Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Приятели

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



https://sk-stroit.ru/ - поставка отделочных материалов.

Ольга  Листопад

Сотворяющий

     Глава 23.
    
    
     Смирившись с неизбежным, в лице громко храпящего на приготовленном для Повелителя ложе могучего и безнадёжно пьяного воина, Линан заботливо укрыл его и, на скору руку сотворив для себя мягкую постель в дальнем углу комнаты, лёг спать, погрузив окружающее пространство в приятную обволакивающую тьму.
     Ему снились кишащие жизнью джунгли Лемы и Альда, почему-то облачающаяся в бесформенный наряд из сине-зёленых перьев и закрывающая своё лицо золотой маской. Какой же бесконечно далёкой и почти недосягаемой стала она теперь для него!
     А потом рослый краснокожий дик встаёт у него на пути, готовый умереть сам, но и уничтожить его.… И огромный город, полный огней и пронзительных звуков, манящий его… Величавые птицы-горуды взмывают в небо по мановению его руки и летят к вечной радуге, озаряя мир своими гигантскими алыми крыльями.… А потом странное существо, незаметное среди буро-фиолетовых ветвей, которое ему необходимо найти и победить…
     И снова всё меркнет, рассыпается, уходит…И остаётся только свет! Он льётся ото всюду! Он заполняет всё собой! Он один существует реально! Неровные наклонные поверхности вздыбливаются и снова опадают, сотрясая Бытие своими вибрациями, а хрустальные сферы тихо звенят, подгоняемые огненными колёсами. И здесь царит ОН – ЕДИНСТВЕННЫЙ ИЗ ВОЗМОЖНЫХ! Он оборачивается, смотрит, и Лин видит, что лицо ТОГО САМОГО ЕДИНСТВЕННОГО – это его собственное лицо!…
     Прозрачные голубоватые щупальца медленно струятся по вековым снегам, изредка сверкая крошечными оранжевыми огоньками, пробегающего по ним светового импульса. Их много, очень много! А вокруг суетятся и пищат крошечные и причудливые существа, напоминающие то ли червей и крупных жуков, то ли пауков и небольших землероек. Они снуют взад и вперёд, деловито осматривая щупальца, и устремляются во тьму мрачных скал, где под сводами ледяных глубин пребывает безразмерное НЕЧТО. Оно тихо шуршит, извиваясь всем своим невообразимо перекрученным телом, и зовёт его, посылая импульсы прямо в его мозг. «Приди ко мне, СОТВОРЯЮЩИЙ! Я жду тебя! Мы будем вместе править мирами, только ты и я! Явись ко мне, о Величайший! Ты найдёшь путь! Это будет скоро! Очень скоро! А сейчас проснись! Открой глаза! Немедленно! И помни о моём предупреждении!»
    
     Линан открыл глаза. Тихая приятная тьма, по-прежнему, окутывала всё вокруг, но было среди этой тьмы ещё что-то! Нечто новое необычное, чего не было до того, как он заснул, присутствовало теперь в комнате. И это что-то издавало звук. Странный, почти неуловимый, но всё же звук!
     Линан почувствовал как мощная, необузданная волна поднимается внутри его существа, подавляя его личность. Это просыпался Великий Зорак!
     Внезапно тьма расступилась, и он увидел небольшое крылатое существо, вооружённое длинным и смертоносным жалом, которое кружило над спящим Раракой. Снижаясь по спиралевидной траектории, оно тихонько жужжало и позвякивало металлическим звоном. «Робот!» - подумал Зорак. – «Но кто его послал? Это мы сейчас узнаем!» Сотворив прямо перед жалом робота мягкую, излучающую тепло, губку, он затаился и стал ждать.
     Почуяв заветную цель, крылатый робот вонзил своё жало в губку и несколько долгих минут впрыскивал в неё яд, после чего он издал негромкий писк, взмыл вверх, сделал большой круг под потолком, повторив свой писк ещё дважды, и, сложив крылья, камнем рухнул на пол, разбившись вдребезги.
     Воцарилась тишина, нарушаемая только храпом драка, который Зорак тут же заглушил, лишив его храп звука. Он ждал. И не напрасно ждал! Вскоре дверь в его покои распахнулась, и на пороге появилась высокая и массивная фигура. Она сделала несколько шагов, огляделась и, подойдя к ложу со спящим Раракой, подняла над головой старинный металлический меч и воскликнула:
     - Будь ты проклят, Зорак – Разрушитель! Я – Дира Рату уничтожу тебя во славу Нута, во славу Её святейшества Ксор и во имя империи!
     Сказав это, Дира попыталась нанести удар в самую грудь мирно спящего драка, и не успел Горлак предпринять что-нибудь, чтобы остановить её, как вдруг из темноты выскочил кто-то и набросился на Диру сзади. Нападавший одним точным ударом светящегося плазмомеча пронзил насквозь исполинскую фигуру диканки и отбросил её прочь от ложа своего Повелителя. С гулким грохотом мёртвая Дира рухнула на пол, раздавив обломки недавно посланного ею крылатого робота-убийцы.
     - Браво! – воскликнул Зорак, сотворяя свет. – Интересно, кто же это настолько предан мне? Подобная верность заслуживает награды!
     Когда тьма в комнате рассеялась, перед Величайшим предстал соправитель Диры – Чарис Клодон, всё ещё сжимавший в могучей руке светящийся плазмомеч. Увидев стоящего рядом Повелителя, он опустился на колено, склонил голову и произнес:
     - Будь славен, Повелитель! Ты уже наградил меня! Я же только выполнял свой долг!
     - Ты хороший слуга, Клодон! – холодно улыбнулся Зорак. – Скажи, как ты оказался здесь?
     - С тех пор, как я получил своё увечье, - начал Чарис свой рассказ, - мне стало тяжело одному исполнять все обязанности правителя. Я по-прежнему принимал все решения и руководил ванаками, но я больше не мог вести их в бой. Тогда совет гильдии предложил избрать мне помошника-соправителя из числа самых лучших и опытных воинов, и я согласился. Выбор пал на Диру. Она и впрямь была неплохим воином и здорово помогала мне, но у неё были слишком большие амбиции. Трижды она пыталась поднять бунт против меня, но всякий раз гильдия усмиряла её пыл. Я же давно перестал ей доверять, но что я мог сделать, будучи неспособным даже передвигаться самостоятельно?! И вот как-то раз к нам на Кен пожаловала сама Ксор. Я, как полагается, принял её, оказав все необходимые почести, но когда я спросил у неё: что привело её к ванакам? Она отделалась какой-то наспех придуманной шуткой. Мне это показалось очень странным, и я, с помощью специальных роботов установил за нею наблюдение. И, как оказалось, совсем не напрасно! В тот же вечер она устроила тайные переговоры с Дирой и заключила с ней союз, по условиям которого Дира обязуется уничтожить творца по имени Линан Дос, а Ксор за это сделает её единственной правительницей ванаков и пожалует ещё кучу других привилегий. Сначала я не обратил на это особого внимания. Нет, мне, конечно же, не понравилось, что она строит за моей спиной заговоры, но сделать я, всё равно, ничего не мог; да и как можно было относиться ко всему этому всерьёз, если Ксор обещает ей почести, распоряжаться которыми совсем не имеет права, а взамен требует жизнь какого-то никому не известного творца? Ерунда, да и только! Но когда я узнал о том, что она, всё же, подослала убийц к творцу, - я призадумался. А когда до нас дошли вести о смерти императора, о том, что творец Линан Дос – это сам Великий Зорак, я всё понял и проклинал себя за то, что был так слеп! Я хотел связаться с тобой, Величайший, но она, почувствовав за собой поддержку Ксор, которая в силу невероятного стечения обстоятельств стала теперь единственной властью в империи, практически изолировала меня от членов гильдии. Я понимал, что единственным её желанием было убрать меня, но пока она не могла этого сделать – ей был нужен повод. Твой приезд только всё ускорил. Сегодня вечером она доложила нуте, что ты здесь и получила от нее приказ убить тебя. Я не знал, как предупредить тебя, так как она всё время следила за мной, но она не учла одного: теперь, благодаря твоей величайшей милости, я могу ходить и сражаться! Она, как обычно, приставила к дверям моей комнаты охранников, но я вылез в окно и перелез в соседнюю комнату! Первым моим желанием было побежать и предупредить тебя, но от этого я сразу же отказался. Во-первых, потому что ты, Повелитель, мог бы не поверить мне, приняв меня за провокатора или её сообщника. Ведь ты же не знал всех тонкостей наших отношений. Тебе было известно только то, что мы с ней – соправители и всё! Как ты мог доверять мне? И, во-вторых, потому что она просто-напросто могла перехватить меня по пути. И тогда я решил идти за ней следом, а когда она перестанет кого-то опасаться, забудет обо мне, сосредоточит всё своё внимание на тебе и попытается нанести удар, я её уничтожу. И, как видишь, я так и поступил.
     - А почему ты не сделал этого раньше?
     - Раньше я не мог этого сделать сам, и доверить это никому не мог. Да и как бы я объяснил это убийство? Она очень хорошо заботилась о членах гильдии и, если бы я её убил без повода, все бы подумали, что я сошёл с ума, одержим властью и меня бы отстранили, а, возможно, и казнили бы. А теперь я защищал тебя, Повелитель, и мой поступок оправдан, тем более что мы, ванаки, приняли тебя, как дорогого гостя, заключили с тобой союз и поклялись тебя защищать, значит, покушаясь на твою жизнь, она предала саму гильдию!
     - Хорошо, - задумчиво произнёс Зорак, - в таком случае у нас с тобой, Чарис Клодон, есть отличный шанс обсудить наши дела с глазу на глаз. Пойдем на террасу, чтобы не мешать моему другу отсыпаться, – мы и так уже достаточно шуму здесь наделали!
     - Как прикажешь, Повелитель! – смиренно ответил ванак.
    
     В бордово-фиолетовом и как-то по особенному тёмном в этот предрассветный час небе Кена зловещим и мутным пятном красовался гигантский Пронат. Редкие красноватые звёзды тускло мерцали в бессильной попытке привлечь к себе хоть немного внимания, а багровеющие днём пунцовыми красками леса, окружающие ванаксую крепость, теперь казались чёрными и пугающими.
     Зорак молчал, ледяным взором окидывая окрестности. Потом повернулся к Чарису и мрачно пошутил:
     - Сразу видно, что на этой планете живут убийцы – ночью она черна, как уголь, а днём - залита кровью.
     Клодон молча поклонился в ответ.
     - Но вернёмся к нашим делам, - обратился к нему Зорак. – Так ты говоришь, что Ксор знает о том, что в данный момент я нахожусь на Кене?
     - Да, Повелитель, знает, - подтвердил ванак, - но до тех пор, пока она не получит сообщение о смерти Диры, она ничего не предпримет.
     - Значит, нам нужно позаботиться о том, чтобы она об этом узнала как можно позже, – заключил Зорак. – Ты знаешь кто её ближайшие сторонники?
     - Да, Повелитель.
     - Прекрасно! В таком случае мы приготовим для них небольшое шоу нынче утром.
     - Повелитель, могу я спросить? – робко обратился к нему Чарис.
     - Я слушаю.
     - Мне бы хотелось знать, что ты намерен делать дальше?
     - Как что? Смешной вопрос! – воскликнул Зорак. – Я намерен вернуть себе то, что принадлежит мне по праву и то, что эта интриганка Ксор, вместе со своей марионеткой-узурпатором Тирсом, отобрали у меня! Я собираюсь вернуть себе императорский трон. И надеюсь, что в этой войне ванаки выступят на моей стороне.
     - В этом можешь не сомневаться, Повелитель! – воодушевлённо воскликнул Чарис. – Я сам поведу их на Красс! Когда выступаем?
     - Завтра, - ответил Зорак, - нам нужно время, чтобы подготовить войска.
     - Есть ещё кое-что, - озабоченно произнес ванак, - некоторые ванаки ропщут. Они не верят, что ты – Зорак, прости меня, Повелитель, но это так. Они говорят, что настоящий Горлак был намного старше тебя.
     - А ты-то сам веришь? – холодно улыбнулся Сотворяющий.
     - Я верю! – твёрдо заявил Чарис. – Никто, кроме самого Великого Зорака не смог бы исцелить меня! Я преисполнен благодарности, мой Повелитель! Отныне я – твой раб! Но других не может убедить даже сотворённое тобой чудо. Они не пойдут за тобой, до тех пор, пока не убедятся, что ты и есть настоящий Зорак.
     - И как же мы будем убеждать их в этом? – с легким сарказмом произнёс Зорак.
     - У ванаков есть пророчество о том, как однажды Повелитель Мира придёт к ним и поможет им обрести Сок Силы, – таинственно начал Клодон, но Зорак тут же перебил его:
     - Что ещё за «Сок Силы»?
     - Соком Силы называют напиток, приготовляемый из печени и мозга самого опасного местного хищника – фататиса. Его никто не может добыть.
     - Почему же?
     - Как ты, наверное, знаешь, Повелитель, раньше на Кене жили главы гильдии сканеров. Они регулярно охотились на фататисов и из их внутренностей добывали Сок Силы, с помощью которой обретали свои сканерские способности.
     - Какой кошмар! – с отвращением прокомментировал Зорак. – Я-то думал, что они и впрямь таланты, а они - всего-навсего потребляли аспарит, да сок из потрохов, чтобы хоть что-то соображать! И после этого они ещё пытались тягаться с самим Властелином Мира?!!! – он злобно расхохотался, - В таком случае, поделом им!
     - О чём это ты, Повелитель? – испуганно спросил Клодон.
     - Да так, ни о чём, не обращай внимания, - ответил тот. – Так какое отношение к этому зверю имею я?
     - Ни один ванак, да и вообще никто, не обладающий особым даром, не может найти и победить фататиса – он невидим и обладает способностью путешествовать сквозь пространство в различных мирах. Тот, кто убивает фататиса, получает его силу, а выпивший сок из его внутренностей – обретает способность видеть чужие мысли. Теперь, после того как больше не осталось сканеров, многие ванаки желают занять их место, да и обычному убийце не помешали бы сканерские способности. Вот я и подумал: давай устроим охоту, Повелитель! Ты найдёшь и убьёшь фататиса, чем полностью исполнишь предсказанное в пророчестве, а это окончательно убедит сомневающихся в том, что ты – настоящий Зорак. Когда ты его убьёшь, ты обретёшь, прости, я хотел сказать, улучшишь свою способность перемещаться сквозь пространство, а ванаки получат заветный Сок Силы.
     - А ты, Чарис Клодон, - упрочишь свою пошатнувшуюся власть над ванаками! – закончил за него Зорак, снисходительно улыбаясь.
     - Не без этого, - потупив глаза, согласился Ванак.
     - Быть по сему! – заключил Зорак. – Когда охота? Помни: времени у нас мало!
     - Можно и сегодня, но фататисы приходят на Кен только на рассвете.
     - Ну и что с того?
     - Но, Повелитель! – воскликнул Чарис. – Ты же должен отдохнуть! Покушение Диры лишило тебя сна!
     - Я прекрасно выспался, – заявил Зорак, – кроме того, не забывай, что я легко могу обходиться вовсе без сна. Я – Сам Хаос! Не забывай этого! Никогда! Решено! Сегодня на рассвете мы устраиваем «выход ещё живой Диры» для её сторонников, а после отправляемся на охоту! Ступай, Чарис, подготовься к ней! Уже светает! Времени у нас мало! А я пока попытаюсь разбудить своего друга, который так сладко спит, не смотря ни на что!
    
    
    
     Глава 24
    
    
    
     Не успела Рона покинуть резиденцию главнокомандующего Танора, как там начались спешные приготовления к отбытию. Для начала главнокомандующий лично отобрал несколько пленных леманцев из числа приближённых Альды и, посадив их всех в транспортный флаер, велел перенести туда спящую королеву, до верху забил грузовые отсеки пищей, водой и всем необходимым для жизни и, отпустив пилотов, сам поднял в воздух флаер и вскоре скрылся из виду.
     Никто в доме и понятия не имел о том, куда же он мог направиться. Единственным обстоятельством, по которому можно было бы сделать хоть какие-то выводы, было то, что он отправился на флаере, а на нём, как известно, далеко не улетишь, следовательно, конечный пункт его путешествия находился на Крассе. Впрочем, кто мог поручиться за то, что где-нибудь на другой стороне планеты его не дожидался полноценный корабль, способный увезти его вместе с грузом и пленниками куда угодно?
     Но Танор не собирался покидать Красс. Памятуя о том, что для того, чтобы что-то хорошо спрятать, нужно поместить это «что-то» на самое видное место, он решил спрятать Альду на Крассе, прямо под самым носом у Ксор. Правда, для того, чтобы сбить её со следа, он отправил с обратной стороны планеты пять кораблей, которые должны были двигаться в противоположные стороны, а сам, тем временем, направлялся к одному очень странному и, в высшей степени, потаённому месту.
     Далеко в горах, на обратной стороне Красса, под ласковым солнцем сияли многочисленные белые шары куполов автоматического командного центра управления телепортами. Место было просто идеальным! Весь Красс, да что там Красс! Вся империя знала об этой станции, но, не смотря на это, за последние пять веков здесь ни разу не было, ни одной живой души! Центр был спроектирован настолько хорошо, что мог несколько тысячелетий исправно работать, не требуя даже профилактического осмотра. Этим-то и решил воспользоваться Танор.
     Флаер мягко опустился на небольшую лужайку возле главного входа, и Танор обратился к леманцам:
     - Я хочу предложить вам сделку, - сказал он. – Все вы знаете, что Лемы больше нет, и на сегодняшний день вы являетесь рабами. Но в моих силах изменить эту ситуацию. Её святейшество приказала мне заботиться о жизни и здоровье вашей королевы, и я, как вам, наверное, известно, делал всё от меня зависящее, чтобы она как можно скорее поправилась, но, к сожалению, не всё в моей власти! Сегодня я должен покинуть Красс, и один Нут знает, когда я смогу вернуться. Во время моего отсутствия Её святейшество попытается отыскать королеву Альду, и, поверьте мне, в её планах нет ничего хорошего! Я же хочу спасти её величество от Ксор, которая собирается либо казнить её, либо запытать до смерти, либо сделать одной из своих наложниц. Пред вами самое уединённое место на всём Крассе, а возможно, и во всей империи. Я собираюсь поселить вас здесь и снабдить всем необходимым. Если вы будете хорошо заботиться о её величестве, не попытаетесь сбежать, пока меня не будет, и не попадётесь на глаза Верховной нуте, то я обещаю по возвращении даровать вам всем свободу и отпустить всех желающих. Тех же, кто пожелает остаться и служить своей королеве, я щедро награжу. Положение моё сегодня таково, что мне некому довериться кроме вас, но и вам никто кроме меня не поможет. Решайтесь! Здесь вас никто не найдёт! Это ваш единственный шанс!
     С болью в сердце несчастные леманцы согласились на сделку со своим главным врагом и остались на станции, предварительно заставив Танора подписать для каждого из них, включая королеву Альду, вольную грамоту.
     Поселив леманцев на станции, где было множество просторных и пустующих помещений, главнокомандующий лишил их всех средств связи с внешним миром, заблокировал все входы в командные отсеки и спешно вернулся в свою резиденцию, но лишь для того, чтобы сразу же отправиться выполнять приказ её святейшества – возглавить непобедимую имперскую армаду и осадить всё ещё непокорённый Рокос – столичную планету, на которой располагался мятежный сенат.
    
    
     * * *
    
    
     Светало. Величавый и грозный Зорак стоял на террасе и молчаливо взирал на постепенно загорающиеся багровым пламенем дикие леса Кена, в непроходимых чащах которых обитали невидимые и неуловимые фататисы, с одним из которых ему предстояло сегодня встретиться. Позади него в темноте спальни послышался грубый бас только что пробудившегося Рараки, всё ещё сонным голосом изрыгающего бесчисленные проклятия. Зорак повернулся и вошёл в комнату.
     - В чём дело, дружище? – спросил он.
     - Послушай, Лин, - проворчал драк, - объясни мне, пожалуйста, что эта дохлая туша делает возле моей кровати? – и он указал когтистым пальцем на труп Диры так и оставшийся лежать посреди комнаты.
     - Видишь ли, - осторожно начал Зорак, - нынче ночью у нас побывали гости.
     - Ты говоришь о ней? – спросил драк, указывая на тело диканки.
     - Да, и о ней тоже, - согласился Зорак, - но не только о ней. Ещё нас посетил Чарис Клодон, - единственный, с некоторых пор, правитель ванаков, и то, что он мне рассказал, заставило меня всерьёз призадуматься о нашем положении.
     - Так мы что, отказываемся от войны? – разочарованно спросил драк.
     - Нет, - успокоил его Зорак, - от войны мы не отказываемся, - скорее наоборот! Но прежде мне необходимо будет кое-что предпринять. И ты мне в этом поможешь.
     - Каким образом?
     - Для начала, я хочу, чтобы ты поднял тело Диры и подержал его вертикально несколько минут, но так, чтобы у неё и голова держалась ровно, и руки не висели, в общем, так, чтобы она выглядела как живая. При этом мне нужно, чтобы тебя совершенно не было видно. Я думаю, что если ты станешь вон за тем занавесом и подхватишь её сквозь него когтями, то, как раз, получится нужный эффект.
     - А что ты собираешься делать? – поинтересовался драк.
     - Мы заставим её говорить, – ответил Зорак.
     - Прости, Повелитель, - вмешался в разговор только что вновь вернувшийся Чарис, - как можно заставить говорить мертвеца?
     - Сейчас увидишь! – злобно усмехнулся Зорак. – Ты узнал имя её помощника?
     - Я его и раньше знал, – с презрением ответил Клодон, - это один из молодых выскочек, готовых пойти на всё, ради быстрой карьеры. Его имя – Ао.
     - Отлично! – воскликнул Горлак, и глаза его вдруг засияли тем самым зловещим синеватым светом, который появлялся всякий раз перед тем, как Он призывал на помощь Силы Хаоса. – Рарака, на место! Чарис, - на террасу! Мы начинаем шоу!
     Спрятавшись за плотным чёрным занавесом, великан драк с лёгкостью подхватил бездыханное тело, которому Зорак придал позу крайней напряжённости. После чего, Повелитель сотворил чучело своего двойника с распоротой грудью, из которой торчал окровавленный меч диканки, и уложил его на кровать в весьма живописной позе, окутал лицо трупа Диры плотным покровом иллюзии и активизировал связь.
     - Оператор! – крикнул он голосом Диры, заставляя её холодные губы, при этом, весьма правдоподобно шевелиться. – Я хочу видеть Ао!
     Мгновение спустя, в воздухе возник образ щупленького юнца, с остренькой и очень нахальной физиономией.
     - Ты меня вызывала, Повелительница ванаков? – с притворным поклоном ответил он.
     - Да, Ао, - сказал Зорак, голосом Диры, не забывая шевелить её губами. – Я приказываю тебе немедленно отправляться на Красс и лично донести Её святейшеству о том, что здесь произошло. Смотри внимательнее! – и бездыханное тело движением глаз указало Ао на поддельный труп Зорака, распростертый на кровати.
     - Тебе удалось! – воскликнул юный ванак. – Поздравляю! Как же я рад! Но почему бы тебе не сообщить Её святейшеству обо всём лично?
     - Это опасно, - ответила мёртвая Дира.- Я не доверяю связи. Через пять минут все преданные мне ванаки должны быть в моих покоях – я хочу говорить с ними. А ты через пять минут должен уже взлететь. Не теряй времени и ни с кем не выходи на связь! И помни: правду говорю тебе только я, и если до тебя дойдут какие-то слухи – не верь им! Быстрее!
     - Слушаюсь! – воскликнул Ао и бросился выполнять приказ своей госпожи.
     - Ну что же, друзья, - самодовольно произнёс Зорак, прервав связь, - мы славно поработали, и теперь остаётся только дождаться результатов наших трудов. Клодон!
     - Слушаю, мой Повелитель!
     - Ступай, только незаметно, и проследи, чтобы этот маленький гадёныш благополучно улетел с Кена, а так же за тем, чтобы все прихвостни Диры побыстрее собрались вместе. Их я отдаю на твоё усмотрение. Делай с ними, что хочешь, только не дай им связаться с нутой. Да поторапливайся – уже светает, а нам ещё нужно успеть на охоту!
    
