ящик, потом второй, но листок с паролем так и не нашла. Последний ящик был заперт, и Селена попыталась подобрать к нему код. Через минуту она открыла ящик. Того, что она искала, там не оказалось. На дне ящика лежала лишь толстая коричневая папка с бумагами, и заинтересованная, Селена вытащила ее. Странно! Никто не хранил записей в бумажном виде! Все информация записывалась в электронных документах! Зачем понадобилась Архитектору эта старая папка с пожелтевшими листами!
     Она открыла папку. Надпись на первой странице бросилась в глаза, и она почувствовала, что холодеет, казалось, ее волосы вот-вот начнут шевелиться от увиденного.
     Надпись гласила: «Александр Шонберг. Функционатикс 2». Селена замерла, потом, сделав усилие, чтобы прогнать оцепенение, перевернула страницу и погрузилась в чтение формул и кодов, которые следовали далее. Она дочитала до конца – в папке было не более десяти страниц, начала снова, углубившись в чтение, и не заметила, как отворилась дверь.
     Архитектор неслышно приблизился к ней.
     А в следующую секунду выхватил папку из ее рук, поднес к ней излучатель и папка вспыхнула ярким пламенем и мгновенно съежившись, превратилась в горстку пепла.
     Не в силах пошевелиться от страха, Селена сидела на кровати.
     – Кто позволил тебе рыться в моих ящиках?! – крикнул он. – Кто позволил тебе читать это?!
     Селена взглянула ему в глаза – в них светилась ярость.
     – А кто позволил тебе хранить это? – резко ответила она, – А? Александр Шонберг?! Ведь это ты! Ты пытался воссоздать Функционатикс, а, потерпев неудачу, возненавидел его и стал служить «Системе»! Я ведь права! Скажи мне!
     – Я скажу Ликвидатору, и он уничтожит тебя!
     – Скажи! Давай! – крикнула она. – Что ты скажешь? Что хранил у себя все эти годы формулы Функционатикса? Скажи, и посмотрим, кого ликвидируют первым! Почему ты скрыл от меня?!
     Архитектор опустился на кровать и закрыл лицо руками. Несколько секунд они молчали.
     – Все давно в прошлом, – ответил он. – Я сказал тебе, что Александр Шонберг уничтожен «Системой» и это правда. Я – Архитектор, Селена. Я – часть «Системы», она для меня все. Я хранил эти сведения, только чтобы напоминать себе о своем ничтожестве. Только для этого…
     Селена села рядом и взяла его за руку. Он выглядел растерянным.
     – Что теперь будет? – спросила она, – Ты прикажешь убрать меня?
     Он покачал головой.
     – Нет необходимости. Эти формулы ведут в никуда. Ты бы ничего не смогла извлечь из них. Они негодны, Селена. Как и я. А ты – наш лучший агент. Как я могу приказать уничтожить тебя?
     – Это не так. Ты – гений, Архитектор. Как Администратор, как Базили, как Макгрин. – сказала она. – Тебе удалось многое! Ты создал Функционатикс!
     Он улыбнулся и отрицательно покачал головой.
     – Как я увлекался Функционатиксом в молодости, о как я им увлекался! – сказал он, – Я не мог думать ни о чем другом! Однажды на одной конференции я познакомился с Макгрином. Я верил ему, он был моим Богом! Функционатикс стал моей мечтой! А когда я, наконец, увидел его! Как он прекрасен, Селена! В тот момент душа моя перевернулась, я думал, я стал равным своему учителю, великому Алану Макгрину! Но программа не приняла меня, и я возненавидел ее. Я оказался бездарен, я не был гением, как Макгрин. Я никто, Селена. А ведь каждый программист мнит себя повелителем виртуального мира! А кем был я? Никем…И я уничтожил почти все записи. Я пришел в «Систему». Они долго проверяли меня, но, признав мою искренность и понимая мою ценность, оставили мне жизнь. Я стал Архитектором. Я много сделал для «Системы», Селена.
     – Я знаю. – Несколько секунд она молчала, – Архитектор, покажи мне Функционатикс, я хочу увидеть его! – попросила она, наконец.
     Он сидел молча, размышляя. Он колебался, на его лице отражались мучительные сомнения, но глаза его уже загорелись счастливым блеском. Потом он хлопнул себя по коленке.
     – Была ни была! – радостно улыбнулся он. – Ты знаешь, как часто хотел я снова пережить это незабываемое впечатление! И каждый раз я останавливал себя! Но раз ты просишь, я готов уступить, слишком велико искушение! Я не могу устоять! В первый и в последний раз! Меня не сложно уговорить! Я сам хотел этого! Теперь ты будешь знать все мои секреты, а потом с Шонбергом будет покончено навсегда! Иди сюда!
     Селена поднялась и встала за его спиной, в то время, как его пальцы забегали по клавиатуре, воспроизводя коды, которые долгие годы этот человек держал в своей памяти, которые были и оставались главным, что было в его жизни. Казалось, его душа перешла в кончики пальцев, и Александр Шонберг на миг воскрес из небытия, заменив невозмутимого Архитектора. На миг Принцесса сняла маску и вновь засияла ее чистая ничем не замутненная красота.
     Селена смотрела на экран, а он продолжал вводить код за кодом, а потом, удовлетворенно вздохнув, нажал клавишу ввода.
     – Сейчас начнется! – сказал он. – Это только самое начало, проникнуть дальше мне не удалось. Смотри!
    
     Загрузка окончилась, и постепенно экран засветился нежным зеленым светом, потом свет стал ярче, и весь компьютер потонул в нем, словно исчезнув, и появилась темная дыра, словно ведущая в другое пространство, окруженная волнообразными зелеными лучами.
    
     – Откуда это взялось? – прошептала Селена, – Это же чудо!
     – Это и есть Он, – ответил Архитектор. – Мы можем видеть его. Он прекрасен! Смотри!
    
     И в этот момент, в центре этой черной дыры что-то вспыхнуло, ярким, ослепительным светом, засияло, переливаясь сотней различных оттенков, и в этом свете было что-то неземное, что-то удивительно невообразимо прекрасное, от него веяло спокойствием и уверенностью, что все и всегда будет хорошо. Потом все пространство стало ровным, серебристым, а потом вдруг ярко-синим, темно-голубым, сверху, и алым, огненным внизу, и на границе, где сталкивались эти два цвета образовались невиданные краски, яркие, выразительные и насыщенные, каких никогда не было в палитре ни одного художника.
     – На земле нет подобных цветов! Это лучшее из созданного небесным отцом, если конечно, он существует. Словно это и есть он сам! – заметил Архитектор, ожидая ее одобрения, но Селена лишь молча, напряженно вглядывалась в экран, не в силах пошевелиться.
     – В чем дело? – спросил он. – Тебе не нравится, или ты дар речи потеряла?
     Селена очнулась.
     – Знаешь, у меня вдруг возникло чувство, будто когда-то раньше я видела все это… Будто когда-то это уже было… И эти краски, эти зеленые волны… Словно я уже знаю… Что должно быть дальше?
     Архитектор вздохнул.
     – Дальше, компьютер должен был исчезнуть, как исчезает все, чего касается Функционатикс. Но он не исчезнет. Смотри.
     Архитектор нажал на сброс, и прекрасное видение пропало, перед ними бы лишь экран с кодами.
     – Поэтому, я и говорю, что я ничтожество. Моя программа не работает!
     – Значит, служители «Системы» опасаются, что если Функционатикс распространится по сетям – «Система» исчезнет? – догадалась Селена.
     – Поэтому Макгрина и уничтожили, – кивнул Архитектор. – Никому не говори о том, что ты видела. Он великолепен, не так ли?
     – Он потрясающий… Ничто не может сравниться с этим…
     Селена отошла от него, и снова опустилась на кровать.
     – Где же я могла видеть это раньше? – прошептала она.
     – Нигде, – спокойно ответил Архитектор. – Я видел это лишь однажды, в полном одиночестве, за это я ручаюсь. А Макгрин был уничтожен до твоего рождения. То, что ты испытала – это дежавю. Видение будущего. Слышала об этом?
     – Нет, – возразила Селена. – У меня случались дежавю прежде. Например, ты идешь по городу, в котором не была, а думаешь, что была здесь! Вместе с этим, прекрасно понимаешь, что ты здесь в первый раз, понимаешь, что тебе лишь кажется, и знаешь, что это – дежавю. Но сейчас другое. Сейчас я словно вспоминаю забытое прошлое. Мне кажется, что это действительно было когда-то, понимаешь! Это было, я уверена!
     – Не забивай голову! – сказал он. – Забудь о том, что ты видела!
    
     И Селене оставалось лишь согласиться с ним.
    
     Она продолжала писать свою программу, и каждую неделю Новелти проверяла ее, потом Селена снова забирала ее на доработку. Селена всегда была одна, она была задумчива и молчалива: Полнолуние приближалось. До него оставалась всего неделя, когда все четыре программы были взяты на рассмотрение Советом Системы. Архитектора не было среди тех, кто оценивал программы, ведь он тоже участвовал в конкурсе. Программа Селены была признана лучшей, и девушке объявили, что именно ее изобретение будет использовано в случае, если кто-то захочет осуществить преступление в момент Полнолуния. Впрочем, она и не сомневалась в этом.
     – Я довольна вами, – сказала Новелти ученикам, – вы все поработали на славу! Но программа Селены превзошла все ожидания! Она настолько быстра, надежна и точна! Тебе удалось обогнать даже Архитектора!
     Селена улыбнулась.
     – Он видел программу?
     – Пока нет. Я хотела попросить, чтобы ты показала ее ему.
     Селена согласно кивнула.
     – А что будет с программой потом? Я хотела еще немного доработать ее? – спросила она.
     – Но она прекрасна! – возразила Новелти.
     – Она будет еще лучше!
     – Хорошо, – Новелти кивнула. – К Полнолунию доработай ее, покажи Архитектору, потом еще раз мне. После этого ты дашь мне пароль, его буду знать только я, и передашь мне программу, уничтожив копии. Потом пройдешь облучение, чтобы забыть пароль и программу. В случае возникновения преступления, я запущу ее.
     Селена понимающе кивнула и отправилась дорабатывать программу.
     Юниси и Лоджикс готовились к Полнолунию теперь уже только морально, как и все агенты «Системы», а Селена, на которую само ее имя возлагало особую миссию, не поднимая головы, продолжала трудиться над созданным ею шедевром – особой программой, защищающей Э М Ц. В конце недели, за день до Полнолуния она пришла к Архитектору.
     – Привет! – улыбнулась она. – Новелти только что посмотрела последнюю версию моей программы. Она просила показать тебе, как она работает.
     Архитектор с интересом смотрел, пока Селена демонстрировала ему работу программы.
     – Ну как, впечатляет? – спросила она после демонстрации, в ее голосе звучал триумф, – ни один преступник не проскочит мимо нас!
     – Впечатляет! Просто великолепно! Она гораздо лучше моей, ты превзошла учителя! – Архитектор задумчиво потер подбородок. – Знаешь что… А оставь-ка ее мне до завтра…
     – Зачем? – Селена насторожилась.
     – Хочу посмотреть коды.
     – Зачем тебе это? Новелти видела их! На совете видели их! Ты не доверяешь им? Ты мне не доверяешь?
     – Доверяю, – ответил он. – Просто хочу посмотреть, на что способен твой гениальный мозг! Хочу понять, как я сам не додумался до всего этого!
     – Но зачем… У меня столько дел, мне нужно писать пароль для Новелти…
     – Завтра утром я верну ее тебе!
     – Но…
     – Никаких но! Иначе, я подумаю, что это ты не доверяешь мне! – заметил он.
     Селена кивнула.
     – Хорошо. Смотри. Только, Архитектор… Я хотела попросить тебя об одном одолжении… Сделай заявление! Я хочу, чтобы программа была включена независимо от того, произойдет преступление или нет! Ведь оно может и не произойти! Где еще найти гения, подобного Базили! И где гарантия, что он появится именно в момент Полнолуния!
     Архитектор печально улыбнулся.
     – Я понимаю твои амбиции, Селена. Сам был таким же. Но это приказ Президента. Я ничего не могу изменить. Не будет преступление – программа не заработает.
     – А я так хочу, чтобы она работала… - прошептала девушка.
    
     На следующий день, рано утром, Архитектор вернул ей программу.
     – Ну, как? – с необычным для нее волнением спросила Селена.
     – Замечательно. Гениально. – Ответил он и вдруг нахмурился.
     – В чем дело?
     – Ты знаешь… – он казался задумчивым, словно его мысли были далеко, он напряженно размышлял о чем-то, – Новелти говорила, что программа ни на что не похожа… Мне тоже так показалось, когда она работала. Но когда я увидел коды… Они напомнили мне что-то… Я все думаю, и не могу понять что именно… Где-то я уже видел нечто похожее… Вот только, где?! Когда?
     Улыбнувшись, Селена потрепала его по плечу.
     – Расслабься! – сказала она, – И не обижай меня, обвиняя в плагиате! Мои коды уникальны, ни в одной из сотен тысяч программ, виденных тобой нет ничего подобного!
     Архитектор кивнул.
     – То-то и оно, что нет! – согласился он. – Но я уже видел это. Где-то совсем в другом месте. Не в стенах «Системы». Это было давно, но я не могу вспомнить где!
     – И я не смогу тебе помочь. После Полнолуния, возьми ее у Новелти, изучи! А сейчас, у нас слишком много дел!
     Архитектор кивнул.
     – И какие?
     – Мне нужно дописать код доступа к программе для Новелти. И еще. В честь Полнолуния, Новелти дала нам выходной. Мы можем даже повидаться с родителями, представляешь?
     Архитектор улыбнулся.
     – Ты пойдешь к ним? – спросил он.
     Она покачала головой.
     – У агента не может быть родителей, – твердо ответила она. – Меня волнует лишь Полнолуние и интересы «Системы».
    
     Глава седьмая. Преступление.
    
     – Агенты! – обратилась Новелти к вытянувшимся перед ней Юниси, Лоджиксу и Селене. – Я очень довольна тем, как вы служите «Системе». Сегодня пришел тот день, к которому мы готовились долгие годы. День, которого мы все ждали.
     Полнолуние начнется в десять вечера и продолжится до часу ночи. За шесть часов начнется подготовка. Ровно в шесть вечера вы должны быть на своих постах. Пока же – вы свободны. Вы можете делать все, что захотите. Можете навестить родителей. На ближайшие семь часов вы сами себе господа!
     – Ура! – хором крикнули агенты.
     – Я делаю это, чтобы вы вернулись отдохнувшими, со свежими силами! И давайте верить, что Полнолуние окончится благополучно!
     – Ура! – снова крикнули агенты.
    
     Собрав сумки, они покинули здание «Системы» и разбрелись кто куда, договорившись в половине шестого встретиться у главного входа. День был теплый и солнечный. Пришла весна.
     – Вы взволнованы встречей с родителями? – поинтересовалась Селена.
     – Я уже и забыл, кто это, – усмехнулся Лоджикс.
     – У агента не может быть родителей, – сурово ответила Юниси.
     – Молодцы! – похвалила Селена. – Желаю хорошо отдохнуть. Но не на минуту не забывайте о том, что ждет нас сегодня вечером! А пока – отдыхаем! Встретимся в половине шестого!
     Лоджикс и Юниси забыли свое прошлое. Отныне они принадлежали только «Системе».
     За одну минуту до половины Селена была у главного входа. Она рассчитывала, что придет первая, наверняка Юниси и Лоджикс задержатся, но ошиблась! Перед входом собралась толпа, в которой Селена разглядела Юниси, Лоджикса, Новелти, Архитектора и старших агентов. Взволнованная, она бросилась к ним.
     – Где ты пропадаешь! – накинулась на нее Новелти.
     – Мы же свободны до шести! А сейчас половина!
     – О чем ты! Ты что ничего не знаешь?! – подбежала Юниси.
     – А что случилось? – Селена нахмурилась – Что-то пошло не так?
     – Несколько часов назад произошло то, чего мы все боялись! Некто совершил преступление, пострашнее того, что сделал Базили!
     – О Господи! – прошептала Селена, – Сколько?
     – Сто миллионов наличных чеков!
     – Боже мой! Наличные! Как такое возможно! – воскликнула она, прижимая руки к вискам, – Значит, кто-то знал о Полнолунии, знал, что все агенты будут здесь, знал, что не все защитные программы работают!
     – Это какой-то гениальный мошенник! – вздохнула Новелти.
     – Что будем делать! Мы ждем распоряжений! – вытянулась Селена.
     – У вас чуть больше четырех часов до начала Полнолуния. Ищите его. Потом вернитесь, доложите, если он так и не будет пойман, Селена ты запустишь свою программу, написав мне пароль. И снова будете искать его, пока не найдете. Облучаться будешь завтра. Сейчас возьми отряд агентов себе в подчинение и ищите его!
     – Есть! – крикнула Селена. – Не бойся, Новелти! Кем бы он ни был, мы найдем его! Он будет ликвидирован!
     Агенты выстроились перед Селеной.
     – Разделимся на четыре группы, – приказала она. – Сначала, нужно найти информацию, как, по какой причине он снял чеки, куда мог их спрятать, кто он, чьи пароли он использовал! Держите меня на связи. У нас два часа на поиск информации. Потом будем искать преступника. Он не должен уйти!
    
     Через два часа агенты связались через видеоконференцию.
     После этого, Селена позвонила Новелти.
     – Новелти, это Селена, – доложила она. – Мы кое-что выяснили. Представляешь, этот человек использовал ту единственную лазейку, с религией Мьянмы, помнишь, я рассказывала тебе! Он предоставил фальшивые документы, вошел под чужим паролем и представил, каким-то образом чужие отпечатки и сетчатку глаза. Более того, потом он сумел пройти через датчик нервных импульсов и даже через реакцию зрачка и показания биохимических процессов! Есть подозрения, что он скопировал все данные нашего Президента. Это действительно гений, Новелти. Пока мы не знаем, кто он, где получил эти сведения и куда спрятал чеки. Но у нас есть время и мы найдем его!
     – Действуйте! – приказала Новелти. – Базили отдыхает, – тихо добавила она.
     – Не отчаивайся, мы найдем его! – Селена повесила трубку. – Продолжаем поиск, ребята, – крикнула она агентам.
    
     После двух часов безрезультатных поисков Селена, Юниси и Лоджикс предстали перед Новелти.
     – Что, нет следов? – спросила та, и, получив в ответ утвердительный кивок, нахмурилась. – Ладно. Сейчас главное, чтобы этот человек не использовал Полнолуние в своих целях и не нанес вреда Э М Ц! Этот человек очень опасен. Если он подобен Базили, он может попытаться взломать Э М Ц и заставит нас понервничать! Вы должны обезвредить его. Селена, ты сделала мне доступ в программу?
     Селена отрицательно покачала головой.
     – Я не успела, из-за этой беготни с преступником, – ответила она. – Это моя вина.
     – Что ж позже сделаешь, – заметила Новелти, – Хотя это и очень плохо. Дай мне дискету, я еще раз протестирую программу, потом ты зайдешь в лабораторию Э М Ц, введешь ее в главный компьютер, и она будет защищать Э М Ц в течение Полнолуния. Потом ты отключишь ее, сделаешь мне доступ и пройдешь облучение, чтобы забыть ее. После запуска программы отправляйтесь на поиски преступника. Вам понятно!
     – Так точно! – ответила Селена.
     – Не волнуйся, Новелти, мы переживем Полнолуние! – подбодрил ее Лоджикс.
     – Я знаю. Никто и ничто не может уничтожить «Систему»! – ответила та. – Никто не сможет подорвать ее могущества, даже самый гениальный мозг во вселенной бессилен перед мозгом Администратора!
     – Да здравствует Администратор! – хором крикнули агенты.
     Селена протянула Новелти дискету с программой и та еще раз протестировала ее.
     – Все в порядке, – сказала Новелти. – Хотя иначе и быть не могло! Столько человек уже тестировали программу! Пошли в лабораторию!
    
     Пройдя вместе с Новелти через несколько дверей в помещения, доступ в которые был открыт лишь избранным, Селена и Новелти опустились на много этажей под землю на бронированном лифте, и, открыв еще несколько дверей, оказались в лаборатории, где находился Э М Ц. Перед дверью, за которой находился главный компьютер, Новелти остановилась.
     – Ты пойдешь одна, двоим нельзя находиться в помещении, – сказала она. – У тебя ровно минута. Действуй!
     Кивнув, Селена вошла в помещение, быстро ввела пароль и вошла в главный компьютер, соединенный с Э М Ц. Все защитные программы были отключены. Проводилась полная перезагрузка «Системы». Пришло Полнолуние.
     Селена открыла дискету, скопировала программу, и, войдя в коды, пробежалась пальцами по клавиатуре. Несколько окончаний кодов были изменены, всего несколько, на глаз изменения были бы незаметны даже Архитектору, и, выйдя обратно в меню, сохранив изменения, Селена запустила программу.
    
     Ей потребовалась всего лишь одна минута.
    
     Селена вышла в коридор, где ее ждала Новелти.
     – Порядок! – улыбнулась она.
     – Хорошо. Теперь за работу. Найдите мне этого мерзавца, и мы уничтожим его!
     – Мы найдем его, – ответила Селена. – Клянусь всеми святыми, ты увидишь его раньше, чем закончится Полнолуние!
     – Отлично! – Новелти кивнула. – Отправляйтесь!
    
     Пройдя через множество дверей, они вернулись в главное здание. Новелти отправилась на свой пост, а Селена – разыскивать Лоджикса и Юниси, с которыми они должны были обезвредить преступника.
    
     Селена быстро шла по коридору.
     – Привет! – окликнул ее чей-то голос.
    
     Она обернулась и увидела Архитектора.
     – Привет, – улыбнувшись, ответила она.
     Они помолчали.
     – Странно… Мы всегда встречаемся в переходах… – заметила она.
     Архитектор кивнул.
     – Тебя можно поздравить? Твоя программа запущена? – сказал он, вплотную приблизившись к ним. – Твои амбиции удовлетворены?
     – Спасибо! – Селена взяла его за руку. – Знаешь, она куда гениальнее, чем ты можешь вообразить! Полнолуние выдалось веселым…
     – Да… Никак не ожидал, что преступник все-таки появится. Где-то есть утечка информации! И мне кажется, что это еще не конец!
     – Я тоже так думаю, – ответила она, и они помолчали еще немного.
     – И еще… – он колебался, прежде чем сказать это, – Странно, но мне почему-то кажется, что я не увижу тебя больше, Селена. Не знаю, почему, надеюсь, я ошибаюсь. Но на всякий случай, скажу. Ты была права. Я, и правда, симпатизировал тебе. Хоть у элементов «Системы» не может быть чувств, ты нравилась мне, и в тот момент, когда мы увидели Функционатикс, я понял, что однажды признаюсь в этом! Вот так… – смущенно добавил он.
     Селена улыбнулась.
     – Я тоже многое поняла, Архитектор, – ответила она. – Я многое поняла, увидев Функционатикс. Но есть вещи, гораздо более важные, вещи, которые я поняла намного раньше, еще тогда, когда измученная лежала в карцере на соломенной подстилке. И это важнее, чем Функционатикс, Архитектор!
     – Скажешь? – улыбнулся он.
     – Мне пора. – Селена задумалась, – Нужно поймать того человека, который совершил это грандиозное преступление! Прощай! И если не увидимся больше, знай – я тоже симпатизировала тебе. Ты не неудачник, ты настоящий талант, компьютерный Бог, Архитектор, это действительно так! – она сжала его руку, потом повернулась и пошла по коридору.
     На его глазах выступили слезы, но он поспешно вытер их рукой. Он не плакал с тех пор, как ему исполнилось десять, а сейчас это было бы недопустимо!
     – Селена! – окликнул он девушку, и она обернулась. – Человек, совершивший это – гений! Он должен предстать перед «Системой»!
     – Не волнуйся. Мы найдем его, – ответила Селена. – Ты еще узнаешь, кто он!
     – И еще! Ты же не сказала мне, что именно такого важного ты поняла в карцере! Я много раз читал записи сделанные сканером с твоего мозга, но так ничего и не нашел!
     – Там нет этих записей, – снова улыбнулась она. – Никто не знает об этом кроме меня!
     – И что же это?!
     Девушка повернулась и пошла вниз по коридору. У дверей лифта она остановилась и снова обернулась к нему, нажимая, одновременно, на кнопку, вызывавшую лифт.
    
     – Меня зовут Диана, – ответила она.
    
     Девушка вышла из лифта и прошла к выходу, где ее уже ждали Лоджикс и Юниси.
    
     – Что делать? – взволнованно спросила Юниси.
     – Оправляйтесь к хранилищу, попробуйте выяснить, кто мог проникнуть туда, узнайте, как выглядел преступник, и попытайтесь найти его. Я пойду к другой группе агентов, мы проверим вокзалы и аэропорты. Возможно, он попытался сбежать с деньгами.
     – С такой суммой его не пустят, – заметила Юниси.
     – Возможно, он возьмет лишь часть, – возразил Лоджикс.
    
     После этого оба послушных агента отправились выполнять распоряжения своей старшей.
    
     А она посмотрела им вслед, а затем направилась в противоположную сторону. Но не туда, где ждала ее группа агентов. Она направилась к морю, черневшему за окраиной города.
    
    
     Глава восьмая. Медальон.
    
     Диана стояла на деревянном причале, глядя на черную морскую воду. В небе серебристым светом сияла полная луна, и казалось, всегда печальная, сейчас она улыбалась. Лунный свет окутывал ее фигуру, как если бы далекая, луна пыталась подарить ей часть своей колдовской силы. На черной поверхности моря качалась белая лунная дорожка. Теплый ласковый ветерок развевал волосы девушки.
    
     Диана улыбнулась.
     Сегодня она совершила самое громкое преступление в истории «Системы», став таким образом обладательницей ста миллионов наличных чеков, что было баснословным богатством, и к тому же, что более важно, добившись того, то ее программа была запущена в Э М Ц.
    
     Девушка продолжала улыбаться луне. Ее улыбка была печальной - она вспоминала родителей, вспоминала смерти Метрикса и Стерлинга, вспоминала Бету и несчастного Стражника. Вспоминала, как не позволила ему поцеловать себя и молча просила прощения. Она вспоминала людей, пострадавших от вездесущих электронных рук «Системы». Она вспоминала Алана Макгрина, вспоминала легенду, рассказанную ей Архитектором.
    
     Потом, наклонившись, она небольшим ножиком разрезала скотч, обмотавший ее сапоги и, приподняв носок ботинка, вытащила из углубления сделанного ею в подошве небольшой предмет – серебряный медальон.
     Диана надела его на шею и взглянула на часы. Одиннадцать. Нужно возвращаться. До полуночи нужно еще столько успеть!
    
     ***
     Без одной минуты двенадцать Архитектор, сидевший за компьютером, наблюдая за процессом перезагрузки и работой программы, созданной Селеной, вдруг получил электронное письмо. В нем было всего два слова: «Я вернулся», и Архитектор удивленно уставился на белый лист. Нигде, ни в одном коде, сформировавшем письмо не было ни единого намека на отправителя, как если бы письмо пришло из ниоткуда, пришло из небытия. Как это возможно? Архитектор еще раз перечитал его, и тут заметил, что внизу страницы, мелкими буквами была выведена подпись отправителя. «Алан Макгрин», - прочитал Архитектор.
     «Я вернулся. Алан Макгрин», - прочел он снова и непонимающе уставился на экран. Чтобы это могло означать? Пустая угроза? Кто-то хочет его напугать? Нет! Это опасность, несомненно! Но откуда она исходит?! Она бросился к двери, распахнул ее. У порога стояла большая спортивная сумка. Нагнувшись, Архитектор раскрыл ее, и замер от изумления. Сумка была полна наличных чеков! А поверх них лежал белый лист бумаги, на котором было написано следующее: «Возьми эти чеки и уходи. У тебя еще есть время, уходи пока не поздно! Александр Шонберг, я хочу, чтобы ты был в безопасности». Сто миллионов чеков. Архитектор недоуменно пожал плечами, держа в руках сумку. И тут, словно молния мелькнула в его мозгу, и, вскочив, он бросился к телефону. Но, взглянув на часы, остановился. Стрелка достигла двенадцати. Было уже поздно. Ничего нельзя было изменить. Экран его компьютера погас, потом погасло электричество. Отключились все приборы, не работали ни звонки, ни лифты, ни телефоны. Архитектор вздохнул, и опустился на кровать. В эту секунду он вспомнил, где и когда видел коды, напоминавшие ему программу, созданную Селеной. Это было давно. В те годы его звали Александр Шонберг и он был студентом.
     – Я должен был обратиться к Ликвидатору! – прошептал он, проклиная свои чувства, из-за которых «Система» была теперь на краю гибели, – Я должен был!
     ***
     Сидя в своем кабинете, Новелти напряженно ждала. До конца Полнолуния оставался лишь час. Пусть они потеряли сто миллионов, они вернут их! Ее агенты разыщут преступника и положат конец его бесчинствам! Главное, чтобы этот час окончился благополучно, остальное неважно! Только бы пережить этот страшный момент, и потом всю свою жизнь она может не опасаться за благоденствие «Системы»! Только бы пережить!
     Стрелка достигла двенадцати. Экран компьютера погас, отключилось электричество.
     – Какого черта! Что происходит! – Новелти недовольно поднялась.
     В это мгновение дверь отворилась и вошла Диана.
     – Я сейчас включу свет! – спокойно сказала она, вытащила небольшой фонарик, но горел он ярко, осветив всю комнату не хуже обычных ламп, и Новелти с удивлением увидела, что девушка одета не в форму агента, как положено, а в синие джинсы и рубашку в клетку. На ногах – кроссовки со шнуровкой вместо сапог, обмотанных скотчем, которые всегда так раздражали Новелти.
     – Почему ты так вырядилась? – недовольно спросила она. – Агент не должен быть так одет, да еще во время Полнолуния!
     – Я знаю, – та лишь улыбнулась в ответ.
     – Что происходит? Почему нет электричества? – с беспокойством спросила Новелти. – И как насчет преступника? Ты же обещала, что он предстанет передо мной до конца Полнолуния!
     – Я сдержала свое обещание, – ответила девушка.
     – Слава Богу! – Новелти вздохнула, опускаясь на стул. – И где же он?
     – Перед тобой. – Она опять улыбнулась.
     – Что?! – Новелти снова поднялась. – Что ты несешь, Селена?
     – Меня зовут Диана, – холодно и твердо ответила она. – Попрошу это запомнить.
     – Что ты хочешь этим сказать? Я не понимаю?! – на лице Новелти отразилась крайняя растерянность.
     – Я скажу тебе, Новелти. Сядь и слушай меня. Сядь!
     Новелти послушано села.
     – Сегодня я совершила самое крупное преступление за всю историю «Системы». Это была я, не удивляйся. Вы ведь сами научили меня. И вы знали, что я способная ученица. Хочешь знать как? Я скажу тебе. Я подготовила фальшивые документы, подтверждающие, что я исповедую религию Мьянмы. И ввела чужой идентификационный номер и пароль, я расшифровала их из базы. А потом, войдя в хранилище, я взломала компьютер и выдала себя за Президента, чтобы мне было можно взять крупную сумму. Как? Помнишь, вы приходили ко мне за чеками, и я сканировала его сетчатку, отпечатки пальцев, он прикладывал руку к экрану? В том компьютере стояла программа, установленная мной. Она расшифровывала и записывала данные. Потом, я смогла их воссоздать. Где была девушка-агент? Я отключила ее. Этому ведь вы тоже учили! Я сделала это не ради денег, Новелти, хотя и они лишними не будут. Мне нужно было это преступление, чтобы запустить мою программу!
     Новелти улыбнулась и успокоено закрыла лицо руками.
     – Разве можно так рисковать ради амбиций! – сказала она. – Я могла бы и раньше догадаться, что это ты! Это настоящая авантюра!
     – Амбиции здесь не причем, – вдруг так же холодно ответила Диана, и Новелти, вздрогнув, опустила руки.
     – Ты, конечно же, слышала легенду, которой так боялся Администратор? – продолжила Диана, – о том, как Алан Макгрин обещал вернуться и уничтожить «Систему»? Двадцать седьмое декабря двадцать четыре года назад! Помнишь? В тот день его не стало. В тот день, родилась я. Считай – я новое воплощение Макгрина. И я уничтожу «Систему». Он вернулся, как и обещал!
     – Это нелепо! – Новелти рассмеялась. – Ты сошла с ума! Какие еще воплощения! Этого не бывает!
     – Я тоже так думала. Но когда я впервые увидела Функционатикс, а я его видела, Новелти, какие-то странные воспоминания возникли в моем мозгу. Я думаю, что, умирая, мы не теряем прежние знания, мы лишь не знаем, где они лежат. Где-то в глубинах подсознания скрыто все, что мы накопили за предыдущие жизни, и, столкнувшись с чем-то, словно ключ входит в замок – дверь открывается. Так произошло со мной. Вы уничтожили все записи Макгрина и его самого до моего рождения. Я нигде не могла видеть Функционатикс. Но едва лишь я увидела его, как воспоминания, словно молнией поразили меня. Я много работала над собой. Я пыталась вспомнить все, что могло бы вызвать какие-либо ассоциации. Я погрузилась в себя, и медленно, шаг за шагом продвигалась в лабиринтах бессознательного, мои мысли достигли тех уголков мозга, которые никогда не используются нами в обычное время. Я перебирала слова, звуки, запахи, цвета, все, что могло бы хоть как-то напомнить мне мою прежнюю жизнь. Картина за картиной они возникали передо мной… Мне кажется, я нашла в себе черты первобытного воина и средневековой дамы. И Макгрина, человека, убитого вами. И я вспоминала, медленно, код за кодом извлекая из памяти то, что вы пытались уничтожить. Вам это не удалось, ведь то, что создано однажды остается в веках, сохранившись в нашем подсознании. Его нельзя ликвидировать! Моя программа, Новелти – Функционатикс Макгрина, доработанный и усовершенствованный. Признаешь ты или нет, но это так.
     И сегодня, в момент Полнолуния, помнишь, те четыре секунды, когда Э М Ц абсолютно беззащитен – моя программа проникла в него. Скоро «Системы» не станет. Функционатикс поглотит ее. Когда-то давно ты сказала, что есть два варианта, либо ты станешь частью «Системы» либо она уничтожит тебя. В ту секунду мне в голову пришел третий – уничтожить «Систему». Но я промолчала тогда, никто бы мне не поверил! Вы не верили, что найдется мозг сильнее, чем мозг Администратора, считали, что «Система» неуязвима… Но ведь если родился умный человек однажды родится кто-то, кто умнее его, не так ли? Непобедимых не бывает. Вы проиграли, Новелти. «Система» скоро исчезнет.
     – Как же так?! – Новелти с изумлением смотрела на нее, – Я проверяла программу. Архитектор проверял ее. И ты… Мы сканировали тебя, мы столько раз тебя тестировали… Как это возможно?
     Диана улыбнулась.
     – Я много тренировалась. Я до изнеможения работала над собой, чтобы достигнуть теперешнего состояния. Ваши сканеры бессильны.
     Новелти поднялась.
     – Зачем? – прошептала она. – Зачем ты сделала это? Мы предлагали тебе весь мир! Деньги, власть, все что угодно! Ты могла встать во главе «Системы», могла сменить Президента! Зачем ты сделала это?!
     Диана раскрыла медальон и протянула Новелти.
     – Помнишь, ты приказала мне выкинуть его? Тогда я сказала, что должна встретиться с одним человеком и сказать ему, что он нужен мне. Сказать, что мы одной крови, что мы должны быть вместе? Я все еще намерена поговорить с ним, Новелти. Несмотря на все, что мне пришлось пережить. Этот медальон связывал меня с прошлым. Да, мне неудобно было ходить, наступая на него, но каждый шаг напоминал мне о прежних днях и придавал мне сил!
     – Проклятые сапоги! Проклятый медальон! – прошипела Новелти. – Неужели только ради этого ты отказалась от «Системы»?! Я не верю тебе!
     Диана кивнула.
     –Не только. Есть и еще одна причина. Более важная. Ее открыл мне Стражник. Он не подчинился «Системе», он хотел убежать, и «Система» убила его. Но его смерть была началом конца вашей организации, потому что Стражник раскрыл мне глаза. Без него все было бы по-другому. – Она замолчала, потом продолжила. – Благодаря ему я узнала, что есть Диана, а есть Селена, и это разные люди. Селена была лишь маской, лишь тенью, которая сражалась с монстрами «Системы», сражалась за свое выживание. Но, борясь за выживание, она в первую очередь сражалась с Дианой, постепенно убивая ее. И однажды ночью, когда я лежала в карцере, я услышала голос Дианы, слабый, тихий голос умирающей. Она просила о помощи. И тогда я поняла, что Диана – это все самое прекрасное, что было во мне, все, что подарила мне природа. Она сказала: если ты предашь меня сейчас, я умру. И я дала слово: я никогда не предам эту девочку, живущую во мне, потому что она – и есть я. И нет ничего, ради чего я отступилась бы от своего слова, и за все сокровища мира, и даже ради спасения собственной жизни я не предала бы Диану. Я сделала все, чтобы спрятать ее от вас. Все, чтобы она осталась жива. Все, чтобы маска Селены не приросла к ней. Чтобы под маской все еще находилась принцесса. Впрочем, тебе этого не понять…
     – Как тебе это удалось? Как ты могла притворяться так долго? Как ты смогла жить двойной жизнью и выжить? Откуда у тебя силы?! – крикнула Новелти.
     Диана улыбнулась светлой улыбкой.
     – Я смотрела на Луну, – ответила она. – Луна придавала мне силы. А теперь, прощай, Новелти, мне нужно идти!
     – Куда ты пойдешь?! – крикнула Новелти, – Стой!
     И, выхватив излучатель, направила его на Диану.
     – Не трудись! – засмеялась девушка. – Излучатель не работает, так же как и связь, ты не сможешь вызвать охрану. Ты можешь попробовать сразиться со мной сама, но, честно говоря, не советую! Помнишь, чем это закончилось в прошлый раз? Я ухожу, Новелти и никто не сможет задержать меня! Через несколько минут сюда ворвутся толпы людей, людей, у которых исчезли их деньги, лишившихся средств к существованию. Они будут громить все подряд, они будут требовать разъяснений! Начнутся беспорядки, начнется бунт! Эти люди разрушат здания, они разорвут на части всех, кто служит «Системе»! И я не хочу оказаться здесь в этот момент! Прощай, Новелти! Прощай, «Система»! Если не трудно, скажи Архитектору, что я считаю его своим другом и что я всегда буду помнить его!
    
     Повернувшись, Диана вышла из кабинета. Новелти молча смотрела ей вслед, и слезы собственного бессилия катились по ее щекам.
     Рушилась ее огромная империя, империя, которой она отдала всю свою жизнь. «Система» доживала последние минуты.
    
     Быстрым шагом Диана вышла из здания и направилась к городу. Потом она остановилась и взглянула на часы. Ровно час. Полнолуние Системы подошло к концу.
    
     И в эту минуту огромное здание исчезло. На его месте появилось прекрасное изумрудное сияние, оно разбегалось в стороны антенны и спутники, домашние компьютеры и мощные серверы, электронные сети и приборы, все исчезало, скрываясь в бесконечном пространстве, а на их месте появлялись невиданные прежде прекрасные краски, свечение, переливавшееся всеми оттенками ярко-синего, алого, фиолетового и оранжевого, навсегда врезавшееся в память каждого, кто хотя бы раз видел его. Видевший никогда больше не был прежним, и даже после смерти его подсознание продолжало хранить в себе красоту и величие увиденного.
    
     – Да благословит тебя Бог, Макгрин – освободитель планеты! – прошептала Диана. – Прощай, Архитектор! Мы вряд ли увидимся вновь, и ты вряд ли переживешь эту ночь, решив воспользоваться моими чеками. По крайней мере, ты видел то, что хотел. Твоя мечта исполнилась! И еще… Селена многое умеет, «Система» научила ее всему. Я клянусь, что Диана никогда не воспользуется помощью Селены, никогда не применит знания, полученные в стенах «Системы». «Системы» больше нет. Теперь это лишь прошлое.
    
     Девушка направилась к городу.
    
     В городе начались беспорядки, люди сновали туда сюда, повсюду доносились крики:
     – На моей карте нет ни одного чека! Я ничего не могу купить!
     – Да прекрати ты! Я вообще нищий! Где все, что мы копили всю жизнь!
     – Этого нельзя так оставлять! Пойдемте разберемся!
     – Нужно выяснить, в чем дело!
     – Граждане! «Система» предала нас! Мы доверили ей все, а она нас предала!
     – Нельзя спускать им это с рук! Пойдемте!
    
     Диана медленно шла по улице, а мимо бежали люди, они что-то кричали, в их глазах застыла мрачная решимость. Они собирались воевать. Они были жестоки, но они пробудились. Пробудились от вечного сна, в который погрузились много лет назад, когда «Система» подчинила себе их сознание.
    
    
     Он выглядел растерянным. Он стоял у терминала, пытаясь расплатиться, и понимал, что его карта пуста. Его чеков больше не было.
    
     Диана улыбнулась. В отличие от нее самой, прошедшей столько испытаний и лишь чудом оставшейся в живых, Он ничуть не изменился. Как и она, он был одет в синие джинсы и клетчатую рубашку, кажется, она уже видела его в ней прежде. Чудесное совпадение! Она наконец-то нашла его!
    
     Диана приблизилась.
     – Привет! – улыбнулась она, – Какие-то проблемы?
     Он обернулся, и на его лице вспыхнула улыбка.
     – Привет, Диана! Давно не виделись! Да вот, что-то с картой. Не работает почему-то.
     – Карты не будут работать. Никогда! – сказала она, и Он непонимающе взглянул на нее. – Слушай, скоро здесь будет очень-очень плохо. Здесь начнется война. Нужно уезжать!
     – Кто будет воевать?
     – Люди. Они будут сражаться против тех, кто остался. Против оставшихся агентов «Системы». Агенты будут искать меня, чтобы убить. Я знаю, это трудно понять, но главное – здесь будет страшно. Я взяла в аренду небольшой самолет, он стоит на аэродроме за городом. Но нужно торопиться, иначе будет поздно, мы не успеем улететь!
     – Куда?
     – В Мьянму. Пока другого пути нет. Мои родители уже там, я предупредила их. А потом что-нибудь придумаем!
     В его глазах вспыхнуло удивление.
     – Я не понимаю, – покачал он головой, – Почему ты предлагаешь мне это?
    
     Диана раскрыла медальон и протянула ему.
    
     – Мы с этим медальоном многое пережили! – улыбнулась она. – Я вернулась почти с того света, чтобы поговорить с тобой!
    
     Несколько секунд они молча смотрели друг другу в глаза.
     – Хочешь, я угадаю, что ты хотела мне сказать? – спросил Он, наконец.
     Диана кивнула.
     – Что ты не просто так таскаешь с собой эту фотографию. Что я много значу для тебя. Что мы одинаково смотрим на жизнь, и что нам уже давным-давно следовало поговорить!
     – Да ты читаешь мысли! – засмеялась она. – Все правильно. И что ты скажешь?
     – Что я всегда был один. И что я всегда был не тем, кем должен быть. И что в самолете у нас будет время, чтобы наконец-то поговорить обо всем!
    
     Диана вытерла набежавшие слезы.
     – А сейчас ты скажешь, что ты рада! – продолжил он.
     – Я так рада! – сказала девушка.
     – Видишь, я, действительно, читаю твои мысли! – он улыбнулся счастливой улыбкой. – Сейчас ты скажешь, что рада потому, что и я хочу быть с тобой и всегда хотел этого!
     – Нет, – она покачала головой. – Я так рада, что под маской все еще жива принцесса!
     – Под какой маской? – удивился он.
     – Под этой! – Диана до его рубашки там, где находилось сердце, – Она жива! Значит я как раз вовремя! Я так боялась опоздать! Идем, нам нужно торопиться. Меня ищут и, честно говоря, ищут за дело!
    
     Самолет в Мьянму взлетел через несколько часов. Бортовые компьютеры тоже вышли из строя – они летели на маленьком древнем самолете с почти ручным управлением, не принадлежавшем «Системе», который Диана взяла в аренду еще утром.
    
     ***
     Диана смотрела вниз, туда, где тусклым зеленоватым светом все еще светился Функционатикс.
    
     – Видишь, жизнь продолжается, Стражник, продолжается без тебя! – тихо сказала она. – Но я всегда буду помнить тебя и твои слова. По ночам, глядя на луну, я снимала маску. Ты был прав, луна обладает магической силой, которой она поделится с каждым, кто увидит ее.
    
     С каждым, в чьей душе все еще жива принцесса.
    
     Она снова взглянула на землю, ставшую вдруг такой далекой. С высоты все казалось совсем другим – мелким и незначительным, суетным и ненужным.
     Здесь, в небе – спокойствие и безмятежность вечности. Там внизу все совсем по-другому.
    
     Там, внизу, когда-то родился и умер человек, которого звали Алан Макгрин, отдавший жизнь за освобождение человечества. Там спит вечным сном красивый юноша, которого называли «Стражник», открывший ей истинную ценность собственного «Я» и давший силы противостоять непобедимому врагу. Когда-то там полновластно царила могущественная организация, именуемая «Системой», от которой теперь не осталось и следа. А еще раньше стояли дворцы, в них жили принцы и принцессы и зеленели поляны, на которых устраивали свои турниры благородные рыцари.
     Там велись кровопролитные войны и лились людские слезы, но река времени унесла их с собой. Унесла безвозвратно.
    
     Но и теперь, как и в далекие времена, в темном небе сияла серебристая луна.
    
     Молчаливо и спокойно смотрела она на происходящее внизу, пытаясь напомнить людям о вечном. Она дарила им свой полупрозрачный волшебный свет, который делал ночи прекрасными. Но люди не замечали ее величия, как не замечали и принцессу, чья красота была скрыта под уродливой маской, состоявшей из тысяч запретов, созданных, чтобы не утонуть в океане жизни, чтобы достигнуть высот, чтобы заслужить уважение, чтобы получить независимость и власть.
     Запреты привели к очеловечиванию компьютера и созданию организации под названием «Система». Ее не стало. Но остались ее законы. А значит, остались и маски, которые постепенно подменяют прекрасные лица принцев и принцесс.
     И люди, надев чудовищные маски, все также сражаются за власть, все также стремятся к успеху, подгоняемые собственными страхами и тщеславием. Они продолжают идти вперед, и с каждым шагом маски все плотнее прижимаются к их лицам.
    
     «Систему» нельзя вернуть из небытия. Но масок становится все больше, они страшнее и губительнее даже чудовища по имени «Система».
    
     Об этой опасности предупреждала полная Луна, глядя на изумрудное сияние, отмечавшее место, где бесследно исчезла империя, покорившая мир.
     Она надеялась, что однажды кто-нибудь, заметив подаваемые ею сигналы, улыбнется, снимет маску, и лунные лучи коснутся прекрасного лица, которое она скрывала.
    
     Тогда откроется шкатулка с ключами от счастья, и проснется заколдованный принц.
    
     Луна ждала. И продолжает ждать.
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: