Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Приятели

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru




Джордж  Райт

Нетривиальное решение

     Экраны линкора "Неостановимый", флагмана Объединенного Военного Флота Земли, показывали тьму. Сплошную черноту. Ни звезд, ни планет. Но экраны не были неисправны (если не считать второго, пятого и седьмого). Просто корабль бороздил чернильную мглу газопылевой туманности.
     - Какая тоска, - сказал молодой лейтенант ван Бастон, упираясь обоими локтями в пульт и кладя подбородок на руки. - Такое впечатление, что мы в склепе.
     - Во всяком случае, здесь мы в безопасности, - заметил доктор Шварц. Он стоял, прислонившись к переборке и засунув руки в карманы комбинезона. - Насколько я знаю, даже у них нет сканеров, способных нащупать нас в этом супе.
     - Ну а что дальше? Сколько мы будем здесь прятаться? Год, десять, всю жизнь? Все равно рано или поздно или сдохнут системы жизнеобеспечения, или мы вылезем отсюда, и нас накроют. Какой смысл? Лучше уж было дать им последний бой. Или... черт побери, может быть даже сдаться, - добавил лейтенант полушепотом.
     - Землян не берут в плен, - напомнил Шварц. - После резни, которую наши парни устроили в лагере на Канопусе IV...
     Со скрипом открылся люк, и на мостике появился адмирал Руперт Дж. Дж. Винтерфилд, командующий Объединенным Флотом и Временно исполняющий обязанности Президента Соединенных Штатов Земли. "Адмирал на мостике", - доложил компьютер. Командующий остановился, ожидая рапорта, но лейтенант продолжал подпирать кулаками челюсть. Адмирал нахмурил правую бровь.
     - Вахтенный, доложите обстановку!
     - За время моей вахты происшествий не было, сэр. Корабль следует заданным курсом. Связь с остальным флотом устойчива. Противник в радиусе действия сканеров не обнаружен. Новых отказов матчасти не зафиксировано, - меланхолично поведал ван Бастон.
     Винтерфилд опустил вторую бровь.
     - Что это за доклад, лейтенант? Что вы мямлите, как школьник на первом свидании? Вы офицер Объединенного флота или где?
     - У молодого человека падение боевого духа, адмирал, - с усмешкой сообщил доктор. - И, учитывая все обстоятельства, на вашем месте я бы не стал слишком ругать его за это.
     Адмирал готовился исторгнуть громы и молнии, но затем передумал. В его рокочущем голосе появились отеческие нотки.
     - Я все понимаю, сынок. Нам всем пришлось нелегко. Но те временные трудности, которые мы переживаем, должны еще больше...
     - Временные трудности?! - ван Бастон резко развернулся вместе с креслом. - За нами охотятся флоты всей Галактики! Земля уничтожена! Все наши колонии захвачены! Мы лишились всех баз! Флот разгромлен! Все, что у нас осталось - это восемь кораблей, из которых два - наскоро вооруженные транспорты! И это вы называете "временные трудности"?!
     - Командование не скрывает, что положение тяжелое, - мужественно признал адмирал. - Однако в истории бывало и... Гхм. Нет, пожалуй, хуже не бывало. И тем не менее. Все еще можно повернуть вспять.
     Пусть сейчас всех землян осталось менее шестисот человек, но не будем забывать, что в наших морозильниках хранится двадцать миллионов оплодотворенных яйцеклеток. Нам нужно лишь найти подходящую планету и получить несколько десятков лет передышки...
     - У нас уже была планета, - хмуро возразил ван Бастон, и не подумав добавить "сэр". - У нас была Земля и шесть колоний. И нас раздавили, как гнилой орех.
     Брови адмирала дернулись, но он сдержал себя.
     - Вы неправы, лейтенант, - ровно произнес он. - Конечно, учитывая тридцатикратное численное преимущество... и все же мы им неплохо всыпали! Очень даже неплохо! Мы нагнали на них такого страху, что они до сих пор боятся произносить вслух наше имя!
     - Насколько мне известно, это не совсем так, адмирал, - заметил
     Шварц. - Слово "землянин" в Галактике действительно избегают произносить, но не из страха, а потому, что оно теперь считается крайне непристойным ругательством.
     Винтерфилд метнул на него свирепый взгляд.
     - Не надо нам было на них нападать, - пробурчал лейтенант. – Что за идиотизм - воевать в одиночку против всей Галактики?
     - Они сами виноваты! - запальчиво возразил адмирал. - Нам просто требовалось жизненное пространство, что им стоило немного потесниться? Вместо этого они заявили, что мы, видите ли, должны прекратить бесконтрольное размножение! Да какое они имеют право вмешиваться в нашу личную жизнь? Мы же к ним в постель не лезем! Тем более что у них и постели-то нет... в этом смысле... Ну а что касается в одиночку... Наши дипломаты предприняли воистину титанические усилия, чтобы стравить их между собой. Не думаю, что кто угодно мог сделать больше. Теперь я, пожалуй, могу признать – хотя официально мы, конечно, это по-прежнему отрицаем - что аннигиляционные бомбы, сброшенные на иоариуан от имени ту'мту'гту'му, на самом деле были нашими. Но ничего не помогло. Они все равно предпочли объединиться против нас!
     Загудел зуммер срочного вызова.
     - Винтерфилд слушает, - пророкотал адмирал, поправляя наушник. Некоторое время он прислушивался к чьему-то захлебывающемуся от возбуждения голосу.
     - Ну что ж, джентльмены, я говорил вам, что рано падать духом! - изрек он торжествующе. - Звонил доктор Рогозин. Он утверждает, что мы спасены.
     Шварц скептически хмыкнул.
     Десять минут спустя офицеры "Неостановимого" собрались в командном отсеке. С другими кораблями была установлена прямая видеосвязь. Делавший доклад доктор Рогозин прохаживался взад и вперед, и его вдохновенно горящий взгляд скользил над головами присутствующих.
     - Я закончил расшифровку материалов, захваченных нами на ткланской станции. Кое-кто, помнится, возражал против нашей атаки на эту станцию. Кое-кто, - он вперил взгляд в доктора Шварца, - даже называл ее идиотизмом, из-за которого мы лишь выдали свое местонахождение, не получив взамен ничего, кроме архивов тысячелетней давности. Кое-кто, впрочем, убедился в своей неправоте уже тогда, когда первый же анализ архивов дал нам координаты этой туманности, столь успешно скрывшей нас от противника. Но здесь есть и кое-что еще! Эта
     туманность - не просто облако пыли, господа. В самом ее центре имеется звездная система, а в ней - пригодная для жизни планета. И не просто пригодная, а цивилизованная! Захватив ее, мы сразу получим в свои руки высокоразвитую инфраструктуру!
     - Не думаю, что в настоящее время мы располагаем достаточными
     силами для захвата цивилизованной планеты, - произнес со своей неизменной полуулыбкой капитан Коямада, командовавший вторым и последним линкором Флота "Адмирал Нельсон".
     - Тем более что они запросят помощь, и через неделю здесь будет весь галактический флот, - добавил доктор Шварц.
     - Терпение, господа, извольте дослушать до конца! Это не обычная цивилизация. Они не поддерживают контактов с нашими врагами. Само их местоположение - на самом краю Галактики, да еще внутри непроницаемого газопылевого облака - определило изоляционистский характер их культуры. Даже достигнув весьма высокого уровня развития, они долгое время не имели понятия о существовании других звезд и, соответственно, других разумных рас. Идея космических путешествий была им абсолютно чужда. Когда ткланская эскпедиция раскрыла им глаза, первое, что они попросили - это оставить их в покое. Представьте, что вы прожили всю жизнь в маленьком уютном домике, совершенно не задумываясь, что за его пределами есть что-то еще, и вдруг оказывается, что ваш домик стоит посреди бескрайних и диких джунглей, кишащих хищниками и дикарями. Захотите ли вы покинуть свой домик и общаться с обитателями джунглей? А если кто-то из них полезет к вам в окно, станете ли вы звать на помощь без опасения, что ваш зов привлечет еще более жутких тварей?
     Но это еще не все. Мало того, что энхи - так называется эта раса - развивались в полной изоляции, они еще развивались в тепличных условиях. Их планета в несколько раз старше Земли, на ней удивительно ровный климат - нет даже смены времен года - и почти не бывает природных катаклизмов. И сами энхи... биологически они нечто среднее между животными и растениями. Они способны передвигаться и имеют достаточно сложное строение, но в основе их питания лежит фотосинтез. И таковы все высшие организмы Альвы, их планеты.
     Не хищные и даже не травоядные. Размножаются опылением. Вы понимаете? На Альве никто никого не убивает! Им чужда сама идея убийства и вообще насилия! Они в принципе не способны оказать нам сопротивление! Их парализует ужас от первого же выстрела!
     - И при этом у них развитая техническая цивилизация? – спросил коммандер Леже.
     - Да, хотя они и не придают большого значения технике. Она служит им только для удобства. Их основной интерес - искусство.
     - Все это, конечно, любопытно, - заметил осторожный Коямада, - но ваши разведданные, если я не ошибаюсь, устарели как минимум на тысячу лет. Откуда мы знаем, как могла измениться ситуация на Альве за этот период?
     - На Альве редко что-нибудь меняется, - улыбнулся Рогозин. – В таких комфортных условиях эволюция протекает крайне медленно, и социальное развитие тоже. К тому же и сами энхи живут очень долго... даже их дикие предки жили помногу столетий, а цивилизованные энхи, кажется, вообще бессмертны...
     - В любом случае, вариантов у нас не так уж много, - резюмировал командующий. - Мы немедленно берем курс на Альву. Офицеров разведки и командиров штурмовых групп прошу ко мне.
    
     На берегу широкой реки Эльталан, что струит свои прозрачные воды по долине Хха, впадая в море Аэф-Ин, именуемое также Морем Вечерней Зари, стояли (ибо анатомия энхов исключает сидение) мастер Ильх Шш Эт и один из его учеников по имени Аль. Золотая дорожка заката плескалась и подрагивала на темно-синей речной глади; в прозрачном вечернем небе плыли прихотливо разбросанные облака, и их нежные пушистые края, просвеченные насквозь заходящим солнцем, сияли на плавно темнеющем небесном фоне.
     - Ну что ж, Аль, очень неплохо, - оценил мастер Ильх, - только вон то облако представляется мне тяжеловатым. Я бы его убрал.
     - Да, мастер, я тоже думал об этом, - ответил Аль, - но общая гармония композиции требует, чтобы та часть неба не оставалась пустой. А при таком положении солнца любое кучевое облако с этого ракурса...
     - Но кто тебе сказал, что ты должен ограничиваться кучевыми облаками? - возразил мастер. - Ты уже достаточно искусен, чтобы работать не только с нижними слоями атмосферы. Вот смотри, - он поднял третьим отростком жезл реструктора, и в несколько секунд нежелательное облако развеялось без следа. Затем, изменив параметры луча, легкими движениями жезла Ильх нанес на небо несколькоперистых облаков. - А если еще немного изменить коэффициент рефракции вот с таким градиентом...
     - Верно, так гораздо лучше, - согласился ученик.
     - А вон та одинокая птица...
     - Она не входила в мой замысел, - поспешно перебил Аль. - И вообще, это, кажется, не птица. Это летит Эфф, - он слегка развел верхние отростки, что означало "при прочих равных я предпочел бы, чтобы данное событие не случалось, по крайней мере, в данный момент". Более сильного проявления отрицательных эмоций энхи в обычных условиях не знали.
     Гравипланер, блеснув серебристыми крыльями, мягко опустился на берег, и Эфф, другой ученик Ильха, выбрался из кабины.
     - Что-то я проголодался, - заметил он, с удовольствием запуская корненоги в плодородную почву. - Приветствую, мастер. Привет, Аль. Твоя работа? Все хранишь верность старому стилю? Если хочешь знать мое мнение, это пресно и тривиально. Красиво, конечно, но это чисто декоративное небо. Это оформительство, а не искусство. В искусстве должен быть некий внутренний посыл, некое концентрированное содержание, а не одна лишь формальная гармония. Вот, например, - он достал свой воспроизводитель, готовясь продемонстрировать собственную версию заката.
     - Подожди, я еще не сохранил поправки учителя! - возмутился Аль.
     - Сохраняйся быстрей, а то солнце уйдет. Готово? - Эфф включил активацию, и картина неба стала быстро меняться. Золотистое солнце налилось оранжевым, потом зловеще-алым. Сгустились, заклубились темно-фиолетовые тучи, заиграли багровые отблески на их крутых боках. Сверкнула молния. Воды реки подернулись зябкой рябью. А высоко-высоко небо оставалось по-прежнему ясным, и лишь редкие перистые облака плыли безмятежно, подсвеченные розовым снизу.
     - Да, внутренний посыл в этой композиции чувствуется, - одобрил мастер. - В целом недурно, Эфф. Но тебе еще надо работать с цветовой гаммой. Особенно в красной части спектра. Вот взгляни, чуть меняем закон распределения длин волн - и тучи заиграли совсем по-другому.
     - Ну... да, пожалуй, - нехотя согласился Эфф.
     - Мастер, вы же хвалили мой вариант! - не выдержал, наконец, Аль.
     - У каждого из вас свой стиль, - ответил Ильх, сводя отростки, что соответствовало улыбке. - Дело учителя - указывать ошибки на выбранном пути, но не сам путь. Свой Путь каждый должен избрать сам.
     - Выходит, наши вечные споры с Эффом не имеют смысла?
     - Отчего же? Каждый вправе высказать свое мнение, и каждый вправе соглашаться или не соглашаться с мнением другого.
     Быстро темнело. Грозовые тучи уплыли на север, и небо вновь очистилось. Затем в нем плеснули первые переливы света, торжественно разворачиваясь широкими разноцветными лентами - кто-то исполнял ионосферную симфонию. Мастер и ученики залюбовались зрелищем. Они стояли, не шелохнувшись, пока не догорел последний аккорд.
     - А в третьей части я бы, пожалуй, усилил зеленую тему, - заметил неугомонный Эфф. Прежде, чем Аль успел ему возразить, в небесах вдруг появилось еще что-то. Оно не имело ничего общего с только что отсиявшей великолепной феерией и выглядело столь безвкусно, что Аль даже выгнул от возмущения отростки в разные стороны. Это была просто блеклая точка, медленно ползущая по небу. Точнее, целая группа таких точек, столь мелких и близких, что они казались почти слившимися в одну. Всего их было, кажется, семь или восемь.
     - Что это? - возмутился Эфф. - У кого-то барахлит реструктор?
     - Нет, - медленно шевельнул отростками мастер, - это не атмосферное явление. Это материальные объекты. По-моему, я уже видел такое. Тысячу или две лет назад.
     - Вы хотите сказать, мастер, что это - Живущие-с-Другой-Сторо-ны-Тьмы? - первым догадался Аль. - Но разве вы еще тогда не сказали им, что они нарушают нашу гармонию?
     - Да, сказали, и они обещали нам не прилетать больше. Странно... Впрочем, может быть, это другие? Живущие-с-Другой-Стороны-Тьмы рассказали нам, что там много разных миров, хотя, по их словам, все они уважают чужое право на выбор Пути. Что ж, полагаю, если это событие вообще стоит нашего внимания, то скоро мы все узнаем.
    
     Бывший майор Лопес, экстренно произведенный в генералы после гибели всех своих прямых начальников и возглавлявший теперь разведуправление Флота, удовлетворенно демонстрировал кадры орбитальной съемки.
     - Как мы и предполагали, ничего похожего на армию и военную технику. Маленькие городки, одиночные домики... Любопытно, они живут в одноэтажных домах с прозрачными крышами.
     - Им нужен свет для фотосинтеза, - встрял Шварц.
     - Доктор, я и сам в состоянии догадаться... В общем, пастораль, а не планета. Правда, атмосфера у них тут неспокойная – внезапные перемены погоды, полярные сияния в экваториальных районах... но это все не способно причинить нам никакого вреда. Так что мы можем осуществить высадку без всякого риска.
     - Не нравится мне эта идея с высадкой, - покачал бритой головой Коямада. - Просто разрушить несколько городов с орбиты было бы надежней.
     - Генерал прав, - возразил Винтерфилд. - Разрушение города плюс захват заложников подействует на них лучше, чем просто разрушение города. Да и ни к чему нам увлекаться орбитальными бомбардировками - ведь мы хотим, чтобы их инфраструктура досталась нам в целости. Одного показательного города будет вполне достаточно.
    
     Гравипланер мчался по небу, сложив крылья. Аль так спешил, что шел на силовой тяге, отказавшись от обычного удовольствия парящего полета. Заложив вираж, он приземлился возле дома мастера Ильха. В доме играла музыка, и Аль, хотя его верхние отростки дрожали от волнения, конечно же, сначала дослушал пьесу. За это время он немного успокоился.
     - Удивительные известия, мастер, - начал он. - Живущие-с-Той-Стороны-Тьмы...
     - Отказались покинуть Альву, хотя мы прямо попросили их об этом, - перебил вездесущий Эфф, демонстрируя свою осведомленность.
     - Это уже не самая свежая новость, - парировал Аль. - Они побывали в Городе Серебряных Трелей. Я был там после их отлета. Город полностью разрушен. И похоже, что они сделали это преднамеренно.
     - Может быть, это форма их искусства? - предположил Эфф после короткой паузы, вызванной изумлением. - Руины живописны. Хотя, конечно, непонятно, почему они не спросили нашего согласия.
     - Город разрушен без всякого представления о гармонии, - сокрушенно покачал отростками Аль. -Даже самый неопытный ученик не сделал бы такого. Но это еще не самое странное. Они забрали жителей города.
     - Не спешишь ли ты с выводами, Аль? - предпочел уточнить мастер. - Что значит "забрали"? Может быть, пригласили их к себе?
     - Нет, забрали, не получив их согласия. Живущие-с-Той-Стороны-Тьмы оставили послание, обращенное к нашим правителям и всем энхам,
     где прямо это утверждается. И еще там говорится, что если мы не будем делать то, что они скажут, то они... что-то сделают с теми, кого забрали. Я так и не понял, что именно. Похоже, в нашем языке просто нет слова, обозначающего это, но, кажется, речь идет о каком-то вмешательстве в жизненные функции. Кстати, мастер, а что такое "правители"? Те, кто управляет транспортными средствами?
     - Нет, - согнул отростки Ильх, - это сильно устаревшее понятие. - Когда-то энхи не чувствовали себя достаточно мудрыми, чтобы каждому избирать свой Путь, и поэтому многие избирали немногих, чтобы те указывали Путь для всех. Но это было очень давно, сотни тысяч лет назад. И, похоже, сейчас Пришедшие-из-Тьмы (мастер впервые употребил этот оборот) хотят, чтобы мы избрали своими правителями их. Но это же совершенный абсурд! Здесь нет ни логики, ни гармонии.
     - Надеюсь, те, кого они забрали, объяснят им это, - сказал Эфф.
     - Мне бы тоже хотелось на это надеяться... - произнес мастер, но отростки его выражали крайнюю степень сомнения.
    
     - Итак, они проигнорировали наш ультиматум, - констатировал Винтерфилд. - Где же обещанные вами ужас и паника, доктор?
     - Вероятно, они просто еще не осознали серьезности наших намерений, - пожал плечами Рогозин. - Ничего, когда они увидят трупы заложников...
     - Желательно - со следами пыток, - кровожадно добавил Лопес.
     - Пытать их бесполезно, - возразил Рогозин. - Энхи не испытывают боли. Их эволюция протекала в куда более комфортных условиях, и им не нужен был такой сильный индикатор неблагополучия. Конечно, они чувствуют физические повреждения, но чувство это можно отдаленно уподобить разве что щекотке. Так сказать, информация к размышлению, а вовсе не страдание.
     - По-моему, нам надо уносить отсюда ноги, - неожиданно произнес Шварц.
     Участники совещания у адмирала воззрились на него в недоумении.
     - У них ушло меньше получаса, чтобы восстановить город, стертый с лица земли, - продолжал тот. - Вы представляете себе, насколько их технологический уровень превосходит наш?
     - Тем выгоднее для нас такой трофей, - парировал Винтерфилд. – С их технологиями мы восстановим промышленность и флот в рекордные сроки. Рогозин прав - техника сама по себе ничего не стоит без боевого духа. У нас он есть, а у них нет и быть не может!
    
     - Они снова разрушили Город Серебряных Трелей, - отростки Аля ходили ходуном от недоумения. - И они вернули жителей, но те все... как же это называется... в общем, их жизненные функции прекратились, и, похоже, необратимо.
     - Мертвы, - сказал мастер Ильх. - Еще одно полузабытое слово, как и "правители". Животные издыхают, прожив три-четыре столетия, но уже очень давно аналогичное слово не употреблялось в отношении энхов.
     - И Пришедшие-из-Тьмы сделали это преднамеренно?
     - Похоже, что так, - признал мастер.
     - Может быть, Город Серебряных Трелей противоречит их концепции гармонии? - продолжал недоумевать Аль. - Может, нам надо выстроить его в другом месте, и тогда они оставят нас в покое?
     - Ты опять мыслишь тривиально, Аль, - возразил Эфф. - По-моему, уже очевидно, что, рассуждая с наших позиций, мы никогда не постигнем смысла их поведения.
     - Ну так предложи нетривиальное решение! - парировал Аль, и отростки его разошлись сильнее обычного.
     - Я думаю над этим, - невозмутимо ответил Эфф.
     - Боюсь, что смысл их поступков может оказаться вовсе непостижимым для нас, - медленно произнес мастер Ильх. - Что автоматически загоняет задачу в разряд неразрешимых.
     Внезапно восторг озарения прокатился по нервным волокнам Аля. Такое он испытывал лишь при создании лучших своих работ. Идея была столь странной, что он несколько раз проверил ее про себя, прежде чем решился высказать вслух.
     - Я нашел! - воскликнул он. - Нашел нетривиальное решение!
     Его вечный оппонент и Ильх воззрились на него. Отростки Эффа изобразили скепсис.
     - Мы вовсе не должны стараться понять Пришедших-из-Тьмы, - веско изрек Аль. - Мы можем действовать и без этого.
     - Действовать в отношении другого, не пытаясь понять его? - изумился мастер. - Ты хорошо подумал, Аль?
     - Да, учитель. Конечно, это противоречит законам гармонии, но Пришедшие ей тоже противоречат.
     - И как же ты предлагаешь действовать?
     - Они сами подсказали нам, как. Мы должны прекратить их жизненные функции.
     - Пожалуй, в этом есть определенная логика, - согласился мастер после короткой паузы. - Что ж, не будем откладывать, пока они не внесли в нашу жизнь новые помехи. Их орбита пролегает через верхние области ионосферы. Значит, если взять обычный жезл для ионосферных симфоний и увеличить мощность...
     - ...на четыре порядка... - поспешил засвидетельствовать свои математические способности Эфф.
     - ...то высокоэнергетическая плазма разрушит их корабли, - закончил Ильх. - Я займусь перенастройкой жезла, а вы двое пока обзвоните соседей и попросите у них энергии.
    
     Флот готовился к высадке массированного десанта. Если аборигенов не убедила судьба одного города - что ж, теперь таких городов будут десятки. Но больше никакого разрушения инфраструктуры. Цель - только энхи, и так до тех пор, пока остающиеся в живых не капитулируют. Должны же они это в конце концов сделать, черт их побери!
     Коямада стоял на мостике "Адмирала Нельсона", готовясь отдать приказ десантным ботам. Перед ним на большом обзорном экране чернота беззвездного космоса сливалась с чернотой ночной стороны планеты, и лишь посередине тоненькая голубая дуга обозначала место, где за горизонтом скрывалось солнце. По мере движения корабля по орбите дуга быстро расширялась, светлела, в центре ее, словно драгоценный камень на перстне, разгорался янтарный огонь, и вот - вспышка, ослепительный краешек солнца показывается над атмосферой планеты!
     И в тот же миг другая вспышка, намного ближе, озарила корабль
     с левого борта. Гигантский огненный цветок, переливаясь всеми оттенками от багрового до пронзительно-голубого, расцветал во мраке космоса. Тут же справа расцвел еще один, и еще, и огромная сияющая занавесь развернулась поперек курса линкора...
     В каком-то уголке сознания капитана мелькнуло, что он должен скомандовать экстренное торможение и скоростной отход от планеты, но он не мог оторваться от разворачивавшегося перед ним феерического зрелища. Последними словами Коямады были: "Какая изумительная красота!"
    
     "Внимание, отсек разгерметизирован, давление воздуха 86%..."
     "Внимание, отсек разгерметизирован, давление воздуха 83%..."
     Шварц выбрался из-под обломков. Аварийное освещение еще работало. Первым, что он увидел, был труп лейтенатна ван Бастона, лежавший поперек пульта. Доктор узнал его по нашивке - головы у лейтенанта не было.
     "Внимание, отсек разгерметизирован, давление воздуха 80%..."
     Спасаться было поздно. Оба люка уже автоматически задраились, предотвращая утечку из соседних отсеков. Шварц затравленно оглянулся и увидел Рогозина, сжавшегося в комок в углу. В два прыжка он подскочил к давнему оппоненту и сгреб того за грудки.
     - Идиот! - рычал Шварц, ударяя коллегу о переборку. - Безмозглый
     кретин! "Они не знают насилия и смерти, их парализует ужас!" Ужас
     перед смертью испытывают только те, кто хорошо знает, что это такое!
     Из отсека со свистом уходил воздух.
    
     Объединенный Военный Флот Земли, состоявший теперь из единственного корабля "Неостановимый", быстро (насколько позволяла поврежденная двигательная установка) удалялся от Альвы. На мостике неровно мигал свет, под потолком что-то искрило, пахло горелой изоляцией. Экраны показывали черноту, но не потому, что вокруг был непроницаемый мрак газопылевой туманности, а потому, что не работали.
     - ... выведены из строя три двигателя из четырех, - монотонно
     докладывал коммандер Леже. - Полностью уничтожены 8 отсеков, разгерметизированы 13. Утрачена большая антенна и башня главного излучателя. Отказ генераторов с первого по шестой, восьмого и двенадцатого. Общее падение мощности на данный момент...
     - Что с холодильными установками? - перебил Винтерфилд.
     - Отказ генераторов в сочетании с термическим поражением левого борта привел к тому, что запас продуктов...
     - К черту продукты, что с яйцеклетками?
     - То же, что и с продуктами, сэр.
     - Ччеррт, - проскрежетал зубами адмирал. - Ну ничего, это еще не
     конец! Среди выживших есть женщины?
     - Да, сэр. Сержант Джэн Цзян из третьего вспомогательного расчета.
     - А, эта... афрокитаянка... - адмирал болезненно сморщился,
     вспомнив внешний облик сержанта. - Ладно, на что не пойдешь ради
     будущего человечества. Вызовите ее ко мне.
    
     Оранжевое солнце медленно поднималось над водами моря Аэф-Шэ, именуемым также Морем Утреннего Бриза. Сейчас, однако, прохладный соленый воздух был абсолютно спокоен, и вода была гладкой, словно в озере; лишь совсем крохотные, кристалльно прозрачные волны лизали разноцветные камушки у кромки пляжа. Редкие облака, проплывавшие на разной высоте, синели на фоне розового неба внизу и розовели на фоне синего неба вверху. Несколько птиц кружили высоко над водой, подставляя зеленые фотосинтезирующие крылья питательному свету, и в их движениях угадывался четкий ритм единой композиции.
     - Хорошо, Аль, - похвалил мастер Ильх. - Вижу, с коэффициентом
     рефракции ты разобрался, и с биологическими объектами тоже работаешь грамотно. Однако, где же Эфф? Что-то он задерживается.
     - Видите ли, мастер, - отростки ученика отразили легкое смущение, - в последнее время эти вечные споры и придирки с его стороны все больше нарушали мою гармонию. Так что я решил применить нетривиальное решение этой проблемы и прекратил его жизненные функции. Правда, я здорово придумал?
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 10     Средняя оценка: 7.3





Если захотеть, можно купить диплом бакалавра недорого в Москве на этом сайте .;У нас на сайте можно заказать диплом охранника.