    
     * * *
    
    
     Крупные пурпурные растения этого странного и дикого леса едва пропускали первые лучи нарождающегося светила, окрашивая при этом всё вокруг в кровавые цвета, а где-то наверху, прямо над его головой, зловеще чавкали и посвистывали зубастые стручки и наполненные кислотой плотоядные цветки-кувшинчики, изо всех сил пытаясь дотянуться до него и отведать долгожданного сочного мяса.
     Он ждал, напряжённо всматриваясь в неясные пурпурные тени, и защитой ему служила лишь тонкая оболочка из тьмы, слегка покрывающая его образ. Наконец, среди ветвей послышалось тихое шуршание. Зорак быстро поднял голову, но ничего не увидел. Мгновение спустя, шуршание повторилось, но на этот раз уже в другом месте. Он напряг все свои чувства, но всё же, ничего не мог рассмотреть. Шуршание усиливалось, и теперь оно уже со всех сторон окружало его. Он уже слышал тихий скрежет чешуи фататиса, но совершенно ничего не видел! Страх всё ближе и ближе приближался к нему, а кожа уже напрягалась от опасной близости неведомого существа, но он, по-прежнему, видел одни только растения! И вдруг, что-то неведомое, необузданное взорвалось в нём, как будто кто-то впустил в его мозг свирепого зверя, способного сокрушить всё на своём пути. Голова его закружилась, и он чуть было не потерял равновесие. Окружающий лес, внезапно, слился в одну сплошную бордовую полосу и поплыл, унося с собой уже успевший подкрасться совсем близко к нему страх.
     А потом вдруг наступила ясность! И Зорак увидел его! Он был огромен и переливался всеми цветами радуги. Зеркальные перламутровые чешуйки его длинного многорукого и многоногого тела сверкали в лучах рассветного солнца. Обвив Горлака плотным кольцом своего могучего туловища, он готовился нанести решающий удар. Серебряные рога, воротником обрамляющие его полупрозрачную шею, искрились крошечными оранжевыми искрами, а стальные клыки уже зависли над головой Повелителя, готовые вот-вот нанести свой смертоносный удар. Зорак рванулся в сторону, уклоняясь от удара, и не успел он сдвинуться с места, как страшный грохот сотряс землю. Это молотоголовый фататис промахнулся на охоте. Его огромная голова с жутким рёвом взметнулась вверх и с удвоенной силой обрушилась на Зорака, но тому снова удалось увернуться. А когда многочисленные руки фататиса стали ощупывать почву, пытаясь схватить ускользающую добычу, Лин ухватился за толстый ствол оранжевой лианы и, оттолкнувшись как следует от спины чудовища, полетел вверх и в сторону. Разъярённый фататис снова впустую нанёс удар оглушительной силы, но когда его квадратная голова опустилась на землю, поднимая в воздух целое облако песка, пыли и опавших листьев, Линан уже был готов к схватке. Он оттолкнулся от ветки дерева и полетел вниз, высоко над головой подняв свой дракский плазмомеч – подарок Рараки.
     Удар пришёлся прямо между трёх самых крупных рогов монстра, в небольшое незащищённое место в самом центре его молотообразной головы. Гигант взвыл, в последний раз рванулся, силясь в безуспешной попытке сбросить засевшего между его рогов Повелителя Мира, гулко заревел, несколько раз ударил хвостом, сломав пару молодых деревьев и замер, испустив предсмертный стон. Из раскроенного черепа сочилась вязкая желтоватая масса, пахнущая чем-то пряным и приторным, а полупрозрачное, переливающееся тело чудовища постепенно приобретало ясные очертания и какой-то тусклый серовато-бурый цвет.
     Всё было кончено. Зорак сложил свой плазмомеч, и в этот самый момент сильный порыв ветра всколыхнул лес, чуть было, не сбросив его с головы фататиса. Казалось, что вихрь надвигается одновременно со всех сторон и направляется прямо к туше мёртвого монстра. И когда молочно-белая и, почему-то, почти непрозрачная стена урагана вплотную подошла и окружила место схватки, мёртвое тело фататиса внезапно задрожало, завибрировало и медленно приподнялось над землей. А в сидящего между его рогов Лина одновременно ударили тысячи молний, словно пытаясь отомстить ему за убийство дитя необъятных просторов Вселенной.
     Он закричал от невыносимой боли. Мощный поток всевозможных образов, звуков, чисел и слов ворвался в его мозг, заполняя всё своей сокрушительной все объёмностью. Он просто захлёбывался в этой внезапно нахлынувшей на него информации! Ему казалось, что его голова вот-вот взорвётся и разлетится на миллионы крошечных осколков! И когда его мозг уже начал отключаться, не в силах справиться с захлестнувшим его знанием, всё вдруг исчезло, ещё более внезапно, чем появилось. Боль ушла, не оставив после себя ни малейшего следа, а разум его приобрёл невиданную доселе ясность! Он понимал, видел и чувствовал всё единовременно! И отныне стоило ему только подумать о чём-то, как оно являлось перед ним! Теперь он и вправду стал всемогущим!
     Достав свой плазмомеч, он активизировал встроенный в него личный передатчик драка и установил связь с Раракой. Драк всё ещё сидел на кровати и мрачно взирал на растянувшийся на полу труп Диры.
     - Привет! – весело произнёс Зорак.
     - Привет, Лин! – всё так же мрачно ответил драк. – Где тебя носит в такую рань?
     - Я был на охоте, - небрежно ответил Горлак, – и хочу, чтобы ты полюбовался на мою добычу, – сказав это, он указал другу на исполинскую тушу поверженного им фататиса. – И вот ещё что, я думаю, что тебе будет приятно узнать, что я убил его тем самым плазмомечом, который ты, друг, когда-то подарил мне. Кажется, ты ещё тогда что-то говорил о том, что применять его я должен так же достойно, как бы это сделал ты сам. Ну, так как, я достойно его применил?
    
    
    
    
     Глава 25.
    
    
    
     - Ух, ты! – воскликнул Рарака, удивлённо уставившись на поверженного монстра. – Лин, неужели ты сам его убил?
     - А ты думаешь, мне кто-то помогал?
     - Да, нет, не думаю, - смущённо произнёс драк, - но всё же, это же фататис!
     - Ну, так как с ответом? – хитро улыбаясь, спросил Линан. – Я, по-твоему, применил твой подарок по назначению или нет?
     - Ты ещё спрашиваешь! – восхищённо ответил Тин. – Да ни один драк (кроме меня, конечно) не может похвастаться, что на счету жертв его оружия есть фататис!
     - Насколько я понял, эта тирада должна означать, что я угодил тебе, верно?
     - Совершенно верно! – подтвердил Рарака. – А почему ты не возвращаешься назад? Если хочешь, я могу прислать за тобой флаер.
     - Не стоит, - загадочно улыбаясь, ответил Зорак, - мне больше не нужны никакие флаеры!
     И, прямо на глазах изумлённого Рараки, он шагнул в комнату.
     - Вот это да! – воскликнул поражённый драк. – А как это у тебя получилось?
     - Такую способность приобретает каждый, убивший фататиса, - улыбаясь, ответил Горлак.
     В этот момент дверь в спальню открылась, и на пороге появился Чарис Клодон.
     - Приветствую тебя, Повелитель! – поклонился он. – Спешу сообщить тебе, что все сторонники Диры находятся под стражей в подземной тюрьме, а зачинщики бунта – казнены. Угодно ли тебе теперь отправиться на охоту, правда, в этот час уже вряд ли можно встретить фататисов.
     - Ты прав, Клодон, - холодно ответил Зорак, - час, действительно, поздний и поэтому в лесу сейчас находится только один фататис – тот самый, которого я только что убил. Возьми своих людей, и отправляйтесь за ним, только учтите: он очень велик, да пригоните сюда мой флаер, который остался в лесу. И вот ещё что: мне всё равно, сколько сока из потрохов фататиса вы собираетесь выкачать, но через два часа всё должно быть уже сделано, и корабли загружены продовольствием, оружием и боеприпасами, потому что через три часа мы выступаем в поход на Красс! Ясно?
     - Ясно! – испугано прошептал Чарис. – Не волнуйся, Повелитель, всё будет сделано, как ты хочешь!
     - Вот и хорошо! – одобрительно произнёс Зорак. Потом огляделся по сторонам и, указывая на всё ещё лежащий на полу труп, добавил, - И уберите здесь!
    
    
     * * *
    
    
     После удачных переговоров с главой гильдии работорговцев, Верховная нута Ксор возвращалась на Красс в приподнятом настроении. Всё складывалось, как никогда, хорошо и даже просочившиеся слухи о не совсем обычном отношении Танора к королеве Альде не могли испортить её настроения. Да и чего, собственно, ей было опасаться? Ведь она же уже отдала приказ об осаде и последующем штурме Рокоса, который должен был возглавить именно Танор? Да и наёмный убийца, внедрённый в команду его корабля, уже доложил о своей готовности в любой момент выполнить приказ Её святейшества и убрать главнокомандующего! Посадив свой личный корабль как можно ближе к императорскому дворцу, она быстро пересела во флаер и через несколько минут уже появилась в своих покоях, заставив находящуюся там Рону вскрикнуть от неожиданности.
     - В чём дело, дорогая? – с притворным дружелюбием поинтересовалась нута. – Разве ты не рада меня видеть?
     - Что Вы, Ваше святейшество! – спохватившись, ответила рабыня. – Конечно же, рада! Я так соскучилась! Просто Вы появились настолько неожиданно, что я испугалась.
     - Тому, чья совесть чиста, нечего бояться! – цинично ответила Ксор и пристально посмотрела на Рону. – Скажи-ка мне, чем сейчас занимается наш Верховный главнокомандующий?
     - Согласно отданному Вами приказу, Ваше святейшество, он выступил на Рокос, во главе имперской армады.
     - Хорошо, - ледяным тоном произнесла нута, - а кто передал ему мой приказ?
     - Я, Ваше святейшество! – уверенно ответила Рона. – Вы же сами говорили, что приказ Танору я должна передать лично.
     - Вот это-то мы сейчас и проверим! – заявила Ксор и активизировала связь с резиденцией главнокомандующего.
     В комнате появился образ управляющего поместьем.
     - Да благословит Вас Нут, Ваше святейшество! – поклонился он.
     - Тебя тоже, - коротко ответила нута, - расскажи мне, что нового произошло у нас за последнее время?
     - Его светлость Танор отправился на осаду Рокоса, - ответил управляющий, - но перед этим он увёз куда-то больную леманскую королеву.
     - Что?!!! – вскочила с места нута. – Как отвёз?!! Куда отвёз?!! Что всё это значит?!!
     - Не могу знать, Ваше святейшество! – поклонился управляющий. – Я только слышал, как он отдавал приказ погрузить во флаер большие запасы воды припасов и медикаментов, велел привезти ему несколько рабов из числа высокопоставленных пленных леманцев и улетел куда-то вместе с ними на флаере, но потом мне сообщили о пяти кораблях, взлетевших с другого полушария по его личному приказу. После этого он вернулся, быстро собрался и улетел на осаду Рокоса. Это случилось сразу же после визита госпожи Роны.
     - Так-так! – грозным голосом сказала нута и посмотрела на не помнящую себя от страха рабыню. – А что ты можешь мне сообщить о визите госпожи Роны к нашему главнокомандующему?
     - Ничего интересного, Ваше святейшество, - ответил управляющий, - кроме того, что они говорили около двух часов наедине в его спальне, и после этого разговора постель была сильно смята.
     - Спасибо, - едва сдерживая свой гнев, произнесла Ксор, - ты мне очень помог. Я прикажу наградить тебя за верную службу.
     Она отключила связь и обратилась к дрожащей рабыне:
     - Так значит, ты не только плетёшь интриги за моей спиной, о чем я уже давно подозревала, но ещё строишь против меня заговоры и откровенно изменяешь мне, да ещё на глазах у всего двора, даже не стесняясь прислуги!
     - Ваше святейшество! – взмолилась Рона, упав на колени и обливаясь слезами. – Я сейчас Вам всё объясню!
     - Не надо! – гневно ответила Ксор, приставив к её голове бластер. – Я ничего не хочу слышать, кроме одного: где королева Альда? Отвечай немедленно!
     - Не знаю! – рыдала рабыня.
     - Я жду! – закричала нута, теряя терпение.
     - Я, правда, не знаю! – сквозь слёзы отвечала Рона. – Танор специально не сказал мне, чтобы Вы не смогли просканировать меня! Пощадите, Ваше святейшество!
     - Так ты говоришь, что и сканировать тебя бесполезно? – справившись с приступом гнева, но, не убирая бластер от головы рабыни, произнесла нута.
     - Да, Ваше святейшество! – воскликнула та.
     - Ну, раз ты утверждаешь это, даже, несмотря на приставленное к твоей пустой голове оружие, значит, ты, по-видимому, говоришь мне правду, – рассуждала Ксор.
     - Вы совершенно правы, Ваше святейшество! – сквозь слезы улыбнулась рабыня.
     - А раз ты говоришь мне правду, - продолжала свои рассуждения нута, - то это, в свою очередь, означает, что больше тебе сообщить мне нечего, следовательно, мне ты больше не нужна!
     И она выстрелила, превратив прекрасную головку красавицы Роны в окровавленное месиво, разлетевшееся по всей комнате, перепачкав кровью все стены и мебель.
     Несколько минут нута изучающе смотрела на то, что осталось от её, некогда любимой, рабыни, после чего переступила через тело и отправилась обедать во дворцовый сад.
    
     * * *
    
    
     Какой странной силой обладает однажды зародившееся в нас сомнение! Как много способно оно сотворить с нами, даже вопреки нашей воле! «И почему, спросите вы, всякий раз, когда удача уже стоит на пороге, готовая вот-вот постучаться в дверь, нас одолевает какое-то необъяснимое уныние, словно бы предчувствие неминуемого поражения или же бренности самого бытия?» И отвечу я вам: «О! Если бы вы только знали, как же вы правы!» Хитроумный план Создателя как раз и рассчитан на то, чтобы никто и никогда не мог бы достичь желаемого идеала, чтобы все желания исполнялись, но только там и тогда, где и когда это уже не будет нужно. И мы, каким-то неведомым чутьём ощущая эту непреложную истину, начинаем сомневаться в целесообразности любых наших начинаний. И чем больше сил будет положено на алтарь этой цели, тем больше неудовлетворённости возникает в душе, потому как, если зерно сомнения было посеяно, то обязательно наступит время собирать урожай скорби.
     И лишь малые крохи наших устремлений принесут нам настоящую пользу! Лишь жалкие крупицы знания не сотрёт из памяти неумолимое Время! И лишь только суетные мимолётные желания смогут реализоваться вовремя, радуя нас, давая нам призрачную надежду на благополучный исход, и с новой силой подстёгивая нас к неуклонному движению вперёд, навстречу собственной гибели. И никому из нас – одурманенных надеждами глупцов - не дано наверняка знать своей судьбы и сути своей роли в этой вечной пьесе, которую даёт сам для себя Сотворяющий!
     Но для него больше не было пути назад! Все слова были уже сказаны, а ставки – сделаны и теперь, когда он сотворил свой собственный проход и за несколько минут смог провести весь свой небывалый флот сквозь пространство и время, обойдя все контрольные пункты и имперские пограничные посты, достигнув своей цели столь быстро, что его даже никто не ждал. Теперь, когда он, уже чувствуя себя победителем, взирал на сверкающий у его ног заветный Красс, в душе его царили уныние и апатия. Превознемогая своё упадническое настроение, он отдал приказ о штурме и сам, сев в небольшой корабль возглавил атаку.
    
     То был для Красса ДЕНЬ ЧЁРНОГО СОЛНЦА! Бесчисленные вспышки плазменных сгустков озаряли и вспахивали прекрасную землю, а клубы едкого чёрного дыма зловещей тьмой застилали небо, повергая этот цветущий и такой хрупкий и нежный мир в царство ночи и огня.
     Горели имперские корабли, оставшиеся на Крассе! Горел сам дворец! Горели дома придворных, гостиницы, ангары, казармы! Земля горела под ногами у пытающихся спастись людей и прочих существ! Горела вода! И даже само небо полыхало ослепительным пламенем! В раскалённом воздухе задыхались птицы и обугленными головешками падали на пылающую нескончаемыми пожарами землю! В тот день весь Красс содрогнулся от грозной поступи Великого и Ужасного Зорака – Разрушителя Миров!
     И, наконец, когда во всей округе не осталось ни одного очага сопротивления и ни одного не горящего здания, Повелитель Мира вступил в свой объятый пламенем дворец.
     Всё было так же, как и тогда, когда вся Вселенная склонялась перед его величием, и, как и в последний раз, когда вероломная нута привезла ЕГО, словно простого раба, на потеху узурпатору психопату, посмевшему занять его собственный трон! От этой мысли у него закипела кровь, ярость и ненависть наполнили его душу, а в глазах появилось зловещее синеватое свечение. Он шёл по опустевшим галереям дворца, и эхо от его шагов заглушало грохот разрывов снарядов, доносящийся снаружи. Он искал её, чтобы сполна испить сладкую чашу мести! Но никак не мог найти, и от этого его ненависть становилась во сто крат сильнее! Он уже был готов взорвать весь Красс, только бы уничтожить проклятую старуху, как неожиданно какое-то странное и совершенно новое для него чувство подтолкнуло его открыть дверь в комнату, где располагался пульт управления связью.
     Он с силой распахнул эту невзрачную дверь и увидел своего злейшего врага – Верховную нуту Ксор! Зорак злобно улыбнулся и пошёл прямо на неё. От неожиданности она вдруг вся как-то съёжилась, побледнела и попятилась назад. Словно выброшенная на берег рыба, она бессильно хватала воздух посиневшими от ужаса губами и, казалось, всё время пыталась что-то сказать.
     - А! Это ты, Линан Дос! – с перекошенной улыбкой, кое-как смогла выдавить из себя она, всё время пятясь назад и шаря руками по столу и ящикам у себя за спиной. – Давненько тебя не было видно! Где ты пропадал?
     Зорак молча наступал на неё и зло улыбался, устремив в её сторону испепеляющий взгляд. Поняв, что ей не удастся обмануть его своим напускным дружелюбием, и не найдя никакого оружия, Ксор запаниковала. Она вскочила с места и рванулась, было, к потайной двери, позади панели управления, но не успела она сделать и пары шагов, как какая-то тёмная сила пронзила все её мышцы, превратив всё тело в неподвижную статую. Зорак злорадно хихикнул и подошёл к ней поближе. Он долго и пристально смотрел ей в глаза, выжигая две чёрные дыры в её мозгу, после чего сел в её кресло, положил ноги на пульт управления, скрестил на груди руки и мягким голосом заговорил:
     - Ну, вот мы, наконец, и встретились, Ксор. И не называй меня больше чужим именем. Зови меня, как положено: Повелитель Зорак! Признаюсь тебе, что мне особенно приятно констатировать тот факт, что наша судьбоносная встреча состоялась именно так, как я и хотел. Кстати, если ты ещё не знаешь, хотел бы лично сообщить тебе, что твоя подруга диканка Дира, та самая, что была предводительницей ванаков, убита лично мной прошлой ночью, а твой закадычный дружок – Кади Сидорн Дио, с которым вы не раз обтяпывали свои грязные делишки, давно уж стал кормом для ванакских рыбок, так что Кора теперь снова моя, впрочем, как и Красс, и вся остальная империя.
     Но, я полагаю, что Дира успела донести тебе эту радостную новость, так что не будем на ней останавливаться. Поговорим лучше о другом. Знаешь, я так часто мечтал о том, как задушу тебя собственными руками, что даже успел поверить, будто это уже свершилось, но теперь, когда я имел удовольствие наблюдать твой страх, я понял, что смерть – это слишком простое и лёгкое наказание для тебя. Лично мне было бы приятнее видеть тебя не мёртвой, а живой, но бесконечно униженной и беспомощной, так что я решил предложить тебе сделку и, учитывая твою полнейшую беспринципность, думаю, что ты от неё не откажешься. Короче говоря, я готов сохранить тебе жизнь (в некотором роде), если ты взамен сможешь предложить мне что-нибудь действительно для меня ценное, в качестве выкупа. Ну что, идёт? – и он ослабил свою хватку ровно настолько, чтобы нута смогла говорить.
     - Я согласна, - покорно ответила она. – Я могу предложить тебе самое ценное, что есть в этом мире – информацию.
     - Ну, что же, - глубокомысленно произнёс он, - по-моему, весьма неплохая цена. Но не забывай: Я – Зорак Сотворяющий и Разрушающий, следовательно, я с равной лёгкостью могу дать тебе шанс жить или забрать его навсегда, так что прежде, чем соберёшься предать меня, подумай об этом хорошенько! Кроме того, не обольщайся: тебе больше не придётся нежиться в бассейне со своими любимыми наложницами: я лишу тебя этой возможности. Вообще, то, что я собираюсь сделать с тобой, можно назвать жизнью, лишь отчасти. Видишь вот эту штуковину? – он сотворил прямо пред ней нечто, отдалённо напоминающее экран, обрамлённый пластиковой каймой, от которой вверх тянулся длинный ремень, предназначенный для ношения через плечо.
     - Что это? – удивлённо спросила нута.
     - Это моё новое изобретение, - гордо ответил Зорак, - называется «сумкадля интелекта». В ней ты теперь и будешь жить, но только в интеллектуальном варианте! – и он злобно расхохотался.
     Интелектуальная сумка закружилась вокруг головы кричащей от ужаса Ксор, и, спустя мгновение, Зорак увидел, как сероватый дымок тоненькой струйкой отделился от её темени и нырнул в сумку. Дело было сделано! Бездыханное тело бывшей Верховной нуты рухнуло на пол и вскоре совсем испарилось, оставив после себя лишь крошечное влажное пятнышко. ОН ПОБЕДИЛ! ОТНЫНЕ ОН И ТОЛЬКО ОН – ЗОРАК ВЕЛИКИЙ – ПОВЕЛИТЕЛЬ МИРОВ И ЕДИНСТВЕННЫЙ НАСТОЯЩИЙ И ЗАКОННЫЙ ИМПЕРАТОР ВСЕЛЕННОЙ!
    
    
    
     Глава 26.
    
    
    
     Пожары догорали, а густой чёрный дым, плотным куполом покрывавший всё вокруг, постепенно начинал рассеиваться, обнажая ясные просветы вечно розовых небес прекрасного и нежного Красса.
     Он стоял на императорском балконе, откуда неоднократно приветствовал толпы своих восхищённых подданных, принимал парады и напутствовал армии. Он стоял и мрачно взирал на, оставленное им самим пепелище, и в этот самый момент, что-то тоскливое пронзительно и больно ковырнуло его холодное сердце. Теперь, когда он вновь вернул себе императорский трон, ему вдруг захотелось увидеть Красс таким, каким он был во времена своего былого величия, во времена правления Великого императора Горлака – основателя империи и единственно возможного правителя! Он закрыл глаза и погрузился в тёмную и вязкую ткань иллюзии.
     … Лилово-жёлтые линии широкими и плоскими дорогами проскальзывают сквозь белесые липкие клочья вчерашних туманов, унося вдаль осколки зелёных снов…
     …Толстобрюхие волосатые птицы пожирают собственные яйца и радостно курлыкают, призывая Властелина Тьмы присоединиться к их пиршеству…
     …И в великой битве сошлись и бесконечно сражаются стены Первозданного Пламени и воды Первичного Океана за право обладания сушей…
     …Он вспоминал нетленную красоту величественного и прекрасного Красса и сотворял её вновь из ткани иллюзии и своих собственных снов и воспоминаний…
     …Облака… облака… облака… Они плывут по прекрасным вечно розовым небесам Красса, даже не ведая о том, что ещё минуту назад этот мир был объят пожарищами!
     Он творил! Он творил, подобно Великим Богам, и Он сам был Великим Богом! Он сотворял свой мир! И мир его был, как никогда, прекрасен и велик!
     Он сотворил новый, не знавший пожаров и злобы Красс, потому что сам Хаос дал ему такую небывалую силу и назвал его СОТВОРЯЮЩИМ!
     Он открыл глаза. В чистом и прозрачном озере, как в зеркале отражаются стаи оранжевых птиц, танцующих в нежно-розовом небе свой бесконечный танец охоты на тучи разноцветных бабочек, кружащих над водой. Его мир был сотворен, и Сотворяющий, окинув взором творение своё, осознал, что оно прекрасно.
     Он повернулся, чтобы вернуться во дворец, но тут заметил, стоящего за своей спиной Рараку, который, разинув от удивления пасть и вытаращив ошалелые глаза, наблюдал за ним, будучи просто ошеломлённым увиденным.
     - А, это ты, Рарака! – вяло произнёс Зорак. – Что ты тут делаешь? Разве наша армия больше не нуждается в своём главнокомандующем?
     Драк перевёл на него всё ещё ошарашенный взгляд и долго смотрел, глотая воздух, не в силах вымолвить ни единого слова. Зорак улыбнулся и сделал лёгкий пас рукой, снимая его тик и приговаривая:
     - Ну что ты, друг? Нельзя же так сильно нервничать! Это опасно!
     - Слушай, Лин! – с трудом произнёс драк. – Ты меня просто поражаешь! Я тебе уже как-то говорил, что люблю смотреть на то, как ты творишь, но я никогда не думал, что мне доведётся увидеть такое! Ты просто гений! Нет, ты не гений, ты – Бог! Теперь я это понимаю! Ты, действительно, Зорак Сотворяющий и Разрушающий!
     - А ты, разве, в этом сомневался? Ладно, хватить причитать! – сказал Зорак, похлопывая друга по плечу. – Как там наши дела?
     - Даже не знаю, что и сказать! – растерянно произнес Тин. – Я как раз направлялся сообщить тебе о нашей полной победе, а тут вот это! Такое впечатление, что битвы и не было вовсе, даже обидно! Да и ванаки, наверное, не поймут.
     - Это уже их проблемы, - сухо ответил Зорак, - а что до радости победы, то, похоже, что тебе ещё представится шанс её испытать.
     - Как это?
     - Очень просто! – злобно усмехнулся Зорак. – Пойдём со мной, я хочу кое-что показать тебе!
     И он направился во внутренние покои дворца, увлекая за собой грозного великана драка.
    
     - Устраивайся поудобнее! – обратился Зорак к Тину, приведя его в богато обставленную комнату с фонтаном в центре и видом на озеро. – Это твои апартаменты. Помнится, ты мечтал примерно о таких? Имей в виду: если тебе что-то не понравится – я могу тут же переделать! Так что скажешь?
     - Восхитительно! – смущенно ответил драк. – Спасибо, Лин! Ты – настоящий друг! Не нужно ничего переделывать; всё просто прекрасно! Спасибо!
     - Ну, раз ты всем доволен, - деловито произнёс Зорак, усаживаясь на мягкий диван возле небольшого столика, - давай теперь и делом займёмся. У меня для тебя есть ещё один сюрприз! – и он поставил на столик мозговую сумку, с лицом Ксор на экране.
     - Что это? – удивлённо спросил драк.
     - Не что, а кто, - поправил его Зорак. - Разве ты не видишь? Это же наша боевая подруга – бывшая Верховная нута Ксор. Стыдись, Рарака! Как быстро ты забываешь таких знаменательных личностей!
     - Нет, что это Ксор, я вижу, - недоумевал драк, - только я никак не возьму в толк, что её рожа делает в этом твоём коробке?
     - Этот коробок, друг мой Рарака, называется: «интелектуальная сумка» - моё новое изобретение. Правда, здорово? Так вот, её, как ты изволил выразиться «рожа», вместе со всем остальным интеллектом, отныне будет жить исключительно в этой сумке. Кстати, она ещё и говорить умеет, не правда ли, Ксор?
     - Умею, – с ненавистью в голосе ответила нута.
     - Ух, ты! – воскликнул Рарака. – А что она ещё умеет?
     - А ещё она умеет говорить правду, потому что ей очень хочется жить. Верно, Ксор?
     - Верно! – еще большей ненавистью ответила она из сумки.
     - Вот мы сейчас и поговорим по душам, много неуважаемая, - мягко сказал ей Горлак, - только ты, пожалуйста, умерь свой пыл и будь поласковее со мной и моим другом, как ты это умеешь, а то, не ровен час, я, ведь, могу и пересмотреть условия нашего соглашения! Уяснила?
     - Уяснила, - сдержанно ответила Ксор.
     - Вот и славно! – презрительно улыбнулся Зорак. – А теперь, будь добра, расскажи-ка мне и моему другу Рараке, почему в момент нашего прибытия, на Крассе не было ни одного корабля? Куда ты отправила флот, и кто им командует?
     - Имперская армада, под командованием дика Танора, - ответила нута, - по моему личному распоряжению, отправилась осаждать Рокос, с тем, чтобы после моей команды, взять его штурмом.
     - Я рад, что память не изменяет тебе, - съязвил Зорак.
     - Ну и дела! – воскликнул драк. – Лин, дружище, да мы, оказывается, прибыли как раз во время!
     - Выходит, что да, - согласился тот, - только мне не даёт покоя одна мысль.… Скажи-ка Ксор, кто ещё поддерживает тебя?
     - Никто, - сухо ответила она.
     - Ты врёшь! – злобно улыбнулся Зорак, - Ты же знаешь, я терпеть не могу, когда ты врёшь! Говори или я отключу питание сумки!
     - Хорошо, - нехотя согласилась нута, - недавно я лично летала на Торн и заключила союз с главой работорговцев – Чратом Дакиком.
     - То-то, - назидательно молвил Зорак, - в чём суть соглашения?
     - Они обязались оказать мне поддержку в борьбе с тобой, - обречённым голосом продолжала Ксор, - а за это я обещала им узаконить гильдию работорговцев и сделать самого Дакика Верховным жрецом Нута.
     - Да-а-а-а! – протянул Зорак. – Оказывается, у тебя не только веры, но и совести нет! Подумать только! Главного душегуба в империи сделать главным спасителем потерянных душ! На такое, пожалуй, был способен только твой извращённый разум! Ну да ладно! Когда Чратн должен прибыть на Красс?
     - Он ждёт моего приглашения, - ответила Ксор.
     - Вот и пусть себе ждёт! – просиял Зорак. – А мы с тобой, Рарака, пожалуй, наведаемся к нему в гости сами и уничтожим этот рассадник заразы в корне! Что скажешь?
     - Ты же меня знаешь, Лин! – воскликнул Тин. – Я всегда был не против хорошей драки!
     - Прекрасно! – заявил Зорак, пряча мозговую сумку с нутой. – Значит, отправляемся на Торн, а оттуда прямо на Рокос! Только немедленно, пока они ещё не прознали, кто хозяин Красса! Похоже, я слишком долго отсутствовал! Пора мне навести порядок в своей империи!
     - Слава Великому Зораку, Сотворяющему и Разрушающему! – воскликнул Рарака. – Слава нашему Повелителю!
    
    
     * * *
    
    
     Желтые плотоядные лилии качаются на фиолетовых стеблях, роняя на иссушённую землю редкие капельки драгоценной влаги. На мутном сером небосводе невыносимо давяще зияет огромный диск красного кровожадного солнца, напоминая о тщетности любой попытки сопротивления. Здесь, на Торне, умирает всякая надежда, и только голод, боль и страх безраздельно властвуют над этими чёрными песками.
     Сколько несчастных сгинуло здесь без следа! Сколько исковерканных судеб прошло мимо этих грозных скал! Сколько крови и слёз поглотили эти чёрные пески! Торн – обитель страха! Вот уже не одно столетие даже мимолётное упоминание о нём наводит ужас на всякого добропорядочного жителя империи. И только банда изуверов-работорговцев возносят хвалу богам во славу процветания своего мира.
    
     Проведя флот сквозь свой собственный и ещё никому неизвестный пространственный проход, Зорак Великий пересел в небольшой корабль, у самого Торна, и, повелев Рараке Тину начинать атаку самостоятельно и по своему собственному усмотрению, направился на посадку.
     Чёрная, каменистая равнина, на которой он приземлился, была пустынной и совершенно сухой, впрочем, как и весь остальной Торн. Укрыв свой корабль плотной завесой тьмы, Зорак уединился в тени небольшой скалы и призадумался. События последних нескольких дней сменяли друг друга с такой ошеломляющей стремительностью, что у него совершенно не было времени для того, чтобы всё как следует обмозговать. И первым вопросом, на который он должен был сам себе ответить, был вопрос о том, что он, собственно, собирается делать дальше?
     «Ну, вот теперь я – император! – размышлял он в тишине скал. – Но вот вопрос: а разве я желал именно этого? Разве хоть когда-нибудь передо мной стояла задача стать императором? Нет! Я никогда не хотел этого! Тогда чего же я хотел?» И этот, простой на первый взгляд, вопрос неожиданно поставил его самого в тупик. Он, действительно не знал, чего же, на самом деле, хочет. И сколько бы он не напрягал свою память, единственное желание, которое ему удалось вспомнить, было желание провести остаток своих дней рядом со своей ненаглядной Альдой, которую он так нежно любил когда-то.
     «Альда! – печально вздохнул он. – Где же ты теперь? Где мне искать тебя? Да и сможешь ли простить меня теперь, после всего, что произошло? И зачем я только оставил её тогда? Зачем врал ей? Зачем не сказал ей кто я? А, собственно, кто я есть на самом деле? Зорак? Нет, если я до сих пор люблю её, значит, я не совсем Горлак. Тогда кто же? Линан? Тоже вряд ли. Ни один творец, даже самый именитый, никогда не мог даже и мечтать о моих способностях и моём умении! Кроме, того, если бы я был Линаном, то обязательно, особенно после всего, что произошло со мной в последнее время, вспомнил бы своё прошлое. Я, ведь, до сих пор помню всего-навсего чуть больше трёх последних лет своей жизни! Так, значит, я – всё-таки, Зорак! Из его же жизни я помню намного больше! Да, но ведь, и его юности я тоже не помню! И почему я должен быть Зораком, когда всем известно, что к моменту ухода во Внешние Пределы (о которых я, кстати, тоже ничего не помню и не знаю) он был уже совсем стар, а я ещё так молод! И даже если предположить, что он, погибнув где-то во Внешних Пределах, возродился вновь в молодом, то есть, в моём теле, использовав свою божественную силу, то почему же я так похож на него внешне? И почему между его исчезновением и моим появлением прошло так мало времени? Если бы он вновь возродился в моём теле, то был бы ещё совсем ребёнком! Я бы просто не успел вырасти так быстро! Но, ведь я же есть! Вот он – я, стою тут, среди этих миллионы раз проклятых и политых реками крови камней! И я – Зорак! Я это совершенно точно знаю! Пусть это обстоятельство и смущает очень многих, включая и меня самого, но я – самый, что ни на есть настоящий Горлак! И всё тут! Хотя, вместе с тем, я и Линан Дос тоже. Как-то странно всё это! Даже голова идёт кругом! Может быть, я просто родился в таком отдалённом уголке Вселенной, что там даже время течёт иначе, чем везде? Кто знает! Ну ладно! Хватит ковыряться в своей окаменевшей памяти! Так же можно и с ума сойти! Вот разберусь с работорговцами и с армадой Ксор, наведу в империи порядок и сразу же начну поиски Альды, а заодно и того, кто бы мог мне окончательно и полностью восстановить МОЮ память! А пока нужно торопиться; скоро Рарака начнёт штурм, а мне ещё нужно успеть захватить главу местных мерзавцев, чтобы было чем потом торговаться с сенатом!»
     Он закрыл глаза и сосредоточился на резиденции главы работорговцев.
     …Узкие вонючие улочки, занесённые чёрным, песком были покрыты нечистотами и кусками гниющей плоти. Повсюду сновали и суетились представители всех рас, одетые в коричневые балахоны работорговцев, а у входных дверей всех, без исключения, домов были прикреплены крупные кольца, на многих из которых висели цепи, идущие от ошейников измождённых рабов, умирающих от истощения прямо на пороге этих самых домов. А откуда-то издалека, с самого конца улицы, раздавались громкие крики, перерастающие в один сплошной многоголосый гул.
     … Взгляд Зорака устремился навстречу этому шуму…
     …Улица выходила к большой круглой площади, посреди которой располагался цирк, вплотную прилегающий к мрачному и бесформенному нагромождению чёрных и серых камней, которое, судя по его превосходящим все остальные строения размерам, и являлось резиденцией главы само провозглашенной гильдии работорговцев. Где-то на уровне четвёртого этажа этого безобразного строения выступало нечто отдаленно напоминающее императорский балкон, на котором стоял, одетый в коричневый балахон вилорогий нилонец и торжественно приветствовал своих подданных, собравшихся на арене, чтобы продемонстрировать ему недавно привезённых для боёв пленников.
     Выкрикнув нечто непонятное своим вассалам, нилонец скрылся в глубине комнаты, а через мгновение там же появился и Зорак Разрушитель. Укутавшись плотным пологом тьмы, Повелитель внимательно наблюдал за всеми действиями нилонца, пытаясь разузнать как можно больше нужной информации, которая бы могла пригодиться в будущем, но стремительная атака на Торн жаждущего хорошей битвы Рараки спутала все его планы. Заслышав грохот бомбёжек, нилонец подбежал к окну, чтобы выяснить, в чём дело, но когда перед ним предстал весь грандиозный флот Зорака во всей своей ужасающей силе почти что полностью заслонивший мутное небо Торна, жало нилонца отвисло почти до колен, а ноги сильно затряслись.
     - Великий Нут! – воскликнул он. – Что это?
     - Ты угадал, Чратн! – ответил ему мягкий голос из тени. – Это, как раз, и есть я – Великий Нут, собственной персоной! Хотя мне больше нравится, когда меня называют - Повелитель Зорак! – и Разрушитель злобно расхохотался.
     Вилорогий нилонец вскрикнул от неожиданности, оглянулся и попятился к двери, но навстречу ему из тени уже вышел Разрушающий!
     Зорак поднёс ладонь к губам и легонько сдул с неё воображаемую пылинку, хитро подмигнув при этом Дакику. И в этот момент все мышцы нилонца внезапно одеревенели, и он замер на месте, а, спустя минуту, начал медленно подниматься, бесконечно вращаясь и опутывая себя тоненькой, едва заметной паутиной. Когда яйцевидный кокон прочной и почти совсем прозрачной скорлупой окружил всё тело Чратна, Зорак жестом остановил его движение, подошёл поближе, постучал по скорлупе, проверив её на прочность, несколько раз со всей силы стукнул по ней стулом и, оставшись довольным своей работой, выглянул в окно.
     Торн полыхал ещё сильнее, чем недавно Красс! Высокая, достигающая самого неба стена сплошного пламени двигалась по городу в направлении резиденции Дакика.
     - Пора уходить! – сказал сам себе Зорак и вызвал на связь Рараку Тина, с помощью приёмника, вмонтированного в плазмомеч.
     - Лин! Где ты? Разрази тебя гром! – выругался драк, едва выйдя на контакт. – Где тебя носит? Я уже чего только не передумал! Что ты там шляешься под бомбами?!
     - Не кипятись, Рарака, - ласково ответил Зорак. – Я тут немного поохотился.
     - И на кого, можно спросить? – огрызнулся драк. – На песок или на камни?
     - Сейчас увидишь, - ответил Зорак. – Принимай мою добычу!
     И он, сотворив небольшой пространственный проход, пустил яйцевидный кокон, вместе с запертым внутри вилорогим нилонцем – предводителем работорговцев, прямо навстречу Рараке, а следом и сам шагнул на борт флагманского корабля.
     - Никак не могу привыкнуть к твоим фокусам, – с трудом переведя дух, проворчал драк. – Кого это ты тут поймал? Великие боги! Да не уж-то – это сам Чратн Дакик?!
     - Он самый, - подтвердил Разрушающий, - собственной персоной!
     - Лин, дружище, - взмолился Рарака, - если ты мне и вправду друг, позволь мне лично удавить мерзавца! Уважь друга, пожалуйста! Я же у тебя больше ничего не прошу!
     - Я тебе друг, но негодяя не дам! – отрезал тот. – Он нам ещё пригодится!
     - Зачем он тебе? – удивился драк. – Разве что собираешься его скормить каким-нибудь дрессированным червям?
     - Это хорошая идея, – отметил Зорак, - но пока у меня несколько иные планы. Как только мы тут всё закончим, я собираюсь прямиком отправиться к Рокосу, пока Танор, вместе со своей армадой ещё его осаждает, а не штурмует. А после боя (в успешном завершении которого я не сомневаюсь) мне придётся объяснять сенаторам, что я – единственный законный и достойный император. И мне кажется, что вот это яичко послужило бы неплохим аргументом в мою пользу! Ты так не думаешь?
     - Логично, - согласился драк. – Но, если желающих убить негодяя не найдётся, ты обещаешь отдать его на растерзание мне лично?
     - Обещаю, Рарака, - улыбнулся Зорак, - хотя боюсь, что тебе придётся занимать место в самом конце длиннейшей очереди желающих как можно скорее сделать это!
     - Жаль! – уныло пробормотал драк и опустил глаза.
     - Ладно, хватит прохлаждаться! – бодро заявил Зорак. – Давай-ка я сам закончу по быстрому это дело с Торном! Времени слишком мало осталось! Вдруг до Танора уже дошли слухи о наших с тобой подвигах?
     - Что ты собираешься делать? – поинтересовался драк.
     - Собираюсь решить проблему быстро, радикально и навсегда! - усмехнулся Зорак.
     - Вот это мне по душе! – довольно воскликнул Рарака. – Я и сам предпочитаю действовать подобными методами! Тебе, случайно не нужна помощь?
     - Нет, друг, - улыбнулся Разрушающий, - помощь мне не нужна. Ты лучше как можно скорее отведи корабли подальше от Торна, только в проход, пока не прыгайте. Определи куда-нибудь нашего нового друга нилонца и проследи за тем, чтобы мне никто не мешал некоторое время.
     - Считай, что меня уже здесь нет! – отсалютовал Тин и исчез, вместе с яйцевидным коконом, оставив Повелителя в гордом одиночестве.
    
     Мрачно и грозно взирая из иллюминатора на грязный и мутный Торн, лежащий у его ног, он долго решал его дальнейшую судьбу. Наконец, когда решение уже пришло, и судьба жестокой планеты была окончательно решена, он тяжело вздохнул и закрыл глаза, сотворяя Хаос, силы которого питали его, и чьим воплощением был он сам.
    
     …Шорох…
     …Стон…
     …Гул…
     …Грохот…
    
     Из крошечного ветерка где-то на самом краю недоступной пустыни образовался волчок. Он кружил и кружил, вбирая в себя всё больше и больше песка. И вот уже его мутновато-белесый цвет сменился тёмно-серым и постепенно почернел, когда волчок, сменился мощным вихрем. А затем, перестав быть вихрем, превратился в смерч, громадным столбом опускающимся на землю из гигантской чёрной тучи, стремительно увеличивающейся в размерах.
     И когда из чёрного столба смерча стали беспрестанно вырываться свирепые жала исполинских молний, а чёрный песок пустыни стеной поднялся ввысь и заслонил собой огромное кровожадное солнце, смерч двинулся в путь.
     С невероятной скоростью рванувшись с места, Волна Хаоса быстро набирала темп, сметая абсолютно всё на своём пути и расщепляя встречные предметы до мельчайших частиц. И не было на её пути ничего, способного противостоять ей!
    
     …Минута…
     …Две…
     …Три…
    
     Флотилия Зорака уже довольно далеко удалилась от ненавистного Торна. И Повелитель, глядя в иллюминатор флагманского корабля, мог наблюдать, как Волна Первозданного Хаоса уже трижды обошла вокруг злополучной планеты, превратив всё, что на ней находилось в мельчайшую пыль.
     - Пора! – торжественно произнёс он и послал в направлении того, что ещё недавно было Торном, воздушный поцелуй.
     Внезапно смерч, сметающий всё на поверхности планеты, стих, а из её недр раздался страшный гул. Он нарастал и нарастал, пока не превратился в оглушительный рёв, способный оглушить любого, даже находящегося на очень удалённом от планеты расстоянии. Постепенно гул достиг такой невероятной силы, что прочнейший корпус корабля Повелителя завибрировал под его натиском! И когда уже казалось, что корабль должен вот-вот развалиться на части, произошло ЭТО!
     Дикая, неистовая дрожь пробежала по поверхности Торна, после чего вся планета несколько раз содрогнулась, качнулась и неожиданно взорвалась, разлетевшись на многие и многие тысячи миль шквалом разно великих осколков. Мощный взрыв сначала расколол Торн на три неравные части, которые, медленно вращаясь, разлетелись в разные стороны, окутанные плотными клубами газа и пыли и окруженные мириадами маленьких осколков. Но, спустя несколько минут самый большой из трёх крупных осколков потряс новый взрыв, а следом за ним и два других осколка – тоже взорвались, оставив после себя лишь слегка подсвеченные красным светом древнего кровожадного солнца, бесформенные облака пыли, с плавающими по ним, как птицы по водной глади, бесчисленными каменными осколками некогда грозного и страшного мира.
     Разрушитель посмотрел на сотворённый им Хаос и нашел его прекрасным! И странное чувство родилось в его холодном и беспощадном сердце: он, вдруг познал великую и ни с чем не сравнимую красоту Первозданного Хаоса! Красота эта была настолько совершенна в своей неотвратимости, что он решил непременно повторить подобное разрушение, чтобы ещё раз насладиться этим, полным истинного великолепия, зрелищем!
     Но потом, не сейчас! Потому что сейчас его ждал Рокос, победа при котором давала ему в руки подлинную власть над империей!
    
    
    
    
     Глава 27.
    
    
     Подобно тому, как гусеница, достигнув одной травинки,
     Взбирается на другую, сжимаясь, точно так же и Атман,
     Отбросив своё тело, изгоняет своё незнание, сжимаясь,
     И начинает другое восхождение…
     Брихадараньяка-упанишада.
    
     Если ты, предаваясь своеволию, думаешь:
     «Не буду сражаться, тщетно твоё решение!»
     Ты повлечёшься за своей природой,
     Связанный своей кармой,
     Рождённый собственной природой.
     Ты исполнишь, помимо воли, то,
     Что по своему заблуждению,
     Не хочешь делать…
     Бхагават-гита.
    
     Танор не находил себе места. Сердце его просто вырывалось из груди и устремлялось к Крассу, туда, где он спрятал свою всепоглощающую страсть – королеву Альду! С тех пор как он, во главе имперской армады прибыл для осады Рокоса, никаких сведений о ней у него больше не было, и это было просто невыносимо! Он скучал и страшно скучал! Он считал дни, часы и даже минуты, до своего возвращения! А сигнала начать штурм Рокоса всё не было! И это обстоятельство начинало его серьёзно беспокоить. «В чём дело? – недоумевал он. – Неужели Ксор отказалась от своих планов? Просто поверить не могу! А если она и не собиралась их осуществлять, что тогда? А если это - всего-навсего, один из её хитроумных ходов, направленный на то, чтобы вывести меня из игры? Нет! Не может быть! Если бы она хотела избавиться от меня, то просто бы тихонько изолировала, но не давала бы мне в руки власть над всей её армией и не посылала бы к Рокосу, взять который для меня – лишь вопрос времени!»
     Он снова, уже в сотый раз, попытался связаться с Верховной нутой, но, как и прежде, связь была заблокирована. Выглядело всё это в высшей степени подозрительно, но что это всё означало, он никак не мог понять. Он столько размышлял над этой проблемой, что у него даже заболела голова от напряжения, но ответ всё время ускользал от него!
     И тогда он решился!
     «Хватит тянуть! – сказал он сам себе. – Если в течение ещё трёх дней я не получу приказа на штурм или хотя бы не налажу связь с нутой, придётся начинать атаку на сенат без особого приказа!»
     И, дав себе такое твёрдое обещание, он с нетерпением стал дожидаться конца, установленного самому себе срока, по окончании которого, он, наконец-то, сможет увидеть свою драгоценную возлюбленную – Альду!
     Но, совершенно неожиданно для него, события приобрели такой непредсказуемый оборот, что ждать ему пришлось значительно меньше времени…
    
    
     Разрушитель вёл свои корабли сквозь пространство и время. Сама судьба направляла его навстречу самой великой битве, какую только суждено было увидеть империи! Его безукоризненно прекрасное лицо озарялось решительностью и твёрдым намерением исполнить своё предназначение. Он был холоден, суров и мрачен. И никто, даже сам главнокомандующий этой флотилией – Рарака Тин, не смел нарушать его напряжённого одиночества. Одним усилием мысли он раздвигал глыбы хаоса и пустоты, ведя свой флот навстречу славе. И никто, кроме него, не знал, какой ценой будет обретена эта судьбоносная победа, и что она будет означать для Вселенной!
     И вот, наконец, после бесконечного странствия по глубинам вывернутого космоса, флотилия Разрушающего достигла Рокоса и прямо с ходу атаковала бывшую имперскую армаду, не дав ей даже опомниться.
     Первый залп уничтожил ворота в телепортал, отрезав армаде все пути к отступлению. Вторым залпом был подбит один из крупных боевых крейсеров, расположенных по левому флангу, а сразу следом за ним взорвались четыре правофланговых крейсера и станция связи. Но тут имперская армада, оправившись от шока неожиданного нападения, открыла ответный огонь, и, прежде чем Горлак успел сотворить по всему фронту защитное поле, пять его кораблей получили серьёзные повреждения, а три были полностью уничтожены. Ситуация серьёзно осложнялась.
     После того, как облака пыли и газа, образовавшиеся после взрывов кораблей с обеих сторон рассеялись, бой закипел с новой силой. Ни одна сторона не имела перевеса над другой. Сойдясь в последней великой битве, противники просто методично уничтожали друг друга, дожидаясь, когда хотя бы одна из сторон получит численное превосходство, но этого не происходило.
     Корабли Зорака были лучше имперских, но его команда ещё не совсем хорошо освоила управление ими, и, хотя защитный экран неплохо укрывал флотилию Разрушителя, имперская армада тоже была оснащена довольно приличной системой защиты, над которой трудились самый лучшие творцы в империи. Спустя несколько часов, когда противники окончательно вымотали друг друга, и каждая из сторон потеряла не менее трети своих кораблей, положение стало критическим, тем более что никто не имел возможности отступить.
     Настал момент истины! Кто-то должен был победить в этой смертельной схватке, а кому-то суждено было остаться здесь навсегда!
     Горлак велел позвать Рараку.
     - Что будем делать, дружище? – спросил у Разрушителя озабоченный серьёзностью сложившегося положения драк.
     - Я хочу применить одну небольшую хитрость, - серьёзно ответил тот, - но для этого мне понадобится твоя помощь.
     - Я готов! – Браво ответил Тин. – Что ты задумал?
     - Я не вижу смысла в этой бойне на полное уничтожение, - печально молвил Горлак, - и поэтому я решил ударить врага с тыла, чего они совсем не ждут.
     - А как ты собираешься это сделать? – удивился драк.
     - Это уж моя забота! – улыбнулся Повелитель. – Ты лучше позаботься о том, чтобы собрать сотню-другую самых отпетых головорезов из числа наиболее преданных и приготовься вместе с ними пойти на абордаж.
     - Послушай, Лин, - недоверчиво проговорил Рарака, - я, конечно, всегда не прочь хорошей драки, ты же знаешь, но слыханное ли дело, идти на абордаж в космосе?!
     - Ты боишься, Рарака? – презрительно спросил Зорак.
     - Нет, не боюсь, - рассеянно произнёс драк, - просто я не могу понять: как ты это собираешься проделать?
     - А тебе и не нужно ничего понимать, - холодно отрезал Зорак. – Понимать – это уж моё дело, а твоя работа – сражаться! Я всё сам устрою, а ваша задача: обезвредить команду флагманского корабля, только командующего оставьте мне. Ну, что? Вперёд?
     - Вперёд! – воскликнул Рарака, и с громким криком - Слава Великому Зораку! Слава Разрушителю! - помчался набирать команду добровольцев.
    
     Танор был возбуждён и почти близок к панике. Несмотря на то, что его армада в течение вот уже нескольких часов так успешно давала отпор агрессору, он до сих пор и понятия не имел о том, кто же этот самый таинственный агрессор! Положение усугублялось полным отсутствием всякой связи, и даже действия собственных кораблей приходилось координировать с помощью обычных средств сообщения, моля богов о том, чтобы таинственный враг не додумался их прослушать! Но хуже всего было то, что агрессор разрушил телепортал, лишив армаду Танора всякой надежды на отступление, и этого командующий совершенно не мог понять!
     «Кто же это может быть? – не переставал спрашивать он самого себя. – Кто, в империи, кроме Ксор, может владеть такой мощной флотилией? И как они вообще добрались сюда, если мои корабли контролировали все телепорталы? Значит, у них есть свой собственный проход, иначе, зачем им было уничтожать тот, что был? Но кто настолько силён, что даже может создать свой собственный пространственный проход? Разве это задача под силу кому-то,…если…только…он не…»
     - ЗОРАК! – закричал он вслух, содрогаясь от собственного открытия.
     И в этот самый момент воздух в его каюте как-то странно помутнел, задрожал, и прямо рядом с ним стало вырисовываться смутное изображение высокого и очень, просто неестественно, красивого молодого человека, с длинными иссиня-чёрными волосами и большими синими глазами, которые светились странным и зловещим синеватым сиянием. На нём был широкий чёрный плащ, поверх синих одежд, а голову его венчала платиновая диадема, украшенная крупными сапфирами. Вскоре фигура не званного гостя стала вполне осязаемой, и он спокойно шагнул в каюту, а следом за ним появился великан драк, очень воинственного вида и вооруженный до зубов, ведший за собой целый отряд из крепких и довольно решительно настроенных воинов, принадлежавших к самым разнообразным расам.
     - Я рад, что даже здесь меня встречают такими громкими приветствиями! – цинично заметил Зорак. – А ты, если я всё правильно понимаю, тот самый знаменитый Танор – победитель мирной и беззащитной Лемы? Что ж, победа над спящими женщинами и детьми – достойная гордость для воина! Помниться мне, там, на Леме, ты ещё похитил мою женщину – королеву Альду, и теперь я бы очень хотел у тебя спросить о её дальнейшей судьбе! Разыграем приз! Скажешь мне, где находится королева – останешься жить, не скажешь, по причине не знания – умрёшь, как воин, а если вообще откажешься мне отвечать – я за твою дальнейшую судьбу не отвечаю!
     - Да что ты из себя возомнил! – закричал разъярённый Танор. – Ты – жалкий фокусник! Я не буду говорить с тобой! Да, я похитил Альду, и теперь она моя женщина! Понял? Ты никогда не получишь её! И я вовсе не боюсь твоих угроз, проклятый Горлак!
     - Повелитель Зорак, - улыбаясь, поправил его Разрушающий, - а угроз моих ты не боишься совершенно напрасно! Даже сама Ксор дрожала от страха передо мной, пока я не усадил её в специальную сумку для интелекта! Теперь она будет существовать исключительно в таком виде. Но, я полагаю, что твоя самоуверенность объясняется твоим полным невежеством, что ж, придётся тебя немного проучить! И поверь, мне искренне жаль, что мы так и не смогли поладить с тобой! После того, как я увидел тебя в бою, я даже начал немного уважать тебя. Жаль, что мне пришлось разочароваться в тебе! Но, видно, ничего не поделаешь! Рарака, - обратился он к своему другу, - пусть пока ребята займутся делом, а мы тут немного потолкуем с нашим приятелем! И, когда вы там всё закончите, - возвращайся сюда к нам! Мы будем очень тебя ждать, верно, Танор?
     Но Танор уже ничего не мог ответить, плотно опутанный только что сотворённой Зораком энергетической сетью.
    
     Пойманный таким экзотическим способом, Танор был одновременно удивлён, разгневан и напуган. Все его мысли вертелись вокруг судьбы нуты, которую посадили в какую-то мозговую сумку (что бы это могло означать?), плана побега и страстного желания вернуться на Красс, выкрасть Альду и как можно быстрее скрыться вместе с ней куда-нибудь подальше. Что же до Зорака, который вопреки всему, что Танор слышал о нём, оказался приветливым, умным, красивым и весьма обходительным молодым человеком, так он, казалось, потерял к командующему всякий интерес и целиком был поглощён своими мыслями.
     Устроившись поудобнее в мягком кресле, он сидел неподвижно, закрыв глаза, и только напряжённое дрожание мышц его лица выдавало какую-то большую внутреннюю работу, происходившую в нём. Просидев так несколько долгих минут, он неожиданно открыл глаза и пронзительно посмотрел на Танора.
     Удар его тяжёлого взгляда был настолько мощным и неожиданным, что мозг Танора пронзила острая нестерпимая боль. Он закричал, но Зорак и не собирался ослаблять свою смертельную хватку. Пробираясь сквозь хаотичное нагромождение пластов памяти дика, Разрушающий планомерно сжигал его примитивный мозг, выуживая из него крупицы полезной для себя информации. Танору показалось, что эта изощрённая пытка продолжалась вечно, и он, уже не помня себя от боли, мечтал только об одном – о смерти!
     И когда его измождённый дух постепенно начал покидать его тело, Зорак отпустил его и освободил от пут. Измученный Танор рухнул на пол каюты к самым ногам Повелителя, а тот тихо заговорил:
     - Глупец! Неужели ты собирался победить сам Хаос?! Неужели эта жестокая и подлая старуха – Ксор - что-то значила для тебя, если ты выполнял её приказы? Если бы у тебя была хоть капля мозгов, ты бы понял, что самый лучший для тебя выход – это служба мне, но ты был одержим своей гордыней и ничего не хотел замечать вокруг себя! И на что ты надеялся? Что красавица Альда, погубившая не одного воздыхателя, откажется от любви Повелителя Мира и обратит свой королевский взор на жалкого солдафона дика, который, ко всему прочему, лично уничтожил её родную планету! Да-а-а-а! Такой дремучей самонадеянности мне ещё не доводилось наблюдать! И огрызался ты со мной совершенно зря! Видишь, я могу читать твой мозг, словно раскрытую книгу! Теперь я знаю, что ты спрятал Альду на Крассе и, более того, знаю, где именно! Так что мне остаётся только вернуться на свой собственный Красс и нанести ей визит! Вообще, я бы мог давно уничтожить тебя, но есть, всё же, определенные обстоятельства, заставляющие меня тебя уважать. Ну, во-первых, как я уже говорил, ты славно сражался сегодня. Во-вторых, твоим упорным сопротивлением мне двигала любовь. И пусть ты испытывал это чувство к женщине, которая принадлежит мне, всё же сама по себе любовь – прекрасное чувство, и далеко не каждый на него способен! В-третьих, оказывается, ты наврал мне – Альда даже не подозревает о твоей к ней любви! И ты, несмотря на всю свою необузданную страсть, даже не прикоснулся к ней! Этот поступок достоин уважения! И, наконец, в-четвёртых, я очень благодарен тебе за то, что, спрятав Альду, ты спас её от Ксор. И за это я дарую тебе жизнь, конечно, при условии, что ты признаешь меня своим Повелителем и перестанешь приставать к моей невесте, которая, вполне вероятно, очень скоро станет моей женой и императрицей! Согласен ли ты на мои условия?
     - Согласен! – едва слышно прохрипел Танор.
     - Вот и отлично! – улыбнулся Зорак.
     В этот момент на пороге появился грязный и перепачканный разноцветной кровью Рарака, а следом за ним показались пятеро, не менее грязных воинов из числа его головорезов.
     - Все кончено, Лин! – запыхаясь, проговорил драк. – Флагманский корабль наш! А остальные не станут без него сражаться!
     - Очень хорошо! – спокойно прокомментировал Зорак. – Я желаю говорить с командой, надеюсь, вы там не всех поперерезали?
     - Да, в общем-то, нет! – рассеяно ответил Рарака. – Основная часть команды, как раз поддерживает тебя, Повелитель! Правда, с некоторыми офицерами пришлось немного повозиться, но эту проблему мы уже устранили!
     - Прекрасно! – заметил Разрушающий. – В таком случае прикажи всем кораблям прекратить огонь и собери, по возможности, всю оставшуюся команду на верхней палубе. Мы с бывшим главнокомандующим Танором собираемся им кое-что сообщить.
     Спустя несколько минут, Зорак в сопровождении Рараки и Танора вошёл на верхнюю палубу, и они заняли места на импровизированной трибуне.
     - Солдаты! – обратился к ним Горлак. – Сегодня вы мужественно сражались, чем заслужили на веки почёт и уважение! Но битва окончена, и не вы её проиграли! Вы сражались по приказу Ксор, а она была уничтожена мною ещё задолго до начала битвы, просто вы об этом ничего не знали! И сами приказы её были совершенно незаконными! Вам всем хорошо известно, что нападение на сенат, которое вы должны были совершить по её приказу, является преступлением, согласно законам империи!
     - Ты сам преступник! – послышался голос из толпы. – Это же ты убил императора!
     - Единственный законный император – это Зорак Пирр! – спокойно ответил Разрушающий. – Это вам может подтвердить любой компетентный сенатор или советник. Я не убивал императора, потому что именно меня зовут Зорак Пирр, следовательно, император – я! Я убил узурпатора, захватившего мой трон, после чего Ксор сама узурпировала его власть, таким образом, вы выполняли приказы узурпатора узурпатора! Разве это достойно воинов?! Сегодня я призываю всех вас вступить в ряды моей армии и признать меня своим единственным Повелителем, как это сейчас сделает ваш главнокомандующий Танор!
     Танор опустился перед Зораком на колено и громко произнёс:
     - Я - Танор Дирон Кас, признаю тебя, Зорак Пирр, своим единственным императором и Повелителем! Я обязуюсь служить тебе честно и достойно до конца жизни!
     - И, клянусь, ты выполнишь своё обещание! – раздался истошный крик из толпы.
     И не успели собравшиеся понять, что происходит, как к трибуне подбежал маленький человечек с коротким кривым кинжалом в руке и, в долю секунды оказавшись рядом с Танором, нанёс ему удар прямо в сердце. Танор вскрикнул и упал замертво, а нападавший повернулся и попытался наброситься на Зорака, с криком: «За Нута! За Её святейшество Ксор! За безвинно убиенного императора Тирса!», - но меткий выстрел Рараки продырявил его насквозь. Он отлетел к первому ряду, собравшихся внизу людей и прошептав: «Ваше святейшество! Я выполнил Ваш приказ! Я убил его!» - испустил последний дух.
     - Вот какова была для Ксор цена верности Танора! – назидательно произнёс Зорак, обращаясь ко всем присутствующим.
     Несколько долгих минут на палубе висела тревожная тишина, и среди неё, внезапно раздался возглас:
     - Слава Великому Зораку!
     - Слава нашему Повелителю! – подхватили другие голоса.
     - Слава Повелителю Мира! – уже эхом неслось по кораблю.
     - Славься Зорак Сотворяющий и Разрушающий! – гремел единый хор.
     - Славься Зорак – император Вселенной!
    
    
    
     Глава 28.
    
    
    
     Знай, что Атман – это едущий на колеснице.
     Тело – колесница.
     Знай, что разум – возница,
     Мысль, поистине, - узда.
     Говорят, что чувства – это кони,
     А то, что на них действует – пастбище.
     Мудрецы говорят, что упряжка
     Из тела, чувств и мысли –
     И есть наслаждающийся Атман!
    
     Кадха-упанишада.
    
    
     Вечно суетливый, занятой и шумный Рокос приветствовал корабль Зорака Избавителя красочными гирляндами, украшавшими фасады самых высоких домов и разноцветными огнями фейерверков. Столица ликовала! Всюду звучала музыка, и звуки заглушающих друг друга мелодий сливались в единую нечленораздельную, но всё же торжественно-праздничную какофонию.
     Линан искренне любил Рокос. Ещё будучи студентом академии творцов, он не раз посещал его, вместе со своим покойным наставником, мастером Дрого. И всякий раз его поражала эта планета-мегаполис! И больше всего его удивляло то, что, несмотря на полное отсутствие даже крошечных участков незастроенной площади (а вся твёрдая его поверхность была уже давным-давно утыкана гигантскими, уходящими в самое небо башнями), тем не менее, город продолжал расти! И при каждом своём новом посещении Рокоса, Линан обнаруживал, что город становился всё больше и больше! Порой, у него даже возникал вопрос: а что будет, когда места для строительства новых домов на планете совсем не останется? Но всякий раз реальность оказывалась удивительнее любой фантазии, и жители Рокоса находили всё новые и новые нестандартные решения.
     Между домами-небоскребами появлялись необычные мостики, предназначенные, по всей видимости, не только для передвижения, но и для жилья, над морями вознеслись белоснежные корпуса новых гостиниц, напоминающих своими очертаниями узкие, устремленные ввысь, паруса древних кораблей, а рядом с ними возвышались стрельчатые башни, увенчанные дискообразными зданиями сената, советов гильдий, разнообразных комиссий и имперских министерств. Сверкающие в золотых лучах Дейера дискообразные здания правительства соседствовали с прозрачными шарами домов сенаторов, вельмож и чиновников, свободно плавающими в верхних слоях атмосферы.
     Корабль Зорака плавно опустился на левитирующую возле здания парламента посадочную площадку, и Повелитель вышел к встречавшей его делегации сенаторов. Навстречу ему выступил председатель Совета Старейшин сената - желтоглазый андулезец с длинными, совершенно поблекшими и полностью потерявшими от старости свой некогда ярко-красный цвет, волосами. Андулезец торжественным жестом приветствовал Повелителя.
     - Добро пожаловать на Рокос, император! – с глубоким поклоном произнёс он. – Меня зовут Итер Пирен Ол, и я, как старейшина сената, прибыл сюда, чтобы приветствовать тебя от лица всего сената и народа империи! – он снова поклонился. Прошу прощения за то, что наша делегация не столь многочисленна, сколь этого требует этикет, однако, надеюсь, что ты простишь нас, ибо экстренное заседание сената, посвящённое последним событиям, вынудило многих к обязательному присутствию. Мне же поручено проводить тебя в императорские покои для отдыха и сообщить, что сенат желал бы видеть тебя на своём заседании, как только ты будешь готов, – закончив своё витиеватое приветствие, старый андулезец вновь поклонился и отступил назад.
     - Благодарю тебя за тёплые слова, Итер Пирен Ол, - вежливо поклонился ему Зорак, - но, право же, я вовсе не нуждаюсь в отдыхе, и хотел бы посетить заседание сената, как можно скорее. Не угодно ли тебе будет проводить меня туда?
     - Как прикажешь, император! – поклонился Итер и, пригласив Зорака, вместе с его немногочисленной свитой следовать за ним, повёл всю процессию по запутанному лабиринту залов и коридоров, в направлении того единственного, только ему известного коридорчика, который заканчивался у двери в его личную ложу.
     Когда Зорак, в сопровождении своей свиты и нескольких сенаторов, вошёл в ложу председателя Совета Старейшин, его взору открылось необычайное и поистине грандиозное, по своим масштабам, зрелище!
     Громадный зал заседаний способен был вместить в себя не один десяток боевых кораблей. Линан даже подумал, что этот зал, судя по всему, занимал почти всё внутреннее пространство дискообразного здания сената. Шарообразное, лишь слегка приплюснутое в верхней и нижней части, помещение внутри было сплошь облеплено яйцеобразными ложами сенаторов, а в центре левитировали председательская полусфера и платформа для желающих выступить докладчиков.
     В зале стоял гул от пытавшихся перекричать друг друга сенаторов, и впечатление складывалось такое, что все они собрались здесь вовсе не для того, чтобы решать важнейшие для империи вопросы, а просто, чтобы вдоволь накричаться, после чего, с чувством выполненного долга, отправиться отдыхать, теша своё самолюбие мыслями о том, как хорошо они сегодня поработали во благо народа империи.
     С чувством глубокого разочарования, граничащего с презрением, Зорак взирал на этот бардак и размышлял о том, что же он будет говорить всем этим, поглощённым исключительно своими проблемами, существам?
     Как только Итер Пирен вошёл в свою ложу, он сразу же вызвал на связь председателя и сообщил ему о прибытии императора, на что тот отреагировал через чур бурно. Неожиданно в зале раздался резкий и очень неприятный звук, являвшийся, по всей видимости, сигналом к прекращению дебатов и призывом обратить внимание на председателя, и когда шум в зале наконец-то утих, председатель громко объявил собравшимся новость о визите Зорака, которая была встречена таким оглушительным рёвом, что для того, чтобы его заглушить, сигнальную сирену пришлось включать не менее пяти раз! К ложе Итера Пирена плавно подплыла платформа для докладчика, и Зорак ступил на неё.
     - Моё имя – Зорак Пирр! – тихим голосом начал он свою речь. – Многие из вас помнят меня, равно как и то, что за свои деяния я получил прозвище «Великий». И сегодня я стою перед вами, уважаемые сенаторы! Я – сам Зорак, Сотворяющий и Разрушающий обращаюсь к вам за советом и помощью, потому как наступает новая эпоха и то какой она станет, зависит от всех нас и, в первую очередь, от нас с вами, уважаемый сенат!
     - В этом непостоянном мире, - продолжал он, - всё имеет свой срок! Ничто не вечно! Всему своё время! Ещё недавно я создал империю, передал её в ваши руки и, решив, что власть в ней крепка, удалился на покой. Я начал жизнь сначала и стал творцом по имени Линан Дос. Я хотел прожить спокойную и полную красоты жизнь, но вы оказались слишком беспечны и слабы, чтобы удержать тот драгоценный дар, который я отдал вам. И вот настало время мне появиться снова! Вчера меня звали Разрушающим, потому что пришло время разрушить всё то, что успело прорасти и заполнить своей скверной империю. И я, действительно, пришёл в этот мир, как Разрушитель! Я разрушал его, как я разрушил Торн и спалил в пожарах пропахшие аспаритом притоны Красса! Да! Я разрушаю миры, которые появились, чтобы уничтожить империю! Я лишил власти Ксор, оставив её только как бестелесное хранилище памяти. Я разрушил власть культа Нута и сегодня объявляю его вне закона!
     После этого заявления по залу прокатилась волна ликующих криков.
     - Я разрушил базу работорговцев, - воодушевлённо повысив голос, говорил он, - с которыми Ксор вела переговоры и собиралась поделиться узурпированной властью, и сегодня, перед всеми членами сената, я во всеуслышание заявляю: рабовладение и работорговля – это преступление против разума и против империи!
     И снова волна неистовых возгласов прервала его, но он спокойно дождался её окончания и продолжил свою речь:
     - Отныне и во веки веков я объявляю империю свободной от рабства, насилия и религиозной нетерпимости! Сегодня я ещё не закончил очищение миров и поэтому сегодня моё имя – Разрушающий! Я разрушу паутину зла, опутавшую всё в империи, но это станет последним, что я уничтожу! А завтра наступит новая эпоха! И нам всем предстоит доказать, что мы достойны жить в ней! Грядёт новое время! Новый закон! Завтра я начну сотворять новый мир, в котором каждый станет свободным и обретёт способность построить своё собственное будущее, свой и справедливый, и прекрасный мир! И потому имя моё будет – СОТВОРЯЮЩИЙ!
     - Он лжёт! – послышались возгласы из зала. – Он вовсе не Зорак! Он пытается обмануть и запутать нас! Да вы только посмотрите на него! Он же совсем ещё юнец! Многие из нас видели Зорака, и тогда он был уже совсем стар!
     - Но ведь он способен одной мыслью взорвать планету, - отвечали им другие, - почему же вы думаете, что он не мог изменить свою внешность?
     - Пусть докажет нам, что он – истинный император и что намерения его действительно таковы, какими он их нам пытается представить! – кричали третьи.
     Зорак молчал и снисходительно улыбался, наблюдая за тем ураганом страстей, который разыгрался вокруг его персоны. Наконец, председатель – грузный чернокожий нибаец, с наголо обритой в знак поклонения Сито головой, с трудом успокоил сенаторов и, добившись долгожданной тишины, обратился к Сотворяющему:
     - Повелитель, мне кажется, что требования сената вполне справедливы. При всём моём уважении к тебе, я не могу заставить сенат поверить тебе на слово! Ты должен предоставить нам на только слова, но и факты! Таков закон! Ты же не хочешь его нарушать, подобно Ксор? Можешь ли ты предоставить нам подтверждение того, что ты являешься тем, за кого выдаёшь себя, и что намерения твои совпадают с твоими обещаниями?
     - Могу! – громко провозгласил Зорак и, достав из-под плаща интелектуальную сумку с нутой, поднял её высоко над головой.
     - Смотрите! – воскликнул он. – Смотрите все! Вот он – ваш враг! Ну-ка, Ксор, поприветствуй высокое собрание! Ну не молчи! Ты же так хотела оказаться в этом зале! Вот и твоё желание исполнилось! Все желания исполняются, правда, некоторые исполняются слишком поздно! Говори же!
     - Да прибудет с вами милость ваших богов! – обречённо произнесла Ксор. – Не удивляйтесь, это на самом деле я. Зорак пообещал мне сохранить жизнь, хоть и таким своеобразным способом, и я согласилась, о чём, по - правде, уже начинаю жалеть. Я – Верховная нута Ксор подтверждаю, что тот, кого вы видите перед собой, и есть Зорак Пирр. Я знала об этом с самого начала и собиралась даже использовать его силу в борьбе с вами, но я оказалась слишком самонадеянной! Зорак был мне не по зубам!
     Зал захлестнула новая волна шума, а Сотворяющий, тем временем, спрятал мозговую сумку и подал какой-то условный знак сидевшему в ложе Итера Рараке. Драк быстро вскочил и на мгновение исчез из ложи, после чего вернулся, неся на руках крупный яйцевидный полупрозрачный кокон. Зорак сделал ему ещё один знак, и Рарака сбросил кокон вниз, вызвав, тем самым, одновременный возглас ужаса у всего зала. Но их опасения оказались напрасными: как только кокон начал своё падение, как какая-то невидимая сила подхватила его, и он плавно поплыл в направлении Зорака. Зал ахнул, а Сотворяющий лишь хитро улыбался и, как бы желая слегка подзадорить сенаторов, сделал пас рукой, заставив кокон вертеться во все стороны. Поиграв немного с ним, Зорак остановил его движение и громко произнёс:
     - Вот перед вами моё второе доказательство! – он указал на пленённого внутри кокона нилонца. – Это не кто иной, как сам Чратн Дакик – глава само провозглашенной гильдии работорговцев и единственный живой обитатель Торна! Я отдаю его вам! Судите его по законам империи! Судите справедливо, ибо ваш вердикт станет доказательством вашего желания жить в справедливом и прекрасном мире, который я собираюсь сотворить! Но есть у меня и ещё одно доказательство, оно сейчас находится вблизи Рокоса, на его орбите – это поверженная имперская армада, со дня на день собиравшаяся уже штурмовать сенат! И если среди вас есть хоть кто-то, кто думает, что этих доказательств недостаточно, - пусть скажет об этом громко во весь голос и сейчас или потом не говорит никогда!
     Зал просто взорвался от криков, в шумном многоголосии которых практически ничего нельзя было разобрать. Но постепенно среди общего гама стали всё отчётливее слышаться отдельные возгласы, которые подхватывали другие голоса, и вот уже все сенаторы, стоя, в один голос кричали:
     - Слава Великому Зораку!
     - Слава нашему императору!
     - Слава СОТВОРЯЮЩЕМУ!
    
     * * *
    
     Пронзительные, необузданные и дикие ветра Аткилона утопали в вечно бушующей пучине первозданного океана. Он левитировал в небесах, сидя с подогнутыми под себя ногами, и с тоской наблюдал за тем, как медленно исчезает узкая полоса голубовато-сизой дымки, обозначавшей границу между небом и водой в этом странном, напоённом буйством страстей, мире.
     Всё осталось позади: и Красс, и Торн, и Рокос, битвы, взрывы, корабли, сенат…
     И теперь, когда он остался наедине со своими мыслями, единственным его желанием было: просто открыть глаза и, открывши их вновь, опять обнаружить себя юным и наивным Линаном Досом! И чтобы не было ничего этого! Чтобы не испытывать всю эту боль! Чтобы не видеть столько горя и страдания и не творить зло самому! Каким простым и ясным казалось ему всё тогда! Как мало нужно было для счастья! Каким светлым и прекрасным представлялся мир, окружавший его! А теперь? За последнее время он видел только смерть, боль, предательство, унижение, злобу, ненависть и жестокость! Как он может сотворить для этих людей светлый и прекрасный мир, если они не желают его видеть? Их вполне устраивал тот ужас, в котором они раньше жили! Значит, они не достойны того дара, который он собирался сотворить для них? А разве он сам его достоин? Чем он лучше всех этих злобных существ? Точно так же, как и они, он злорадствовал, мучил и наслаждался чужими страданиями и даже убивал с таким же хладнокровием! Кто он после этого? Разве нежный и чуткий Линан был бы способен совершить такие злодеяния? Нет! Какие ещё могут быть сомнения? Конечно же, нет! Вот и ответ: никакого Линана Доса в нём больше нет и быть не может! Его ледяное сердце навсегда закрыто для утончённых чувств! Отныне он - только холодный и бесстрастный Горлак Великий – Повелитель Мира!
     … И снова свирепые ветра Аткилона разрывают его одежду. Частые молнии огненными мечами прорезают тучи, укутывающие небо и, рассыпаясь на тысячи смертоносных стрел, устремляются к его бушующим чёрным волнам, с грозным шипением прорезая их своими ядовитыми жалами. А затем, вспенив бурлящую пучину, мгновенно достигают мрачных придонных скал, озаряя их неясным сиянием. И посреди всего этого буйства сидит он – Творец Первозданного Хаоса! Именно ему подвластны эти буйные ветра, рвущие в клочья тяжёлое одеяло небес, мрачно укутывающее этот уголок ревущей дикости! Именно ему суждено было разбудить спящего Зверя Мироздания и впустить его в этот стабильный и сонный мир! Именно он и есть суть и первопричина всех вещей, хранящая память о том далёком времени, когда ещё не было ни самого времени, ни мира, над которым оно правит!
    
     …Он – точка сосредоточения Сил!
     …Он – Место пересечения Бытия и Небытия!
     …Он – Разрушающий и Сотворяющий!
     …Он – Зорак Великий – Повелитель Мира!
     …Его сны – это прошлое и будущее Вселенной!
     …Его желания – судьбы рас и народов!
     …Его взгляд несёт разрушение и смерть!
     …Его слово порождает жизнь!
     …Мысль его взрывает планеты!
     …Руки его зажигают звёзды!
     …Волосы его – потоки священной влаги!
     …Стопы его – начало Пути в Вечность!
     …Дыханье его – Само Мироздание!
     …Он – Зорак – Повелитель Жизни и Смерти!
    
     Где-то внизу вздыбливались и взлетали вверх чёрные Аткилонские воды, яростно пытаясь ухватить его, хотя бы за край одежды, и он безучастно наблюдал за их бессильной злобой, отмечая для себя, что они чем-то похожи на его врагов, которые настолько боялись его возвращения, что сами пробудили его ото сна! Нет! Он больше не хотел оставаться в этом бешеном мире, который он так любил когда-то много и много веков назад! Что-то случилось, безвозвратно изменив его самого! Что-то произошло! И теперь это таинственное «что-то» не давало ему покоя! Он больше не знал, кто он? Что он? И зачем он? И хоть теперь, осознав всю глубину своей аморальности, он уже ясно осознавал, что он совершенно точно не Линан Дос, всё же где-то, в самом отдалённом уголке души, он испытывал чувство горечи и стыда за то зло, которое он совершил, а эти чувства были, скорее всего, более свойственны для Лина Доса, чем для Зорака - Разрушителя, который был аморален по самой природе своей! Значит, всё же, он и не Зорак, во всяком случае, не совсем Зорак? Тогда Кто же он?
     - КТО ЖЕ Я?!!! – закричал он, что было сил, но в ответ ему послышалось лишь зловещее шипение волн:
     «Ты чуж-ж-жой! – шипели они. – Ты не наш-ш-ш! Ух-х-ходи проч-ч-чь! Убир-р-райся, с-с-слыш-ш-шиш-ш-шь! Пош-ш-шёл пр-р-рочь от с-с-сюда!»
     И он, осознав, что здесь ему вовсе не удастся, как следует, отдохнуть и набраться сил, тяжело вздохнул и вернулся на шумно и с размахом, празднующий победу Рокос.
    
     Прекрасно убранные и обставленные императорские покои, предоставленные ему сенатом, были абсолютно пусты. Вся его свита, во главе с забиякой Тином отправилась в город, чтобы хорошенько повеселиться на устроенном в честь героев-победителей празднике.
     Линан-Зорак остался совершенно один, и это было хорошо, потому что в этот момент ему совершенно никого не хотелось видеть. Он лежал на огромной, совершенно круглой и очень мягкой кровати и любовался яркими и крупными звёздами, хорошо различимыми на ночном небе сквозь прозрачное стекло его потолка, который, в свою очередь, являлся крышей-куполом одного из тех самых домов-пузырей, плавающих в небе, которые так поразили Линана сразу же после его прибытия на Красс. Так он лежал и размышлял о том, что он скажет Альде, когда вернётся на Красс? Как он объяснит ей всё? И что он ответит, если она задаст ему прямой вопрос о том, кто же он на самом деле? «Нужно будет обязательно восстановить Лему! – подумал он. – Она, наверное, очень страдает из-за гибели своего мира! До чего же дошла Ксор в своём безумии! Ну какая необходимость была уничтожать такую живую и совершенно безобидную планету? Что она хотела этим добиться?…»
    
     - Она хотела уничтожить тебя, Повелитель! – раздался из темноты ответ на его мысли.
     Зорак вскочил на ноги и начал пристально вглядываться в темноту, постепенно настраивая своё зрение.
     - Кто здесь? – громко спросил он – Чего ты хочешь?
     - Я хочу дать тебе ответ на тот самый вопрос, который постоянно мучает тебя! – ответил голос из темноты.
     - Какой ещё вопрос? – уверенным голосом ответил Зорак. – У меня нет никаких вопросов! Я – Зорак Великий, и я сам знаю ответы на все вопросы!
     - Неужели? – рассмеялся таинственный гость. – А разве ты сам уверен в том, что ты – Зорак? Разве не гложут тебя сомнения о том, кто же ты на самом деле: Зорак Пирр, Линан Дос или вообще кто-то другой? – незнакомец снова рассмеялся, и голос его показался Лину, почему-то, очень знакомым.
     - В этом мире только я знаю ответ на твой вопрос! – заявил незнакомец. – И я пришёл сюда для того, чтобы дать тебе его.
    
    
    
     Глава 29.
    
    
     Незнакомец вышел из окружавшей его темноты, и Зорак увидел высокого человека в чёрном балахоне и чёрном плаще с капюшоном, скреплённым под подбородком крупным стальным кольцом. Его шелковистые и совершенно седые волосы мягкими волнами покоились на плечах, а лицо обрамляла короткая седая бородка. Это был Феос Аркус. Тот самый, от которого Лин, при помощи Рараки, спасся бегством на транспортном корабле, шедшем на Кору! Тот самый, кто так неожиданно посетил его на Леме, перед официальным визитом к королеве Альде! И, наконец, тот самый, кто знал о нём всё и, благодаря какому-то фантастическому чутью, никогда не упускал его из виду!
     Феос низко поклонился Зораку и, с лёгкой улыбкой, произнёс:
     - Приветствую тебя император! Я рад, что ты, наконец-то, обрёл своё место! Позволь мне служить тебе, ибо в этом непостоянном мире, я – единственный, кому ты можешь полностью доверять! Клянусь, что у тебя не будет слуги, преданнее меня!
     - Не могу сказать, что разделяю твою радость от нашей встречи, - ответил Зорак ледяным тоном, - насколько я помню, при нашей последней встрече ты обещал мне нечто подобное, а сразу после твоего отбытия, Лема была уничтожена.
     - Повелитель! – торопливо начал оправдываться Феос. – Ты должен мне верить…
     - Я – Зорак, Повелитель Мира! – властно оборвал его Сотворяющий. – И я никому ничего не должен! Понятно?!
     - Да, Повелитель, - смущённо потупил глаза Феос, - но позволь мне объяснить! Я пришёл сюда, чтобы открыть тебе правду, которую ты так жаждешь узнать. И, поверь мне, как только она откроется тебе, - ты сразу же поймёшь, что я очень нужен тебе!
     - Я слушаю тебя, - холодно сказал Сотворяющий и предложил незваному гостю сесть.
     - Повелитель! – спокойно начал Феос. – Ты идёшь путём предопределённости, но наступает момент, когда ты больше не можешь быть слепым орудием в руках судьбы. Настал момент, когда ты должен узнать правду! Правда освободит тебя! И я прошу тебя последовать за мной в дальний путь, в конце которого ты сможешь найти ответы на все свои вопросы. Пойдём со мной, Повелитель!
     - А почему бы тебе не рассказать всё мне прямо здесь и сейчас, не дожидаясь, пока я просканирую твой мозг? – злобно усмехнулся в ответ ему Зорак.
     - Ты не можешь просканировать меня, Повелитель, - спокойно ответил Аркус.
     - Это почему же? – иронично усмехнулся Сотворяющий.
     - Во-первых, потому что моя память была специально заблокирована от любого, даже твоего, сканирования и, сканируя меня, ты можешь убить меня, но так ничего и не узнаешь, - снова загадочно улыбнулся Феос. – А во-вторых, ты дал слово перед сенатом и народом империи, что отныне ты больше не причинишь никому зла, создашь новый, прекрасный мир и будешь носить имя «Сотворяющий»!
     - Ну, хорошо, - смягчился Зорак, - ты поймал меня на слове! Но всё же, ты обещал рассказать мне правду, так я жду!
     - Я хотел не рассказать тебе правду, а показать тебе её, - пояснил Феос. – Тебе необходимо отправиться со мной в путешествие, чтобы самому увидеть её!
     - А почему ты не хочешь мне рассказать всё сам? – недоверчиво спросил Лин.
     - Потому, что некоторые вещи столь значительны и невероятны, что в них просто невозможно поверить, пока не увидишь их собственными глазами, – уверенно ответил Аркус и внимательно посмотрел на Зорака.
     - Ну что? - после некоторой паузы спросил он. - Ты поедешь со мной, чтобы узнать Истину? Правда освободит тебя!
     - Ты упорно хочешь заманить меня в какую-то западню, - задумчиво произнёс Линан. – Откуда мне знать, что ты не подослан ко мне моими врагами? Кто может поручиться мне в том, что ты не предашь меня, как это уже не раз бывало с людьми, которые находились рядом со мной?
     - Такой человек есть! – заявил Феос. – И именно за его рекомендацией я и отправился тогда, когда покинул тебя на Леме.
     - И кто же это, можно узнать? – с иронией в голосе поинтересовался Лин.
     - Это тот, кому ты всецело доверяешь?
     - Ты имеешь в виду Рараку или Альду?
     - Нет, - ответил Феос, - это не Рарака Тин и, тем более, не королева Альда.
     - Тогда это, наверное, Ксор! – рассмеялся Зорак.
     - Это твой наставник – Дрого Ос Нерас! – заявил Аркус.
     - Что ты несёшь?! – воскликнул взбешённый Горлак. – Мастер Дрого никогда не ввязывался в грязные интриги! Он был кристально честен! К тому же, он давно умер!
     - Я знаю, что он умер, - спокойно ответил Феос. – И прекрасно осведомлён о его честности, так как он долгое время был моим лучшим другом. Но, тем не менее, я могу сегодня предоставить тебе его свидетельства в мою защиту. После того, как он понял, что его хотят убить, он сделал специально для тебя запись, на тот случай, если покушение, однажды увенчается успехом. Я долго искал эту запись и вот, недавно, мне удалось её обнаружить на Вароке. Посмотри её, и ты многое поймёшь!
     - Но, ведь, запись может оказаться и фальшивой! – настаивал Лин.
     - Может, - согласился Феос, - но разве Всевидящий Горлак не сможет с лёгкостью распознать фальшь? – хитро улыбнулся Феос и достал из складок своего балахона маленький энергокристалл.
     Линан сдался и включил запись.
     - Здравствуй Линан, мой мальчик! – ласковым голосом обратился к нему появившийся рядом образ мастера Дрого, отчего у Лина сразу же защемило сердце. – Если ты сейчас смотришь эту запись, значит, меня давно уже нет в живых. Я оставил её для того, чтобы призвать тебя услышать голос твоего разума и не поддаваться обстоятельствам, какими бы они не были! Помни, мой мальчик, ты, прежде всего - личность, а уж потом – всё остальное! Ты знаешь, что я всегда любил тебя, как родного сына и именно поэтому я старался скрывать от тебя правду. Мною двигало желание уберечь тебя от напрасных страданий, по крайней мере, до того, как придёт твоё время, но если ты сегодня смотришь эту запись, значит – время пришло, а меня нет рядом с тобой! Я хочу рассказать тебе очень важную вещь: во Вселенной есть сила, способная программировать весь ход развития самого Бытия! Эта сила настолько велика и многогранна, что простые смертные не в состоянии её постичь и осознать! Там, где обитает Она, правят другие законы. Там нет ни верха, ни низа, ни времени, ни пространства. Там смолкают все смертные голоса! Там царит безмолвие Вечности и Великий Мрак! Там нет ничего, но это «ничто» и есть неизречённая Полнота! Там нет ни одного из свойств мира, природы и духа! Там нет ни добра, ни зла, ни света, ни тьмы, ни движения, ни покоя. Тем царит Нечто, превосходящее само Бытиё! И реальность этого Нечто скрывает Основу Основ в недрах Великого Мрака! Там очень холодно, очень темно, но, вместе с тем, там нет ничего, кроме света и пламени! Реальность Великого Мрака настолько обширна, всеобъемлюща и глобальна, что превосходит восприятие любого смертного, и поэтому Он непостижим и неосязаем! Когда Великий Мрак желает вмешаться в мировой процесс, он направляет в мир своих вестников. И однажды такой вестник явился мне. Он повелел мне и моим друзьям совершить одно важное действо и взять под свою опеку тебя, мой мальчик. В этом мне должны были помогать двое моих самых близких друзей: Верховный жрец Сито – Анид Того Рул и глава гильдии мудрецов – Феос Аркус. Они были мне добрыми друзьями раньше, а теперь стали верными соратниками в нашем общем деле. Дорогой Линан, каждому из них ты можешь доверять так же всецело, как и мне самому. И если я не смог или не успел показать тебе Истину раньше, то обратись к любому из них, - и ты получишь ответы на многие свои вопросы. Прощай, мой мальчик! И помни: ты можешь изменить свою судьбу, если захочешь, не смотря ни на что! Я верю в тебя!
     - Ну? – выдержав некоторую паузу, серьёзно спросил Феос. – Ты полетишь со мной?
     - Куда? – рассеянно спросил, ещё не оправившийся от впечатления, Лин.
     - На Варок, - ответил Аркус, - да будет тебе известно, что именно там находится резиденция Верховного жреца Сито – Анида Рула, а мы направляемся как раз к нему в гости! Только сначала, я бы посоветовал тебе посетить Внешние Пределы, чтобы увидеть нечто весьма интересное, что, вне всякого сомнения, должно тебя очень заинтересовать!
     - Хорошо! – согласился Лин. – Я отправлюсь с тобой, куда ты скажешь, из уважения к памяти мастера Дрого, но у меня есть одно условие.
     - Какое?
     - Сначала я хочу уладить кое-какие дела.
     - А твои дела не могут подождать до нашего возвращения?
     - Нет, - серьёзно ответил Сотворяющий, - они и так уже слишком долго ждут! Я должен навести порядок в империи, встретиться с Альдой, чтобы объясниться с ней и ещё мне бы очень хотелось сделать ей подарок – сотворить для неё снова её родную Лему.
     - Желание достойное Повелителя! – улыбнулся Феос. – Я поеду с тобой и помогу тебе, чтобы ты смог справиться со всем как можно быстрее, а после того, как ты закончишь свои дела, мы вместе отправимся в путь!
    
    
     * * *
    
    
     Возвращение Зорака на Красс было ознаменовано кипучей деятельностью Сотворяющего на благо империи! Он работал сутки напролёт, не отдыхая и не останавливаясь! И плоды его деятельности были поистине грандиозны!
     Первым делом он распустил громоздкий и совершенно неэффективный штат имперских советников, заменив его небольшими, но действенными министерствами. Потом очередь дошла до личной охраны императора, которая была традиционно возложена на наиболее титулованных диков. Зорак распустил их гарнизон и заменил их лучшими воинами в империи из корпуса гоеров, перед которыми была поставлена дополнительная и очень почётная задача – охранять Рокос и сенат от любых возможных нападений. Следующим его детищем стала спешно созданная им специальная комиссия, основной задачей которой стало отслеживание и своевременное пресечение фактов использования рабского труда, работорговли и незаконного насильственного удерживания граждан империи. Для решения текущих задач он создал правительство из числа наиболее выдающихся представителей гильдии мудрецов, а также издал указ о возрождении гильдии сканеров и наборе на специальные курсы для обучения всех одарённых детей, на основе единого тестирования, в независимости от расы и социального положения ребёнка, аннулировав практику приёма на обучение только детей родителей-сканеров.
     Меньше чем за неделю он издал столько указов, сотворил столько объектов и организовал столько новых учреждений, сколько не было создано в империи за последнюю тысячу лет! Его реформы затронули буквально все сферы жизни общества, но главная работа ему ещё предстояла впереди!
     Поручив дальнейшее решение государственных дел вновь созданным для этой цели структурам, он, наконец, отправился на удалённый центр управления теле порталами, где не так давно Танор спрятал его горячо любимую королеву Альду.
    
    
     Он взял флаер и отправился на эту долгожданную встречу, в сопровождении только своего верного друга – Рараки Тина. По пути они много разговаривали о планах Зорака по дальнейшему преобразованию империи, и только теперь Сотворяющий решился рассказать драку о своём предстоящем путешествии на Варок, вместе с Феосом.
     - Послушай, Лин, - проворчал Рарака, - я, хоть убей, не пойму, что ты прицепился к этому Феосу? С тех пор, как мы вернулись с Рокоса, он от тебя ни на шаг не отходит!
     - Не ревнуй, Рарака, - улыбнулся ему Сотворяющий, - с Феосом меня связывают чисто деловые отношения, а ты – мой единственный друг, и я это очень ценю, поверь мне!
     - Тогда давай пошлем Феоса ко всем чертям и отправимся на Варок вдвоём! – предложил драк.
     - Не могу, Рарака, - извиняясь, произнёс Линан, - Феос собирается познакомить меня с одним очень важным человеком и кое-что показать, так что, послать его мы с тобой не сможем. Кроме того, ты мне будешь нужен здесь.
     - Зачем? – уставился на него своими круглыми глазами драк.
     - Ты же мой главнокомандующий, не забыл?! – воскликнул Зорак. – Кто, как не ты должен беспокоиться о стабильности в империи, во время отсутствия императора?
     - Ну, я так и знал! – с досадой произнёс Рарака. – С самого начала я это знал!
     - Что именно? – поинтересовался Линан.
     - Что, стоит только мне согласиться тебе помочь в твоей войне, как ты, дружок, мне и на шею сядешь! Это что же теперь получается, что я больше и шагу ступить не могу, без твоего разрешения?
     - Да! – назидательным тоном ответил Дос. – А о чём ты, дружок, думал, когда шёл в армию? Или ты рассчитывал, что все будут подчиняться приказам, а для тебя сделают персональное исключение?
     Драк потупил взгляд и стал мрачнее тучи.
     - Лин, а Лин! – жалостливо заскулил он. – Ну, возьми меня с собой, пожалуйста!
     - В другой раз, Рарака, - извиняющимся голосом проговорил Линан. – Ты пойми, что я вовсе не развлекаться туда еду, а по делу!
     - Да брось ты! – вяло произнёс драк. – Какие такие дела могут быть у тебя на Вароке?
     - А вот этого я, пока, не могу сказать никому, даже тебе! – отрезал Сотворяющий.
     - И, после этого он ещё хочет, чтобы я не ревновал! – воскликнул, оскорблённый в лучших чувствах, Рарака. – Сам говорит, что с Феосом у него исключительно деловые отношения, а потом совершенно открыто заявляет, что, оказывается, у них с Феосом имеются от меня общие секреты!
     - Это вовсе не то, о чём ты думаешь!
     - Ну, конечно же!
     - Послушай, друг, - серьёзно сказал Лин, - давай не будем ссориться! Я клянусь тебе, что отправляюсь на Варок по очень важному делу, о котором просто не могу тебе сейчас рассказать. Но я также обещаю тебе и то, что ты будешь первым, кому я обо всём расскажу, после своего возвращения, а возможно, даже и единственным.
     - Неужели всё и впрямь настолько серьёзно?
     - Серьёзней, не бывает! – печально ответил Лин. – Все наши с тобой прежние приключения по сравнению с этим – одно сплошное баловство!
     - Может, я, всё-таки, помогу тебе? – серьёзно спросил драк.
     - Нет, Рарака, - грустно улыбнулся Лин, - к сожалению, в этом деле, ты ни чем не сможешь мне помочь. Лучше позаботься о местных делах и лично о королеве Альде.
     - Не нравишься ты мне, Лин! – покачал головой драк. – Ой, как не нравишься! У тебя такой вид, словно ты навсегда прощаешься со мной! Брось, дружище! У нас с тобой столько ещё хорошего впереди! Ты добился всего, чего хотел! Ты теперь император! Чего ещё желать?
     Но Зорак ему не ответил. Да и что он мог сказать?
     В это самое время впереди показались беловатые шары центра контроля телепортов, и флаер пошёл на посадку.
     Несмотря на все, принятые Танором меры предосторожности, они быстро вошли внутрь и обнаружили там леманских пленников, вместе с уже почти поправившейся королевой Альдой. Зорака встретили несколько настороженно, но после краткого изложения леманцам всех последних событий, холодок начал проходить.
     Сама же Альда держалась несколько отстраненно, и всё время была очень подавлена. Откровенно говоря, Лин предполагал, что такое её поведение вполне вероятно, после всего того, что произошло, но, в глубине души надеялся, что этого не будет. Так что теперь, когда реальность показала, что самые радужные его надежды совершенно не оправдались, он был очень расстроен.
     - Альда, дорогая! – говорил он, глядя в её изумрудные глаза. – Я такой дурак! Если бы ты только знала, сколько раз я проклинал себя за то, что оставил тебя тогда на Леме! В то время я не мог сказать тебе правду, и мне была невыносима мысль о том, что, связав свою жизнь со мной, ты обречёшь себя на вечное бегство от Ксор! Вот почему я тогда ушёл! Я думал, что ты заслуживаешь лучшего, и не хотел ломать твою жизнь. Но теперь всё в прошлом! И я открыто говорю тебе, что я – Зорак Пирр – нынешний и единственно законный император. И сегодня я прошу тебя стать моей императрицей!
     - Прости, Лини, - печально произнесла она, - я не могу даже и подумать об этом!
     - Почему? – удивился он.
     - Потому что я в трауре по уничтоженной Леме. Я – королева, и я буду верна своему народу до конца! Мой долг велит мне до самой смерти носить траур по своему народу! Я не могу, не имею права, выйти за тебя!
     - Ну, а если ситуация, вдруг, измениться? – лукаво спросил он.
     - Что ты имеешь в виду? – удивилась Альда, но Сотворяющий ничего не ответил ей.
     Он только взял её за руку и подвёл к своему флаеру, из которого тут же сотворил первоклассный корабль.
     - Я хочу сделать тебе подарок, любимая! – улыбнулся он. – Слышите все?! Проходите на борт! Я собираюсь сделать вам всем подарок!
     После того, как все леманцы и драк взошли на борт, корабль взмыл в небо и быстро вышел в открытый космос. Зорак сотворил свой собственный пространственный проход и, спустя всего несколько минут, они оказались недалеко от Фиарса, где их глазам предстало поистине душераздирающее зрелище!
     Холодный каменный шар медленно проплывал перед их глазами.
     - Вот всё, что осталось от Лемы! – возвестил Зорак.
     - Это и есть твой подарок?! – гневно воскликнула Альда.
     - Потерпи немного! – ласково ответил ей Сотворяющий и закрыл глаза.
     Воцарилась пауза. Все прильнули к иллюминаторам, а Он начал творить. Сначала ничего интересного, как бы, не происходило, только невесть откуда появившаяся дымка, похожая на предрассветный туман, окутала всё вокруг, полностью скрыв то, что осталось от некогда цветущей Лемы.
     Все ждали, напряжённо всматриваясь в странное явление. Но внезапно яркая вспышка ослепила всех на борту голубо-золотым свечением. А когда ослеплённые глаза леманцев снова обрели способность видеть, таинственный туман рассеялся, и перед ними предстала всё та же восхитительная Лема, окружённая радужными кольцами, прекрасная, как и в тот день, когда Линан впервые увидел её!
     - Великие боги! – воскликнула поражённая Альда. – Лини, неужели это сотворил ты?
     - Я Зорак Сотворяющий! – улыбнулся он в ответ
     - Но, ведь, это…. не та Лема, верно? – со слезами на глазах, спросила королева. – Это же иллюзия, верно?
     - Никакая это не иллюзия! – ответил Зорак. – Это та же самая Лема, только, до настоящего момента, пребывавшая в другом измерении! Я просто взял и поменял эти планеты местами. Вот и всё! Правда, мне пришлось дематериализовать ваших двойников, чтобы вы не встречались там сами с собой.
     - Это же чудо! – повторяли леманцы.
     - Слава Великому Зораку!
     - Слава Сотворяющему!
     - Ну, хватит меня хвалить! – прервал их Зорак. – Отправляйтесь в ваш мир! Вы увидите, что он ничуть не изменился. Альда, подумай, пожалуйста, над моим предложением. Я скоро вернусь, и мы поговорим об этом. Ну, а сейчас мне пора! Я оставляю вам корабль, а мы с Раракой вернёмся на Красс сами по себе.
     С этими словами он взял драка за руку, они вместе шагнули в неожиданно возникшую тьму и вместе с ней исчезли, буквально растворившись в воздухе. А ошалевшие от нежданно свалившегося на их головы счастья леманцы, полетели домой, с замиранием сердца гадая, что ожидает их там, внизу?
    
    
    
    
     Глава 30.
    
    
     Ото всех чувств свободное,
     Безкачественное, качествами наслаждается.
     Всё содержащее, лишённое связей,
     Вне и внутри существо недвижное,
     Всё же, в движении.
     Оно, по своей тонкости, - непостижимо,
     Оно далеко и близко,
     Нераспределённое в существах,
     Оно пребывает,
     Как бы, распределённым.
     Подобает знать:
     Оно – носитель существ,
     Пожиратель и производитель!
    
     Бхагават-гита.
    
    
     Прощание было не долгим. Растроганный и опечаленный Рарака Тин едва сдерживал слёзы.
     - Я не люблю прощаться, Лин, - потупив взгляд, произнёс он. – И, откровенно говоря, мне совершенно не хочется отпускать тебя. Я не знаю Феоса и не доверяю ему, да и то настроение, в котором ты пребывал в последние дни, меня тоже очень настораживает. Последний раз тебя прошу: останься!
     - Не могу, друг, - ответил Дос, отводя глаза, - понимаешь, я должен во всём разобраться! Непременно должен! И только сам!
     - Но, Лин! – уговаривал его драк, - я же тебе говорю: у меня по поводу этого твоего путешествия есть очень плохое предчувствие! Подобное ощущение у меня и раньше возникало, хотя и не слишком часто, но зато, ещё никогда меня не подводило! Одумайся, пока не поздно!
     - Ты – солдат, Рарака, - с грустью, ответил Линан, - и хорошо знаешь, что трусость – не к лицу тому, кто хочет, чтобы его уважали. Я разделяю твои опасения. Я и сам чувствую, что в пути меня ожидает что-то очень и очень нехорошее, но я должен знать, что именно это такое! Понимаешь, должен! Я не останусь, Рарака. Единственное, что я могу пообещать тебе – это то, что буду крайне осторожен и бдителен. Не волнуйся за меня! Я скоро вернусь, и тогда, если захочешь, я повезу тебя по всему пути моего нынешнего путешествия, чтобы ты смог всё увидеть сам. А пока, позаботься лучше о благе империи и о чёткой работе всех, недавно созданных мною, властных структур. Я уже распорядился о том, чтобы во время моего отсутствия ты совмещал свои обязанности главнокомандующего с решением тех вопросов, которые обычно должен решать исключительно император. Так что, на время моего отсутствия, ты, друг мой – Рарака Тин, назначаешься временным императором. Как тебе моя идея?
     - Плохо! – мрачно рявкнул драк. – Уж лучше бы ты меня ни куда не назначал, но и сам бы ни куда не улетал!
     - Мы не будем больше обсуждать это! – отрезал Сотворяющий. – Ну, пожалуй, мне пора! И вот ещё что, дружище, я тебя очень прошу: хорошенько позаботься о королеве Альде. Я очень беспокоюсь за неё. Я бы хотел, чтобы ты почаще появлялся на Леме, и от моего имени всячески поддерживал её. Обещаешь?
     - Обещаю! – подавленным тоном ответил драк и на прощание покрепче обнял своего друга.
     - Я скоро вернусь! – выкрикнул, на последок, Линан и поднялся на борт новенького корабля, где его давно с большим нетерпением дожидался Феос Аркус.
     Корабль взлетел и быстро скрылся за розовыми облаками, а опечаленный Рарака Тин ещё долго стоял на том самом месте, где он попрощался со своим единственным другом, и одиноко провожал взглядом его еле заметный след.
    
     - Ну что же, Феос, - улыбнулся Сотворяющий, - вот мы и в пути! Куда теперь прикажешь лететь?
     - Я думаю, что первым делом нам нужно будет посетить Сарк, - ответил мудрец.
     - Сарк? – удивился Линан. – А что нам делать на Сарке? Или тебе не терпится полюбоваться на мою коллекцию мумий бывших сканеров?
     - Нет, Повелитель, - ответил старик, - эти мумии меня совершенно не интересуют. Хотя сами сканеры, всё же, имеют определённое отношение к цели нашего путешествия.
     - Что-то я не очень тебя понимаю, - недоверчиво произнёс Сотворяющий, - Будь добр, объясни, пожалуйста, что ты имеешь в виду?
     - Повелитель, - начал Феос свой рассказ, - возможно, тебе уже приходилось слышать о том, что раньше базой сканеров был вовсе не Сарк, а Кен?
     - Да, я что-то такое припоминаю, - согласился Зорак.
     - В таком случае, - загадочно продолжал Феос, - ты, наверняка обратил внимание на то обстоятельство, что Кен - куда более благоприятное для жизни место, чем Сарк?
     - Это правда, - согласился Сотворяющий. – И зачем им понадобилось оставлять Кен, чтобы перебраться на ледяной Сарк?
     - Вот именно это мы и отправляемся узнать! – воскликнул старик.
     - Это, безусловно, очень интересно, - раздражённо проговорил Лин, - но какое отношение ко мне и моим проблемам имеют старые тайны сканеров?
     - Самое прямое, Повелитель! Много веков назад, Зорак Великий побывал на Сарке и сотворил там НЕЧТО, что не имеет даже названия, но мудрецы назвали это: «Великая машина». Это НЕЧТО настолько совершенно, что даже само понятие «машина» - слишком примитивно для его описания, однако, по сути своей, ОНО, всё же, является механизмом, то есть – машиной, и она совершенна и способна давать поистине фантастические способности своему хозяину. Долгое время о её существовании ходили лишь обрывочные и невероятные слухи, но настоящего её предназначения и места положения не знал никто. И вот, как-то раз к сканерам просочилась информация о том, что Великая машина спрятана где-то на Сарке, и они тут же бросились туда, оставив свой родной Кен, который впоследствии заняли ванаки. Сканеры были одержимы идеей обрести контроль над Великой машиной, а вместе с ним и власть над Вселенной. Само собой разумеется, что в их планы вовсе не входило то, чтобы кто-то посторонний узнал об этом раньше времени, и поэтому причину своего решения переехать на Сарк они держали в строжайшей тайне. Даже младшие сканеры, не достигшие посвящения в члены Верховного Совета, и понятия не имели о том, почему главы их гильдии приняли такое, в высшей степени, странное решение. И после того, как ты, Повелитель, уничтожил весь Верховный Совет гильдии сканеров в полном составе, эта тайна умерла для всех.
     - Откуда же она стала известна тебе? – поинтересовался Сотворяющий.
     - Как и к твоему покойному наставнику, моему лучшему другу – Дрого, ко мне тоже периодически являются Вестники Великого Мрака, и это они послали меня за тобой. Они каждый раз подсказывали мне, где тебя искать. Они потребовали от меня, чтобы я показал тебе то, что я собираюсь тебе показать, и они же сообщили мне о Великой машине, о том, где она находится и о том, что приблизиться к ней и обрести контроль над ней может только тот, кто её сотворил – Зорак Великий! Вот зачем мы отправляемся на Сарк!
     - А с чего ты взял, что я хочу обрести над ней контроль? – недоверчиво спросил Сотворяющий.
     - Это необходимо, - ответил Феос, - потому что после Сарка нам нужно будет отправиться во Внешне Пределы, а выжить там сможет лишь тот, кто обладает сверхспособностями или тот, кто сопровождает обладающего сверхспособностями.
     - Почему-то у меня такое чувство, - язвительно произнёс Зорак, - что ты, Феос Аркус, собираешься меня использовать! Ты, случайно, не знаешь, почему бы это?
     - Ты не справедлив ко мне, Повелитель, - обиженным тоном произнёс Аркус. – Много долгих лет я был всецело предан тебе! Много сил и энергии положил на то, чтобы ты стал Величайшим! Я служил тебе всегда, даже тогда, когда ты об этом не знал! Я никогда не предам тебя, а сам я лишён честолюбия, потому что слишком стар и много повидал на своём веку. Нет, я вовсе не хочу использовать тебя; я хочу, лишь, исполнить своё предназначение и привести тебя так и туда, как и куда требуют Вестники Великого Мрака. И если у тебя появилось чувство, что тебя используют, то ты – на правильном пути! Потому что истина состоит в том, что нас всех используют! Это Великий Мрак использует нас и наши тела. И если верно то, что тебя используют, - то так же верно и то, что и меня используют тоже и что это делает одна и та же сила.
     Сотворяющий молча размышлял, устремив взгляд в холодную черноту космоса.
     - Наверное, я становлюсь слишком подозрительным, - задумчиво произнёс он. – Прости меня, пожалуйста, если я невольно обидел тебя. По крайней мере, у меня есть только один способ проверить твою честность – пройти этот путь вместе с тобой и до конца! Значит, ты говоришь, что мы должны отправляться на Сарк? Быть по сему!
     Он встал, в последний раз посмотрел в иллюминатор, долгим многозначительным взглядом, сверкнул синим сиянием своих бесовских глаз, и опустил веки.
     В этот момент корабль завибрировал, загудел, синяя дымка быстро окутала его снаружи и заполнила внутри. А потом ослепительно яркая вспышка озарила всё исказившееся пространство, сменившись кромешной и абсолютной тьмой.
     Он открыл глаза. Тьма постепенно рассеялась, и справа по борту появился мутноватый, скованный тысячелетним ледяным панцирем, безжизненный Сарк.
    
     - Вот и Сарк! – объявил Сотворяющий. – Что дальше?
     - Вестники говорили мне, что Великая машина находится на теневой стороне, - ответил ему Феос, - но я не знаю, где именно. Они говорили, что ты сам найдешь её.
     - Как же я смогу найти эту машину, если даже не представляю, где её искать и как она выглядит? – удивился Сотворяющий.
     - Они сказали, что ты с нею связан воедино, и ты сможешь почувствовать её присутствие. Кроме того, если ты позовешь её, то она отзовётся на твой зов. И лично я, будь я на твоём месте, поспешил бы сделать это как можно скорее, так как Вестники говорили о том, что машина установила контроль над оборонительными установками и укреплениями планеты и, в ожидании своего хозяина, собирается уничтожить любого чужака, который только пожелает к ней приблизиться.
     - Мне нравится твоя манера вовремя излагать факты, - огрызнулся Лин, - правда, если бы ты сообщил мне такие подробности немного раньше, это было бы более гуманно!
     Старик Феос никак не отреагировал на резкий выпад своего юного спутника и спокойно произнёс:
     - Ты собираешься позвать Великую машину?
     - А разве у меня есть выбор? – ответил вопросом на вопрос Зорак и закрыл глаза.
    
     Он позвал её! Все его мыслительные процессы сконцентрировались на одной лишь этой мысли! Он призывал её ответить, как раньше призывал силы Хаоса помочь ему в трудную минуту, и она услышала его призыв!
     Тихое, протяжное урчание, похожее на чей-то тяжёлый стон, донеслось до его разума сквозь непроницаемую атмосферу Сарка. Затем урчание сменилось треском, звоном, оханьем и пронзительным скрипом, который просто резал на куски тонкий слух Сотворяющего. Но, после ещё несколько раз сменявших друг друга резких и неприятных звуков, машина, вдруг, заиграла нежную мелодию, по всей видимости, означавшую, что у неё сегодня хорошее настроение, и в голове Лина раздался мягкий, но всё же, слегка прерывистый и с металлическими нотками, голос:
     - Приветствую тебя хозяин! Я так долго жду тебя! Протяни руку навстречу мне, и мы снова будем вместе!
     В ответ на это приглашение, Зорак одной рукой схватил за руку старика Аркуса, а другую протянул вперёд, туда, где в мутном воздухе появилась слабая вибрация. Через мгновение они уже стояли посреди мрачного замороженного зала гигантской пещеры, а прямо перед ними и везде, куда только не бросишь взгляд, находилось исполинское и очень перекрученное тело какого-то полупрозрачного, сверкающего разноцветными огнями, многорукого и многоногого монстра! Размеры его тела просто поражали воображение! Казалось, что если он, как следует, развернётся, то сможет с лёгкостью обхватить своими многочисленными руками, ногами и щупальцами всю планету! Длинное, запутанное и невероятно перекрученное тело его было порыто чем-то напоминающим не то радужную чешую аткилонских жемчужных рыбок, не то тончайшую и шелковистую шерсть, не то множество крошечных щупальцев, а где-то высоко, почти под самым потолком замёрзшей пещеры, сверкали, по меньшей мере, пять тысяч пар всевидящих глаз, внимательно следящих за каждым жестом гостей.
     И только теперь Линан осознал, что они с Феосом стоят без защитных скафандров и специальных приспособлений для дыхания, и всё это не где-нибудь, а на вечно тёмной стороне ледяного Сарка!
     - Почему ты удивлён, хозяин? – снова прозвучал в его голове голос Великой машины. – Ты же сам заложил в меня способность дарить желающим возможность обходиться без нужных организму химических соединений, делать их невосприимчивыми к жаре, холоду, радиации и прочим вредным воздействиям?
     - Это правда! – соврал Зорак. – Но я здесь оказался не случайно. Дело в том, что моя память повреждена, и если я, вдруг, начну делать странные, на твой взгляд, вещи или задавать странные вопросы – ты не удивляйся, а подскажи мне, как вести себя правильно. Ты поможешь мне в этом?
     - Странно, - ответило ему НЕЧТО. – Мне всегда казалось, что мой хозяин – совершенен! А теперь он просит у меня помощи!
     - Как видишь, и с совершенными случаются промахи! – непринуждённо ответил Лин.
     - Я помогу тебе, хозяин! – ответило НЕЧТО. – Признаюсь, что я очень расстроилось, когда ты решил выключить меня, но потом, после того, как ты вернулся и разбудил меня снова, я решило выяснить причину твоего странного поведения. Теперь же мне всё ясно. Если твоя память была повреждена, значит, отключая меня, ты мог не помнить о тех славных временах, когда мы с тобой творили и разрушали миры вместе. Ты мог забыть о том, как сильно я привязано к тебе, но я радо, что ты, всё-таки, одумался и снова включил меня, когда призвал силы Хаоса, для того, чтобы сотворить тех прекрасных мумий, что сидят в креслах, на противоположной, светлой, стороне планеты и сверкают своими бриллиантами. Что ты хотел бы у меня узнать?
     - Во-первых, - улыбнулся Сотворяющий, стараясь выглядеть как можно непринуждённее, - я не помню, как называл тебя раньше, как я обращался к тебе?
     - Ты называл меня разными именами, - ответило НЕЧТО, - но мне больше всего нравилось, когда ты обращался ко мне: «Мерило», потому что я и есть настоящее мерило всех вещей!
     - Хорошо, - ласково произнёс Сотворяющий, - Если это имя тебе так нравится, я буду всегда тебя называть именно им!
     - Благодарю, хозяин, - ответила Великая машина, - ты, действительно, сильно изменился. Теперь ты стал больше похож на человека, но мне нравится эта перемена. Что ты ещё хотел узнать?
     - Мерило, можешь ли ты мне сказать, для чего я создал тебя и почему отключил?
     - Ответа на твой второй вопрос я не знаю, а создано я было для того, чтобы производить и преобразовывать энергию, время, материю и пространство, - просто ответила машина, а у Лина от такого заявления даже дыхание перехватило.
     - Я полагаю, - продолжало Мерило, - что твоя идея отключить меня была как-то связана с Внешними Пределами, куда ты в то время как раз, направлялся. Наверное, чтобы получить ответ на свой вопрос, ты должен отправиться туда. Только обещай мне, что больше не отключишь меня, иначе – я перестану повиноваться тебе!
     - Обещаю! - торжественно произнёс Лин, и в этот момент он был, как никогда, искренен, потому что всё равно понятия не имел о том, как же отключается НЕЧТО?
     - Ты хочешь отправиться во Внешние Пределы один или вместе со своим спутником из гильдии мудрецов? – поинтересовалось Мерило.
     - Он говорит мне, что хочет мне помочь, но его мозг защищён от сканирования, и я не знаю даже, что мне делать? – рассеяно произнёс Зорак. – Посоветуй мне, Мерило, как я должен поступить?
     - Хозяин, ты просишь меня о помощи?! – воскликнуло НЕЧТО. – Ты даже представить себе не можешь, как мне это приятно! Я отвечу тебе: да, его мозг, действительно, защищён от сканирования, но я могу видеть энергию его чувств. Он, на самом деле, очень предан тебе. Отправляйся в путь вместе с ним! А когда найдёшь ответы на все свои вопросы, - возвращайся ко мне! Я буду ждать тебя!
     - Мерило, - попросил Лин, - а можешь ли ты перенести меня во Внешние Пределы?
     - Конечно, могу и сделаю это, - ответило НЕЧТО, - но сначала я бы хотело, чтобы ты забрал потайной ключ, который хранится здесь, в месте, под названием «Тайна тайн», которое я охраняю.
     НЕЧТО протянуло в сторону одно из своих щупалец, указывая Сотворяющему направление пути в «Тайну тайн» и добавило:
     - Торопись! Вход бывает открыт только несколько секунд!
     Зорак стремглав бросился в потайной грот, вход в который был спрятан за многочисленными складками исполинского тела Мерила, и оказался в странном месте, полностью погружённом во Тьму. Единственной различимой деталью этого помещения был некий слегка светящийся объект, напоминающий по форме кристалл. Не долго думая, Линан схватил его и выбежал наружу, будучи уверенным в том, что его находка и есть тот самый ключ, который он должен был забрать в гроте. Впрочем, кроме этого кристалла, в той кромешной тьме, всё равно больше ничего не было видно!
     - Мерило! – скомандовал Сотворяющий. – Отправь меня и моего товарища во Внешние Пределы!
     И не успел он это сказать, как пещера внезапно исчезла, и они с Феосом оказались в месте, настолько странном, что его даже не возможно вообразить!
    
    
    
    
     Глава 31.
    
    
    
     Не рождается и не умирает знающий Атман.
     Он не происходит ни от кого и не становится никем.
     Не рождённый, постоянный, вечный, изначальный,
     Он не гибнет, когда погибает тело.
     Если убивающий думает, что он убивает,
     Если гибнущий думает, что он гибнет,
     То оба заблуждаются.
     Он не убивает, он не гибнет.
     Меньше малого и больше большого,
     Атман скрыт в тайнике сердца людей.
     Тот, кто не прилагает усилий,
     Кто без печали видит величие Атмана,
     Сидя, он идёт далеко;
     Лёжа, он ходит всюду!
    
     Шветашварата-упанишада.
    
    
     Они плавно скользили в сплошном потоке мягкого белого света, лишь изредка прорезанного золотыми и серебряными струями. И казалось, что окружавшее их пространство было нежным и текучим телом чего-то невероятно большого и мягкого. Световые волны плавно покачивали их, навевая сладостные мечты о вечном, а тонкие струи зеленоватого дыма невесть откуда приносили чарующие и неведомые ароматы. Вокруг них не было ни одного ориентира, чтобы определить свое местоположение в этом странном месте, или природу самого этого места. И только странный дребезжащий звук, постоянно резонирующий по этим бесконечным волнам белого света, напоминал о том, что мир этот живёт и пытается взаимодействовать с ними.
    
     Динь…
     Динь…
     Динь…
     Динь…
    
     Вздуваются и оседают выпуклые и наклонные поверхности, сжимая и растягивая реальность…
    
     Динь…
     Динь…
     Динь…
     Динь…
    
    
     Здесь, за гранью возможного, рассыпается и собирается снова, переворачивается, путается и перекручивается всё то, что принято считать разумным и существующим, но, вместе с тем, здесь и только здесь рождается нечто неведомое, новое и прекрасное то, чему ещё суждено войти в мир, изменив его навсегда!
    
     Диннь…
     Динь…
     Динь…
     Динь…
    
     Звенят хрустальные сферы, подгоняемые огненными колёсами, и среди всего этого хаотичного гула творит ОН – ЕДИНСТВЕННЫЙ ИЗ ВОЗМОЖНЫХ!
     ЕГО мысли движутся легко, неспешно, словно плывут по волнам Мироздания!
     ЕГО движения рождают музыку тишины и остаются навеки!
     ОН так стар, что и сам не может теперь вспомнить, рождался ли он когда-нибудь или был вечно?
     ОН ищет то, что никто ещё не искал до НЕГО!
     ОН желает того, чего ещё никто и никогда не желал!
     ОН настолько велик, что ни одно сокровище этого мира не может удовлетворить ЕГО жаждущий всевластия дух!
     ОН ЗНАЕТ ВСЁ!
     ОН ВИДЕЛ ВСЁ В ЭТОМ МИРЕ!
     ОН И СОЗДАЛ ЭТОТ МИР!
     ОН – ЕДИНСТВЕННЫЙ ИЗ ВОЗМОЖНЫХ!
    
     Плавно раскачиваясь на волнах света, они подплывали к НЕМУ всё ближе и ближе. И когда расстояние между ними сократилось почти до минимума, и до НЕГО уже можно было дотянуться рукой, ОН внезапно оглянулся, и Линан, к своему ужасу, увидел перед собой СВОЕ СОБСТВЕННОЕ ЛИЦО, Хотя и сильно постаревшее.
     - Я – Зорак Пирр, Повелитель Мира! – громогласно возвестил ОН. – А вы кто такие и что вы ищете во Внешних Пределах?
     От неожиданности Линан внезапно потерял дар речи. Он резко побледнел и только бессильно глотал воздух, глядя широко распахнутыми от удивления глазами на находившегося перед ним грозного седовласого старца, обладающего его собственным лицом! Повисла напряжённая пауза, и ошарашенный Лин мог видеть, как по всё ещё очень красивому лицу старика - Зорака пробежала чёрная тень. Сердце Лина быстро заколотилось, предчувствуя неизбежную гибель от этого грозного и всемогущего старца, но тут вмешался Феос и спас положение.
     - Приветствую тебя, Повелитель Мира! – обратился он к старому Зораку. – Моё имя – Феос Аркус, я – глава гильдии мудрецов, ты помнишь меня?
     - Да, - медленно и громко ответил Зорак, - я помню тебя ещё ребёнком. Тогда ты подавал большие надежды! Неужели с тех пор прошло так много времени?
     - Да, Повелитель, - согласился Феос, - времени, и впрямь, прошло не мало! Я пришёл сюда вместе со своим юным другом, чтобы спросить тебя кое о чём.
     - А почему твой друг так похож на меня? – прогремел в ответ Зорак.
     - Он ещё юн, не опытен, Повелитель, прости его за желание подражать тебе - своему кумиру! Мальчишка просто обратился в гильдию создателей образов и попросил их придать его лицу твои черты! Молодость, ты же понимаешь!
     Вконец сбитый с толку Линан смотрел во все глаза то на старого Зорака, то на Феоса Аркуса, который, как оказалось, знал не только намного больше, чем мог бы ему позволить знать Лин, но и намного больше самого Лина!
     - О чём ты хотел спросить меня? – прогремел Горлак.
     - Моя гильдия посла меня на встречу с тобой, чтобы узнать: не собираешься ли ты возвращаться и править империей? Они очень обеспокоены тем, как идут дела, и хотели бы призвать тебя снова занять своё законное место императора Вселенной! – стараясь быть очень доброжелательным, проговорил Аркус.
     - Нет! – коротко ответил Зорак. – Я разочаровался в империи.
     - Почему же? – поинтересовался Феос.
     - Много и много веков назад, я пришёл в этот мир, как Величайший, как ЕДИНСТВЕННЫЙ ИЗ ВОЗМОЖНЫХ. Я долго сотворял миры и сплетал из них венок разума, а когда их стало много, я создал империю, желая дать мирам центр разума и власти. Но этого оказалось недостаточно! С появлением многих миров, я потерял власть над ними. Они начали развиваться сами, без моего вмешательства. Они росли, расширялись и делились, попирая мои законы Бытия. И тогда я решил уничтожить часть их, чтобы преподать всем остальным урок неповиновения, но в ответ на мой гнев, они стали расти с утроенной силой, и очень скоро стали такими крепкими и жизнеспособными, что даже Я – их создатель, ничего не мог поделать с ними.
     - Но разве может сам Великий Зорак потерять контроль над мирами? – удивился Феос.
     - Может, - печально ответил Зорак, - потому что истинный контроль всегда имеет один лишь Хаос, а Зорак – только дитя его!
     - И тогда ты решил удалиться? – расспрашивал его Аркус.
     - Нет, тогда я предпринял последнюю попытку подчинить себе миры, - продолжал Зорак. – Я создал машину, которая способна преобразовывать время, материю и энергию, с тем, чтобы с большим эффектом возвращать себе власть над мирами.
     - Да, я помню, - согласился Феос, - когда-то такая машина существовала.
     - Она и сейчас существует, - холодно ответил Зорак. – Но в ней я тоже разочаровался. Несколько столетий мы с ней планомерно уничтожали миры, но потом она тоже начала проявлять своеволие и спорить со мной! Ей, видите ли, показалось, что уничтожать созданные миры – не разумно! Я выключил её!
     - А почему же не уничтожил? – поинтересовался Феос.
     - Больно хлопотно! – вяло произнёс Зорак. – И зачем её было уничтожать? Ведь я запрограммировал её так, что управлять ею смогу только я и никто другой! Она реагирует только на команды обладателя моего генокода! Какой смысл тратить время и силы на уничтожение того, что всё равно никогда больше не возродится?
     - Верно, - притворно согласился с ним Феос и бросил в сторону Лина многозначительный взгляд, - так зачем тебе понадобилось отправляться так далеко, аж во Внешние Пределы? Неужели нельзя было найти или сотворить себе какое-нибудь спокойное местечко и поселиться там?
     - Мне больше не хотелось иметь ничего общего с мирами, которые я создал, - громогласно ответил Зорак. – Я собирался найти подходящий способ, чтобы разом уничтожить их все! Мне предстояло лишь решить: как лучше это сделать. А для того, чтобы ответить на этот вопрос, я отправился сюда, во Внешние Пределы, где можно всё хорошенько обдумать в тишине. И вот, когда я размышлял над своей проблемой, ко мне явились Вестники Великого Мрака. Они сообщил мне, что я не должен уничтожать империю и что истинная власть заключается вовсе не в способности подчинить себе горстку миров, а в возможности слиться воедино с Великим Мраком и, вместе с ним, контролировать всё, даже сам Хаос!
     - Неужели такое возможно? – удивился Феос.
     - Они сказали, что возможно, - продолжал Зорак. – Нужно только найти Путь к Великому Мраку. Они говорили мне, что Путь во Мрак начинается в Обители Вечного Света, то есть здесь, во Внешних Пределах.
     - Так ты нашёл этот Путь? – спросил Аркус.
     - Пока нет, но я буду искать его, даже если на его поиски уйдёт весь остаток моей жизни!
     - А зачем он тебе? – удивился Феос. – Может быть, лучше вернёшься и займешься делами империи?
     - Я же сказал тебе, что империя меня больше не интересует, и мне всё равно, что с нею происходит! Пусть она хоть разрушит сама себя! Моя цель – абсолютная власть и на меньшее я не согласен! А дать мне её может только слияние с Великим Мраком! Потому что если я смогу слиться с Великим Мраком – я смогу подчинить своей воле сам Хаос! Это, поистине, лучший приз во всей Вселенной! И я добьюсь его!
     - А как же люди?
     - А какое мне дело до них? Пусть сами решают свою судьбу! Они, вообще, должны радоваться, что я не уничтожил их всех! Ты ещё что-то хотел у меня узнать?
     - Нет, Повелитель, - поклонился ему Феос. – Я узнал всё, что хотел.
     - Тогда прощай! – прогремел Горлак. – Мне некогда. Я должен искать Путь!
     И он исчез, оставив Феоса и Лина одних посреди этого странного и текучего пространства.
     - Нам нужно срочно убираться отсюда, пока Он не вздумал вернуться и уничтожить нас с тобой! – едва превознемогая напряжение, сказал Лину Феос.
     - Я попробую, - только и смог из себя выдавить тот и, закрыв глаза, сосредоточился на том самом корабле, на котором они со старым мудрецом Феосом Аркусом отправились в своё путешествие к ледяному Сарку.
     Превознемогая невероятное сопротивление волн окружающего света, Линан сотворил перед собой корабль, а потом перенёс его как можно дальше от Внешних Пределов, взял Аркуса за руку и сделал шаг, увлекая его за собой, а ещё одно мгновение спустя, они уже стояли на верхней палубе и оба дрожали от страха и напряжения.
    
     Они оба долго молчали, глядя друг на друга и дрожа всем телом. Когда же напряжение постепенно начало спадать, Линан заговорил первым:
     - Феос, ты – мерзавец! Ты знаешь это?
     - Знаю, Повелитель! – с поклоном, ответил старик.
     - Не называй меня так! – срывающимся голосом выкрикнул Линан и принялся нервно ходить туда-сюда. – Как ты мог?! Негодяй! Как ты только мог?! Ведь ты же всё знал с самого начала! Почему же ты не рассказал мне всё сразу?
     - Ты бы не поверил, - ответил Аркус, справившись со своим волнением. – Я хотел, чтобы ты сам увидел это собственными глазами.
     - Ты мог меня, хотя бы, предупредить!
     - Не мог, Повелитель, иначе мне пришлось бы рассказывать тебе всё.
     - Я же сказал, не смей больше называть меня Повелителем! – теряя терпение, крикнул Линан и снова забегал взад и вперёд по палубе. – Ты, как никто другой, осведомлён о том, что это имя и титул принадлежат не мне!
     - А вот это не совсем так! – печально улыбнулся Феос.
     Линан испугано посмотрел на него, потом подошёл к столику, на котором стоял кувшин и высокие стаканы, налил себе и старику сола, наполнив стаканы почти до самых краёв, залпом осушил свой стакан, налил себе вторую порцию ничуть не меньше первой, сел в кресло и принялся цедить выпивку, не переставая сверлить старика взглядом.
     - Послушай, Феос! – сказал он голосом потерявшегося на ярмарке ребёнка, - если в тебе есть хоть капелька совести и сострадания, - расскажи мне всё здесь и сейчас! Ведь ты же говорил, что всецело предан мне!
     - Это правда, - подтвердил старик. – Я, действительно, предан тебе без оглядки, но, по некоторым причинам здесь и сейчас рассказать тебе всего просто не могу. Спасибо за сол; он сейчас, как нельзя, кстати!
     - Я понял, - несчастным голосом произнёс Линан, - тебе доставляет удовольствие мучить меня!
     - Это вовсе не так, Повелитель, просто некоторые вещи лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, - прихлёбывая сол, проговорил Аркус.
     - Как, например, настоящего Зорака? – съязвил Лин.
     - Как настоящего Зорака, - согласился старик. – Если ты помнишь, то когда мы с тобой встретились, и ты согласился отправиться вместе со мной в это путешествие, у тебя были определённые вопросы, на которые ты никак не мог ответить. И тогда я пообещал тебе, что отвечу на них и сумею разрешить все твои сомнения. Об этом же говорил тебе в письме и мастер Дрого! Доверься мне! Разве не я привёл тебя к Великой машине? Разве не я спас тебя от Горлака? Ты хоть на мгновение представь себе, что было бы, если бы ты заявил ему, что Горлак – ты?!
     - Я думаю, ему бы это вряд ли понравилось, - согласился Лин, - но ты пока выполнил только полдела; ты ответил мне на вопрос о том, кем я не являюсь, а как насчёт другой его половины? Кем же я, всё-таки, являюсь?
     - А вот ответ на этот вопрос лежит на Вароке, - мягко произнёс Феос. – И нам нужно уже спешить!
     - Уж не хочешь ли ты мне сказать, что на Вароке меня поджидает настоящий Линан Дос? – почти обречённо спросил Линан.
     - Нет! – улыбнулся старик. – Настоящего Линана Доса ты никогда не встретишь. Это я могу тебе гарантировать!
     - И на том спасибо! – уныло проворчал Лин и, залпом осушив оставшийся сол, добавил:
     - Ну, что же? На Варок – так на Варок!
     Он медленно опустил веки и повёл свой корабль сквозь пространство и время – на таинственный, неизвестный и, вместе с тем, почему-то, такой родной Варок!
    
     Позади у него осталось столько прекрасных, безумных, дурацких и безобразных поступков, впечатлений и воспоминаний, что иному хватило бы на целую жизнь, да и ещё осталось бы! А впереди его ожидала тайна, к разгадке которой он шёл, одерживая победы и терпя поражения, лишения и превознемогая себя. И вот теперь, когда разгадка уже была настолько близка, что, казалось, стоит только протянуть ей навстречу руку – и все таинственные и загадочные вещи станут, вдруг, простыми, понятными, доступными и обыденными, когда он, как никогда раньше, был близок к своей цели, в душе его, в том самом отдалённом её уголке, куда обычный человек и заглядывает-то не часто, а иной – и вовсе никогда, зародился страх. Пока, он был ещё смутным, неосознанным и беспричинным, но, почему-то именно теперь ему, вдруг, стало страшно! Как будто какой-то первородный инстинкт самосохранения подсказывал ему, что нужно остановиться, пока ещё не поздно, но кто из нас не знает, что самая великая сила на этом свете – это жажда знания или любопытство, если хотите?! И он, после непродолжительных сомнений, принял главное в своей жизни и окончательное решение: во что бы то ни стало, пройти этот путь до конца, а там – будь, что будет!
    
    
    
    
    
    
    
     Глава 32.
    
    
     Тот, кто знает Брахмана как Истину,
     Знает и Бесконечное,
     Как обитающее в тайнике сердца
     И в Высшем Небе,
     Тот достигает исполнения желаний
     Вместе с Всевидящем Брахманом.
    
     Тайттирия-упанишада.
    
    
     Тот, кто знает Его, победит смерть.
     Нет иного пути к освобождению.
     Тот, кто видит себя во всём,
     А в себе самом – Единого Всевидящего,
     Только тот достигает
     Обители Высочайшего Брахмана,
     Но никто другой.
    
     Кавалья-упанишада.
    
    
     Сверкающий невероятно чистой голубизной Варок оказался одной из самых красивых и уютных планет, которые только доводилось видеть Лину. В отличие от большинства, входящих в состав империи миров, Варок не являлся новой колонией, а давным-давно был заселён расой людей, с чёрным и белым цветом кожи, которые так сильно полюбили его, что считали своей единственной родиной.
     Было и ещё одно обстоятельство, которое существенно отличало Варок от многих подобных миров: он был чрезвычайно разнообразен. Здесь были и высочайшие горы, и тёплые мелководные моря, и широкие равнины, и величайшие океаны, омывающие даже полярные ледяные шапки, а также леса, болота, пустыни, реки, озёра – в общем, при желании на сравнительно небольшом Вароке можно было найти пейзаж на любой, даже самый взыскательный вкус!
     Слабая гравитация планеты позволяла всему живому здесь вырастать до неимоверных размеров! Алые птицы-горуды, заслоняющие своими крылами полнеба, высоко в поднебесье пели свои протяжные песни, а многочисленные стада гигантских травоядных животных медленно бродили по лесам и равнинам, в сопровождении не менее крупных хищников, выжидающих лёгкую добычу.
     А ещё на Вароке было много поселений, и они не были скучены всего в нескольких местах, как на некоторых новоявленных колониях, и не пытались захватить всю поверхность планеты, как на Рокосе. Большие и малые города, посёлки деревушки перемежались здесь с обширными участками нетронутой природы, создавая то самое, ни с чем не сравнимое ощущение покоя, уюта и теплоты, которое не часто встретишь на необъятных просторах ледяного космоса.
     По совету старика Феоса, Линан решил посадить корабль неподалеку от главного святилища Сито, где в центральном храме всегда можно было найти Верховного жреца – Анида Того Рула, который, вместе с мастером Дрого и мудрецом Феосом Аркусом был посвящён в тайну.
     Древний величественный храм произвёл на Сотворяющего неизгладимое впечатление. Высокие отполированные колонны поддерживали прозрачный купол, переливающийся на свету всеми цветами радуги. Пенящиеся водные струи многочисленных фонтанов взмывали в небо и, сверкая в мягких лучах голубоватого солнца, падали вниз, отражаясь в бесчисленных зеркальных гранях грандиозного храмового комплекса.
     - Как здесь красиво! – воскликнул Линан.
     - Я тоже всегда любил это место, - согласился Феос. – Но не стоит задерживаться, пойдём к Аниду, я думаю, он обрадуется нашему визиту.
     Не переставая любоваться окружающим великолепием, они направились по дорожке из сине-зелёных камней прямо к главному храму.
     У входа их встретил молодой послушник, на гладко выбритой голове которого оставался один единственный клок волос, в знак того, что его душа ещё не совсем готова воедино слиться с Сито.
     - Добро пожаловать в Обитель Вечного Покоя, дорогие гости! – с поклоном приветствовал их послушник. – Не угодно ли вам будет назвать свои имена и цель вашего визита?
     - Мое имя – Феос Аркус, - учтиво, но с достоинством ответил старик, - я – глава гильдии мудрецов, а это – он указал на Лина, - император Горлак!
     - Как?! – восхищённо воскликнул послушник. – Сам император и глава гильдии мудрецов пожаловали к нам, а нас об этом никто не предупредил?
     - Мы путешествуем инкогнито, - ответил Феос, - будь любезен, проводи нас к Владыке Аниду. Мы очень спешим!
     - Следуйте за мной! – с поклоном ответил послушник и повёл их по восхитительным залам и галереям храмового комплекса, созданных из стекла, зеркал, воды и света.
    
     Верховный жрец Сито – Анид Того Рул - отдыхал в небольшом храмовом саду, уютно устроившись в тени раскидистого и, судя по размерам, очень старого сине-листового дерева Мо, на толстом стволе и крупных ветках которого красовались свежие оранжевые плоды.
     Это был довольно высокий чернокожий человек, с лицом настолько испещрённом морщинами, что по ним можно было прочесть всю историю его длинной и насыщенной событиями жизни, как по годовым кольцам дерева.
     - Здравствуй, друг мой! – обратился к нему Феос. – Сколько же лет мы с тобой не виделись!
     Жрец поднял глаза и даже на минуту застыл от удивления, после чего, морщинистое лицо его вмиг разгладилось и просияло. Он вскочил с места, подбежал к мудрецу и заключил его в объятия.
     - Здравствуй! Здравствуй, старый друг! Я так рад снова видеть тебя! Но к чему вся эта таинственность? Почему ты заранее не сообщил мне о своём визите?
     - На то были серьёзные причины, - озабоченно ответил Феос. – И главная причина заключается как раз в том, что я путешествую не один. Позволь тебе представить моего попутчика. Это бывший ученик нашего покойного друга - мастера Дрого – творец Линан Дос, а ныне вновь вернувший себе престол император Горлак Великий! Хотя, с некоторых пор, он не хочет, чтобы его называли этим именем.
     - Отчего же? – улыбнулся жрец. – Имя Великое и Славное!
     - Дело в том, - пояснил Аркус, - что мы с ним только что посетили Внешние Пределы и встретили там кое-кого, кто способен оспорить право моего юного друга носить это имя. Так что теперь он всё еще находится под впечатлением от увиденного и пребывает в прескверном расположении духа.
     - Ах, вот оно что! – сказал Анид, сильно помрачнев, отчего лицо его стало ещё чернее (если это вообще возможно). – Так, значит, он всё уже знает!
     - Не всё, - возразил ему мудрец, - а только то, что настоящий Зорак Пирр находится во Внешних пределах, одержим безумным планом подчинить себе сам Хаос, совершенно не интересуется делами империи и вовсе не собирается возвращаться обратно.
     - И теперь ты привёз его сюда, чтобы окончательно раскрыть перед ним истину?
     - Совершенно верно, тем более что то же самое собирался сделать и сам Дрого.
     - Ну что же? – задумчиво протянул жрец. – Да будет так! Когда вы хотели бы туда отправиться?
     - Если можно, - прямо сейчас! – заявил Феос.
     - Хорошо, я провожу вас! – сказал Анид и пригласил гостей следовать за ним.
    
     После долгих и немного утомительных блужданий по бесконечным залам и галереям храмового комплекса, они, наконец-то, оказались в маленькой и ничем не примечательной комнате, единственной заметной вещью в которой была тяжёлая свинцовая дверь.
     Неожиданно Аркус остановился и обратился к Лину:
     - Вот дверь, за которой находится разгадка твоей тайны, но никто и никогда не обещал тебе, что, познав её, ты обретёшь покой! В последний раз я обращаюсь к тебе: подумай, а действительно ли ты хочешь знать ответ?
     - Я долго мучился вопросом, - ответил Сотворяющий, - кто же я на самом деле: Линан или Зорак? Иногда мне казалось, что я Лин, а иногда я чувствовал себя, по-настоящему, Повелителем Мира, но всё же истинного своего имени я не знал. И вот теперь, после нашего путешествия, я, по крайней мере, точно знаю, что я – не Зорак. Да я хочу знать ответ! Даже, если подтвердится, что на самом деле, я – всего-навсего простой и ничем не примечательный творец! Как вы не понимаете? Я хочу обрести самого себя! Чего бы мне это не стоило! И пусть даже за этой дверью меня поджидает настоящий Линан Дос, мне всё равно! Я хочу знать правду, которая освободит меня от сомнений!
     - Юный творец, по имени Линан Дос умер четыре года назад от удара молнии! – громогласно возвестил Феос Аркус и распахнул перед Сотворяющим свинцовую дверь.
     Там, за этой заветной дверью, начинался вход в мрачные катакомбы, вырубленные в скале и уходящие куда-то в далёкую и таинственную темноту. Сотворяющий сделал шаг вперёд, но тут же повернулся и переспросил Аркуса:
     - Подожди, я что-то не понял, что ты сказал?
     - Я сказал, что Линан Дос мёртв, и это имя тоже не принадлежит тебе.
     - Тогда кто же я?! – испуганным голосом воскликнул он.
     - Войдём внутрь! – спокойно произнёс мудрец. – Пока мы будем идти к тому самому месту, я буду рассказывать тебе начало этой истории.
     И они, в сопровождении Анида Того Рула, зашагали вперёд по тёмному лабиринту подземелий.
     - Как ты уже знаешь,- начал свой рассказ Аркус, - мы все: Анид, Дрого и я – постоянно общались с Вестниками Великого Мрака. И вот однажды, наверное, что-то около четырёх лет тому назад, вскоре после того, как Горлак отправился во Внешние Пределы, и когда мы все втроём находились здесь, на Вароке, Вестник явился нам и сказал: «Великий Мрак избрал вас для исполнения своей воли!» Сказав эти слова, он велел нам отправляться к древним золотым рудникам, вырытым много веков назад первыми рудокопами Варока и с тех пор давно стоявшими заброшенными. Пройдя длинной вереницей тоннелей, мы оказались в потаённом гроте, который был весь оплетён странной золотой паутиной. Тогда Вестник показал нам волос и сказал: «Это волос с головы самого Зорака! Сейчас я помещу его в яйцо и оставлю здесь, а вы будете неусыпно следить за ним ровно сорок дней! Через сорок дней я явлюсь к вам снова!» Сказав это, он положил волос на ладонь, накрыл другой ладонью и, когда он вновь разъединил руки, на ладони у него оказалось небольшое золотое яйцо. Он поместил его в золотую паутину и исчез, а мы принялись охранять это яйцо сорок дней и записывать на память каждый из этих дней. Но вот мы и пришли! Дальше я тебе уже не буду рассказывать словами, ты сам всё увидишь!
     Неожиданно они оказались в просторном гроте, всё внутреннее пространство которого было плотно опутано золотой паутиной, а где-то в глубине него, запутавшись в нитях паутины, висели осколки гигантской золотой скорлупы. Уверенной походкой Феос направился к противоположному концу грота и принялся шарить там среди паутины. Обнаружив то что, искал, он возвратился к Сотворяющему и протянул ему золотой энергокристалл, со словами:
     - Смотри сам!
     Несколько долгих секунд Лин как заворожённый смотрел на кристалл, не решаясь включить запись, но потом всё же решился и активизировал его.
    
     В возникшем образе Лин без труда узнал то самое место, где он сейчас находился: всё тот же грот, та же золотая паутина, а где-то в центре, опутанное плотным слоем паутины, висит небольшое золотое яйцо.
     - Это - запись первых дней, - прокомментировал Феос, - дальше ты сможешь увидеть то, что происходило позднее.
     В дальнейшем на изображении стало видно, как золотое яйцо быстро растёт, но кроме этого, ничего интересного не происходило.
     - А вот и сороковой день записи! – возвестил Феос.
     Внезапно изображение на миг качнулось, и на нём появился образ какого-то сияющего крылатого существа, с человеческим лицом и руками, но расплывчатым телом, состоящим из белого света. Существо бесшумно летало по гроту, издавая некий нежный и тихий звон. Потом оно подлетело к огромному золотому яйцу и легонько стукнуло по нему пальцем. Сверкающие золотые искры разлетелись по гроту в тот момент, когда палец Вестника соприкоснулся с золотой скорлупой. Раздался оглушительный звон, и яйцо раскололось, озарив всё пространство нежным золотым сиянием и обнажая своё сокровенное нутро.
     Там, среди плотной паутинной завесы и застрявших в ней осколков золотой скорлупы лежал, свернувшись калачиком, ВЗРОСЛЫЙ человек! Светящийся Вестник подлетел к нему и, нежно приоткрыв ему рот, вдохнул в него струю света. И новорождённый человек открыл свои божественно прекрасные синие глаза!
     ЭТО БЫЛ ОН – СОТВОРЯЮЩИЙ!
     И от осознания этого у него даже закружилась голова!
     Вестник приложил к его голове два золотых лепестка и сказал, обратившись к Феосу, Дрого и Аниду: «Вот перед вами новый Повелитель Мира! Он – точная копия Зорака Великого, только улучшенная копия. В нём нет самодовольства, тщеславия и злобы Зорака, но есть его великая созидающая и разрушающая сила! Он сотворён из волоса Зорака, и поэтому он имеет идентичный самому Зораку генокод. Это даст ему возможность подчинить себе Великую машину, когда придёт его время, и сделает его очень похожим на свой прототип, хотя оттого, что я немного улучшил его, по сравнению с оригиналом, он будет намного красивее. Его красота будет, воистину, божественна, в знак того, что он сотворён силою самого Великого Мрака! Он будет совершенен! Вы видели, как я приложил к его голове два золотых листка памяти. Один лист это память самого Зорака, которая должна будет подремать некоторое время, а пока он будет учиться и вживаться в мир, ты, Дрого, станешь его наставником и учителем и будешь воспитывать его как юного творца по имени Линан Дос; память этого недавно умершего от удара молнии юноши я тоже вложил в него. Запомни, Дрого, ты должен хорошенько его обучить, потому что перед тобой не просто юный творец, нет! Перед тобой не кто иной, как САМ СОТВОРЯЮЩИЙ – ИМПЕРАТОР ВСЕЛЕННОЙ, ПОВЕЛЕНИЕМ САМОГО ВЕЛИКОГО МРАКА!»
    
     Он стоял посреди этого опутанного паутиной грота и чувствовал, что это его, а не кого-то другого поразила молния! Теперь он знал ответ, но вместо того, чтобы почувствовать облегчение, он был разбит и совершенно опустошён. Выходит, что все его поступки были заранее запрограммированы и точно выверены! Выходит, он совершенно не хозяин своей судьбы! Выходит, что все его заслуги – всего лишь мастерски расписанная роль в чужой пьесе, а он только актёр, марионетка! Да и кто же он, на самом деле?
     Во-первых, он не настоящий творец - Линан, а всего лишь похититель его имени и памяти! Во-вторых, он вовсе не Зорак, а его точная копия! Он всего-навсего клон! Машина! Робот, хотя и живой! Выходит, что он не Лин Дос, не Зорак Пирр и даже вообще не человек! ОН – МАШИНА! И пусть эти старые мудрецы, вместе со своим светящимся другом - Вестником величают его Повелителем, он-то знает, что машина не может и не должна повелевать живыми существами!
     «А я-то всё никак не мог понять, - думал он, - почему у меня нет воспоминаний детства? Да потому, что у меня просто-напросто никогда не было детства! Подумать только: я появился на свет всего четыре года назад! …Стоп! …И что же я теперь буду делать? …И как же Альда? Нет, я не могу быть с ней! Я просто не имею права быть с кем бы то ни было! Я – не человек! Я – клон, машина! А, значит, я не должен и не имею права принуждать какую-либо женщину жить со мной! Я не должен и не имею права дружить с кем-либо! Я не должен и не имею права руководить империей! Отныне мне нужно будет всерьёз призадуматься над вопросом: а что дальше? Я ещё пока не знаю, что дальше, но я знаю одно: я больше никому не позволю превращать себя в куклу! Я решу эту задачу! Клянусь самим Хаосом – решу! Вот только как?
     Помнится, мастер Дрого говорил мне в своём письме о том, что я могу изменить свою судьбу, несмотря ни на что! Вот этим-то мы, пожалуй, и займёмся! И пусть они взрастили меня как растение, я докажу им, что я – ЧЕЛОВЕК! Я изменю свою судьбу, и даже сам Великий Мрак не сможет мне помешать! Теперь-то я знаю Истину!»
     Он повернулся, бросил на Феоса и Анида долгий прощальный взгляд и закрыл глаза…
    
    
     Синие волны в дикой и бессильной злобе яростно бились о серовато синие скалы и, несмотря на все свои усилия, потерпев поражение в самонадеянной попытке, если не сокрушить, то, по крайней мере, потопить горделивую скалу, униженно лизали её подножие своими пенистыми языками.
     Здесь на самом краю света, начиналось царство свободных ветров, вечных, как мир. И именно здесь, как нигде больше, он чувствовал себя уютно и безопасно. Он был так же свободен и так же безнадёжно одинок, как и эти буйные и своенравные ветры.
     Он сделал шаг и открыл глаза, оставив позади старых мудрецов, странный грот, оплетённый золотой паутиной и страшную тайну своего рождения, узнав которую, он стал самым несчастным существом во всей Вселенной!
    
    
    
    
    
     Глава 33.
     Когда солнце зашло,
     Когда луна зашла,
     Когда огонь погас,
     Когда речь умолкла,
     Что есть свет для человека?
     Атман становится
     Светом для него!
     ……………………………
     Поистине жалок тот,
     Кто не зная Неприходящего,
     Покидает этот мир!
     ……………………………
     Его образ невозможно увидеть,
     Никто не видел Его глазами.
     Его воспринимают сердцем,
     Умом, мыслью.
     Тот, кто знает Его,
     Становится бессмертным!
     …………………………….
     Если прекращаются
     Пять знаний, вместе с мыслью,
     Если бездействует рассудок,
     То это, говорят,
     Высшее состояние!
    
     Брихадараньяка-упанишада.
    
    
     Подставив лицо холодным диким ветрам, Сотворяющий стоял на краю света и размышлял о том, как же он сможет изменить свою судьбу? «Для того чтобы решить эту задачу, - рассуждал он, - нужно, в первую очередь, понять: с какой целью я был создан? Потому что от понимания этого зависит и ответ на мой вопрос. Если ОН или ОНИ сотворили меня, как точную копию Зорака Великого, значит, тот сделал нечто такое, что им не понравилось и, следовательно, потребовался я, для того, чтобы исправить ЕГО ошибки! Но что ОН мог сделать, вопреки ИХ воле?
     1. ОН создал империю. Но против этого ОНИ, как раз, ничего не имели!
     2. ОН сотворил Мерило – Великую машину. Но и это ИХ вполне устраивало! Они даже меня сотворили таким образом, чтобы я смог подчинить Мерило себе.
     3. ОН решил уничтожить часть миров. Но на это ОНИ и вовсе не обратили никакого внимания!
     4. ОН разочаровался в империи и решил бросить всё и уйти. А вот и ответ!
    
     НАШЁЛ! Я НАШЁЛ ОТВЕТ! ОНИ, во что бы то ни стало, хотят сохранить империю и Зорака на троне! Вот зачем я им понадобился! Но я так просто не сдамся! Я не позволю сделать из себя безвольную марионетку, какой был Тирс в руках у Верховной нуты! ОНИ хотят заполучить себе послушного императора? Не выйдет! Я не доставлю им этого удовольствия! Решено! Я изменю свою судьбу! Вот только нужно сначала поговорить с Альдой и Раракой. А что я им скажу? Имею ли я право говорить им правду? Вот вопрос! Нет, Альде я не могу открыться! Рассказать ей, кто я – значит, бросить ей в лицо то, что она влюбилась в клона, в биомашину! Это было бы слишком жестоко! Нужно будет придумать что-нибудь правдоподобное. А Рарака? Рараке я, пожалуй, расскажу всё! Он один всегда понимал меня и по-настоящему был мне предан! Он всегда был искренен, благороден и честен со мной, и он не заслуживает лжи! Ему я расскажу всё и прямо сейчас!»
     Он закрыл глаза и сосредоточился на своём друге - драке, вызывая его образ. «Рарака!» - мысленно позвал он. И вскоре увидел Тина, мирно удящего рыбу на Леме неподалеку от королевского дворца.
     - Рарака! – громко позвал его Сотворяющий и неожиданно появился рядом с ним. И только тут драк услышал его голос. Он поднял на него удивлённые глаза, просиял и бросился ему навстречу, чуть, было, не задушив своего друга в объятиях.
     - Лин, дружище! Как я рад тебя видеть! – кричал он. – Если бы ты только знал, как же я соскучился! Но ты рассказывай! Рассказывай! Где тебя носило? И неужели ты уже успел всё узнать? Ведь ещё и недели не прошло?
     - В самом деле? – удивился Сотворяющий. – Мне показалось, что я отсутствовал гораздо дольше!
     - А где же Феос? – спросил Рарака, приноравливая подходящее бревно рядом со своим, чтобы его дорогой друг смог уютно устроиться и отдохнуть с дальней дороги.
     - Знаешь, Рарака, - печально произнёс Сотворяющий, - ты оказался, как всегда, прав! Феос, действительно, редкостный мерзавец, а тайна, которую я хотел узнать, не принесла мне ничего, кроме горя и разочарования!
     - Ну что ты, Лин?! – сочувственно пробурчал Рарака. – Разве можно так расстраиваться? Всё это ерунда! Не бери в голову! Дались они тебе, эти самые тайны! Мы с тобой и без них прекрасно проживём! Выброси всё из головы, и давай вместе отпразднуем твоё возвращение! Давненько мы с тобой не выпивали вместе, а?!
     - Всё не так просто, Рарака! – печально вздохнул Сотворяющий. – Проблема-то как раз в том и состоит, что я не могу её выбросить из головы, как бы мне того не хотелось!
     - Что там ещё случилось? – озабоченно спросил драк. – А ну, давай, выкладывай!
     И Сотворяющий принялся рассказывать грозному воину драку все обстоятельства и события своих недавних приключений.
     - М-м-м да-а-а! – задумчиво протянул Тин. – И что ты намерен теперь делать?
     - Поскольку сам факт моего сотворения был строго нацелен на то, чтобы я стал императором, я намерен, в первую очередь, оставить престол!
     - Послушай, Лин, ты, что с ума, что ли, сошёл?! – воскликнул Рарака. – Кто же добровольно оставит трон?
     - Я! – гордо ответил тот. – И это моё окончательное решение!
     - А как же империя? Ты что, хочешь тоже бросить нас всех на произвол судьбы, как и первый Зорак? Неужели ты хочешь, чтобы всё, что ты создал и за что боролся, исчезло навсегда, когда к власти придёт очередной Тирс?
     - Нет, не хочу, - серьёзно ответил Сотворяющий, - но об этом я позабочусь позже! Ты мне лучше вот что скажи: как, по-твоему, мне лучше преподнести это известие Альде?
     Рарака помрачнел.
     - Знаешь, Лин, я думаю, что тебе с ней вообще лучше не говорить. Она всё ещё очень больна, и не стоит её расстраивать! После!
     - Но я собираюсь уйти навсегда! – возразил Сотворяющий.
     - Что ж, это твоё право! – печально согласился драк. – И хотя сердце моё разрывается на куски, вынужден признать, что это – самое мудрое решение, какое ты только мог принять! Я бы и сам поступил точно также, будь я на твоём месте. А для королевы Альды было бы лучше, если бы ей потом сообщили, что ты погиб, как герой! Не стоит ей встречаться с тобой! Пожалей её, Лин!
     - Хорошо, Рарака! – согласился Сотворяющий. – Ты, как всегда прав! Но нам нужно спешить! Мы отправляемся на Рокос! Я хочу выступить в сенате!
     Вечно шумный и суетливый Рокос встретил императора громким многоголосием сигналов бесконечно снующих всюду больших и маленьких флаеров, криками рекламных объявлений, звуками музыки, обрывки которой доносились буквально отовсюду, и грохотом дробильных машин, крушащих скальную породу для строительства очередного небоскрёба.
     Постояв немного на парковочной платформе и полюбовавшись, в последний раз, этим чудо мегаполисом, но, так и не дождавшись кого-нибудь, кто бы вышел встретить императора, Сотворяющий, в сопровождении верного драка, отправился в зал заседаний самостоятельно, пройдя сквозь пространственный тоннель, и неожиданно появился прямо в ложе уже знакомого ему старейшины сената – Итера Пирена Ола. Стоит ли говорить о том, что подобное эффектное появления Его Императорского Величества произвело на старейшину неизгладимое впечатление?
     - Добрый день, достопочтенный Итер Пирен Ол! – вежливо обратился к нему Сотворяющий. – Прошу прощения за свой неожиданный визит, но к тому меня вынудили весьма серьёзные обстоятельства.
     - Не стоит извиняться, Ваше Императорское Величество! – с поклоном ответил старейшина. – Ваш визит в сенат – всегда большая радость для нас, а то, что вы появились так неожиданно и избрали для своего появления именно мою ложу – несказанная честь для меня, за что я бесконечно Вам благодарен! Вы бы хотели поприсутствовать на заседании?
     - Нет, Итер Пирен, - всё так же вежливо ответил Сотворяющий, - я бы хотел выступить с очень важным заявлением. Не будете ли Вы так любезны сообщить об этом председателю?
     - Всегда к Вашим услугам, Ваше Императорское Величество! – снова поклонился старый андулезец и тут же связался с председателем.
     Несколько секунд спустя, председатель прервал выступающего в тот момент оратора и сообщил собравшимся о том, что сейчас перед ними выступит сам император Зорак. К ложе Итера подлетела специальная платформа, и Сотворяющий взошёл на неё.
     - Граждане империи! – начал он свою пламенную речь. – Вы все являетесь свидетелями тех грандиозных реформ, которые я провожу, во благо империи! И сегодня уже ни для кого из вас не является новостью, что только тот, кто заботится исключительно о гражданах своего государства, а вовсе не об удовлетворении своих мелких и ничтожных амбиций, может и должен быть императором! И во всей Вселенной нет другого такого независимого и справедливого кандидата на должность императора, кроме меня! – по залу пробежал лёгкий шепоток. – Я неподкупен и бесстрашен, потому что я – Зорак Великий, тот, кому принадлежит самое время и пространство! Тот, кто сотворил все ваши миры! И разве есть в них хоть что-то такое, что я мог бы желать, если всё, что в них есть, было сотворено мною? Все вы хорошо помните времена правления Тирса и Ксор! Разве их цели, методы и стиль правления могут сравниться с моими? Нет! И ещё раз нет! Согласитесь, что единственный император, который по настоящему заботился о благе империи и её граждан был я – Зорак Великий! – шёпот в зале постепенно стал нарастать, и вот уже почти все ложи гудели, словно потревоженный улей. А меж тем Сотворяющий продолжал.
     - И поэтому сегодня я во всеуслышание провозглашаю: ИМПЕРАТОРОМ ВСЕЛЕННОЙ МОЖЕТ БЫТЬ ТОЛЬКО ЕДИНСТВЕННЫЙ ИЗ ВОЗМОЖНЫХ – ЗОРАК И НИКТО, КРОМЕ ЗОРАКА! Но я, Зорак Великий, принял нелёгкое, но единственно правильное решение – уйти и оставить императорский трон! – Шум в зале превратился в сплошную волну гула, и председателю потребовалось несколько раз включать свою сирену, чтобы призвать сенаторов к порядку. И когда в зале опять воцарилась долгожданная тишина, Сотворяющий продолжил свою историческую речь.
     - Сегодня я с полной ответственностью заявляю, - говорил он, - что добровольно снимаю с себя полномочия императора и отрекаюсь от трона! Возможно, правда, я ещё вернусь, но это произойдёт лишь в том случае, если империя снова ввергнет себя в хаос и анархию, и только моё присутствие сможет поправить положение! Но это единственное условие моего возвращения! Если же вы, уважаемый сенат, не допустите такого поворота и будете мудро и достойно направлять развитие империи, то я не вернусь никогда! А пока я торжественно заявляю, что передаю сенату всю власть в империи, которая отныне станет республикой! – Взрыв аплодисментов и радостных возгласов разорвал тишину в зале. Сотворяющий печально улыбнулся, подождал, пока председатель снова наведёт в зале порядок, и продолжил речь.
     - Меня очень беспокоит то, что алчные и вероломные граждане захотят воспользоваться этой ситуацией и вернуть ту ужасную тиранию, от которой я только недавно избавил всех вас. И для того, чтобы этого не произошло, я прошу вас, уважаемый сенат, подтвердить пожизненные полномочия честнейшего драка во всей Вселенной и моего лучшего друга, как верховного главнокомандующего! – зал вновь взорвался криками, а когда измученный председатель в очередной раз смог успокоить его, Сотворяющий поднял руку, выставив на всеобщее обозрение кристалл-ключ от Великой машины.
     - Вот ключ, - провозгласил он, - который светится только в моих руках, так как, запрограммирован на мой генокод. Я вверяю его своему другу – Рараке Тину, с тем, чтобы он всегда мог публично уличить любого желающего стать императором, благодаря тому, что, изменив свою внешность, он может стать очень похожим на меня! А теперь я ухожу, и да здравствует республика!
     - Слава Великому Зораку! – закричали сенаторы.
     - Слава Сотворяющему!
     - Слава Рараке Тину, нашему главнокомандующему!
     - Да здравствует сенат!
     - Да здравствует республика!
     - Да здравствует республика!
     - Да здравствует республика!
    
    
    
     * * *
    
    
     Свинцовое небо Сарка было затянуто тяжёлыми облаками, предвещающими снежный буран, а вечная ледяная корка, отполированная бесконечными холодными ветрами, слегка светилась, отражая редкие и очень слабые лучики, лишь изредка долетающие сюда с далёких и прекрасных звезд и с большим трудом пробирающиеся, сквозь плотную завесу из снежных облаков.
     Он ждал, когда вездесущее Мерило обнаружит его присутствие, и мысленно звал его.
     - Я здесь, хозяин! – ответила Великая машина и засияла множеством разноцветных огоньков рядом с ним.
     - Я хочу поговорить с тобой, Мерило! – сказал Сотворяющий. – Я не твой хозяин! Твой настоящий хозяин и творец – Зорак Пирр, а я - всего-навсего его клон! Я – биомашина! И ты не должно больше подчиняться мне! Не я сотворил тебя!
     - Я знаю, что ты – не Зорак! – ответило Мерило. – Я знало это с самого начала, но для меня это не важно! Тот, другой, хоть и создал меня, обращался со мной, как с обычной вещью, а потом – и вовсе выключил. Ты же оживил меня, ты всегда уважал меня и тем, что я сейчас живу, я обязано именно тебе! Ты – мой новый хозяин и настоящий творец! А то, что ты – машина даже хорошо! Кто же лучше сможет понять машину, чем другая машина? Не горюй, я не оставлю тебя! Пойдём с тобой вместе тропою звезд!
     - Как это? – удивился Сотворяющий.
     - Очень просто! – ответило Мерило. – Разве ты использовал все свои возможности творца? Нет! Ты никогда не сотворял музыку! Не рождал в руках звёзды! Не оставил после себя ни одной поэмы!
     - Это верно, - согласился Сотворяющий. – Тогда в путь?
     - В путь! – воскликнуло Мерило и в один миг перенеслось вместе со своим хозяином в Пограничье, предшествующее Внешним Пределам, где они начали свой Великий и легендарный поход.
    
     ОН шёл сквозь пространство и время, оставляя после себя потоки животворной влаги.
     Руки ЕГО сотворяли звёзды!
     Мысли ЕГО определяли судьбы рас и народов!
     Дыханье ЕГО слилось с дыханьем самого мирозданья!
     Сны ЕГО определяли прошлое и будущее Вселенной!
     ОН шёл и сотворял слова, которые срывались с его уст и ярким звёздами падали в бесконечность…
     Я иду Тропой Звёзд…
     Я поднимаюсь от Тьмы к Свету
     И от Света к Мраку…
     Кем я был? Я был никем…
     Где я был? Я был нигде…
     Что я сейчас? Я – ничто…
     Сила, зовущая меня вдаль,
     Уносит меня…
     Сила, удерживающая меня здесь,
     Отрывает от сущего…
     Я больше нигде…
     Я больше ничто…
     Я – Мир!
     Я – Свод!
     Отныне, я - Звук …
     Я – стон…
     Я – эхо Несущего…
     Я – отзвук Неслышного…
     Я – образ Незримого…
     Я – шорох, среди гула Вселенной…
     Я – слово, среди Безмолвия…
     Я – искра Вселенского пламени…
     Я – мечта…
     Я – миф…
     Мое время – Вечность…
     Мой сон сотворяет миры…
     Язык мой – Хаос…
     Слово моё – Безмолвие…
     Мир мой – Пустота…
     Что я могу просить сверх этого?
     Что я могу искать, имея всё?
     Что я могу желать, коль я лишён желаний?
     Что может беспокоить меня,
     Когда я – есть покой?
     Я уношу свой сон в Обитель Мрака…
     Я больше не ищу свободы –
     Я весь в ней!
     Я – суть вещей, основа Мирозданья!
     И нет нигде того, что не есть – я!
     Я – Всё и я – Ничто!
     Я – Истина и я – лишь Пустота!
     Я – Холод и Огонь!
     Я здесь и я нигде…
     Что годы для меня?
     Один лишь только вздох!
     Что Время для меня?
     Одно лишь дуновенье!
     Что Свет без Тьмы,
     Коль Мрак – всему основа!
     И никогда не стану я ничем…
     И никогда я больше не рождаюсь…
     Я – Вездесущ, Всепроникающ я.
     И вся Вселенная – в созвучии со мною…
    
    
     Эпилог.
    
     Радужная полоса, разделяющая надвое бирюзовое небо Лемы, была подсвечена золотыми лучами вечерних сумерек. Королева Альда, всё ещё прекрасная, хотя и довольно располневшая, сидела у фонтана и с лёгкой грустью наблюдала за тем, как её пятилетний синеглазый и черноволосый сынок весело играет со своей новой игрушкой – интелектуальной сумкой, которую ему недавно подарил любящий отчим – верховный главнокомандующий республиканской армией Рарака Тин Сорго.
     Мысли её витали где-то далеко, а неторопливое течение жизни сделало её боязливой и немного медлительной. Она размышляла о том, что же наденет на бал, который собирается давать её супруг в честь вновь избранного канцлера.
     Сзади послышались торопливые шаги. Она оглянулась и увидела, что навстречу ей приближается её муж - драк, а рядом с ним летит странное невероятно прекрасное существо, тело которого состояло сплошь из белого света, и только руки и лицо были человеческими.
     - Дорогая, - сказал ей Рарака, - позволь тебе представить Вестника Великого Мрака. Принимать его у себя – большая честь для нас! Он хотел бы видеть малыша.
     - Пожалуйста! – рассеяно произнесла Альда. – Вот он! Его зовут Лини Зорак Дос, в честь его отца.
     Светящийся Вестник подлетел к играющему мальчику и легонько опустил ему на головку золотой листок. Потом он повернулся к королеве и сказал:
     - Твой сын должен исполнить своё предначертание! Он станет императором Вселенной!
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 0     Средняя оценка: