Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Приятели

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru




Юрий  Лебедев

Эвереттика и физика

    Отцом-основателем современной физики, был, как известно, барон Веруламский и виконт Сент-Албанский Фрэнсис Бэкон.
     Тот самый, который провозгласил: «Знание – сила!». Он же написал в уже далеком 1605 году то, что кажется необходимым написать сегодня автору настоящей книги в преддверии обсуждения темы «Эвереттика и физика». Такая вот ментальная склейка: «Мы дадим такое распределение наук, которое обнимет не только то, что уже найдено и известно, но и то, что до сих пор упускалось и только подлежит нахождению. Ведь и в мире разума, как в мире земном, наряду с возделанными областями есть и пустыни. Поэтому не должно казаться странным, если мы иногда отступаем от общепринятых разделений».
     И в качестве отступления от «общепринятых разделений» по степени важности событий в истории физики, ещё раз напомним читателю, что пионерская статья Эверетта о многомирии с панегирическим послесловием Уиллера была столь оригинальной, столь парадоксальной, но, вместе с тем, безукоризненно логичной (к тому же ее публикация состоялась в очень солидном физическом журнале Reviews of Modern Physics, читаемом элитой современной физики), что, как бы лично ни отнесся каждый из генералов этого фронта науки к технической стороне выдвинутой Эвереттом концепции (а в первое время она называлась концепцией Эверетта-Уиллера), научность понятия физического многомирия стала неоспоримой.
     Именно после публикации Эверетта физики поняли, что ни экспериментальный материал, накопленный к тому моменту физикой, ни теории, обобщавшие этот экспериментальный материал, вовсе не обязательно описывают одну реальность.
     Вот констатация этого факта устами такого искушенного специалиста, как А.А.Старобинский, физика, стоявшего у истоков возникновения инфляционной космологии, которая обосновывает физическое многомирие с космологической точки зрения
     «Итак, даже используя простые физические модели, мы видим, что как мир в целом, так и прошлое нашей Вселенной устроено колоссально сложнее, что нам представлялось 30 лет назад… Этот фундаментальный сдвиг в космологии и в связанной с ней мировоззренческой картине мира произошел относительно недавно и еще не проник достаточно в сознание людей».
     Тем самым, перед физикой встала задача осмысления сути физического многомирия. Круг вопросов, возникших при обсуждении этой возможности в физике, вполне логично связать с именем основоположника такого её направления, назвав его, в отличие от эвереттики, как мировоззренческого течения, эвереттизмом.
     Сегодня можно констатировать, что эта область оказалась весьма плодотворной для теоретиков. Многие известные физики в той или иной степени внесли свой вклад в ее развитие. При этом, как показало время, совершенно неважно, как относились эти ученые и лично к Эверетту и к его интерпретации квантовой механики. Человеческие отношения и взаимодействие порожденных людьми научных идей относятся к «разным измерениям» альтерверсов.
     Поэтому среди тех, чьи работы помогли становлению эвереттизма и эвереттики, кроме уже упомянутого Дж. Уилера, научного руководителя Х.Эверетта, нельзя не отметить таких авторитетных ученых, как Б. Де Витт, Д. Дойч, Р. Фейнман, М. Гелл-Манн, С. Вайнберг, С. Хокинг, Х.Д.Це, М. Дональд, Дж. Барбур, М. Тегмарк, Д.Уоллес, а также М.А. Марков, А.Д. Линде, Я.Б. Зельдович, А.Д. Сахаров, и многих других.
     Не претендуя на историческую полноту отражения вклада отдельных ученых в развитие эвереттизма, кратко перечислим некоторые из особенно важных работ в этой области, ставшие пионерскими для развития эвереттики.
     Это концепция совместимых историй Р. Гриффитса (1984), идея «бесконтактного измерения» Элицура и Вайдмана (хотя эта работа опубликована в 1993 году, авторы сделали к ней примечание: «Несколько препринтов этой статьи, написанной в 1991 году, были доступны нашим коллегам и дали начало ряду публикаций» (пер.Ю.Л.)),развитие концепции совместимых историй М. Гелл-Манном и Дж. Хартлем (1993), а также Р. Орнесом (1994), формулировка теории «многосознательной интерпретации» квантовой механики Х.Д.Це (1970), позднее «переоткрытой» и расширеннoй в виде концепции «многоразумности М. Дональда (1992), теория «безвременья» (точнее, многомгновенности) Д. Барбура (1999), и, безусловно, идея «Кристалла Менского» (2000).
     Близки к пионерским в эвереттике и некоторые идеи и работы отечественных ученых. Вот, например, что вспоминает Ю.И.Кулаков, один из участников знаменитого цикла телепередач А.Гордона, об умонастроении акад. И.Е.Тамма: «Как-то, во время поездки в Дубну, Игорь Евгеньевич сказал мне: "Если Вы хотите стать настоящим физиком, а не высококвалифицированным ремесленником, Вы не должны исключать возможности существования иных форм реальности, отличных от формы существования материальной действительности"». Ранее мы уже рассматривали работу акад. М.А. Маркова и В.Ф. Муханова, весьма важную для понимания генезиса идеи склеек. Можно сослаться и на замечание А.Д. Сахарова, который и сам обсуждал с А.Д. Линде идеи многомирия. А.Д.Сахаров отметил, что «в 1980 г. Я.Б. Зельдович высказал гипотезу о множественном образовании замкнутых Вселенных из первичного пустого мира Минковского в результате процесса отпочкования»
     Не следует, конечно, переоценивать влияние этих работ на ход последующего развития теории многомирия, но и не замечать их никак нельзя.
     Особое место занимают теории, авторы которых скептически относятся к конкретике эвереттизма, но чья критичность носит креативный характер.
     Ярким примером может служить теория М.Х.Шульмана, предложившего модель с чередованием фазы в состоянии суперпозиции, как альтернативную модели Эверетта.
     «Моя гипотеза состоит вот в чем. Парциальные вероятности нахождения частицы в том или ином собственном состоянии реализуются благодаря тому, что квантовая система (в простейшем случае – строго последовательно) пребывает поочередно в каждом из собственных состояний соответствующую часть некоторого (достаточно малого) периода колебаний. Таким образом, во-первых, время пребывания в каждом состоянии действительно пропорционально квадрату соответствующего коэффициента разложения. Во-вторых, сохраняется случайность выбора момента наблюдения по отношению к фактической фазе состояния».
     Однако, вопреки авторской трактовке, эта интересная с логической и математической точек зрения модель философски не только не противостоит эвереттике, а, наоборот, только укрепляет ее аксиоматические основы, поскольку фактически признает реальность физического многомирия. И в ней, как и в «классическом эвереттизме», физически реализуются все возможные варианты исхода квантовых взаимодействий в специфическом последовательном механизме.
     Собственно, и сам М.Х. Шульман, несмотря на его критическое отношение к «классическому эвереттизму», согласен с тем, что «идея многомирия – очень красивая и может претендовать на многие варианты применения».
     Ещё одним примером этого класса теорий является интерпретация квантовой механики д.ф.-м.н., проф. Д.А.Славнова. Он утверждает, что « в ортодоксальном подходе недостаточно разработана проблема индивидуальных измерений. Здесь требуются как новые физические идеи, так и новый математический аппарат. В качестве последнего многообещающим выглядит аппарат теории алгебр». И он развивает этот аппарат в своих работах. При этом на прямой вопрос о связи его разработок с идеями Х.Эверетта Д.А.Славнов отвечает ясно и, как ему кажется, однозначно: «Я сам не являюсь поклонником идей Эверетта».
     Однако анализ результатов его подхода к проблемам квантовой механики выявляет глубокую корреляцию его основных идей с эвереттической трактовкой многомирия. Так что «быть поклонником» и «мыслить параллельно» - это, как говорят в Одессе, «две большие разницы».
     В этой статье вводится "Определение 39" - определение элементарного состояния. Это один из важнейших элементов нового подхода Д.А.Славнова к построению квантовой механики. И определяется элементарное состояние как СОВОКУПНОСТЬ функционалов. А Постулат 4 в статье утверждает, что результат измерения определяется "элементарным состоянием системы".
     Сопоставление этих утверждений приводит к мысли, что и Х.Эверетт и Д.А.Славнов говорят об одном и том же "предмете" - физическом многомирии, но на разных математических языках.
     Это понимает и сам Д.А.Славнов: «Идея об элементарном состоянии
     приводит примерно к тем же следствиям, что и идея о существовании
     многих миров».
     Такое понимание тем более ценно, что позволяет надеяться на привлечение нового математического аппарата в эвереттику.
     Не обсуждая здесь подробностей сопоставления взглядов Д.А.Славнова с идеями Х.Эверетта, отметим, что сам Д.А.Славнов явно эволюционирует к более осознанному «вхождению в эвереттику» и, как он сообщил, в ближайшее время в журнале «Физика элементарных частиц и атомного ядра» будет опубликована его статья, где он рассматривает и эвереттические аспекты своей теории.
     К тому же «классу» теорий, авторы которых формально-скептически относятся к эвереттизму, можно отнести и модификации СТО В.В.Смоляниновым на основе анализа локомоторного движения. Проведя подробный и убедительный анализ связи механизмов движения с описывающими их геометриями, В.В.Смолянинов приходит к выводу: «Весьма симптоматично, но не очень-то логично, что, познав неединственность геометрии, физики и математики стали упорно искать более общую, но обязательно единую или единственную геометрию или теорию поля и т.д. Нам, однако, представляется, что истинное познание Природы не в поисках единой, единственно верной модели, а в плюрализме разных методов, подходов и моделей».
     Как видно из этого вывода, «на самом деле» его автор мыслит именно многомировыми, эвереттическими категориями и просто не отдает себе отчета в этом.
     Точно также обстоит дело и с весьма глубокой работой Д.Гуревича «Догма трехмерности». Показав логическую – и функциональную! – несостоятельность абсолютизации трехмерного пространства, он ставит «своей целью не «конструирование» других вселенных, отвечающих тем или иным вариациям нашей «раз и навсегда» сложившейся геометрии, а поиск других геометрий, описывающих эту же самую, неисчерпаемо многообразную Вселенную».
     В полемическом задоре Д.Гуревич не замечает, что, начав с неприятия «других вселенных» он заканчивает призывом к изучению многообразной Вселенной, что, по существу, совпадает с эвереттическим мультиверсом. То, что отрицание многомирия действительно есть следствие полемического настроя автора, видно и из следующей его констатации: «Познание конкретизируется, вместо абстрактного вопроса «каков мир?» возникает другой – «каков наш мир?».
     Если внимательно вдуматься в этот вопрос, то в нем самом содержится и ключ к ответу на него – в выделенном слове «наш» . С эвереттической точки зрения пространство – это один из математических конструктов, который использует Голем Майбороды для описания взаимодействия в соотнесенном состоянии. И в каждом соотнесенном состоянии может использоваться своя модель сцены, на которой протекает это взаимодействие. А в том, что эти модели, тем не менее, согласованы для большинства членов человеческого метавидуума, заслуга Свирла и характеристика «правильности» выполнения им своей согласовательной функции.
     Похожий ответ на этот вопрос находит и д.ф.-м.н. В.В.Аристов в своей работе «Статистическая механика и модель описания пространства-времени».
     Аристов В.В., «Статистическая механика и модель описания пространства-времени», Вычислительный Центр РАН, М., 1999 г., 22 с.
     Он опирается на идею Б.Римана о том, что «в случае дискретного многообразия принцип метрических отношений содержится уже в самом понятии этого многообразия, тогда как в случае непрерывного многообразия его следует искать где-то в другом месте. Отсюда следует, что или то реальное, что создает идею пространства, образует дискретное многообразие, или же нужно пытаться объяснить возникновение метрических отношений чем-то внешним – силами связи, действующими на это реальное». И, зная о том, что «в общей теории относительности реализуется вторая из указанных здесь возможностей», В.В.Аристов пытается в рамках реляционной модели описать мир, в котором реальна первая возможность по Риману.
     Ярким представителем «эвереттического приграничья» в физике является В.Л.Янчилин. Для создания «новой наглядной иллюстрации копенгагенской интерпретации» он выдвинул и обосновал очень красивую и плодотворную идею «дискретного движения». Подводя итог своим размышлениям о причинах парадоксальности квантовой механики (именно в копенгагенской интерпретации!), В.Л.Янчилин констатирует: «… анализируя поведение частиц в микромире, мы пришли к выводу, что их движение невозможно описать непрерывными функциями. Например, невозможно описать непрерывной функцией движение фотона, который, с одной стороны, является неделимым объектом, а, с другой, - ухитряется двигаться одновременно по двум различным путям… Поэтому имеет смысл попробовать описать движение квантовых объектов при помощи функций, не являющихся непрерывными».
     Эта математическая идея оказывается весьма созвучной предсказаниям Р.И.Пименова о неизбежном в квантовой механике изменении математического описания реальности. О работах Р.И.Пименова мы подробнее поговорим в гл. 8.
     В соответствии с характером такого движения частица не перемещается от точки к точке континуального пространства, а, исчезая в точке А, через бесконечно малое время появляется в точке Б (заметим, что в этой модели вообще неважно - континуально или дискретно само пространство). При этом расстояние между точками А и Б может быть весьма значительным, во всяком случае таким, что движение по любой непрерывной траектории, соединяющей эти точки, должно было бы происходить со скоростью, превышающей световую.
     Тем не менее, концепция В.Л.Янчилина находит логичное объяснение этого кажущегося противоречия с СТО.
     Но внимательный взгляд на картину такого дискретного движения выявляет не противоречие, а идейное согласие с интерпретацией квантовой механики Х.Эвереттом!
     Действительно, исчезновение частицы в точке А осмысливается в эвереттизме как её переход из данной ветви альтерверса в «соседнюю», а появление частицы в точке Б – как микросклейку данной ветви с той, из которой частица «исчезла».
     И потому именно многомировое осмысление дискретного движения придает этой концепции логичность и «физическую внятность».
     Закончив на этом рассмотрение «идейного пограничья pro и contra» эвереттического мировоззрения в физике, вернемся к рассмотрению собственно эвереттизма. И, прежде всего, вспомним, что именно идея физического многомирия позволила Д. Дойчу найти альтернативную волновой «корпускулярную» трактовку фундаментального явления интерференции.
     Она была рассмотрена нами ранее и развита в работах Е.В. Палешевой в Омском Государственном Университете под руководством проф. А.К. Гуца.
     Это принципиально важно, поскольку до последнего времени считалось, что явление интерференции безальтернативно свидетельствует о волновой природе объектов, участвующих в интерференционном взаимодействии.
     В последнее время все более очевидно, что именно многомировая трактовка явления интерференции является наиболее адекватным объяснением квантового парадокса Элицура-Вайдмана, в общих чертах рассмотренного ранее в качестве экспериментального доказательства реальности физического многомирия. Это настолько важный для современной эвереттики вопрос, что имеет смысл обсудить его здесь подробнее.
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 2     Средняя оценка: 10



Заранее планировать путь путешествия в кругу одногруппников быстрее как дешево поехать в европу без ошибок в европейские страны квалифицированно с TravelYourWay

справка 302н купить в москве;купить справку 001 москве;справка об эпидокружении купить москва;купить медсправку с доставкой