Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал, том 2


    Главная

    Архив

    Авторы

    Редакция

    Кабинет

    Детективы

    Правила

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Приятели

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru




Леонид  Шифман

Аманта

     Аманта! Я не в силах думать ни о ком другом. Аманта. Звучание ее имени, подобное музыке, приводит меня в трепет и бросает в дрожь, тело покрывается мелкой красной сыпью, как при детской болезни, а зубы выбивают предательскую чечетку. Я просыпаюсь с этим именем на устах, а засыпаю – если это ворочание с боку на бок можно назвать сном – в томных мечтах о милых кудряшках. А мне, между прочим, далеко за сорок… Кто когда-нибудь влюблялся, легко узнает столь очевидные симптомы. Настоящая любовь похожа на скарлатину: легко подхватываешь, тяжело переносишь, а когда выздоравливаешь – получаешь иммунитет на всю жизнь.
     Мы познакомились в Сети. Разумеется. Где я еще могу познакомиться с дамой? Я хоть иногда и выбираюсь подышать свежим воздухом, но знакомиться на улице в наше время просто не комильфо. Мне дедушка рассказывал, как он бывало… Но сколько нефти утекло с тех пор?
     После того, как я приобрел суперинтеллектуальную модель андроида шестого поколения, моя жизнь круто изменилась. Восемь лет я проработал программистом и все это время откладывал деньги на покупку, но все равно пришлось одалживаться в банке. Полмиллиона амеро – это не шутка. Но дело стоило того. Конечно, это далеко не последнее достижение робототехники, можно сказать, вчерашний день. Уже есть седьмое и восьмое поколение биороботов, но мне это не по карману, да и вообще ни к чему.
     Я назвал его Джеком. Он оказался весьма способным экземпляром, и я научил его программированию за две недели. Еще неделя ушла, чтобы ввести его в курс дел фирмы, после чего он лихо шпарил на программистском жаргоне, профессионально заваривал кофе с перцем, рассказывал анекдоты с салом и виртуозно шевелил ушами, привлекая к себе заинтересованные взгляды программисток.
     С тех пор я не появляюсь в стенах фирмы, а денежки исправно поступают на мой банковский счет. И мой до жути консервативный босс очень доволен: ведь Джек не знает, что такое усталость, и трудится двадцать четыре часа в сутки, не требуя оплаты проезда, трехразового питания и повышения в зарплате. Поменял батарейки – и порядок!
     До меня дошли слухи, что босс собирается даже уволить пяток программистов и заменить их парой андроидов шестого поколения. Что ж, мои бывшие сослуживцы мне это еще припомнят…
     Я вконец обленился. Всю домашнюю работу взвалил на себя Джордж, андроид пятого поколения. Его я заполучил в комплекте с Джеком за треть цены. Джордж не только прекрасно подметает, моет пол и готовит омлет с грибами, но и в случае необходимости меняет перегоревшие лампочки и чинит компьютер. А инсталляцию Windows-2050 он освоил самостоятельно.
     Программирование мне надоело. Это хорошая работа, но сколько можно? Разве для этого я создан? Стоит ли заниматься тем, с чем легко справляется простой андроид шестого поколения?
     Моему воображению стало тесно, и я выпустил его из клетки. Я нашел занятие по душе, и теперь мою фантазию ничто не ограничивает. Да-да, я пишу рассказы. Как-то мне попалась книжка Ален да Шук в прекрасном компьютерном переводе с португальского. В предисловии автор делится своим творческим методом: «Я была каждым из тех, о ком писала», а затем: «Я проживаю множество жизней, принимаю десятки смертей». Вот и я… Придумываю себе жизни и проживаю их. Если кому-нибудь взбредет в голову воссоздать мою биографию, то ему следует взять мои рассказы и отсечь все лишнее. Сам я уже не отличаю правду от вымысла.
     А в часы отдыха просиживаю пижаму за компьютером, лазая по сайтам знакомств и заводя в день по нескольку интрижек. Большая часть их увядает, едва начавшись, но все-таки один-два романтических ужина в неделю и столько же прозаических завтраков a-la «кофе в постель» в безукоризненном исполнении Джорджа перепадают на мою долю. Но, то ли дамы не те, за кого себя выдают в Сети, то ли мой неуживчивый характер с вечной жаждой приключений и перемен заставляют менять подружек чаще, чем привычки.
     У меня выработалась определенная система знакомств. Язык мой без костей, трепаться умею с детства, клавиатурой владею, как роялем. Добавьте чувство юмора. Что еще нужно, чтобы покорить сердце дамы в Сети?
     В начале знакомства я веду себя очень агрессивно. Отпускаю рискованные шутки, способные задеть за живое даже андроида и плавно переходящие в личностные нападки. Три четверти дам отсеиваются на этом этапе. И это хорошо. Не люблю людей, слишком серьезно относящихся к собственной персоне. После этого я наращиваю обороты: теперь это уже не просто личные выпады - я выискиваю самое больное место и бью именно по нему. Тут уж остается одна из пяти, и та вся из себя обиженная. Но в этот момент знакомство переходит на новый этап: я преображаюсь! От моей наглости и хамства не остается и следа. Теперь я само раскаяние. Я крою себя последними словами (их я коллекционирую специально для этой цели) и прошу прощения. Все дамы, доживающие до этого этапа, прощают меня, а я сыплю на них комплименты и воспеваю их добросердечие. Затем я веду себя вполне цивилизованно, и наше знакомство быстро приводит к реальной встрече.
     Аманта – первая, кто не простила меня! Аманта – первая, кто не купилась на мои бесчисленные комплименты, первая, кто усомнилась в моем покаянии…
     Аманта! Ее красота покорила меня. Блестящие белокурые кудри невольно навевали мысль о парике, но я отметал ее как спам. А из-под кудряшек на меня с надеждой смотрели большие, чуть раскосые зеленые глаза. Пухленькое личико оставляло простор мечтаниям о формах, не уложившихся в рамки фотографии… Конфетка да и только! Согласно анкете ей стукнуло тридцать четыре, но выглядела она как школьница из какой-нибудь Швеции.
     Все-таки мне удалось уговорить ее встретиться со мной. На это ушло три дня бурной переписки, но важнее всего результат. Я согласился прилететь в Бостон, да что там, я отправился бы из Сиэтла и на край света, только чтобы поцеловать ей ручку… Об этом старинном обычае я узнал от дедушки и, надо сказать, он безотказно действует и на наших современниц.
     Я серьезно готовился к встрече, ни секунды не сомневаясь, что Аманта и есть та, которую я ищу всю жизнь. Перетряхнул свой гардероб и пришел к выводу, что без Маркса и Спенсера мне не обойтись. Я отправился навестить этих парней накануне свидания.
     Андроид в фирменном комбинезоне с легкостью раскрутил меня на самый дорогой костюм и помог подобрать к нему пару сорочек и галстуков. А другой андроид, отпустив несколько комплиментов по поводу моего нового прикида, притащил со склада подходящие туфли. Я посмотрел в зеркало и остался доволен. Андроид прочитал мои мысли и заверил, что ни одна женщина в этом мире не устоит…
     Ночью я с трудом уснул, а под утро мне приснился жуткий сон: я убегал от какого-то чудовища, но споткнулся и… проснулся в холодном поту. Сон я тут же забыл, но состояние паники осталось. А что если фотка в Сети совсем не Аманты, а какой-нибудь скандинавской модели? Что тогда? А в жизни она страшней Перл-Харбора? Пару раз такое со мной уже случалось.
     Чтобы как-то унять волнение, я решил ничего не есть на завтрак и ограничился пустым чаем с мятой. Но это не помогло. Более того, за час до предполагаемого выхода из дома я вспомнил молодость. Последний раз такое произошло со мной перед переэкзаменовкой по философии. Я откровенно плавал в ней, путая Платона с Нептуном. Я ужасно нервничал, так как повторный провал на экзамене грозил лишить меня стипендии на полгода. И тут у меня началась «медвежья» болезнь…
     Я пришел в ужас от создавшегося положения: ведь на карту поставлена не стипендия, а судьба! Мой организм требовал срочного ремонта, но в аптечке не оказалось ничего, кроме суперталиса. Проглотил две таблетки, но легче не стало. Я рухнул в кресло и закрыл лицо руками. Джордж не мог не заметить моего бедственного положения.
     – Сэр, я могу быть чем-то полезен?
     И тут меня осенило.
     – Послушай, Джордж, только ты можешь выручить меня.
     – Я в вашем распоряжении, сэр.
     Я вспомнил, с каким блеском Джордж выполнил задание поздравить всех моих родственников и друзей с Рождеством. Даже с таким занудой, как дядя Сэм, он умудрился проговорить около часа, точнее, слушать его около часа, иногда поддакивая… В конце разговора дядя Сэм обещал подумать об изменении завещания в мою пользу. А главное, никто так и не понял, что разговаривает с Джорджем, а не со мной! Лишь тетя Линда что-то заподозрила, впрочем, она всегда меня в чем-нибудь подозревает.
     – Итак, Джордж, – уже бодро командовал я, – во-первых, ты принимаешь мою внешность и облачаешься в мой костюм. Во-вторых, отправляешься в Бостон на встречу с Амантой, девушкой моей мечты.
     – Вы хотите сказать, сэр, что я должен действовать от вашего имени?
     – Ты догадлив, как андроид шестого поколения!
     – Вы мне льстите, сэр.
     – Я думаю, что ты прекрасно справишься с заданием, хотя оно посложнее, чем поздравлять с Рождеством дядюшку Сэма. Тебе предстоит обаять девушку за обедом, да так, чтобы, когда будешь провожать ее домой, она предложила бы тебе зайти и выпить кофе.
     – А дальше, сэр?
     – Что дальше? – Я с подозрением взглянул на андроида, сжимая при этом кулаки в карманах. – Ты должен отказаться под любым предлогом! – В глазах Джорджа мелькнуло разочарование, или мне показалось? – Скажешь ей, что обязательно в следующий раз.
     – Вас понял, сэр! Ужин в холодильнике, сэр.
     – Кстати, возьми в холодильнике батарейки и поменяй себе, а то еще…
     – Слушаюсь, сэр.
     Самое интересное, что как только за Джорджем захлопнулась дверь, мой желудок тут же успокоился, но зато разыгралась фантазия. К концу дня сюжет рассказа об Аманте был почти готов.
     Джордж вернулся ночью, но я не ложился – хотелось дождаться результатов.
     – Ваше задание выполнено, сэр! – с порога отрапортовал Джордж.
     – У нее действительно белокурые кудри? – Меня это волновало больше всего.
     – Да сэр, ее волосы очень вьются.
     – А фигура?
     – Заметна, сэр.
     – Ты проводил ее после ресторана?
     – Да, сэр.
     – И она…
     – Пригласила вас зайти. – В глазах Джорджа я уловил усмешку. Не хватало ревновать к собственному андроиду. – Я поблагодарил, но отказался. Она не настаивала.
     – Она осталась довольна? Впрочем, об этом я уже спрошу ее.
     – Осмелюсь заметить, сэр, что у вас очень хороший вкус.
     Мне показалось, что Джордж хотел еще что-то добавить, но меня интересовали только факты, а свое мнение исправному андроиду, если его о нем не спрашивают, следовало держать при себе.
     Только вечером Аманта появилась в Сети.
     – Ты была неотразима! – сказал я.
     – Спасибо, – ответила она, – ты тоже!
     После обмена любезностями и обычной болтовни я предложил встретиться снова, на этот раз в Сиэтле. И о чудо, Аманта сразу согласилась. Я чувствовал себя на седьмом небе и мысленно перебирал самые дорогие рестораны нашего города. В конце концов, я остановился на плавучем ресторане «Летучий голландец».
     Я ждал Аманту на пристани возле голографического памятника Биллу Гейтсу, поставив у ног огромную корзину с розами. Она опоздала всего на двадцать минут. Я помог ей спуститься из зависшего подле меня таксо и, грациозно откинув в поклоне фалды воображаемого фрака, поцеловал ей руку. А потом вручил цветы и приложился к порозовевшей щечке. От духов Аманты или от счастья у меня закружилась голова. Аманта улыбалась мне, а затем опустила корзину на тротуар, обняла меня и тоже поцеловала.
     Я пришел в себя лишь, когда катер пришвартовался к «Летучему голландцу». Здесь все было стилизовано под прошлый век. Смесь запахов солярки и тухлой рыбы шибанула в нос. В рекламном проспекте говорилось, что тут не используют труд андроидов… Не верю, что человек выдержит здесь целый рабочий день.
     Вечер прошел как нельзя лучше. Аманта не сводила с меня глаз и при любой возможности клала ладонь на мою руку, отвлекаясь лишь на копченые креветки и жареного омара. Выдержанное французское вино развязало нам языки, а тихая классическая музыка не мешала общению. Мы беседовали без всякого стеснения, как давно знакомые близкие люди, да к концу вечера таковыми и стали. Неудивительно, что когда мы расправились с десертом, Аманта с радостью согласилась завершить вечер у меня.
     Не буду распространяться о дальнейшем. Скажу только, что такой ночи у меня не было еще никогда. Аманта, настоящая белокурая богиня, предугадывала любое мое желание, а главное выдерживала мой бешеный натиск, не прося отдыха и пощады…
     Мы проснулись около полудня. Я нажал на кнопку, и через минуту вышколенный Джордж подал нам в постель легкий завтрак в деревенском стиле. Подкрепившись, Аманта сообщила, что, как бы ей не хотелось остаться, она вынуждена вернуться в Бостон: она обещала навестить любимую тетушку, не встающую с постели, а это святое.
     Я усадил Аманту в таксо и вернулся домой. По привычке подключился к Сети и… обнаружил Аманту!
     – Привет! – сказала она.
     – Что это значит?
     – Надеюсь, ты остался доволен моей андромахой? Она без ума от тебя!
     – Купи ей андроида! – со злостью сказал я, придя в себя. – Но почему ты так поступила?
     – Видишь ли, дорогой, это была маленькая, но сладкая месть. Сладкая прежде всего для тебя, – усмехнулась она.
     – Месть? Но что я тебе сделал?
     – Ты подослал мне на свидание андроида, уже забыл? Я всего лишь поступила так же.
     – Я сдам Джорджа в утиль, но… как ты догадалась?
     – Я очень волновалась перед нашей встречей, боялась, что вдруг живьем не понравлюсь тебе. Согласись, одно дело болтать в Сети, а другое… Меня просто поразило, как спокойно ты держался, и мне пришло в голову… Просто я подумала, а вдруг это андроид, а тебя, может, и вообще не существует… Когда-то я занималась проблемами искусственного интеллекта и проводила тестирование по Тьюрингу. Вот я и задала тебе пару-тройку вопросов по своей методике.
     – Джордж – андроид пятого поколения, и я ни за что не поверю, что он завалился на тесте Тьюринга! Ведь уже третье поколение успешно справлялось с ним.
     – Конечно, дорогой, он справился с тестом блестяще: его ответы были точны и обстоятельны. Но… Видишь ли… Если бы ты сам явился на свидание, а я бы стала тебя спрашивать о количестве комков в одном кубическом сантиметре манной каши, при котором она еще остается съедобной… Ты бы послал меня куда подальше, а твой андроид дал вполне удовлетворительный ответ. Правда, он смотрел на меня, как на полную идиотку…
     – Но он мне ничего об этом не рассказал!..
     – Он очень хорошо воспитан, – заступилась за Джорджа Аманта. – Но у меня оставалось еще сомнение: я вспомнила, что ты программист, а программист способен справиться с тестом Тьюринга не хуже андроида… Отгадай, как я вышла из положения?
     К этому моменту мой гнев испарился – обаяние и доброжелательность Аманты сделали свое дело.
     – Не помню, чтобы кто-нибудь разрабатывал тесты для программистов, – ответил я.
     – В этом нет нужды, дорогой… Я просто спросила, что такое рекурсия…
     – Это гениально! – с восторгом сказал я. – Откуда Джорджу знать такое…
     – Когда я убедилась, что это не ты, я хотела просто встать и уйти, но тут подумала, что если доиграю роль до конца, то смогу тебе отомстить. А на Джорджа не сердись, он был очень мил. Возможно, мы потом познакомим его с Эльзой, моей андромахой.
     – Они уже имели честь познакомиться.
     – Ах, да, – сказала Аманта. – Кстати, ты очень понравился Эльзе в постели…
     Я покраснел.
     – И хорошо, что ты не предохранялся. Эльзе введены мои яйцеклетки. Она андромаха шестого поколения и в состоянии выносить ребенка. Нашего ребенка.
     – Ты не считаешь нужным спросить у меня?
     – Считаю, дорогой. Давай встретимся и все обсудим. Через час я буду у тебя.
     После недолгого молчания единственное, что я нашелся сказать:
     – Дорогая, надеюсь, ты не поступишь со мной, как библейский Лаван обошелся с Иаковом?
     Я отключил Сеть и полез в холодильник: нужно было на всякий случай поменять батарейки.
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 4     Средняя оценка: 10



На нашем сайте стоимость билетов на шоу Уральских Пельменей доступна для многих.