Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Приятели

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru




Наталья  Резанова

Видение Эскафлона

    Несколько общих замечаний
    
     Что является основным признаком аниме с точки зрения широкой публики? Наличие японских школьниц в коротких юбочках (магические способности могут быть в наличии или нет, но коротая юбка обязательна) и Гигантских Боевых Роботов.
     Что такое фэнтези с той же точки зрения? Благодаря усилиям нынешних издателей мы знаем. Это история о том, как обычный (ая) парень или девушка попадает в прошлое или в некий магический мир, где приобретает кучу бонусов.
     Исходя из наличия этих признаков, сериал «Видение Эскафлона» (чаще именуемый просто «Эскафлон») – безусловно, анимешный, и безусловно, фэнтезийный (точнее, технофэнтезийный). Школьница и роботы в наличии – правда, школьница всего одна, зато боевых роботов – завались, один из них и дал название сериалу. Попадание обычной девушки в магический мир также составляет основу сюжета. Но если бы дело было только в этом, не стоило бы и заводить разговор.
     Не знаю, что двигало автором идеи Кавамори Седзи. Может быть, попытка создать некий универсальный сериал, без возрастных или гендерных ограничений для аудитории. Может, что-то иное. Но проект с самого начала был амбициозный. Подготовка шла с 1991 года, но сериал был закончен только в 1996 (режиссер Аканэ Кадзуки). До этого выходило два параллельных варианта манги – для юношей, и для девушек, с соответственным уклоном «про войну» и «про любовь». Однако в сценарии оба варианта были объединены, «война» и «любовь» приведены к равновесию, а сюжет и персонажи потерпели значительные изменении.
     Однако премьера сериала не стала столь громкой, как ожидалось. Считается, что проект студии «Санрайз» затмили конкуренты «Гайнакс» с нашумевшим Евангелионом. Вдобавок, уже в процессе съемок группе, как водится, срезали финансирование, и материал, который предполагался на 39 серий, пришлось упихивать в 26, что ИМХО, не лучшим образом сказалось на заключительных сериях. Возможно, сыграла роль и не слишком удачная графика (стремясь уйти от стандартно-кавайной эстетики аниме, художники ударились в иную крайность – в результате большинство персонажей выглядит как ближайшие родственники Буратино). Но затем популярность сериала стала набирать обороты. Уже через четыре года той же творческой группой на основе сериала был снят полнометражный фильм «Эскафлон или девушка на Гее», - не столько римейк, сколько «альтернативная версия» - впрочем, он, несмотря на улучшенную графику, не набрал и половины популярности сериала, который стал основой настольных и компьютерных игр и по сию пору остается одним из самых известных во всем мире анимационных сериалов.
     Что же представляет собой «Эскафлон»? Для начала – не стоит ждать от него особых философских или психологических глубин, каких можно встретить у других японских аниматоров. «Эскафлон» – сериал романтико-приключенческий, и упрекать создателей в этом – все равно что корить Лукаса за то, что он не Феллини, а Спилберга – за то, что он не Тарковский.
     Итак, живет себе обычная старшеклассница Хитоми. Занимается спортом, крутит роман с капитаном школьной команды, болтает с подружкой, увлекается гаданием на Таро. Единственное, что выбивает ее из повседневности – сны или видения о некоем фантастическом мире. А затем Хитоми попадает на эту самую планету Гея, соседствующую с Землей в подпространстве, где магия объединена с технологией, рыцари сражаются на боевых роботах – гамельфах, драконы летают в одном небе с бомбардировщиками, средневековый антураж соседствует со стимпанковским, эклектика возведена в степень. «Фишка» Эскафлона – сюжетный драйв в соединении с многоуровневой интригой, причем здесь собраны, кажется, все штампы анимации и кинофантастики – помимо пресловутых боевых роботов и коротких юбок у нас в наличии древняя цивилизация Атлантиды, Темная империя, девушки-нэки, магические кристаллы, незаконные дети, зашифрованные рукописи, оборотни, киборги, потерянные и обретенные родственники и так далее. И все это подкреплено свежей и оригинальной идеей - «omnia vincit amor», и только ею мир спасется. Однако возгонка штампов доведена до того, что они приведены к состоянию архетипов – уводящих от современной фантастики к рыцарскому роману и далее к эпосу.
     Что всегда отличало японских сценаристов, так это тщательное изучение матчасти, и здесь они как следует потоптались на аналогичных сюжетах, в них же главный, но отнюдь не единственный источник – Звездные Войны (если кому-то заимствования покажутся слишком явными, - что ж, Лукас в написании сценария вдохновлялся японской культурой – пришлось отдавать долги), а они сами по себе энциклопедия архетипов еще та. Пресловутая же колода Таро становится основой сюжета, каждая серия построена по определенной карте, а что такое символика Таро, думаю, объяснять не надо.
     В соответствии с такими рамками и выстроены образы персонажей. Прогуляемся же по лесу, где, как известно, имена и названия перестают иметь значения, зато архетипы – чем дальше, тем толще.
    
     1. Хитоми и Ван, или роман взросления
    
     Хотя «Эскафлон», как сказано, сериал вне жестких возрастных рамок, он, как всякая приключенческая история, адресован прежде всего молодежи. А в подобной истории необходимы герои, с которыми тинейджеры обоего пола могли бы отождествить себя. То есть персонажи не могут изначально быть супергероями. Они должны быть обычными ребятами, в которых есть нечто, способное их до статуса супергероя поднять. Ибо нормальный подросток страдает от своей обычности и надеется обнаружить в себе это самое нечто, которое может вырвать из скучных будней.
     Хитоми, главная героиня, кажется, скроена как раз по такому лекалу. Ничем не примечательная девочка, у которой при попадании в мир магический дар предвидения, в мире родном проявлявшийся лишь умением гадать на картах, обретает истинную мощь…
     И вот тут-то начинается для нас интересное. Изначально Хитоми делает все возможное, чтоб окружающие поверили в ее дар и воспринимали ее всерьез. И с ужасом обнаруживает – что воспринимают. И на Светлой, и на Темной стороне. А она – запомним – обычная девочка. В отличие от бесчисленных героинь подобных сюжетов она, при всей свой увлеченности приключениями, действительно хочет вернуться домой, к папе и маме, ходить в школу и бегать по гаревой дорожке. Потому что будни – они скучные, но на войне, знаете ли, страшно. Там людей убивают. Там могут убить твоих друзей, и что хуже, твои друзья звереют и начинают убивать сами. Поэтому примерно с середины сюжеты Хитоми начинает старательно отрицаться подсовываемого ей статуса Королевской ясновидящей, во главе войск или на ступенях трона, Вивианы, приносящей победу законному королю, или Морганы, дающей советы темным силам. Она хочет оставаться обычной девочкой. И еще она, как любая – или почти любая – 15-летная девочка, хочет любви. Красивой и романтической. Да только в этом мире 15 лет – годы вполне взрослые, там ее ровесники сражаются, а ровесницы выходят замуж, и никто ей скидок на возраст делать не собирается. Хочешь любви – замуж, дева, замуж, и не выпендривайся. А она к этому не готова, и когда герой, по которому она столько времени вздыхала, готов повести ее под венец, он тут же начинает ее раздражать.
     С ясновидением тоже все не просто. В одном из видений Хитоми разъясняют – она вовсе не видит будущее, она его создает. Причем каждый раз из всех вариантов выбирает наихудший. Она так боится, что с тем, кто ей дорог, случится беда, что каждый раз создает ситуации, чтоб эта беда случилась и можно было его спасти. Когда же Хитоми пытается управлять будущим сознательно, ничего хорошего из этого не выходит. Более того – изыскивая способ вернуться домой, она, оказывается, в любой момент могла эта сделать. Причем ей, в отличие от Элли в Волшебной стране, и серебряные башмачки бы не понадобились. Нужно только по настоящему этого пожелать. И когда эти заморочки по части любви и войны приводят Хитоми в ярость, и она кричит: «Я ненавижу этот мир! Кто-нибудь, заберите меня отсюда!», то ее отбрасывает не только в родной мир, но и в прошлое, до того, как вся эта история началась. А все пребывание на Гее она вольна считать сном или видением. Похоже, Хитоми и впрямь властна над прошлым и будущим – но только над своим. Как в общем-то все мы. Что делать – когда девочка превращается в женщину, в ней бушует энергия не всегда положительная, она хочет быть «как большая» и одновременно не желает взрослеть, потому что это процесс трудный и болезненный. И она его пройдет. Проживая заново уже прожитый отрезок жизни, она открывает, как не понимала окружающих, какие допускала ошибки, что любви достоин не романтический герой, а свой же ровесник, с которым всегда «только дружила» и обзывала дураком… Хитоми не спрячется в детстве, она вернется на Гею, чтобы отыграть до конца свою роль спасительницы – и снова уйдет, уже сознательно.
     Финальная сцена сериала – Хитоми стоит на перроне электрички, спокойно и отстраненно слушая болтовню одноклассниц про мальчиков, а явившемуся то ли в видении то ли в реальности на противоположной платформе Вану столь же спокойно говорит: «У меня все хорошо», после чего призрак рассеивается.
     Хитоми, как мы видим, предложен в сериале целый набор архетипов – от мудрой девы сказок всех времен и народов и провидиц рыцарских романов до «девочек- волшебниц» любого стандартного аниме – и она отвергнет их все ради обычной жизни взрослой женщины. Финал хоть и грустный, но закономерный.
     Ван, на пару с которым Хитоми предстоит спасти мир, тоже изначально подан как «обычной мальчик». Пусть он не принц даже, а король, но выглядит как типичный «пацан с нашего двора», разве что при мече. Внешними кондициями не блещет (Хитоми тоже ни разу не сексапильная красавица). За грубостью прячущий дикую, чудовищную стеснительность. Аккурат в том возрасте, когда больше всего уважают силу. И в Хитоми он влюблен не то, чтоб с первого взгляда, но с первой оплеухи ( при их встрече она помогла ему убить дракона, после чего Ван гордо заявил: «В помощи женщин не нуждаюсь», получил по физиономии – и зауважал). Однако ему проще умереть, чем признаться ей в этом, и он долго будет маяться и мучаться ревностью., потому что для ровесницы в 15 лет ты как правило, только друг, а интересуют ее те, кто постарше.
     Однако законы здешнего мира назначили его спасителем, вручили магическое оружие (тут это не меч, а нечто среднее между боевым роботом и реактивным самолетом) и отправили на войну. Ну что ж, война – это то, что нужно мальчикам, верно? Самое то место, чтоб стать супергероем. И он им станет, но в промежутке придется из «упоения в бою», чувства превосходства над всеми рухнуть в сознание, что враги – такие же люди, что человек, которого ты считал средоточием мирового зла – для своей стороны герой, за которого будут биться до смерти и даже после смерти. А вот ты для них – не паладин света, а мясник. Сознание, доводящее до ужаса, до нежелания жить, заставляющее твердить «Не хочу больше убивать, никогда, никого». Это обещание он, конечно, не выполнит, но когда предстоит сделать выбор между тем самым «упоением в бою» и любовью – Ван его сделает. И мир спасет вовсе не расчудесный Эскафлон, который, по большому счету, окажется вовсе и не нужен.
     Но Ван– персонаж магического мира, плоть от его плоти, ему выйти из леса архетипов не суждено. А это тип «юного героя, проходящего инициацию». Это юный Артур, получивший древнее магическое оружие, владеть которым может только истинный король, оружие, которое едино со своим хозяином, а при постоянном использовании выпьет его душу, и то, что это оружие зовется не Эскалибур, а Эскафлон – совершенно неважно (заметим, что старый Артур, переживающий крах всего, что ему дорого и находящий смерть на поле боя, в этом сюжете тоже имеется – это князь Фрейд). И это Люк Скайуокер, проходящий путь от «простого парня из захолустья» (ну, король, но королевство то все равно захолустное) до лучшего воина – с тем, чтобы в финале найти в себе силы отказаться от решающего поединка и тем спасти себя и всех.
     Цитации из ЗВ в Эскафлоне видны невооруженным взглядом, но если кажется, что артуровские образы взяты мною с потолка, то напомню, что карточная колода Хитоми, выстраивающая сюжет, как сообщает справочник по «Эскафлону», именуется «таро Мерлина». Японцы – люди педантичные, и к матчасти подходят серьезно.
    
     2. Аллен, или Рыцарь, свершивший проступок
    
     В комплекте с Артуром нам полагается Ланселот. Первый рыцарь королевства, непревзойденный мастер меча, образец благородства, предмет воздыханий всех девушек и дам, включая Гвиневеру и Элейну.Тот, кто всегда придет на помощь и защитит.
     Тот, кто никогда не узрит света, не завоюет Грааль. Ибо слаб. Ибо недостоин, и сам знает это.
     Первый паладин Астурии Аллен Крузейд Шезар на момент начала сюжета пребывает в фактической ссылке за запретный роман с дамою королевских кровей, в качестве коменданта пограничной крепости, когда Хитоми и Ван в буквальном смысле сваливаются ему на голову. И хотя это они втягивают его в орбиту своих приключений, надолго создается иллюзия, что нам наконец-то представили главного героя. Рыцаря в сияющих доспехах (второе имя героя означает «крестоносец») рядом с которым Ван – не более, чем неловкий мальчишка, и на которого Хитоми будет взирать восторженно и обожающе. И не только Хитоми – пусть «идеальный рыцарь» и не упустит случает поговорить о своей великой потерянной любви, это не мешает ему волочиться за любой юбкой в пределах видимости, что вызывает бурное одобрение подчиненной солдатни. «Мы тут тааакого повидали!»
     Только потом все влюбленные девицы неизменно уходят к другим, пусть не таким красивым и героичным. Потому что женщинам, даже в фэнтезийных мирах, хочется, чтоб их любили ради них самих, а не врачевали с их помощью застарелые комплексы.
     А «идеальный рыцарь» - человек слабый и закомплексованный. Да, с оружием в руках всегда защитит и на войне будет в первых рядах. Но когда надо принимать обдуманное решение, от которого зависят жизни других – охотно переложит это дело на чужие плечи – включая выи юных девиц и собственного соперника (перечисление примеров заняло бы слишком много места). В отношениях с Хитоми он ведет себя как собственник, вплоть до прямых угроз «я тебя в клетку посажу!», и никакие объяснения, что это ради ее же собственной безопасности не могут скрыть, что такое поведение - признак слабости.
     Предположим, роман Аллена и Хитоми является «сложнонаведенной галлюцинацией», провокацией Фолкена, но и в других случаях все заканчивалось так же. Красивым можно восторгаться, любить надобно надежного.
     Вина Аллена не в любовных связях (кого этим нынче удивишь), а в том, что он не прошел того самого испытания взрослением. И хотя здесь Ланселот старше Артура, мужчина проигрывает мальчику. Ибо для Аллена корень зол – детская обида на отца, бросившего семью, и тем, по его мнению, погубившего ее. (Заметим – в начальных сериях Ван оказывается верить в предательство брата, убеждая себя и остальных, что тот погиб. Аллен же очень долго отказывается верить в смерть отца – то, что не погиб, а предал, для него проще.)
     Понятно, что для рыцарского сюжета такие объяснения как-то не подобают… но случайно ли соседнее государство, где герои, собственно и начинают выяснять отношения, называется Фрейд (правда, по-английски название его пишется иначе, чем фамилия основателя психоанализа)?
     И вторая причина, не менее, а может быть более важная.
     «Мое сердце должно быть разбито, но я спокоен. Потому что на самом деле я никогда по-настоящему не любил Хитоми. Я лишь видел в ней отражение своей сестры».
     И никого не любил, добавим. Оттого-то и Марлен-Гвиневера, и Миллерна-Элейна предпочли в конечном итоге своих мужей.
     «Единственное, чего я действительно хочу – это вернуть Селену».
     Вот не подумайте чего плохого, доктор. Это навязчивое желание вернуть пропавшую в детстве сестру – есть попытка вернуть то самое счастливое время, когда семья существовала, и все были живы. И справиться с чувством вины, ибо сам виноват, не доглядел…
     Разумеется, на память приходит герой другой фантастической саги, у которого злодеи в детстве умыкнули младшую сестру, что полностью снесло ему психику, и теперь ему за каждым углом чудятся инопланетяне. Сходство сюжетной линии «Аллен – Селена» с «Секретными материалами» отмечалось некоторыми критиками, однако Х-файлы снимались практически одновременно с Эскафлоном, и трудно сказать, имело ли место заимствование. В пользу этой версии говорит то обстоятельство , что в исходном варианте сюжета никакой сестры у Аллена не было. Но агент Малдер все равно под вопросом. Зато без сомнений, в качестве матрицы использован еще один герой, о котором – в следующей главе.
     А без личной жизни герой не останется. Ведь есть еще средняя сестра Марлен и Миллерны – принцесса Эрис, до скрежета зубовного правильная девушка, тайно влюбленная в « идеального рыцаря». Без сомнения, она в итоге его и заполучит – да вот нужно ли такое счастье, если всегда на первом месте будет сестра?
     А сестру он вернет, и последними его словами в фильме будут «теперь мы всегда будем вместе», но такой ли это хеппи-энд, как ему кажется – это за пределами сюжета.
    
     3. Миллерна и Драйден, или Я подумаю об этом завтра
    
     Чтобы разобраться со следующими героями, надо припомнить еще один гигантский киноэпос, с которым сумели соперничать только Звездные Войны, но к фантастике не имеющий никакого отношения.
     Итак, принцесса Миллерна. Сперва соперница, затем лучшая подруга героини. Персонаж, поначалу вызывающий наибольшее раздражение, а потом – наибольшее сочувствие. В первых эпизодах – воплощенная блондинка в розовой кофточке (таки в розовой, да). Избалованная и стервозная, охотно говорящая и делающая гадости окружающим, при этом без памяти влюбленная, и готовая на все, чтобы заполучить объект своей любви. Уверенная, что как она захотела – так оно и будет. Сталкивающаяся при этом с реальностью беды и войны, когда надо проходить одно испытание за другим, когда надо работать, и вручать близких, и смирять свою гордость. Выходящая замуж по расчету – потому что так требуют обстоятельства – и понимающая, что единственный, кого она любит – это собственный муж, причем именно тогда, когда он от нее уходит. Получающая в итоге лишь уверенность, что ни на кого, кроме себя, нельзя надеяться.
     Никого не напоминает?
     Из-под блондиночного грима столь явственно проглядывает Скарлетт О‘Хара, что странно не услышать в последнем монологе Миллерны «Я не стану думать об этом сегодня. Я подумаю об этом завтра».
     Ну, а каждой Скарлетт положен свой Ретт Батлер. И он здесь есть. Правда, Драйден, с его очками, вечной небритостью и крупно прописанным на физиономии пятым пунктом (не знаю, откуда на Гее взялись евреи, но они, очевидно есть везде) – тот еще Кларк Гейбл. Драйден приносит в сериал необходимые ноты юмора и здравого смысла, без которых история стала бы уж слишком пафосной. Это единственный из героев Светлой стороны, который предпочитает не лезть в драку, а решать проблемы, думая головой. Прагматик и авантюрист, торговец, равнодушный к деньгам, книжник и бродяга, принципиально не носящий оружия и готовый полезть хоть к черту в зубы, «потому что мне просто интересно», нагло-самоуверенный и бескорыстный - это самый обаятельный из персонажей «Эскафлона», и, право, жаль, что ему отведено так мало места. А с другой стороны, отвели бы много – получилась бы совсем другая история.
     (Эта статья уже была написана, когда мне попалось интервью Кавамори Седзи, где подтверждаются оба высказанных выше тезиса: и что Драйден—любимый авторский персонаж, и что «хотелось бы, чтоб его было побольше».)
     Естественно, при таком раскладе Аллен вписывается в образ Эшли Уилкса еще больше, чем Драйден в образ Ретта. Рыцарь – против коммерсанта, джентльмен – против прагматика, вынужденный постоянно прибегать к помощи последнего, и против собственной воли принимать его превосходство. А вот Хитоми, которой в этом любовном многоугольнике навязывается роль Мелани, еще одной «мудрой девы» (Миллерна сама уговаривает ее выйти за своего былого героя), эту модель отвергнет, как и модели «рыцарские».
     В мире образов рыцарского романа и героического эпоса для Драйдена с его книжками , «я против войны и сторонник экономических санкций» нет места. Это персонаж из другого времени с другой системой ценностей. (А если потревожить Звездные Войны, то перед нами промелькнул Хэн Соло – но лишь в некоторых аспектах образа.) Увы, и по прагматизму Драйдена впаяли высокими чувствами. Он не может справиться с неразделенной (как он полагает) любовью к Миллерне, внушает себе, что он ее не достоин – и потому ее покидает. Неубедительно получилось, товарищи Седзи и Кадзуки! Такое впечатление, что Драйдена «ушли» от Миллерны, потому что Ретту положено уходить от Скарлетт. Но мистеру Батлеру не полагалось рулить государством в кризисный момент. Так что Драйдену мы незабудем-непростим не только то, что он бросил жену и королевство и свалил в неизвестном направлении, а и того, что без него финальные сцены изрядно поскучнели.
     Теперь, разобравшись со светлыми силами, перейдем к злодеям.
    
     4. Император и Фолкен, или Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет!
    
     Как уже сказано, создатели Эскафлона долго и вдумчиво курили «Звездные Войны», и на злодейских образах сериала это особенно сказалось. Для сценария образы императора Дорнкирка и Диландау были полностью переписаны, а такого персонажа, как Фолкен, в исходном замысле и вовсе не было. Действительно, сходство с источником заметно невооруженным взглядом. У нас имеется весьма престарелый, но могущественный и жуть какой проницательный император, успешно занятый завоеванием мира (не в галактическом, правда, в планетарном масштабе), совративший на Темную сторону Силы хорошего парня и сделавший его своим учеником и главным приспешником, строящий технически невнятную, но страшно мощную Махину (тут она называется не Звезда Смерти, а Машина Судьбы), едва не устроившую всем полный армагеддец…
     Однако у японцев трава оказалась какого-то другого сорта, в результате сходство обернулось различием. Состоит оно в том, что не только Дарт Вейдер/Фолкен Лакур де Фанел, но и все злодеи Эскафлона – исходно хорошие. Что выгодно отличает их от типовых фэнтезийных Чорных властелинов, жаждущих уничтожить мир .
     Грустно, но в этом мире Мерлин играет против Артура. Ибо император Дорнкирк – сам не местный, а пришелец с Земли и вполне конкретный исторический персонаж (и вовсе не тот, на кого вы можете подумать, слушая некоторые его тезисы). Гениальный ученый, жаждавший соединить науку и магию. Это желание было в нем так сильно, что в миг своей земной смерти он перенесся в мир, где его было возможно осуществить. Благодаря своим открытиям превративший самое бедное, голодное и затравленное государство на Гее в могущественную империю, и воспринимаемый подданными как спаситель. Беда только в том, что ему мало осчастливить жителей Зайбаха. Ему надо осчастливить всех, и ради светлого будущего человечества он пойдет на что угодно. Мнение человечества во внимание не принимается. Собственно и завоевания ему нужны для поиска необходимых технологий для его Машины Судьбы. Потому что это знаете, такая машина – как только она заработает, так сразу исполнятся все желания людей. Всех. Сразу. И будет всем счастье (подозреваю, что японцы и не думали, какие ассоциации рождают у российских зрителей речи о светлом будущем и всеобщем счастье, к которому нужно всех пригнать железной рукой стратега Фолкена).
     Еще хуже – машина желания действительно исполняет. Сокровенные. А нас отечественная фантастика научила, что бывает, когда какой-нибудь Золотой Шар исполнит сокровенные желание хотя бы одного человека. Потому что желания людей мало того что противоречивы, в большинстве своем люди жаждут вовсе не добра и света. Они жаждут войны и разрушения. Планета превращается в сплошное поле боя, и если бы герои не разнесли эту халабуду к чертовой матери, то тут бы Гее и конец пришел, потому что до взрыва местного аналога атомной бомбы дело уже дошло. Так что исключительное желание человечеству счастья может обернуться худшим злом, чем желание это человечество губить и порабощать – впрочем, для соотечественников, опять же, это не открытие.
     Что касается стратега Фолкена, то тут образ получился самый неоригнальный. Разве что шлема с маской он не носит (протез в наличии), и для разнообразия является не отцом, а старшим братом главного героя. В прочем образ повторяется практически по пунктам от перехода положительного героя, уверенного, что «убивать – плохо», на Темную сторону, творения массы злодейств ради блага человечества и желания поставить младшенького на службу императору (а нет – так убить) – до раскаяния, убийства императора, собственной гибели и явления в финале в качестве счастливого призрака – в ряду других таких же, благосклонно взирающих на героев.
     Кстати, предыстория Фолкена – о том, как его израненного и изувеченного подобрал император, вылечил, снабдил недостающими частями тела и заодно промыл мозги – практически полностью совпадает с тем, что нам показали относительно превращения Анакина Скайуокера в Дарта Вейдера. Но «Эскафлон» вышел в свет за десять лет до «Мести ситхов»! Имело ли место обратное заимствование, или авторы фантастических саг имеют обыкновения прогуливаться по одним и тем же лесам архетипов?
     Во всяком случае, в римейке решено было с этим заимствованием покончить, но лучше от этого образ не стал – вышел тот самый Чорный властелин, которому так-таки надо уничтожить мир.
     Впрочем, для большинства зрителей, и еще большего количества зрительниц главный злодей (и возможно, главный герой) здесь вовсе не император, и не Фолкен, а…
    
     5. Диландау, или Чудовище и красавица в одном флаконе
    
     Диландау Альбато, он же Адский Красавчик (в русском переводе «Дьявольский Красавец», вариант, найденный мной на одном из фанатских англоязычных сайтов – Pretty boy from hell – кажется более адекватным). Командир летного подразделения «Истребители Драконов». Карающий меч империи. Убийца и психопат с огнеметом в одной руке и клинком в другой.
     Вырвавший звание самого популярного персонажа у Вана и Аллена, попавший в топ-лист лучших анимешных злодеев всех времен, чемпион по количеству посвященных ему сайтов и первый парень на эскафлоновском фанфикшене.
     Существо, озадачивающее неопределенностью своей гендерной принадлежности – с ангельским лицом, искаженным злобной ухмылкой, налитыми кровью глазами, манерами пьяного солдафона и девичьим голосом (Диландау озвучивает актриса – для японцев на юношеских ролях это традиционно, но в зарубежном прокате при дубляже не везде решились этому последовать – в англоязычном и испаноязычном вариантах женский голос заменен на мужской).
     После того, как нас путем нехитрых внешних приемов убедили, что Диландау все-таки «он», непроницательного зрителя ближе к финалу ожидает открытие, которого зритель проницательный ждал с самого начала. Диландау – это и есть та самая сестра Аллена, похищенная в детстве и путем черной магии в порядке злодейского эксперимента переколдованная в Очень Плохого Парня. Не помнящая и не сознающая ничего, что творится под заклятием.
     Как-то я обсуждала с одним из своих друзей причину популярности Аццкого Кросавчега – явного психа, причем непонятно какого пола – у женской части аудитории. Мне хотелось услышать на сей счет мужское мнение. В чем причина – потому ли, что «хорошие девочки любят плохих мальчиков»? Или потому, что он воплощает собой свободно проявляемую агрессию, которую женщина должна в себе подавлять? (а ежли что – все свои безобразия Диландау творит в мужском облике, Селена ни за что не отвечает). Правильной была признана вторая версия, насколько это соответствует действительности, не знаю.
     Однако от других злодеев Диландау отличает то, что ему для злодейств никакой рациональной причины не надо. Он убивает и жжет не ради светлого будущего, а потому что это красиво и весело. Не случайно Фолкен, его прямое начальство, умеющий легко обаять всех, кто ему служит, ничего не может поделать с Диландау. Тот неуправляем, это стихийная агрессия в чистом виде.
     Однако постепенно выясняется, что и Диландау не состоит из беспримесного зла. Существо без семьи и без корней, как «своих» он воспринимает только пилотов свого отряда (таких же «лабораторных созданий»), бесконечно ему преданных. Он их материт и бьет по мордам, но будет за них драться и мстить. А когда все они гибнут, это форменным образом сносит нашему психу крышу. Ибо «этот дьявол», живущий в стихии войны, свой страх имеет, и имя этому страху – одиночество. Начинаются припадки, неконтролируемые переходы из мужского облика в женский, снова сменяемые припадками… Что там Фолкен говорил насчет того, что изменение судьбы конкретного человека приводит к болезни и смерти? Фолкен, правда, имел в виду себя, но тут тот же случай. Персонаж явно агонизирует. Самый злой злодей оказался самой несчастной жертвой. Спасает Диландау только разрушение Машины Судьбы и окончательное превращение в Селену. В общем, как с прискорбием написал один рецензент – «империя Зайбах лишилась своего лучшего психа»…
     Ни в ЗВ, ни в артуровском цикле аналогичного образа мы не найдем (правда, и там, и там имелись потерянные сестры, но это уж стандартный сюжетный ход). Но если тому же Драйдену среди образов рыцарского романа делать было нечего, потому что это персонаж из нового времени, то Селена/Диландау наоборот, уводит нас к еще большей архаике. К волшебной сказке. Заколдованная красавица, которую надо избавить от чар и вырвать из лап злодея. То, что злодей – другая ипостась той же красавицы, вряд ли кого из мужчин удивит. «Кто хочет – тот отбей меня у меня», как говорила героиня другого рыцарского романа.
     Однако финальное расколдовывание Селены и автоматический переход в стан положительных героев пришлось не по вкусу многим зрителям. Им нравился Диландау – парень, и Диландау – злодей. В римейке это учли, женская ипостась и раздвоение личности были вычеркнуты, Диландау не состоит ни в каких родственных связях с Алленом (зато является незаконнорожденным братом Вана), да и внешность его изменена под «конкретного пацана» (что с учетом озвучания роли той же актрисой, создает странное впечатление). В злодействах он нимало не раскаивается и в финале удаляется в закат во главе своего отряда (здесь оставленного в живых) под жизнеутверждающим лозунгом «империя пала, и черт с ней. Войну для себя мы всегда найдем!» Злодеефилы и поклонницы темных сил могут быть довольны, но мне как-то не нравится что сказочная красавица превратилась в героя вестерна. Хотя – тоже ведь эпос, не хуже других…
     И на этом закончим нашу прогулку по лесу архетипов, оставив безымянных тигров в глубинах чащи дожидаться других фланеров.
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 1     Средняя оценка: 10